Отказ судов от выдворения украинцев со ссылкой на Конвенцию

Российские суды общей юрисдикции отменяют решения об административном выдворении из Российской Федерации граждан Украины со ссылками на реальную опасность стать жертвами нарушений статей 2 и 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с «возможностью <…> мобилизации в действующую армию <Украины> для участия в боевых действиях на юго-востоке Украины» «под угрозой уголовного преследования» или проживания на Украине в том месте, где «в настоящее время <…> ведутся боевые действия».

КУРГАНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 19 августа 2014 г. N 4-А-228/2014

(Извлечения)

«[П]ри вынесении постановления о назначении Л. административного наказания [в виде штрафа в размере рублей с административным выдворением в форме контролируемого самостоятельного выезда из Российской Федерации по части 1.1 статьи 18.8 КоАП РФ за нарушение иностранным гражданином или лицом без гражданства режима пребывания (проживания) в Российской Федерации] судьей <…> обстоятельства, указанные в части 2 статьи 4.1 данного [КоАП РФ], учтены не были.

Согласно части 2 статьи 4.1 [КоАП РФ] при назначении административного наказания физическому лицу учитываются характер совершенного им административного правонарушения, личность виновного, его имущественное положение, обстоятельства, смягчающие административную ответственность, и обстоятельства, отягчающие административную ответственность.

В надзорной жалобе Л. просил отменить постановление в части назначение наказания в виде административного выдворения в связи военными действиями на территории республики Украина, возможностью его мобилизации в действующую армию данного государства для участия в боевых действиях на юго-востоке Украины.

В силу положений статей 2 и 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (г. Рим, 4 ноября 1950 г.) право каждого лица на жизнь охраняется законом. Никто не может быть умышленно лишен жизни иначе как во исполнение смертного приговора, вынесенного судом за совершение преступления, в отношении которого законом предусмотрено такое наказание. Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию.

Общеизвестным фактом, который не подлежат доказыванию, является осуществление военных действий на территории Украины, всеобщая мобилизация на территории данного государства под угрозой уголовного преследования.

Довод надзорной жалобы заслуживает внимания, поскольку выдворение Л. за пределы Российской Федерации на Украину представляет реальную угрозу его жизни и здоровью. <…>

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной в Постановлении от 15 июля 1999 г. N 11-П, конституционными требованиями справедливости и соразмерности предопределяется дифференциация публично-правовой ответственности в зависимости от тяжести содеянного, размера и характера причиненного ущерба, степени вины правонарушителя и иных существенных обстоятельств, обусловливающих индивидуализацию при применении тех или иных мер государственного принуждения. В развитие данной правовой позиции Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 27 мая 2008 г. N 8-П указал, что меры, устанавливаемые в уголовном законе в целях защиты конституционно значимых ценностей, должны определяться исходя из требования адекватности порождаемых ими последствий (в том числе для лица, в отношении которого они применяются) тому вреду, который причинен в результате преступного деяния, с тем чтобы обеспечивались соразмерность мер уголовного наказания совершенному преступлению, а также баланс основных прав индивида и общего интереса, состоящего в защите личности, общества и государства от преступных посягательств.

Приведенные правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации могут быть распространены и на административную ответственность.

В Постановлении от 14 февраля 2013 г. N 4-П Конституционный Суд Российской Федерации также признал, что устанавливаемые в законодательстве об административных правонарушениях правила применения мер административной ответственности должны не только учитывать характер правонарушения, его опасность для защищаемых законом ценностей, но и обеспечивать учет причин и условий его совершения, а также личности правонарушителя и степени его вины, гарантируя тем самым адекватность порождаемых последствий (в том числе для лица, привлекаемого к ответственности) тому вреду, который причинен в результате административного правонарушения, не допуская избыточного государственного принуждения и обеспечивая баланс основных прав индивида (юридического лица) и общего интереса, состоящего в защите личности, общества и государства от административных правонарушений; иное — в силу конституционного запрета дискриминации и выраженных в Конституции Российской Федерации идей справедливости и гуманизма — было бы несовместимо с принципом индивидуализации ответственности за административные правонарушения (Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 19 марта 2003 г. N 3-П, от 13 марта 2008 г. N 5-П, от 27 мая 2008 г. N 8-П, от 13 июля 2010 г. N 15-П, от 17 января 2013 г. N 1-П и др.).

С учетом конкретных обстоятельств настоящего дела назначение Л. административного наказания в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации противоречит требованиям статьи Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Принимая во внимание выраженную в Постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации от 17 января 2013 г. N 1-П и от 14 февраля 2013 г. N 4-П правовую позицию о возможности с учетом конкретных обстоятельств дела назначения лицу, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, административного наказания, не предусмотренного санкцией соответствующей статьи Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, постановление судьи Юргамышского районного суда от 20 мая 2014 года подлежат изменению путем исключения из них указания на назначение Л. дополнительного наказания в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации путем контролируемого самостоятельного выезда за пределы Российской Федерации.

Кроме того, в соответствии со статьей 7 Международного пакта о гражданских и политических правах, в толковании Комитета ООН по правам человека, статьей 3 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10 декабря 1984 года лицо не подлежит выдаче в случае, если имеются серьезные основания полагать, что в запрашивающем государстве оно может быть подвергнуто не только пыткам, но и бесчеловечному либо унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию.

Согласно статье 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в толковании Европейского Суда по правам человека, к бесчеловечному обращению или наказанию относятся случаи, когда такое обращение или наказание, как правило, может носить преднамеренный характер, продолжаться на протяжении нескольких часов или когда в результате такого обращения или наказания человеку могут быть причинены реальный физический вред либо глубокие физические или психические страдания. Унижающим достоинство обращением или наказанием признается, в частности, такое обращение или наказание, которое вызывает у лица чувство страха, тревоги и собственной неполноценности.

В силу статьи 3 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, в толковании Комитета ООН против пыток, при оценке наличия или отсутствия указанных выше обстоятельств необходимо принимать во внимание как общую ситуацию, касающуюся соблюдения прав и свобод человека в запрашивающем государстве, так и конкретные обстоятельства дела, которые в своей совокупности могут свидетельствовать о наличии или об отсутствии серьезных оснований полагать, что лицо может быть подвергнуто вышеупомянутому обращению или наказанию.

Аналогичная правовая позиция содержится в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 июня 2012 года N 11 «О практике рассмотрения судами вопросов, связанных с выдачей лиц для уголовного преследования или исполнения приговора, а также передачей лиц для отбывания наказания».

На основании изложенного, с учетом конкретных обстоятельств дела и согласно приведенным выше доводам, считаю возможным исключить административное наказание в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации путем контролируемого самостоятельного выезда за пределы Российской Федерации».

 

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

РЕШЕНИЕ
по делу N 12-2301/2014

 (Извлечения)

«Постановлением Домодедовского городского суда <данные изъяты> от <данные изъяты> П., <данные изъяты> года рождения, уроженец и гражданин Республики Украина, признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 18.8 КоАП РФ и ему назначено административное наказание в виде административного штрафа в доход государства в размере 5 000 рублей с административным выдворением за пределы территории Российской Федерации в виде самостоятельного контролируемого выезда из Российской Федерации. <…>

В соответствии с общими правилами назначения административного наказания административное наказание за совершение административного правонарушения назначается в пределах, установленных законом, предусматривающим ответственность за данное административное правонарушение, в соответствии с [КоАП РФ] (часть 1 статьи 4.1 [КоАП РФ]). При назначении административного наказания физическому лицу учитываются характер совершенного им административного правонарушения, личность виновного, его имущественное положение, обстоятельства, смягчающие административную ответственность, и обстоятельства, отягчающие административную ответственность (часть 2 статьи 4.1 [КоАП РФ]).

Кроме того, в соответствии со статьей 7 Международного пакта о гражданских и политических правах, в толковании Комитета ООН по правам человека, статьей 3 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от <данные изъяты> лицо не подлежит выдаче в случае, если имеются серьезные основания полагать, что в запрашивающем государстве оно может быть подвергнуто не только пыткам, но и бесчеловечному либо унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию.

Согласно статье 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в толковании Европейского Суда по правам человека, к бесчеловечному обращению или наказанию относятся случаи, когда такое обращение или наказание, как правило, может носить преднамеренный характер, продолжаться на протяжении нескольких часов или когда в результате такого обращения или наказания человеку могут быть причинены реальный физический вред либо глубокие физические или психические страдания. Унижающим достоинство обращением или наказанием признается, в частности, такое обращение или наказание, которое вызывает у лица чувство страха, тревоги и собственной неполноценности.

В силу статьи 3 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, в толковании Комитета ООН против пыток, при оценке наличия или отсутствия указанных выше обстоятельств необходимо принимать во внимание как общую ситуацию, касающуюся соблюдения прав и свобод человека в запрашивающем государстве, так и конкретные обстоятельства дела, которые в своей совокупности могут свидетельствовать о наличии или об отсутствии серьезных оснований полагать, что лицо может быть подвергнуто вышеупомянутому обращению или наказанию.

В связи с этим судами могут учитываться, например, показания лица, в отношении которого принято решение о выдаче, свидетелей, заключение Министерства иностранных дел Российской Федерации о ситуации с соблюдением прав и свобод человека в запрашивающем государстве, гарантии запрашивающего государства, а также доклады и иные документы, принятые в отношении такого государства международными внедоговорными (Совет по правам человека, созданный в качестве вспомогательного органа Генеральной Ассамблеи ООН) и договорными органами (Комитет ООН по правам человека, действующий на основании Международного пакта о гражданских и политических правах; Комитет ООН против пыток, действующий на основании Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания; Европейский комитет по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания, действующий во исполнение Европейской конвенции по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания от [26 ноября 1987 года] и т.д.).

Аналогичная правовая позиция содержится в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от [14 июня 2012 года] N 11 «О практике рассмотрения судами вопросов, связанных с выдачей лиц для уголовного преследования или исполнения приговора, а также передачей лиц для отбывания наказания».

Из материалов дела об административном правонарушении следует, что местом проживания П. [на Украине] является — <данные изъяты>, где в настоящее время (на момент рассмотрения жалобы) ведутся боевые действия.

На основании изложенного, и согласно приведенным выше доказательствам, суд второй инстанции считает возможным исключить П. административное наказание в виде выдворения за пределы Российской Федерации».

См. также аналогичное решение Московского областного суда по делу N 12-2271/2014

Метки . Закладка постоянная ссылка.

Возможность комментирования заблокирована.