Сколько стоит жалоба в ЕСПЧ

I. Заказ у меня жалобы в Европейский Суд по правам человека происходит следующим образом:

  1. Вы присылаете мне прямо с этой страницы сайта или по электронной почте сканы/фотографии материалов дела (каких - написано ниже).
  2. В течение 48 часов я предварительно изучаю присланное Вами и сообщаю, сколько будет стоить полноценное изучение этих материалов на предмет того, есть ли разумные основания для обращения в ЕСПЧ и можно ли говорить, что соответствующая жалоба удовлетворяет всем критериям приемлемости (если нет, то почему нет), а также подготовка для Вас письменных разъяснений на этот счёт. Примерный срок, в течение которого будут готовы результаты изучения материалов дела, я также могу сообщить лишь после их получения (если они нужны Вам срочно, укажите это в своём запросе). До (без) предоставления мне материалов дела я не могу сказать, сколько будет стоить моя работа. Даже приблизительно. Даже если Вы будете готовы рассказать мне что-нибудь о своём деле (я не работаю по рассказам). Все дела разные. По ним требуется работа в разном объеме. В любом случае, Вам ничего не стоит узнать, сколько будет стоить моя работа - для этого нужно лишь представить мне материалы дела.
  3. Если Вас устраивает стоимость работы, Вы получаете по электронной почте подписанный с моей стороны договор, заключаемый, как прямо указано в нём, посредством обмена документами по электронной почте, и перечисляете деньги по указанным в нём реквизитам (с наличными я не работаю; а у Вас остаётся банковский документ, подтверждающий перечисление средств).
  4. Вы получаете от меня в письменном виде результаты изучения материалов Вашего дела (это очень важный для подготовки потенциальной жалобы текст, поскольку в нём по сути рассказывается о том, что и как в ней должно быть написано, а что - нет (и почему), конечно, при условии наличия минимально разумных перспектив обращения в ЕСПЧ). И, опять-таки, при наличии минимально разумных перспектив подачи жалобы в ЕСПЧ - я одновременно сообщаю Вам о стоимости (и сроке) её оформления, то есть придания результатам изучения материалов Вашего дела формы жалобы в ЕСПЧ с соблюдением всех предъявляемых к ней требований (хотя при желании Вы, конечно, можете воспользоваться результатами изучения мной материалов Вашего дела и оформить соответствующую жалобу самостоятельно). До (без) полноценного изучения материалов дела я не могу ответить на вопрос, сколько будет стоить оформление жалобы. А поскольку работа по изучению материалов является платной, я не могу назвать стоимость оформления жалобы, если не оплачен первый этап моей работы. Даже приблизительно. Даже, повторюсь, если Вы будете готовы что-нибудь рассказать мне о своём деле.
  5. Если Вас устраивают одновременно и перспективы обращения в ЕСПЧ (с учётом всего того, что я сообщу Вам по результатам изучения присланных Вами документов, практики ЕСПЧ, а при необходимости и практики российских судов), и стоимость оформления жалобы, мы вновь обмениваемся соответствующими договорами по электронной почте, Вы производите оплату и ожидаете, когда я пришлю Вам оформленную жалобу.

II. Чтобы прислать мне материалы дела, сделайте следующее:

1. Отсканируйте или сфотографируйте (например, фотоаппаратом или смартфоном): во-первых, все решения судов и других органов (должностных лиц), к которым имеются претензии, во-вторых, все апелляционные, все кассационные, все надзорные жалобы (в т.ч. любые дополнительные жалобы, дополнения к жалобам), поданные в суды на эти решения (и проекты еще не поданных жалоб при наличии) - да, жалобы это очень важно, они мне действительно нужны, и, в-третьих, все решения, принятые по результатам рассмотрения этих жалоб (конечно, они могут частично или даже полностью совпадать с решениями, к которым имеются претензии). Если мне потребуются какие-либо дополнительные материалы, я всегда напишу об этом. Поэтому не переживайте, что можете прислать не всё нужное.

2. Сделайте с указанными выше документами следующее: (а) поместите их в одну папку; (б) заархивируйте эту папку; (в) загрузите полученный архивный файл на один из файлообменных сайтов (для почты на mail.ru, yandex.ru, gmail.com, любой другой); (г) скопируйте предоставленную файлообменным сайтом ссылку для скачивания загруженного файла; (д) вставьте полученную ссылку сюда:

3. Укажите, кто именно хочет подать жалобу в ЕСПЧ, если это не очевидно (в гражданском деле несколько истцов или ответчиков, уголовное дело касается нескольких обвиняемых и т.п.). Напишите, чего заявитель хочет добиться в результате обращения в ЕСПЧ (это важно, т.к. определение того, имеет ли смысл обращаться в ЕСПЧ, проводится, исходя в т.ч. из этого). Если ранее в ЕСПЧ было отправлено что-либо, обязательно сообщите об этом. При желании кратко изложите претензии к российским властям (потяните за нижний правый угол, чтобы увеличить это поле до удобного размера). Если Вы хотели бы обратиться в ЕСПЧ только с частью претензий, которые предъявлялись в российских судах (и других органах), обязательно напишите об этом. Тогда я буду изучать перспективность обращения в ЕСПЧ исключительно с этими претензиями. Соответственно, Вы сэкономите деньги, т.к. Вам не нужно будет платить за мою работу по изучению перспектив обращения в ЕСПЧ со всеми Вашими претензиями (и теми, которые я потенциально могу усмотреть дополнительно). Если Вы не укажете, что Вас интересует обращение в ЕСПЧ только с какими-то конкретными претензиями, я буду оценивать перспективность обращения туда со всем, к чему предъявлялись претензии в российских судах (и других органах).

4.

5.

III. Ещё несколько важных моментов:

  1. Снова повторюсь, я не работаю по рассказам о деле — только по документам. Другими словами, я не могу сказать, есть ли разумные основания для обращения в ЕСПЧ (и для вывода об удовлетворении потенциальной жалобы всем критериям приемлемости), если Вы лишь расскажете мне о своей ситуации (устно или письменно). Исключения, когда заявитель — чуть ли не основной источник информации, а документов почти нет (например, это касается условий содержания под стражей), конечно, бывают. Но их нужно обсуждать отдельно. Общее правило — если документы по делу в принципе существуют (в т.ч. когда претензии предъявляются судам, вынесенным им актам), то я работаю именно по документам.
  2. Документы можно представить мне только в электронном виде. (Если Вы не владеете компьютером на том уровне, который позволит Вам обратиться ко мне таким образом, попросите помочь Вам кого-нибудь, кто владеет. Пожалуйста, не нужно просить меня помочь Вам разобраться с компьютерной техникой.) Я ни с кем не встречаюсь, чтобы получить документы, потому что считаю это бессмысленной тратой времени (а работаю я, ещё раз повторюсь, только по документам, но не по рассказам; и я абсолютно всё и всегда делаю самостоятельно, поэтому мне тем более ценно моё рабочее время). Я также не могу провести при заказчике оценку перспектив обращения в ЕСПЧ, включающую изучение материалов дела, подбор практики ЕСПЧ, формулирование, в т.ч. для себя, выводов. Т.е. работу, не предполагающую общение с заказчиком. Равным образом я не вижу смысла встречаться с заказчиком для передачи ему результатов работы: я всё формулирую в письменном виде. И если у человека остались какие-то вопросы после прочтения подготовленного мной текста, он может также задать их в письменном виде. В крайнем случае можно созвониться. Я не могу сказать, что принципиально ни с кем не встречаюсь. В принципе я могу встретиться в Петербурге, где более или менее постоянно нахожусь (но не в Москве, где я не бываю никогда). Однако в этом должен быть какой-то смысл. И я точно могу сказать, что своим лицом, костюмом, галстуком, офисом или чем-то подобным я не торгую. Я создаю письменные тексты (судопроизводство в ЕСПЧ, напомню, практически на 100 процентов письменное). И предлагаю только их.
  3. Если Вы хотите прислать мне документы по электронной почте, пожалуйста, при возможности сначала загрузите материалы на тот или иной файлообменный сайт (некоторые из них указаны выше) и пришлите мне лишь ссылку для скачивания, не прикрепляйте документы непосредственно к письмам.
  4. Я не оказываю бесплатных услуг и не оказываю услуг на условиях оплаты в будущем.
  5. Если Вы абсолютно точно не готовы отдать за первый этап работы — изучение материалов Вашего дела, подбор под него и анализ практики ЕСПЧ и источников российского права для определение перспективности обращения в ЕСПЧ и разъяснение Вам всего этого — больше определенной суммы (и считаете, что вообще-то её вполне может быть недостаточно, учитывая ожидаемый Вами объём работы), пожалуйста, укажите это в своём запросе. Если этой суммы действительно окажется недостаточно для полноценного анализа, я подумаю над тем, можно ли упростить его с разумными потерями в качестве (и, соответственно, сделать более дешёвым): например, опустить в предоставляемых Вам результатах анализ практики ЕСПЧ и ограничиться лишь ключевыми выводами из неё, где-то остановиться на достаточно высокой вероятности отдельных выводов, не увеличивая её за счёт полной проработки на этом этапе всех доказательств по делу и всех источников права (практики ЕСПЧ, российского законодательства, практики его применения), и т.п. Только если я сочту, что при том объёме работы, который Вы готовы оплатить, качество анализа по данному делу окажется неприемлемым, я откажу в проведении оценки перспективности обращения в ЕСПЧ.
  6. Обращаться ко мне лучше сразу после (а не до!) получения копии решения суда первой (первой!) инстанции (когда сохраняется возможность подачи апелляционной жалобы или дополнения к ней), изложив свои претензии к этому решению или предоставив проект апелляционной жалобы (а не просто прислав только решение суда первой инстанции! — потому что я должен понимать суть Ваших претензий). В противном случае может быть упущена возможность заявить в российских судах о нарушениях прав, гарантированных Конвенцией и Протоколами к ней, жалобы на которые рассматривает ЕСПЧ, что может привести к неприемлемости жалобы на эти нарушения. (Ссылка на Конвенцию или Протокол значения не имеет, но важно по существу заявить о нарушении права, гарантированного Конвенцией или Протоколом.) Жертвы нарушений и их адвокаты зачастую не видят нарушений прав, гарантированных Конвенцией и Протоколами к ней, а потому не заявляют о них в российских судах. Или же считают, что жаловаться на это бессмысленно (что может быть так, если рассчитывать на удовлетворение жалобы в России, но совершенно иначе, когда речь идет об обращении в ЕСПЧ, что требует предоставления национальным судам возможности признать и исправить нарушение под угрозой признания жалобы неприемлемой, если этого не сделать). См. пример кассационной жалобы, касающейся провокации преступления, чтобы понять, что может быть заказано с целью грамотного исчерпания внутренних средств правовой защиты перед обращением в ЕСПЧ (шансы на удовлетворение такой жалобы российским судом ничтожно малы, однако ее подача необходима для исчерпания внутренних средств правовой защиты по смыслу пункта 1 статьи 35 Конвенции). Если Вы не обратились за жалобой в ЕСПЧ сразу после получения копии решения суда первой инстанции, то обратиться за ней можно, конечно, и позже. Однако затягивать с обращением в ЕСПЧ до конца 6-месячного срока может быть опасно по изложенным здесь причинам.
  7. В стоимость оформления жалобы входят оформленный формуляр жалобы и оформленные приложения к нему, высылаемые заказчику по электронной почте. Их нужно только распечатать, подписать (в одном или нескольких местах — я даю подробные инструкции на этот счёт), сложить в конверт, который надписать и отправить в ЕСПЧ (от заявителя не требуется назначать представителя на первом этапе разбирательства, т.е. он может подать жалобу непосредственно, а если он и назначает представителя, то это может быть любой человек, например, близкий родственник, что на этом этапе наиболее адекватно). Помимо оплаты изучения материалов дела и — при наличии устраивающих перспектив — оформления жалобы на этапе обращения в ЕСПЧ нужно будет потратиться только на отправку жалобы в Страсбург. В случае, если жалоба не будет признана неприемлемой на первом этапе разбирательства и перейдёт на следующий этап, дальше могут потребоваться ещё затраты. Если жалоба будет рассматриваться в упрощенном порядке, т.е. речь будет идти только о типичных нарушениях, в отношении которых сложилась практика, властям будет предложено их признать и предложить компенсацию, власти это сделают, а заявитель согласится с ними, никаких затрат, не считая почтовых расходов, в общем-то не потребуется. Если же речь идёт о полноценном разбирательстве на втором этапе производства, то заявитель должен будет назначить себе в качестве представителя профессионального юриста и через него подать письменные замечания (а также может подать требования о справедливой компенсации). Соответственно, в этом случае основные затраты на втором этапе разбирательства — это оплата подготовки этих самых письменных замечаний (и требований о компенсации), а также их перевода на официальный язык ЕСПЧ (обычно переводят на английский). В остальном, опять-таки, потребуется лишь оплата почтовых расходов. Назвать стоимость подготовки письменных замечаний заявителя на этапе подготовки жалобы я не могу. Другими словами, я не могу заранее назвать всю сумму возможных затрат на разбирательство в ЕСПЧ при условии, что жалоба перейдёт на второй этап разбирательства. Потому что не могу оценить объем необходимой работы. Он зависит от того, какие вопросы (и в каком количестве) будут поставлены ЕСПЧ при переходе жалобы на второй этап разбирательства, т.е. при её коммуницировании, а также от того, какие возражения в отношении жалобы выскажут власти. Потому что письменные замечания заявителя — это ответы на вопросы ЕСПЧ, это ответы на аргументы властей, а иногда также корректировка изложения фактов дела (подготовленного ЕСПЧ или властями). Я могу лишь сказать, что обычно стоимость письменных замечаний заявителя на втором этапе примерно соответствует общей стоимости изучения материалов дела с целью определения перспективности обращения в ЕСПЧ и оформления жалобы. Но бывают и исключения. При этом затраты на подготовку письменных замечаний заявителя (как и жалобы, конечно) могут быть включены в требования о справедливой компенсации, подаваемые вместе с этими замечаниями. И при условии удовлетворения жалобы, документального подтверждения затрат, их разумности и наличия связи между этими затратами и защитой от признанных нарушений потраченное будет взыскано в властей. А вероятность удовлетворения жалобы при её переходе на следующий этап разбирательства (конечно, в той части, в которой она была переведена на этот этап) обычно грандиозно увеличиваются (в сравнении с вероятностью удовлетворения этой же жалобы, имевшейся на момент её подачи в ЕСПЧ). В любом случае, ещё раз повторюсь, что на этапе работы над жалобой в ЕСПЧ я не могу назвать все возможные затраты, но могу назвать лишь стоимость подготовки жалобы (при наличии перспектив, конечно).

Спасибо, что дочитали до конца!

  1. Станислав

    Здравствуйте Олег!
    Вопрос:
    Меня на стационарном посту ДПС остановил инспектор ДПС . Замерил тонировку не имея на это прав, тк я предъявил талон техосмотра( приказ МВД 297 для ИДПС п. 13.9) и инспектор ДПС не являлся госинспектором технадзора ГИБДД (Приказа МВД России
    от 7 декабря 2000 г. N 1240. п.5.3) ……превышение служебных полномочий ?…… Однако проведя «псевдо» замер светопропускаемости ( тк нет ни одного пункта в методике проведения замеров которые он не нарушил) и заранее зная о невозможности получения объективных результатов замеров ……..мошеничество ?……
    он выписал мне протокол на нарушение и штраф , а так- же официальное
    «ТРЕБОВАНИЕ» в котором предписывается мне в установленный срок (4 дня ) убрать пленку, а в случае не исполнения — шртаф или ЗАКЛЮЧЕНИЕ НА СРОК 15 СУТОК !
    Я не оспариваю результаты проверки тонировки но считаю , что нарушены мои права собственности владения и распоряжения ей по своему усмотрению тк нарушением считается не сам факт нанесения тонировки , а езда на авто котороя не соответствует требованиям. И смое главное — СЧИТАЮ , что нарушены мои права на свободу , тк угроза лишить меня свободы по административному правонарушению — реальна. Можно ли лишить свободы , изолировать от общества человека не представляющего опастности обществу ? Не имея причин полагать, что я скроюсь и тп, те лишить свободы только для оказания давления на личность ? По административному нарушению — лишение свободы ?!
    Женат 3 детей .
    Прошу вас откоментировать и есть ли прецедент обращения в Европейский Суд
    P/S конечно когда закончу Российские суды.
    С уважением — просто очень хочется правды.

    • Уважаемый Станислав!

      Если мы правильно понимаем, Вы просите оценить перспективы обращения в Европейский Суд по правам человека с жалобой на нарушения статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующей право на свободу и личную неприкосновенность, а также статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, которая гарантирует право собственности (в силу тематики данного сайта мы ведем речь лишь о возможных нарушениях Конвенции и Протоколов к ней, т.к. в Европейский Суд по правам человека можно обратиться лишь с жалобами на это).

      При этом Вы полагаете, что Ваше право на физическую свободу, охраняемое статьей 5 Конвенции, нарушено самой возможностью лишения Вас свободы на срок до 15 суток, хотя предположительно Вы не представляете опасности для общества. Более того, возможно, Вы в принципе считаете лишение свободы за совершение административного правонарушения не соответствующим гарантиям статьи 5 Конвенции.

      О нарушении статьи 5 Конвенции в Вашем случае говорить невозможно, т.к. Вы не лишены свободы. Даже если бы Вы были лишены свободы, что предполагает необходимость, во-первых, совершения Вами нового (другого, второго) правонарушения, состоящего в неповиновении законному требованию сотрудника милиции (см. статью 19.3 КоАП РФ), а во-вторых, вынесения соответствующего судебного решения (см. статью 23.1 КоАП РФ), то с точки зрения своего основания такое лишение свободы подпадало бы под действие подпункта А пункта 1 статьи 5 Конвенции, предоставляющего государству возможность лишать свободы лицо, осужденное компетентным судом. Подпункт А пункта 1 статьи 5 Конвенции не содержит указаний на возможность лишения свободы по данному основанию лишь за совершение преступления (в смысле национальной классификации деяний или же в смысле, придаваемом этому понятию Европейским Судом по правам человека, например, при анализе применимости гарантий пункта 3 статьи 6 Конвенции), равно как не обуславливает возможность лишения лица свободы его общественной опасностью (хотя обосновать отсутствие общественной опасности в неповиновении законному требованию сотрудника милиции не так легко). Отметим также, что если Вы полагаете требование сотрудника милиции незаконным, ничто не препятствует Вам обжаловать его. Очевидно, что возможность вести речь о нарушении статьи 19.3 КоАП РФ непосредственно зависит от результатов рассмотрения соответствующей жалобы. Если в результате обращения во все соответствующие инстанции требование сотрудника милиции будет признано законным, следовательно, оно является законным (что бы Вы об этом не думали), а его неисполнение может влечь ответственность по статье 19.3 КоАП РФ, в том числе в виде лишения свободы.

      В отношении любого предполагаемого нарушения права собственности, гарантированного статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции, сначала необходимо выяснить, имеется ли у лица «имущество» в том смысле, в котором этот термин понимается Страсбургским Судом. При наличии «имущества» определяется, имело ли место так называемое «вмешательство» государства в право собственности на него. Вмешательство может быть трех видов – лишение «собственности», ограничение в праве собственности (контроль за использованием собственности) и, наконец, самое общее, охватывающее два предшествующих вида, но не ограничивающееся ими, иное вмешательство в право на уважение собственности (право на беспрепятственное пользование ей). Наличие «вмешательства» не может свидетельствовать о, том, что было допущено нарушение, но его отсутствие означает, что нарушить право собственности было невозможно. Наконец, на последнем этапе (если «имущество» имеется, а в право собственности на него осуществлено «вмешательство») определяется, соответствовало ли такое «вмешательство» «закону» (то есть национальному законодательству, взятому в совокупности со сложившейся практикой его применения), имелась ли у него цель, оправдывающая вмешательство (таковой являются общие или общественные интересы; Страсбургский Суд практически всегда признает наличие цели) и был ли соблюден надлежащий баланс между частными интересами того лица, об «имуществе» которого идет речь, и указанными общими (общественными) интересами. Соответственно, нарушение национального «закона» и (или) отсутствие цели и (или) несоблюдение баланса свидетельствуют о том, что статья 1 Протокола N 1 к Конвенции была нарушена.

      Если мы правильно понимаем, Вы являетесь собственником автомашины, и она представляет собой Ваше «имущество» в смысле статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

      Даже если предположить, что требование снять тонировку представляет собой установление контроля над использованием собственности или по меньшей мере вмешательство в право на беспрепятственное пользование ей, нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции возможно лишь в случае, если такое вмешательство не соответствовало требованиям закона, не преследовало допустимую цель (общие, общественные интересы) или возлагало на Вас чрезмерное бремя.

      Судя по Вашему вопросу, Ваши претензии связаны лишь с законностью вмешательства.

      Вы утверждаете, что инспектор ДПС не имел права замерять тонировку, т.к., во-первых, Вы предъявили ему талон техосмотра, во-вторых, он не является госинспектором технадзора ГИБДД. В обоснование этого Вы ссылаетесь на пункт 13.9. Приказа МВД РФ N 297 от 20 апреля 1999 года и пункт 5.3. Приказа МВД РФ N 1240 от 02 декабря 2000 года соответственно. Однако Приказ МВД РФ N 297 утратил силу более года назад — 01 сентября 2009 года (см. Приказ МВД РФ N 187 от 02 марта 2009 года). Также неясно, каким образом пункт 5.3. Приказа МВД РФ N 1240 мог воспрепятствовать инспектору ДПС проверить тонировку: «5. Основные функции технического надзора:.. 5.3. Контроль за конструкцией и техническим состоянием транспортных средств, находящихся в эксплуатации». В указанном пункте не говорится, что технический надзор является единственной формой деятельности государственных органов, которая направлена на обеспечение соответствия конструкции и технического состояния транспортных средств действующим нормам и правилам. В части претензий к нарушению методики замера Вами не приведено никакой конкретики. В любом случае, если Вы полагаете, что какое-либо национальное законодательство было нарушено и в результате обращения к средствам правовой защиты от этого нарушения оно не будет признано и исправлено, не исключено, что теоретически у Вас будут иметься некоторые перспективы обращения с жалобой в Европейский Суд по правам человека. Из Вашего вопроса как такового они не усматриваются.

      С уважением,

      Олег Анищик

  2. Дмитрий

    Здравствуйте Олег.
    Благодарю за предоставленные ответы.
    Прошу и еще об одной услуге.
    Скажите пожалуйста, в каком документе мне прочесть о последствиях признания ЕСПЧ нарушения прав гражданина вынесением незаконных судебных актов?
    Если последствия могут быть различными, то есть ли у заявителя возможность выбора из альтернативных вариантов?
    Заранее благодарен.

    • Уважаемый Дмитрий!

      Мы не в полной мере понимаем Ваш вопрос. Возможно, речь идет о том, каким образом государство-ответчик должно исправить нарушения, констатированные Европейским Судом по правам человека, если справедливой компенсации, которая может быть присуждена заявителю в соответствии со статьей 41 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, для этого недостаточно.

      Если это так, то решение вопроса о том, каким образом нарушения должны быть исправлены, остается на усмотрение национальных властей, т.к. Европейский Суд по правам человека не наделен полномочиями, равно как возможностями, давать соответствующие указания. В ряде случаев Страсбургский Суд может включить в текст своего Постановления те или иные более или менее настоятельные рекомендации на этот счет, например, отметить, что выявленное им нарушение, вероятно, может быть исправлено лишь посредством полного пересмотра дела на национальном уровне, однако это происходит сравнительно редко (и в любом случае эти рекомендации не отражаются в резолютивной части Постановления). Выводы о том, свидетельствуют ли предпринятые властями меры об исправлении нарушения, делает Комитет министров Совета Европы в рамках осуществления контроля над исполнением Постановлений Европейского Суда по правам человека.

      С уважением,

      Олег Анищик

  3. Елена

    Уважаемый Олег, читала в статье, что выносились решения ЕСПЧ ,в которых показания свидетеля ставились под сомнение с учетом того, что свидетель являлся пристрастным к алкоголю (не указаны конкретных данных).
    Имеется ли у Вас информация о таких решениях? Спасибо.

    • Уважаемая Елена!

      Единственное решение Европейского Суда по правам человека, которое может хоть как-то соответствовать указанной Вами теме, — это Постановление по делу «Пальич против Германии» (Paljic v. Germany, жалоба N 78041/01) от 01 февраля 2007 года (мы проанализировали все решения Страсбургского Суда, в тексте которых слово «свидетель» («потерпевший») находилось в пределах 80 слов (в любую сторону) от слова «алкоголь», и не обнаружили более ничего подходящего).

      Однако в указанном Постановлении совершенно не идет речи каком бы то ни было нарушении Конвенции о защите прав человека и основных свобод и (или) Протоколов к ней в связи с предполагаемой констатацией Европейским Судом по правам человека того факта, что свидетель по делу, показания которого были использованы, страдал алкогольной зависимостью.

      Заявитель обратился в Европейский Суд по правам человека с жалобой на нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в связи с тем, что суд второй инстанции, признавая недопустимой его жалобу на решение суда первой инстанции, предположительно использовал в качестве основания норму права, содержание которой было для заявителя непредсказуемым. При этом жалоба была подана на решение суда о прекращении уголовного преследования заявителя по обвинению в совершении им преступления в отношении Ю., показания которой являлись для дела критическими и предположительно были оценены судом как недостоверные в связи с тем, что она страдала алкогольной и иного рода зависимостями, равно как проявляла признаки иных заболеваний, в связи с чем и было вынесено указанное решение. Его обжалование для заявителя было важно по той причине, что этот же суд отказался прекращать уголовное преследование по другому обвинению его в совершении преступления в отношении той же Ю., показания которой применительно к этому эпизоду также были критическими для дела.

      Таким образом, вопрос, рассмотренный Европейским Судом по правам человека, очень далек от того, который обозначен Вами.

      С уважением,

      Олег Анищик

  4. Эгам Джабаров

    Здравствуйте Олег! Я гражданин РФ, купил 56 % акции завода ОАО«Хорезмспецремонт» в г. Ургенч Республики Узбекистан, Но губернатор этой области, нас акционеров в общем не пустили в завод. Губернатор, назначал директором завода своего человека и незаконно взяли в банке кредит и фиктивно обанкротили и передали на баланс банка, Завод оценен был на 4,5 миллиарда сумов ( 2 миллион долларов США),а общая задолженность завода составлял 500 миллиона сумов (220 тыс.долларов США). Нам не разрешает, оплатит задолженность завода. Где наше 4 миллиарда сумов? Нам акционерам не оплачивает ни копейки. Мы обратились, Президенту Узбекистана, Верховный Хозяйственный суд, Ген.Прокуратуру, службы Национальной безопасности. Все наши жалобы направляет в тот же, хозяйственный суд, который и творил беззаконие. Попасть на приём этим чиновникам, не дала успехов. У них вообще нет приемных дней.
    Все беда в том, что Премьер министр Узбекистана, не законно включил в список комиссии: Где указу Президента РУз «Реализация экономический не состоятельных предприятии в коммерческим банкам на аукционных основах» в тех предприятиях, которых, в уставном фонде есть государственная доля и задолженность банку должен составлять 70% и более, от общей суммы задолженности предприятия.
    Сам, Премьер министр, и является председателем комиссии. И по этому все правоохранительные и судебные органы, нарушая закон, поддерживают его решения.
    Во первых. У нашего предприятия в уставном фонде нет государственной доли.
    Во вторых . Задолженность банку не составляет 70% .
    Вообще сама банкротство не законно.
    Полный грабеж иностранных инвесторов.
    Куда и в какой суд мне обратится?

    • Уважаемый Эгам!

      Данный сайт посвящен исключительно вопросам обращения с жалобами в Европейский Суд по правам человека, поэтому мы можем Вам ответить только на соответствующий вопрос.

      Если Вы полагаете, что Ваши права были нарушены властями Республики Узбекистан, то Вы не можете обратиться с жалобой в Европейский Суд по правам человека, так как указанная страна не является членом Совета Европы, не ратифицировала Конвенцию о защите прав человека и основных свобод и не признавала юрисдикции Европейского Суда по правам человека.

      Со списком стран, жалобы на действия властей которых могут быть поданы в Страсбургский Суд, можно ознакомиться в разделе «На кого можно (и на кого нельзя) жаловаться в Европейский Суд».

      С уважением,

      Олег Анищик

      • Аноним

        Уважаемый Олег! Большое спасибо за разъяснение ,что Узбекистан не является членом совета Европы. В моей ситуации, куда могу жаловаться? Неужели не могу вернуть свои инвестиции. Президент Узбекистана приглашает иностранных инвесторов, чтобы вложили свои деньги, на развитие экономики Узбекистана, а от имени Премьер министра Узбекистана, Высший хозяйственный суд Узбекистана, нас иностранных инвесторов, откровенно грабит. За ранне благодарен. Эгам.

        • Уважаемый Эгам!

          Данный сайт посвящен исключительно вопросам обращения в Европейский Суд по правам человека. Поэтому мы не можем ответить на Ваш вопрос о том, куда еще Вы могли бы обратиться с жалобой.

          С уважением,

          Олег Анищик

  5. Здравствуйте.
    Можете как то прокомментировать : http://community.livejournal.com/gotostrasbourg/7907.html

    С уважением, Андрей.

    • Уважаемый Андрей!

      Мы лишь можем порекомендовать полностью ознакомиться с соответствующим комментарием Президента РФ, а также с речью Председателя Конституционного Суда РФ, в ответ на которую этот комментарий был дан.

      В частности, речь идет о следующем контексте:

      «В. ЗОРЬКИН:.. [Конституционный] Суд вместе с другими судами и в целом российская национальная система судов находятся в сложном мировом и европейском контексте. Конечно, эта деятельность не является безоблачной. От России очень много жалоб в Страсбургском суде. Надо сказать, что Конституционный Суд более чем в 180 своих решениях ссылался на Европейскую конвенцию в качестве дополнительного обоснования для своей оценки того или другого закона Российской Федерации.

      Конечно, возникают и проблемы – проблемы, связанные не с тем, исполнять или не исполнять решения Конституционного Суда, как иногда это представляется, а проблемы в том, где границы юрисдикции национальной и юрисдикции, скажем, Страсбургского суда.

      Одно дело, когда разрешается конкретный, скажем, спор о праве между гражданином Ивановым против Российской Федерации, и другое дело, когда в этом решении даются так называемые рекомендации общего характера, в том числе появляются, например, выводы о том, что плохой закон, закон нужно отменить, изменить и так далее.

      И тогда возникает вопрос, кто ставит конечную точку над «и». Сама Российская Федерация, которая определяет конкретные меры общего характера, или всё же мы имеем дело с наднациональным правосудием, которое заменяет конституционное правосудие? Проблема не так легка, как кажется на первый взгляд.

      У нас была специальная конференция, посвящённая этому вопросу, в которой принимали участие Председатель Европейского суда, заместитель Председателя Европейского суда и судья от Российской Федерации. Оценки были разные, порой противоречивые, но, во всяком случае, они показывают, что это та проблема, вокруг которой надо не только дискутировать, но и достигать взаимного согласия, двигаясь вперёд в общем европейском поле…

      Д. МЕДВЕДЕВ: Хотел бы отреагировать на то, что Вы сказали, Валерий Дмитриевич.

      Такой вроде бы теоретический вопрос, но мне в последнее время мало приходится с коллегами-юристами на эту тему общаться, я иногда скучаю о такого рода дискуссиях. Хотя, надо признаться, этот теоретический вопрос имеет абсолютно практическое значение по поводу того, до какой степени простирается компетенция Европейского суда, и может ли действительно всё-таки Европейский суд или вообще международный суд в целом изменять национальное законодательство.

      Мне думается, что, конечно, в наших контактах с нашими зарубежными друзьями, с европейскими институтами мы прежде всего должны исходить из того, что мы передавали Европейскому суду в качестве соответствующих полномочий при заключении соответствующих соглашений и при подписании соответствующих законов со стороны Российской Федерации.

      Как мне представляется, мы всё-таки никогда не передавали такую часть своего суверенитета, суверенитета России, которая позволяла бы любому международному суду или иностранному суду выносить решения, изменяющие наше национальное законодательство. Кстати, такой позиции придерживаются и многие европейские страны, которые гораздо более тесно, чем мы, интегрированы в европейские же институты.

      Это тема, которая требует дополнительного обследования, что называется, требует разговоров с нашими европейскими партнёрами. В ряде случаев это имеет абсолютно прямое и знаковое звучание в нашей стране. Мы на такие вещи закрывать глаза не будем. Хотел бы, чтобы присутствующие здесь судьи Конституционного Суда, главы Верховного и Высшего Арбитражного судов понимали мою позицию как Президента страны и как гаранта Конституции. На такие вещи мы будем реагировать…».

      С уважением,

      Олег Анищик

  6. Александр

    Уважаемый Олег!
    Судя по Вашему ответу на вопрос, касающийся дифференцирования сроков рассмотрения жалоб ЕСПЧ, получается — чем дольше мы не получаем никакой информации по движению своих жалоб, тем меньше остается шансов на признание их приемлемыми? У меня, например, жалоба подана в 2008г. и пока, кроме присвоения номера по ней нет никаких движений. Интересно, что по моей жалобе решит ЕСПЧ? В основе жалобы грубейшие нарушения арбитражным судом кассационной инстанции ряда статей ГК и ГПК, в том числе принятие окончательного решения по поддельному документу (в деле есть заключение государственной лаборатории судебных экспертиз)

    • Уважаемый Александр!

      Ваша логика была бы, безусловно, справедливой, если бы Европейский Суд по правам человека мог одномоментно применить новую Политику, касающуюся последовательности рассмотрения жалоб, ко всем жалобам, ожидающим своего рассмотрения. В первую очередь она применяется к новым жалобам (если говорить точнее, то к тем, которые поданы в течение последних примерно полутора лет, т.к. указанная Политика не является совершенно новой). «Старые» жалобы подпадают под нее постольку, поскольку представляется возможность заняться ими. Например, одна из наших жалоб на нарушение в первую очередь пункта 1 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, поданная в 2006 году, которая, если ориентироваться на новую Политику, является весьма высокоприоритетной, была коммуницирована лишь в сентябре этого года.

      С уважением,

      Олег Анищик

  7. Александр

    Подскажите пожалуйста есть ли перспектива обращения в ЕСПЧ по обжалованию решения судов РФ об отказе в постановке в очередь военнослужащего по избранному после увольнения месту жительства и проведению аттестации военнослужащего с нарушением действующего порядка. Если подскажете сходные решения суда ЕСПЧ буду благодарен.

    • Уважаемый Александр!

      В Европейский Суд по правам человека можно обратиться только с жалобами на нарушения прав, гарантированных Конвенцией о защите прав человека и основных свобод и (или) Протоколами к ней.

      Вы не указываете, какие именно принадлежащие Вам права, гарантированные названными международными договорами, предположительно были нарушены.

      Если речь идет о праве на справедливое судебное разбирательство, которое гарантировано статьей 6 Конвенции, то ничего в Вашем вопросе не свидетельствует о его нарушении. Сам по себе отказ судов в удовлетворении Ваших требований не может говорить о нарушении названного права, т.к. является одним из нормальных результатов разбирательства по делу.

      С уважением,

      Олег Анищик

  8. Елена

    Олег, спасибо за ответ.
    Еще есть вопросы.
    1 Можно ли выделять в тексте приговора и стр. протокола судебного заседания текстовым маркером те места, на которые хотелось бы обратить внимание Суда?
    2 В ходе заседания Верховного суда (кассационного) связь с подсудимыми была посредством видеоконференции. Слышно им ничего не было. Они неоднократно обращались с просьбой улучшить слышимость. Но ничего не было изменено. В зале Верховного Суда речи подсудимых также были плохо слышны.В итоге подсудимые не поняли и не расслышали по каким статьям и кому было изменено наказание, а кому нет. Прошло 3 месяца определение не получено.
    Может это служить (некачественная связь) нарушением ст. 6 ч.1 ?

    • Уважаемая Елена!

      Если те или иные части приговора и протокола судебного заседания имеют значение с точки зрения рассмотрения жалобы Европейским Судом по правам человека, то они должны быть изложены прямо в тексте формуляра жалобы с отсылкой к соответствующим страницам приложений к ней.

      Отсутствие возможности хорошо слышать, что происходит в судебном заседании, может в ряде случаев делать участие лица в рассмотрении дела неэффективным и, в зависимости от ситуации, свидетельствовать о нарушении пункта 1, а иногда также подпунктов С и (или) D и (или) E пункта 3 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Из российских дел, касающихся данного вопроса, см., например, Постановления Европейского Суда по правам человека по делам «Тимергалиев против России» (Timergaliyev v. Russia, жалоба N 40631/02) от 14 октября 2008 года и «Григориевских против России» (Grigoryevskikh v. Russia, жалоба N 22/03) от 09 апреля 2009 года.

      Однако применительно к Вашему случаю мы не можем судить о том, каким образом отмеченные проблемы с работой видеоконференцсвязи повлияли на справедливость судебного разбирательства в целом. Для ответа на этот вопрос необходимо анализировать как значение участия осужденных в заседании суда кассационной инстанции, исходя из вопросов, поставленных перед ним, так и влияние проблем со связью именно на эффективное участие в рассмотрении и разрешении судом этих вопросов. Прямо указанные Вами проблемы, связанные с тем, что осужденные не расслышали окончательного решения суда, играют весьма незначительную роль, учитывая, что Конвенция и Протоколы к ней не гарантируют права на дальнейшее обжалование кассационного определения.

      С уважением,

      Олег Анищик

  9. Крохин Владимир

    Здравствуйте Уважаемый Олег!
    Подскажите пожалуйста, индекс в адресе Европейского суда пишется как написано в справочном разделе Вашего сайта или в сетке, предназначенной для индекса на стандартном конверте.
    Можно ли убрать два из трех названий пунктов Формуляра жалобы, написанных на трех языках, оставив один на каком либо языке, например английском?
    Можно ли убирать пробелы(расстояния между разделами(пунктами) Формуляра жалобы, для экономии места или соблюдать форму, как показано в образцах(после I главы на странице остается много свободного места до II главы, начинающейся на новой странице ?
    Большой объем документов жалобы не войдет в стандартный конверт, может посылать бандероль? Или несколько конвертов? Поделитесь опытом, если не секрет.
    Спасибо.
    С Уважением Крохин Владимир.

    • Уважаемый Владимир!

      Конверты «Почты России», в левом нижнем углу которых размещен так называемый кодовый штамп для заполнения индекса адресата, не предназначены для международных почтовых отправлений. На конвертах для международных почтовых отправлений в левом нижнем углу на месте кодового штампа стоят три пятерки: «555». На таких конвертах индекс адресата указывается сразу после адреса в специально отведенном для этого прямоугольном поле. Индекс Европейского Суда по правам человека можно обозначать двумя равнозначными способами: «F-67075» или просто «67075».

      Формуляры жалоб создаются Европейским Судом по правам человека. Минимальное число языков, на которых выполняется формуляр, — два, т.е. английский и французский. Они являются равнозначными официальными языками Европейского Суда по правам человека. Если Вам необходим такой формуляр жалобы, Вы можете скачать его здесь. Однако подобный формуляр используется в том случае, если сама жалоба выполняется на английском или французском языке. Для жалоб, которые пишутся на других языках, принято использовать трехязычный формуляр. С другой стороны, конечно, жалоба, выполненная на формуляре, включающем даже один язык, причем отличный от английского и французского, не будет признана неприемлемой по этой причине. В худшем случае Секретариат Европейского Суда по правам человека попросит выполнить жалобу на нормальном формуляре. Хотя и это сомнительно, т.к. мы видели множество подобных жалоб, составленных заявителями самостоятельно, и никогда не слышали о просьбах Секретариата изменить их.

      Пробелы между разделами и пунктами формуляра никак не влияют на форму, содержание и понимание жалобы, поэтому соблюдать их не обязательно.

      Никаких требований, касающихся формы отправляемой ему корреспонденции (с точки зрения национальной классификации) у Европейского Суда по правам человека нет. Мы пользуемся исключительно услугами экспресс-почты UPS, сотрудники которой самостоятельно подбирают для корреспонденции упаковку необходимого размера.

      С уважением,

      Олег Анищик

  10. Наталья

    Здравствуйте Олег! Скажите в двух словах, я правильно поняла, что президент РФ своими высказываниями дал понять, что Европейский суд не указ Российским судам? Тогда зачем Россия вообще подписывалась на соблюдение Конвенции?

    • Уважаемая Наталья!

      Президент РФ, судя по тексту его комментария, совершенно справедливо заметил, что Российская Федерация, равно как и любая иная страна, не передавали Европейскому Суду по правам человека «такую часть своего суверенитета.., которая позволяла бы… выносить решения, изменяющие… национальное законодательство». Это бесспорно. И Европейский Суд по правам человека никогда не выносил и в принципе не может выносить «решений, изменяющих национальное законодательство». Более того, обратного не утверждал и господин Зорькин, в ответ на речь которого был произнесен комментарий господина Медведева. Он лишь задался вопросом о значении содержащихся в описательно-мотивировочной (но не резолютивной) части некоторых Постановлений Европейского Суда по правам человека «рекомендаций общего характера». Указанные рекомендации, в ряде случаев касающиеся оценки национального законодательства как «плохого», то есть не соответствующего положениям Конвенции о защите прав человека и основных свобод и (или) Протоколов к ней, в полной мере укладываются в рамки юрисдикции Европейского Суда по правам человека, непосредственно российское законодательство не изменяют и не могут изменить.

      Причины высказываний господина Зорькина изложены им в известной статье, опубликованной в «Российской газете» 29 октября 2010 года. И связаны они преимущественно с одним конкретным Постановлением Европейского Суда по правам человека, в котором критикуется не столько российское законодательство (это Страбургский Суд делает довольно часто), сколько позиция Конституционного Суда РФ.

      С уважением,

      Олег Анищик