Каждому человеку — по хорошему разъяснению

В опубликованной сегодня статье далеко не самого последнего специалиста в области права ЕСПЧ не без удивления прочитал:

«Постановление ЕСПЧ по делу «Каспаров и другие против России» превратило часть административного права России в «уголовное». <…>

В постановлении по делу «Каспаров и другие против России» Европейский суд по правам человека признал нарушение права на справедливое судебное разбирательство, которое гарантировано статьей 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. <…>

ЕСПЧ с точки зрения гарантий обвиняемого приравнял рассмотрение дела об административном правонарушении к рассмотрению уголовного дела. Именно это позволило ЕСПЧ признать нарушение права на справедливый суд, так как статья 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод гарантирует право на справедливый суд «при предъявлении… уголовного обвинения». За этим следуют и все гарантии обвиняемому по «уголовному» делу, в том автономном от российского смысле, который придает правонарушению ЕСПЧ. Не важно, как в российском праве называется преследование — административное или уголовное. Важна «природа правонарушения» и процедура рассмотрения обвинения, потенциальная тяжесть санкции. Если нетривиальное нарушение применяется в отношении неопределенного круга лиц, налицо сложная процедура рассмотрения дела, санкция имеет характер наказания, а не компенсации — уже можно говорить об «уголовном» обвинении.

При определенных обстоятельствах российское «административное» дело в понимании ЕСПЧ можно считать «уголовным» со всеми вытекающими отсюда гарантиями для гражданина, в отношении которого рассматривается дело об административном правонарушении, или — на языке ЕСПЧ — которому предъявлено «уголовное обвинение». <…> Важно отметить и то, что в деле Каспарова и других ЕСПЧ признал «уголовным» правонарушение, предусмотренное статьей 20.2 КоАП РФ, которое в то время не подразумевало ни серьезного по своим размерам административного штрафа (1000 рублей), ни тем более административного ареста. <…>

Серьезное продолжение дело «Каспаров и другие против России» получит в еще готовящемся постановлении ЕСПЧ по делу «Михайлова против России». Валентина Михайлова <…> [была] привлечена к административной ответственности в виде штрафа за участие в акции <…> и за неповиновение требованиям сотрудника милиции <…> Максимальная санкция, которая грозила Валентине Михайловой, — 15 суток в спецприемнике. <…> После дела «Каспаров и другие против России» очевидно, что ЕСПЧ признает предъявленное Михайловой обвинение «уголовным»».

Однако ЕСПЧ не признавал «уголовным» правонарушение, предусмотренное статьей 20.2 КоАП РФ в редакции, действовавшей в конце 2007 года. 

ЕСПЧ признал, что всем заявителям по делу «Каспаров и другие против России» (не считая Оксаны Челышевой) было предъявлено уголовное обвинение в смысле пункта 1 статьи 6 Европейской Конвенции.

Да, заявителям действительно было предъявлено обвинение в совершении административных правонарушений, предусмотренных статьей 20.2 КоАП РФ.

Однако при принятии решения о том, что им было предъявлено уголовное обвинение в смысле пункта 1 статьи 6 Европейской Конвенции, ЕСПЧ учел не только содержание предъявленного обвинения и максимальную санкцию за совершение указанного административного правонарушения, но и то обстоятельство, что заявители были подвергнуты административному задержанию, — не доставлению в смысле статьи 27.2 КоАП РФ, а именно административному задержанию примерно на 2 часа в смысле статьи 27.3 КоАП РФ, — в то время как лишение свободы имеет особое значение при определении того, затрагивается ли «уголовная» сфера.

Об этом прямо и явно написано в пункте 44 Постановления ЕСПЧ.

Поэтому из указанного Постановления не следует, что обвинение в совершении административного правонарушения, предусмотренного статьей 20.2 КоАП РФ в редакции, действовавшей в конце 2007 года, в каждом случае является уголовным в смысле пункта 1 статьи 6 Европейской Конвенции.

Тем более из него не следует, что обвинение в совершении любого административного правонарушения, ответственность за которое несут все (по этому критерию традиционно различают уголовные обвинения и обвинения в совершении дисциплинарных проступков), максимальная санкция за которое представляет собой штраф, — не компенсаторный, а карательный вид наказания (по этому критерию обычно различают уголовные обвинения и обвинения с совершении гражданско-правовых деликтов), — в размере, не превышающем 1000 рублей (что представляет собой достаточно незначительную сумму), является уголовным в смысле пункта 1 статьи 6 Европейской Конвенции. Не исключено, что в будущем ЕСПЧ придет к такому выводу. Об этом можно прочитать здесь. Но пока он к нему не пришел. В частности, этот вывод никоим образом не следует сам по себе из Постановления по делу «Каспаров и другие против России».

Что же касается дела Михайловой, то вывод ЕСПЧ о применимости к ней гарантий статьи 6 Конвенции действительно можно предсказать с высокой степенью вероятности. Однако Постановление ЕСПЧ по делу «Каспаров и другие против России» не имеет к этому почти никакого отношения.

Этот вывод следует из Постановления Большой Палаты ЕСПЧ по делу «Сергей Золотухин против России» (Sergey Zolotukhin v. Russia, жалоба N 14939/03) от 10 февраля 2009 года. В нем (см. пункты 52—57) ЕСПЧ пришел к выводу, что речь идет об осуждении и наказании заявителя, — признанного виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного статьей 158 КоАП РСФСР — в уголовном порядке в смысле статьи 4 Протокола N 7 к Европейской Конвенции. Этот вывод был сделан на том основании, что санкция статьи 158 КоАП РСФСР включала в себя административный арест на срок до 15 суток, действие указанной статьи КоАП распространялось на всех, санкция является карательной. А при определении того, идет ли речь об осуждении и наказании в уголовным порядке в смысле статьи 4 Протокола N 7 к Европейской Конвенции ЕСПЧ следует тем же критериям, что и при определении того, предъявлено ли лицу уголовное обвинение в смысле пункта 1 статьи 6 Европейской Конвенции (см., например, пункт 56 Постановления ЕСПЧ по делу «Марести против Хорватии» (Maresti v. Croatia, жалоба N 55759/07) от 25 июня 2009 года). Другими словами, указанные выводы ЕСПЧ полностью применимы с целью определения применимости гарантий пункта 1 статьи 6 Европейской Конвенции

Закладка постоянная ссылка.

Возможность комментирования заблокирована.