Образец жалобы в Европейский Суд по правам человека (1)

ОБРАЗЕЦ ЖАЛОБЫ В ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

 

Незаполненный формуляр жалобы в Европейский Суд по правам человека можно найти в разделе «Конвенция о защите прав человека и другие официальные документы»

 

Пожалуйста, обратите внимание, что размещенный ниже образец жалобы в Европейский Суд по правам человека призван лишь продемонстрировать в целом подход к оформлению мной жалоб. Подготовить на его основе жалобу в Европейский Суд по правам человека практически невозможно, т.к. каждая качественная жалоба в Европейский Суд по правам человека индивидуальна, если не считать нескольких исключений из этого правила, которые на данном сайте не встречаются, поскольку подобного рода жалобами (вроде жалоб на чрезмерную длительность судебного разбирательства или длительное неисполнение вступивших в законную силу судебных актов, жалоб исключительно на условия содержания под стражей и т.п.) я в принципе не занимаюсь.

 

Voir Notice

See Notes

См. Пояснительную записку
RUS

Numéro de dossier

File-number

Номер досье

 

 

COUR EUROPÉENNE DES DROITS DE LHOMME

EUROPEAN COURT OF HUMAN RIGHTS

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

Conseil de l’Europe — Council of Europe
Strasbourg, France — Страсбург, Франция

REQUÊTE

APPLICATION

ЖАЛОБА

présentée en application de l’article 34 de la Convention européenne des Droits de l’Homme,
ainsi que des articles 45 et 47 du Règlement de la Cour

under Article 34 of the European Convention on Human Rights
and Rules 45 and 47 of the Rules of Court

в соответствии со статьей 34 Европейской Конвенции по правам человека
и
статьями 45 и 47 РегламентаСуда

 

IMPORTANT: La présente requête est un document juridique et peut affecter vos droits et obligations.
This application is a formal legal document and may affect your rights and obligations.
ВАЖНО: Данная жалоба является официальным юридическим документом и может повлиять на Ваши права и обязанности.

 

I. LES PARTIES
THE PARTIES
СТОРОНЫ

A. LE REQUÉRANT / LA REQUÉRANTE
THE APPLICANT
ЗАЯВИТЕЛЬ

(Renseignements à fournir concernant le / la requérant(e) et son / sa représentant(e) éventuel(le))
(Fill in the following details of the applicant and the representative, if any)
(Данные о заявителе и его представителе, при наличии такового)

1. Nom de famille / Surname / Фамилия заявителя ОСТРОВСКИЙ

2. Prénom(s) / First name(s) / Имя (имена) и отчество ИГОРЬ ЕВГЕНЬЕВИЧ

Sexe: masculin / féminin  Sex: male / female  Пол: мужской / женский

3. Nationalité / Nationality / Гражданство РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ

4. Profession / Occupation / Род занятий СПЕЦИАЛИСТ ПО КОМПЬЮТЕРАМ

5. Date et lieu de naissance / Date and place of birth / Дата и место рождения ДАТА, МЕСТО РОЖДЕНИЯ

6. Domicile / Permanent address / Постоянный адрес ПОСТОЯННЫЙ АДРЕС

7. Tel. № / Номер телефона НЕТ

8. Adresse actuelle (si différente de 6.) АДРЕС МЕСТА ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ
(место отбывания наказания в виде лишения свободы)
Present address (if different from 6.) / Адрес проживания в настоящее время (если отличается от п. 6)

9. Nom et prénom du / de la représentant(e)* ИВАН ИВАНОВИЧ ИВАНОВ
Name of representative* / Имя и фамилия представителя*

10. Profession du / de la représentant(e) АДВОКАТ
Occupation of representative / Род занятий представителя

11. Adresse du / de la représentant(e) АДРЕС
Address of representative / Адрес представителя

12. Tel. № / Номер телефона НОМЕР Fax № / Номер телефакса НОМЕР

В. LA HAUTE PARTIE CONTRACTANTE
THE HIGH CONTRACTING PARTY
ВЫСОКАЯ ДОГОВАРИВАЮЩАЯСЯ СТОРОНА

(Indiquer ci-après le nom de l’Etat / des Etats contre le(s) quel(s) la requête est dirigée)
(Fill in the name of the State(s) against which the application is directed)
(
Укажите название государства, против которого направлена жалоба)

13. РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ

* Si le / la requérant(e) est représenté(e) joindre une procuration signée par le / la requérant(e) en faveur du / de la représentant(e).
A form of authority signed by the applicant should be submitted if a representative is appointed.
Если заявитель действует через представителя, следует приложить доверенность на имя представителя, подписанную заявителем.

КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ СУЩЕСТВА ЖАЛОБЫ

Суд первой инстанции признал Заявителя виновным в совершении убийства и кражи, в результате чего ему было назначено наказание в виде десяти (10) лет шести (6) месяцев лишения свободы с отбыванием его в исправительной колонии строгого режима.

Нарушения статьи 3 Конвенции

Заявитель полагает, что его право не подвергаться пыткам, гарантированное статьей 3 Конвенции, было нарушено в результате его избиения сотрудниками Республиканского РОВД города L-ск и оказания ими психического насилия с целью добиться признания в совершении вмененных ему преступлений, которое в итоге было дано через сутки издевательств и оскорблений, а также содержания в течение десятков часов без еды, воды и отдыха в камере для административно-задержанных отделения милиции в условиях, которые сами представляли собой пытку.

Заявитель также считает, что в нарушение статьи 3 Конвенции расследование факта применения к нему пыток, подтверждавшегося не только его собственными показаниями, но и результатами «телесного осмотра», проведенного после доставления в изолятор управления Федеральной службы исполнения наказаний России, в ходе которого был зафиксирован ряд телесных повреждений, а также рядом других доказательств, не было эффективным.

Нарушение статьи 13 Конвенции

Кроме того, Заявитель полагает, что ему не были доступны какие-либо эффективные средства правовой защиты от нарушений его права не подвергаться пыткам, гарантированного статьей 13 Конвенции, так как расследование факта их применения к нему не было эффективным.

Нарушения § 1 и пункта «с» § 3 статьи 6 Конвенции

Заявитель также полагает, что разбирательство его дела не соответствовало требованиям § 1 статьи 6 Конвенции, так как в целом было не справедливым по той причине, что суд первой инстанции в критической степени обосновал свой вывод о виновности Заявителя показаниями двух сотрудников милиции, в которых они воспроизвели содержание протоколов «явки с повинной» и «опроса» Заявителя,

признанных недопустимыми доказательствами судом и следствием соответственно,

написанных со слов сотрудников милиции и подписанных Заявителем под пытками,

в нарушение его права не свидетельствовать против себя, а также

без участия защитника, то есть дополнительно в нарушение права, гарантированного пунктом «с» § 3 статьи 6 Конвенции,

от которых фактически невозможно было защититься в соответствии с российским уголовно-процессуальным правом и практикой его применения.

 

II. EXPOSÉ DES FAITS
STATEMENT OF THE FACTS
ИЗЛОЖЕНИЕ ФАКТОВ

(Voir § 19 (b) de la notice)
(See § 19 (b) of the Notes)
(См. § 19 (б) Пояснительной записки)

14.1. В данном разделе изложены обстоятельства, касающиеся заявленных в настоящей Жалобе нарушений Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция). В тексте даются ссылки на приложения в соответствии с их нумерацией в разделе 21 настоящей Жалобы. При цитировании документов текст заключается в кавычки и выделяется курсивом, орфография и пунктуация исправлены.

14.2. 06 апреля 2009 года следователь Старорусского межрайонного следственного отдела следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по L-ской области (далее – Старорусский МСО СУ СК при прокуратуре РФ по СО) Комаров К.К. вынес постановление о возбуждении уголовного дела по факту обнаружения трупа Померанцевой П.П. с признаками насильственной смерти и принятии его к своему производству (см. Приложение 1).

14.3. 08 апреля 2009 года примерно в 19 часов Заявитель, SIM-карта которого, по оперативным данным, после предполагаемого времени убийства Померанцевой П.П. была вставлена в один из ее пропавших сотовых телефонов, был задержан по подозрению в совершении убийства и доставлен в кабинет № 204 Республиканского районного отдела внутренних дел города L-cка (далее – Республиканский РОВД города L-cка).

14.4. После доставления в кабинет № 204 Республиканского РОВД города L-cка Заявителя, закованного в наручники, с руками, заведенными за спину, посадили в центр кабинета, после чего его начали толкать в грудь, избивать ладонями по вискам и ушам и кулаками в область почек заместитель начальника отдела уголовного розыска (далее – ОУР) Республиканского РОВД города L-cка Станочников С.С. и еще один из присутствующих, фамилии которого Заявитель в настоящее время не знает, но которого он смог бы опознать, а также начальник ОУР Республиканского РОВД города L-cка Малоглазов М.М., который ударил Заявителя в пах каблуком ботинка, при этом не рекомендовав своему заместителю бить его по лицу. Кроме того, в отношении Заявителя, его родных и близких высказывались оскорбления и угрозы, после чему ему сообщили о возникшем в отношении него подозрении в убийстве Померанцевой П.П. и потребовали сознаться в его совершении. Во время применения к нему пыток и вплоть до судебного следствия по уголовному делу, возбужденному по факту смерти Померанцевой П.П., Заявитель не знал личностей тех, кто его бил. Однако он узнал Станочникова С.С. и Малоглазова М.М., когда они давали показания в суде (см. п.п. 14.49. – 14.50. настоящей Жалобы).

14.5. С 22:45 08 апреля 2009 года до 02:15 09 апреля 2009 года прибывший в Республиканское РОВД города L-cка следователь Комаров К.К. в присутствии приглашенного им защитника по назначению Николаева Н.Н. произвел допрос Заявителя в качестве подозреваемого. В ходе допроса Заявитель сообщил о своей непричастности к убийству Померанцевой П.П. и краже ее вещей, в совершении которой он был дополнительно заподозрен. Он показал, что 05 апреля 2009 года, в предполагаемый день убийства Померанцевой П.П., примерно в 10:50 он действительно встречался с потерпевшей у нее в квартире с целью подключения ее ноутбука к сети интернет. Однако осуществить подключение не удалось, более того, в процессе работы у компьютера сгорела одна из плат оперативной памяти. В связи с этим Померанцева П.П. передала ему ноутбук для ремонта. Заявитель покинул квартиру Померанцевой П.П. примерно в 12:00–12:20 05 апреля 2009 года. Так как Заявитель срочно нуждался в деньгах для приобретения подарка на день рождения своей подруги, он решил заложить ноутбук Померанцевой П.П. в ломбард (что и сделал, получив за него 5000 рублей), а затем выкупить его до 17 апреля 2009 года и, вставив новую карту оперативной памяти, вернуть Померанцевой П.П. после возвращения из поездки, в которую она, по ее словам, собиралась (см. Приложение 2).

14.6. Позже Заявитель последовательно придерживался данных показаний, добавив к ним, что Померанцева П.П. также просила его отремонтировать ее сотовый телефон Nokia 8800, у которого было разбито стекло и который «зависал» через пять минут после начала использования, либо, в случае невозможности сделать это, продать его. В результате он так и сделал после того, как в тот же день у себя дома безрезультатно попытался осуществить ремонт. Перед продажей телефона, за который он, с учетом его технического состояния, получил всего 1300 рублей, чтобы продемонстрировать его работоспособность, он вставил свою SIM-карту, использование которой и включило его в круг подозреваемых (см. п. 14.3. настоящей Жалобы).

14.7. Все время, пока Заявителя не пытали в кабинете № 204, его содержали в камере для административно-задержанных (далее – КАЗ) Республиканского РОВД города L-cка. В ней он находился вместе с еще одним заключенным, которого, судя по содержанию разговоров, которые тот постоянно вел, подсадили специально. Камера представляла собой помещение размером примерно два на три метра, была оборудована только скамьями, никаких приспособлений для сна, а также постельных принадлежностей в ней не было, хотя Заявитель провел там две ночи, в ней также не было окон, постоянно горел свет, не была проведена вода, отсутствовал туалет, а на попытки попросить, чтобы его туда сводили, никто не реагировал.

14.8. 09 апреля 2009 года с 14:43 до 14:55 следователь Комаров К.К. с целью выявления у Заявителя телесных повреждений, предположительно полученных им при убийстве Померанцевой П.П., провел освидетельствование Заявителя в Государственном учреждении здравоохранения «L-cкое областное бюро судебно-медицинской экспертизы» при участии в качестве врача (специалиста) Ширяева В.Н., судебно-медицинского эксперта отдела экспертизы потерпевших, обвиняемых и других лиц. При освидетельствовании у Заявителя были выявлены незначительные порезы на кистях рук, связь которых с предполагаемым убийством им Померанцевой П.П. следствием и судом установлена не была, «[д]ругих повреждении не установлено» (см. Приложение 3). Во время освидетельствования Заявителя исследовались только кисти его рук, его не просили раздеться. Судебно-медицинский эксперт осматривал Заявителя непродолжительное время. Во время изготовления протокола освидетельствования Заявитель ожидал под охраной в машине. Заявитель ничего не говорил судебно-медицинскому эксперту об избиениях, так как боялся мести со стороны сотрудников милиции, которые заранее предупредили его о том, чтобы он не вздумал кому-то рассказывать о произошедшем. После освидетельствования Заявителя вернули в Республиканский РОВД.

14.9. 09 апреля 2009 года в течение дня к Заявителю продолжали применять психическое воздействие с целью получения от него признательных показаний. Сотрудники милиции угрожали посадить его в СИЗО [следственный изолятор], начальник которого им «должен», и где он, по их словам, все равно окажется, в «пресс-хату», где его изнасилуют, изуродуют или даже повесят или вскроют вены. Заявитель ранее в течение шести месяцев работал в Федеральном бюджетном учреждении «Следственный изолятор № 1 управления Федеральной службы исполнения наказаний России по L-cкой области» (далее – ФБУ ИЗ-11/11) и хорошо знал о подобных случаях. Ему также обещали сделать укол, в результате которого он «останется на всю жизнь дураком», угрожали отдать в руки бывшему любовнику Померанцевой П.П. – Карасеву К.К., являвшемуся ранее одним из фактических подозреваемых по делу, который «ждал в джипе внизу», грозили «повесить» на Заявителя нераскрытые преступления, связанные с оборотом наркотиков, так как «хорошо знают судей» и «могут посадить по одному звонку». Станочников С.С. нагревал зажигалкой швейную иглу, брал в свою руку кисть Заявителя и грозил загонять иглу под ногти, если Заявитель не напишет явку с повинной. С учетом того, что Заявитель был задержан примерно в 19:00 08 апреля 2009 года, а в изолятор временного содержания (далее – ИВС) при управлении внутренних дел (далее – УВД) по городу L-cку был доставлен только в 17:00 10 апреля 2009 года, он содержался в Республиканском РОВД города L-cка в течение порядка 46 часов, подвергаясь избиениям и угрозам, без еды, воды, отдыха и возможности сходить в туалет, поэтому он не может точно воспроизвести хронологию событий, но может лишь сказать, что в кабинет № 204 09 апреля 2009 года его «поднимали» несколько раз. Психическое давление прекратились только тогда, когда он не выдержал и согласился написать явку с повинной.

14.10. 09 апреля 2009 года в 19:00 начальник ОУР Республиканского РОВД города L-cка Малоглазов М.М. составил протокол явки Заявителя с повинной (см. Приложение 4). В нем, в частности, зафиксировано следующее «сообщение о совершении… преступления», написанное Заявителем собственноручно: «5.04.09 г. примерно в 13:30 я[,] находясь по адресу[:] ул. Анисимовы[,] д. 146 В[,] кв. 43[,] ножом в порыве нервного срыва нанес ножевые ранения в шею и в живот своей знакомой Олесе, которая снимает эту квартиру. Из квартиры я забрал ноутбук Aser и сотовый телефон NOKIA 8800. Ноутбук сдал в ломбард, расположенный в р-не м. «Весна». Телефон продал на «блошином» рынке за 1300 р. В содеян[н]ом раскаиваюсь».

14.11. Непосредственно перед составлением протокола явки с повинной Начальник ОУР Республиканского РОВД города L-cка Малоглазов М.М., по его утверждению, в ходе «устной беседы» с Заявителем получил от него более пространное признание в совершении вменяемых ему преступлений, которое затем изложил в ходе даче показаний в суде (см. п.п. 14.43. – 14.44 настоящей Жалобы).

14.12. 09 апреля 2009 года, сразу после написания явки с повинной оперуполномоченный оперативно-розыскной части криминальной милиции (далее – ОРЧ КМ) № 1 по линии уголовного розыска (далее – УР) при УВД по городу L-cку Дороднов Д.Д. по указанию начальника ОУР Республиканского РОВД города L-cка Малоглазова М.М. «опросил» Заявителя. В протоколе опроса также зафиксировано признание Заявителя в совершении вменяемых ему преступлений. Опрос проводился без участия защитника (см. Приложение 5).

14.13. 10 апреля 2009 года около 14:00 состоялось заседание Республиканского районного суда города L-cка по рассмотрению ходатайства органов расследования о заключении Заявителя под стражу. Перед заседанием Заявитель сообщил своему защитнику по назначению Николаеву Н.Н. о том, что его избивали сотрудники милиции с целью получения явки с повинной. Защитник сказал Заявителю, чтобы он ничего не говорил судье, пообещав сделать это самостоятельно. Однако в итоге эта информация так и не была доведена защитником до судьи. Суд принял постановление, которым удовлетворил ходатайство органов расследования и избрал в отношении Заявителя заключение под стражу в качестве меры пресечения.

14.14. Мать Заявителя, присутствовавшая на судебном заседании, утверждает, что ее сын был буро-красного цвета, с впалыми глазами, весь дрожал, едва мог говорить, в связи с чем судье постоянно приходилось просить его говорить громче. Когда после заседания она смогла пообщаться с сыном в Республиканском РОВД города L-cка, куда Заявитель снова был доставлен из суда, он отказался от принесенной еды, хотя не ел до этого не менее 43 часов, прошедших с момента его задержания, сославшись на то, что ему больно есть. Однако он залпом выпил всю принесенную матерью воду.

14.15. 10 апреля 2009 года примерно в 17:00 оперуполномоченный Дороднов Д.Д. доставил Заявителя в ИВС при УВД по городу L-cку, откуда в 11:30 11 апреля 2009 года он был отправлен в ФБУ ИЗ-11/11. По доставлении Заявитель был осмотрен. Факт доставления Заявителя в ИВС при УВД по городу L-cку оперуполномоченным Дородновым Д.Д. подтверждается показаниями последнего, данными им в ходе судебного следствия (см. п. 14.40. настоящей Жалобы).

14.16. 15 апреля 2009 года отец Заявителя, работавший в L-cком юридическом институте Федеральной службы исполнения наказаний России, посредством своего коллеги полковника Клименкова В.Н. и в присутствии последнего встретился с начальником ФБУ ИЗ-11/11 Абдрахимовым К.М. Он сообщил отцу Заявителя, что при поступлении его сын был осмотрен врачом, обнаружившим, что у него «вся спина черная».

14.17. 15 апреля 2009 года при телесном осмотре в ФБУ ИЗ-11/11, проведенном по просьбе Заявителя, у него были зафиксированы телесные повреждения: «экхимоз желто-зеленого цвета в области грудной клетки слева (6-7-е межреберье по средней подмышечной линии)». Информация об этом была предоставлена ФБУ ИЗ-11/11 по запросу коллегии адвокатов, в которой работал защитник Заявителя, в виде медицинской справки, датированной 08 июля 2009 года (см. Приложение 16). Органам расследования также было известно об обнаруженных у Заявителя повреждениях (см., например, п. 14.58. настоящей Жалобы).

14.18. После телесного осмотра и в связи с его результатами Заявитель в тот же день, 15 апреля 2009 года, был опрошен оперативным сотрудником ФБУ ИЗ-11/11, которому он сообщил о применении к нему пыток сотрудниками милиции.

14.19. Один из сокамерников Заявителя в ФБУ ИЗ-11/11, бывший сотрудник милиции, который позже был освобожден и присутствовал на нескольких судебных заседаниях по делу Заявителя, сообщил его родителям, что первые двое суток после поступления их сына в ФБУ ИЗ-11/11 он мочился исключительно кровью. Фамилию этого человека родители Заявителя не запомнили.

14.20. 17 апреля 2009 года в ходе допроса в качестве обвиняемого с участием вступившего в дело нового защитника по соглашению Заявителю, в частности, были заданы следующие вопросы: «Вы написали явку с повинной, в которой сообщили, что убили Померанцеву П.П. В настоящее время Вы вину в совершении убийства не признаете? Как Вы можете это объяснить?». На них был получен следующий ответ Заявителя: «Данная явка с повинной была написана мною под психологическим и физическим давлением со стороны сотрудников уголовного розыска ОВД [отдела внутренних дел] Республиканского района. Причиненные мне телесные повреждения зафиксированы при моем телесном осмотре в ИЗ 11/11 г. L-cка 13.04.09 года» (см. Приложение 6).

14.21. 17 апреля 2009 года защитник Заявителя в связи со сделанным его подзащитным заявлением прямо во время допроса обратился к следователю с ходатайством о проведении в отношении Заявителя судебно-медицинской экспертизы с целью определения наличия у него повреждений, обнаруженных медицинскими работниками ФБУ ИЗ-11/11 после поступления к ним Заявителя, механизма и срока давности их образования. Факт поступления ходатайства был отражен в протоколе допроса Заявителя в качестве обвиняемого (см. Приложение 6). Ходатайство было передано следователю в письменном виде, однако, как выяснилось в дальнейшем, не было приобщено к материалам уголовного дела и исчезло.

14.22. 28 апреля 2009 года Заявитель подал в Старорусский МСО СУ СК при прокуратуре РФ по СО заявление о применении к нему насилия, вследствие чего он был вынужден написать явку с повинной.

14.23. 05 мая 2009 года оперуполномоченный ОРЧ КМ № 1 по линии УР при Главном управлении внутренних дел (далее – ГУВД) по L-cкой области Стасов С.С. в ходе допроса в рамках уголовного дела, возбужденного по факту причинения смерти Померанцевой П.П., сообщил следующее: «08.04.09 нами была получена информация, что Островский [И.Е.]… находится в районе улицы Неверова… Островскому [И.Е.] было предложено проследовать в ОВД Республиканского района, на что он ответил согласием. Затем я, Станочников [С.С.] на автомашине под управлением Станочникова [С.С.] проследовали в ОВД Республиканского района и доставили туда Островского И.Е. По доставлении физическая сила и спецсредства не применялись, поскольку Островский И.Е. сопротивления не оказывал. По доставлении в ОВД Островский И.Е. был помещен в кабинет № 204, где ему было предложено рассказать о совершенном преступлении. Островский И.Е. на предложение ответил отказом, после чего нами был вызван следователь Старорусского МСО, который и произвел задержание Островского И.Е. в соответствии со ст. 91 УПК РФ [Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации]… При мне физическое насилие в отношении Островского И.Е. не применялось» (см. Приложение 7).

14.24. 06 мая 2009 года оперуполномоченный ОРД КМ № 1 по линии УР при УВД города L-cка Дороднов Д.Д. в ходе допроса в рамках того же уголовного дела сообщил следующее: «08.04.09… [м]не сообщили, что гражданин Островский И.Е. был задержан… В момент, когда его привезли в ОВД Республиканского района, я находился в служебном кабинете № 204, куда и был доставлен Островский И.Е. Ему было предложено рассказать о совершенном преступлении. Островский И.Е. на предложение ответил отказом, после чего нами был вызван следователь Старорусского МСО, который и произвел задержание Островского И.Е. в соответствии со ст. 91 УПК РФ… После этого мы передали Островского И.Е. следователю МС[О] Комарову К.К., который в присутствии вызванного защитника начал осуществлять допрос… Какого-либо физического или психологического давления на Островского И.Е. не оказывалось» (см. Приложение 8).

14.25. 07 мая 2009 года оперуполномоченный ОРЧ КМ № 1 по линии УР при УВД города L-cка Почкин Д.С. в ходе допроса в рамках того же самого уголовного дела дословно воспроизвел показания оперуполномоченного Дороднова А. Н., данные им днем ранее (см. Приложение 9).

14.26. 08 мая 2009 года следователь Комаров К.К., расследовавший уголовное дело, возбужденное по факту причинения смерти Померанцевой П.П., вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по сообщению о применении к Заявителю насилия с целью добиться признательных показаний, указав на отсутствие достаточных данных, свидетельствующих о наличии в действиях сотрудников милиции состава преступления. В обоснование своих выводов следователь сослался на результаты проведенного 09 апреля 2009 года судебно-медицинского освидетельствования Заявителя, не обнаружившего у него каких-либо телесных повреждений (см. п. 14.8. настоящей Жалобы), на то, что ранее жалобы на действия сотрудников милиции он не предъявлял, на самочувствие не жаловался, а также на результаты допросов сотрудников милиции, заявивших, что какого-либо психического, а тем более физического воздействия в отношении Заявителя ими не применялось (см. п.п. 14.23. – 14.25. настоящей Жалобы). Написать явку с повинной, по мнению следователя, Заявитель выразил желание сам после предъявления ему всех улик, свидетельствующих о причастности к совершению преступления (см. Приложение 10).

14.27. О вынесении указанного выше постановления об отказе в возбуждении уголовного дела ни Заявитель, ни его защитник не были уведомлены, его копию не получили. Защитник Заявителя обнаружил данное постановление только 30 июня 2009 года при ознакомлении с материалами уголовного дела.

14.28. 20 мая 2009 года Заявитель подал в Старорусский МСО СУ СК при прокуратуре РФ по СО еще одну жалобу на применение в отношении него насилия с целью получения явки с повинной, а также на то, что он содержался в течение двух суток без еды и питья в КАЗе Республиканского РОВД города L-cка. Данная жалоба позже была объединена в одно производство с первой жалобой, поданной 28 апреля 2009 года. Факт незаконного содержания Заявителя в КАЗе в течение почти двух суток был признан ГУВД по СО, сообщившим отцу Заявителя в ответ на его жалобу в Министерство внутренних дел РФ, – что по данному факту Старорусским МСО СУ СК при прокуратуре РФ была проведена проверка, в возбуждении уголовного дела отказано (см. Приложение 19). Ни Заявитель, ни его защитник, ни родственники не получали постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.

14.29. 25 июня 2009 года начальник ОУР Республиканского РОВД города L-cка Малоглазов М.М. в ходе допроса в рамках уголовного дела, возбужденного по факту причинения смерти Померанцевой П.П., сообщил следующее (см. Приложение 11):

«Мною осуществлялась устная беседа 09.04.09 г. [с] гр. Островским И.Е. на [предмет] его причастност[и] к совершению… преступления. При этом мною никакое физическое и моральное воздействие на гр. Островского И.Е. не оказывалось.

В ходе разговора Островский И.Е. рассказал мне о том, что он 05.04.09 г. примерно в 15:30 часов находился по адресу[:] г. Lcк, ул. Анисимова, 146 «в»[,] в квартире 43, где должен был подключить доступ в сеть интернет своей знакомой Померанцевой П.П. Островский И.Е. попросил у Померанцевой П.П. нож с целью зачистки проводов[.] Померанцева [П.П.] ему передала кухонный нож.

Из[-]за… того[,] что Островский И.Е. не смог подключить доступ к сети интернет Померанцевой П.П., последняя стала ругаться на него и требовать возврата денег в сумме 2200 или 2400 рублей, переданных Островскому И.Е. ранее за эту услугу[, п]осле… чего… Островский разозлился… на то, что Померанцева [П.П.] стала требовать с него возврат[а] денег[,] и ударил кухонным ножом, которым должен был зачистить провода[,] Померанцеву [П.П.] в шею, живот. Как именно Островский [И.Е.] наносил удары ножом Померанцевой [П.П.], он мне не рассказывал.

После… [этого] он сходил в ванную комнату… Выйдя из комнаты, он решил похитить сотовый телефон Померанцевой П.П.…. и ноутбук…

Сразу после устного рассказа… Островский И.Е. добровольно написал явку с повинной…».

14.30. В начале июля 2009 года защитник Заявителя обратился в суд с жалобой на отказ следователя провести судебно-медицинскую экспертизу в отношении заявителя. В ней он, в частности, указал, что при ознакомлении с материалами дела 30 июня 2009 года не обнаружил в них свое ходатайство о проведении экспертизы от 17 апреля 2009 года (см. п. 14.21. настоящей Жалобы), какого либо решения по нему принято не было, а следователь Костюков К.К., которому было передано для расследования уголовное дело, возбужденное по факту причинения смерти Померанцевой П.П., не дал каких-либо объяснений по этому поводу (см. Приложение 12).

14.31. В начале июля 2009 года защитник Заявителя также обратился в суд с жалобой на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 08 мая 2009 года, где указал, что проверка по факту применения психического и физического воздействия к Заявителю проводилась тем же следователем Комаровым К.К., который осуществлял расследование дела по обвинению его подзащитного в совершении вменяемых ему преступлений, то есть не была проведена независимым лицом. Защитник Заявителя также указал, что ни он, ни его подзащитный не получали копии обжалуемого постановления, и оно было обнаружено защитником в материалах дела только при ознакомлении с ними 30 июня 2009 года (см. Приложение 13).

14.32. 06 июля 2009 года, после начала рассмотрения в Республиканском районном суде города L-cка поданной защитником Заявителя жалобы на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 08 мая 2009 года, не дожидаясь решения суда, заместитель руководителя Старорусского МСО СУ СК при прокуратуре РФ по СО отменил обжалуемое постановление своим собственным постановлением как вынесенное «преждевременно и необоснованно», в связи с чем суд прекратил производство по жалобе. Этим же постановлением материалы дела были направлены на новую проверку, в ходе которой, как указано в нем, необходимо было приобщить к ним материалы уголовного дела в отношении Заявителя и копии актов телесного осмотра Заявителя в ИВС при УВД города L-cка (см. Приложение 14).

14.33. 07 июля 2009 года Республиканским районным судом города L-cка было вынесено постановление об удовлетворении жалобы защитника Заявителя на бездействие следователя, выразившееся в том, что он не разрешил его ходатайство о проведении судебно-медицинской экспертизы в отношении его подзащитного. Суд обязал следователя устранить допущенное нарушение (см. Приложение 15). Однако проведение экспертизы так и не было назначено.

14.34. 09 июля 2009 года следователь Комаров К.К. вынес второе постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению о применении насилия с целью добиться от Заявителя признательных показаний (см. Приложение 17).

14.35. О вынесении указанного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела ни Заявитель, ни его защитник не были уведомлены, его копию не получили. Защитник Заявителя получил копию данного постановления только в сентябре 2009 года в рамках судебного разбирательства по уголовному делу в отношении Заявителя от представителя государственного обвинения в ответ на соответствующее ходатайство.

14.36. В своем постановлении следователь воспроизвел следующим образом утверждения Заявителя об обстоятельствах применения к нему насилия:

«…Островский И.Е. пояснил, что 08.04.09 [он] был доставлен сотрудниками Республиканского ОВД в отдел ОВД по Республиканскому району [города L-cка], где был опрошен в 204 кабинете этими же сотрудниками. Его завели в наручниках в кабинет…, не снимая их, посадили на стул в центре кабинета и, ни о чем не говоря, начали бить по вискам и по почкам. После избиения ему сообщили, что он подозревается в совершении преступления по ст. 105 УК РФ [убийство]. Он свою вину отрицал, после чего опять последовали удары в область почек и оскорбления. Данных лиц он не знает, их опознать сможет. Тем самым из него была выбита явка с повинной путем физических и моральных издевательств над ним со стороны данных лиц. Указанное происходило приблизительно 08.04.09 после 20:00».

14.37. В обоснование своего решения об отказе в возбуждении уголовного дела следователь Комаров К.К. сослался на:

14.37.1. пояснения, данные заместителем начальника ОУР по Республиканскому району Станочниковым С.С., который осуществлял задержание Заявителя и сообщил, что «[н]и при задержании, ни после него… никаких мер физического либо психологического воздействия на Островского И.Е. не оказывалось»;

14.37.2. пояснения первого заместителя начальника криминальной милиции Пищалова П.П., который сообщил, что после доставления в кабинет № 204 ОВД по Республиканскому району «Островскому [И.Е.] было предложено признаться в совершении… преступления, в результате чего Островским [И.Е.] была написана явка с повинной, после чего он был допрошен с адвокатом. Претензий на какое-либо физическое или психологическое воздействие не поступало. В его присутствии Островского [И.Е.] никто не избивал»;

14.37.3. пояснения начальника ОУР Республиканского РОВД города L-cка Малоглазова И.Е. о том, что после доставления Заявителя в кабинет № 204 Республиканского РОВД города L-cка ему «было предложено рассказать правду и написать явку с повинной[, на что Заявитель]… согласился и дал признательные показания… без применения физического и морального воздействия»;

14.37.4. показания оперуполномоченных Стасова С.С., Дороднова Д.Д., Почкина П.П. (см. п.п. 14.23. – 14.25. настоящей Жалобы);

14.37.5. отсутствие в данных, истребованных из ИВС при УВД по городу L-cку, сведений об ушибах, повреждениях, жалобах Заявителя на состояние здоровья при поступлении 10 апреля 2009 года примерно в 17:00;

14.37.6. результаты судебно-медицинского освидетельствования Заявителя 09 апреля 2009 года, «при котором каких-либо телесных повреждений… обнаружено не было» (см. п. 14.8. настоящей Жалобы);

14.37.7. отсутствие ранее жалоб Заявителя на действия сотрудников УВД, а также на самочувствие.

14.38. 18 августа 2009 года началось судебное разбирательство по обвинению Заявителя в совершении вменяемых ему преступлений.

14.39. В тот же день, 18 августа 2009 года на допросе в ходе судебного следствия оперуполномоченный Стасов С.С. показал, что после доставления в Республиканский РОВД Заявитель отказывался от дачи каких-либо показаний, при написании Заявителем явки с повинной он не присутствовал. На вопрос адвоката о том, изъявил ли Заявитель желание написать явку с повинной сам, свидетель ответил, что не помнит (см. Приложение 18).

14.40. 07 сентября 2009 года на допросе в ходе судебного следствия оперуполномоченный Дороднов Д.Д. показал, что Заявитель был им опрошен и в ходе опроса признался в совершении вменяемых ему преступлений. При опросе, по просьбе Заявителя, никто не присутствовал. До этого Заявитель написал явку с повинной, в связи с чем и был проведен опрос. Свидетель также отметил, что пояснения Заявитель давал добровольно и что позже, после проведения следственных действий, в которых свидетель не принимал участия, он доставил Заявителя в ИВС при УВД города L-cка. Никаких телесных повреждений, по словам свидетеля, у Заявителя не было, в противном случае его не приняли бы в ИВС (см. Приложение 18).

14.41. 07 сентября 2009 года на допросе в ходе судебного следствия оперуполномоченный Почкин Д.С. показал, что присутствовал в кабинете № 204 Республиканского РОВД, когда туда доставили Заявителя, но пробыл там недолго; когда Заявитель давал пояснения, его уже не было (см. Приложение 18).

14.42. 08 сентября 2009 года на допросе в ходе судебного следствия начальник ОУР Республиканского РОВД города L-cка Малоглазов М.М. показал, что Заявитель 08 апреля 2009 года после доставления его в Республиканский РОВД добровольно выразил желание написать явку с повинной, что он лично провел с ним «устную беседу», в ходе которой Заявитель сознался в совершении преступления.

14.43. В соответствии с протоколом судебного заседания свидетель Малоглазов М.М. дал следующие показания о том, что сказал ему Заявитель в ходе «устной беседы» (см. Приложение 18):

«Из-за того, что Островский И.Е. не смог подключить доступ к сети интернет Померанцевой П.П., последняя стала ругаться на него и требовать возврата денег, переданных Островскому И.Е. ранее за эту услугу. После [этого] Островский И.Е. разозлился… на то, что Померанцева П.П. стала требовать с него возврат[а] денег[,] и ударил кухонным ножом, которым должен был зачистить провода[,] Померанцеву П.П. Как именно Островский И.Е. наносил Померанцевой П.П. удары ножом, Островский И.Е. мне не рассказывал. После [этого] Островский И.Е. помыл руки в ванной комнате. Выйдя из комнаты[,] решил похитить сотовый телефон Нокия 8800 и ноутбук «Acer»[,] принадлежащи[е] последней…

Он пояснил, что у него был конфликт с родителями, что он украл деньги, и отец его выгнал. Я его спросил, почему он так жестоко убил человека, он пояснил, что из-за денег, что он не смог подключить интернет, а Померанцева П.П. стала требовать у него деньги, после чего [у него] случился нервный срыв…».

14.44. В соответствии с аудиозаписью хода судебного следствия, имеющейся у Заявителя, свидетель Малоглазов М.М. в ответ на вопрос прокурора о том, помнит ли он о том, что сообщил ему Заявитель, фактически дал следующие показания:

«Ну, в принципе, кратко помню. О том, что пришел, с ней он познакомился в ночном клубе, вот. Так как он имеет навыки работы с компьютерами, соответственно, они договорились, что он ей подключит интернет, вот. Придя к ней, деньги он взял с нее, не помню, какую сумму, что-то в районе 2000 рублей. Взял с нее деньги как бы заранее. Первый раз что-то не получилось, второй раз, вот, пришел к ней, вот, подключать интернет. Этот кухонный нож, как он пояснил, она дала ему сама, вот. Потом стал подключать интернет, что-то там у него не получалось, и она ему предъявила за это, что деньги уже взял, а подключить не может. Соответственно, как он пояснил, что в семье денежные проблемы и тут, как бы, вот этот конфликт, за эти деньги, он переполнил чашу его, там, терпения. У него возник нервный срыв, и он этим ножом стал наносить ей ножевые ранения. Вот так он все пояснил…

Он пояснил, вернее, до него тут уже информация была, и он пояснил, что у него конфликт с родителями на фоне того, что он украл видеокамеру и крупную сумму денег, конфликт с отцом. Отец его выгнал, вот…

Он пояснил, вот, и впоследствии как бы это я задал вопрос, зачем так жестоко убивать человека ему, и он пояснил, что, вот, это, рассказал историю про интернет, что он заранее взял у нее деньги в районе двух тысяч рублей. С первого раза подключить не получилось. Пришел он к ней, вот, это, если мне не изменяет память, пятого числа и соответственно пытался опять этот интернет подключить. У него не получилось, и соответственно она ему стала предъявлять за эти деньги, что ты деньги взял, а подключить не можешь, вот. У него случился, как он пояснил, дословно сейчас говорю, нервный срыв, вот. И он стал бить ее ножом. Вот я говорю дословно с его слов…».

14.45. Также свидетель Малоглазов М.М. на вопрос защиты о том, отрабатывались ли другие версии совершения преступления после написания Заявителем явки с повинной, ответил, что другие версии после этого не отрабатывались.

14.46. Свидетель Малоглазов М.М. также подтвердил, что протокол явки с повинной был составлен им, как это и указано в самом протоколе, в 19:00 09 апреля, а не в день задержания, 08 апреля 2009 года.

14.47. В соответствии с протоколом судебного заседания свидетель Малоглазов М.М. дал следующие показания по данному вопросу (см. Приложение 18):

«Примерно в 19.00 час. в день задержания приехал следователь Комаров, стал беседовать с Островским И.Е. Когда ему вопросы [задали,] Островский И.Е. запутался, заплакал и написал явку с повинной…

Явку с повинной Островский И.Е. написал в день задержания. Желание написать явку с повинной Островский И.Е. давал в присутствии следователя Комарова…

08.04.2009 г. я находился на оперативном совещании, следователь подошел, когда доставили Островского И.Е., примерно в 19.00 часов…

[в ответ на вопрос адвоката о том, как он может объяснить, что протокол явки с повинной составлен не 08, а 09 апреля 2009 года] Значит, я его заполнял 09.04.2009 г. Я сразу говорил, что либо 08.09.20[0]9 г., либо 09.04.2009 г. Я перепутал день его задержания…».

14.48. В соответствии с аудиозаписью судебного заседания свидетелем Малоглазовым М.М. фактически были даны следующие показания по данному вопросу:

«Суд: Двое суток Вами устанавливалось местонахождение Островского?

Свидетель Малоглазов М.М.: Да.

Суд: И восьмого Островский был задержан? Задержан он был не Вами?

Свидетель Малоглазов М.М.: Нет

Суд: Но Вы находились в здании райотдела милиции восьмого?

Свидетель Малоглазов М.М.: Восьмого в шесть часов и каждый день в будни мы проводим оперативное совещание.

Суд: Вот, находясь на оперативном совещании в шесть часов…

Свидетель Малоглазов М.М.: На оперативном совещании, оно идет примерно тридцать-сорок минут, то есть в районе девятнадцати ноль-ноль, вот, значит, когда его доставили, да-да-да.

Суд: Следователя видели восьмого или нет?

Свидетель Малоглазов М.М.: Я видел его, я поздоровался, но с ним не разговаривал.

Суд: В какое время это было?

Свидетель Малоглазов М.М.: Вот, было в районе семи часов вечера.

Суд: В районе семи часов вечера. Вы стали разговаривать с Островским в какое время?

Свидетель Малоглазов М.М.: Вот, зашел, стал разговаривать.

Суд: Вы это точно помните?

Свидетель Малоглазов М.М.: Да.

Суд: Ну, хорошо. Оглашается протокол явки с повинной…: «Девятого апреля 2009 года, мною, начальником УР ОВД по Республиканскому району, майором милиции Малоглазовым,… в помещении кабинета 204 составлен настоящий протокол о том, что сего числа в 19:00 обратился Островский…»… Зачитывать?

Защитник: Нет, можно не зачитывать.

Свидетель Малоглазов М.М.: Я же сразу говорил, восьмого или девятого было.

Адвокат: Вы так не говорили.

Свидетель Малоглазов М.М.: Восьмого или девятого.

Адвокат: Вы вообще числа не называли, Вы говорили: «в день задержания», давайте будем точными.

Свидетель Малоглазов М.М.: Восьмого или девятого в семь часов вечера.

Адвокат: Скажите, как Вы можете объяснить, что протокол явки с повинной, согласно материалам дела, заполнен девятого апреля в 19:00?

Свидетель Малоглазов М.М.: Я сразу говорил, что восьмого или девятого. Было в апреле, мог попутаться в датах.

Адвокат: Вы это и сейчас можете путаться в датах, поясняя, что на протоколе стоит девятое.

Свидетель Малоглазов М.М.: Значит, девятого и был заполнен.

Адвокат: Значит, девятого Островский был задержан, да, по Вашей логике?

Свидетель Малоглазов М.М.: Я не помню сейчас.

Адвокат: Давайте логично рассуждать, если…

Свидетель Малоглазов М.М.: Восьмого или девятого, я говорю.

Адвокат: Вы в суде только сейчас сказали, что Островский был задержан восьмого числа. Я правильно понимаю?

Свидетель Малоглазов М.М.: Я сразу говорил, что восьмого или девятого.

Адвокат: Нет, Вы вначале ответили на вопрос, как задержан, потом – следующий вопрос, составление протокола.

Свидетель Малоглазов М.М.: Значит, я перепутал. Точно я не могу назвать дату задержания. Восьмого или девятого числа.

Адвокат: Что перепутали? Я хочу понять, что Вы перепутали. Вы что перепутали, день задержания или день составления протокола?

Свидетель Малоглазов М.М.: День его задержания.

Суд [после вопросов Заявителю]: Протокол явки с повинной составлялся в день задержания Островского или нет?

Свидетель Малоглазов М.М.: Не помню точно.

Суд: А те даты, которые были Вами написаны?.. Даты верны, но в день задержания? Вы не можете пояснить, в связи с чем?

Свидетель Малоглазов М.М.: Не помню. Ну, давность событий просто…».

14.49. После дачи показаний свидетелем Малоглазовым М.М. Заявитель, согласно аудиозаписи, дал следующие пояснения:

«Заявитель: Ваша честь, когда меня доставили в Республиканский РОВД, этот человек тоже, я его еще запомнил, у него на фаланге скрипичный ключ, то есть, вот, меня посадили в центр кабинета, вот, не снимали наручники, вот, и начали наносить физические побои, то есть, вот. А вот этот человек…, помните, Вы еще в пах наступили каблуком, когда я сидел, потом кидали фотографию убитой, говорили, что: «она сниться тебе будет», то есть, вот…

Суд: Составлялся протокол девятого апреля?

Заявитель: Да, девятого апреля, на следующий день.

Суд: Вы сами писали о преступлении?

Заявитель: Да, но я писал, ну, как, что мне говорили, что происходило, вот.

Суд: Задержаны какого числа?

Заявитель: Восьмого.

Суд: А в протоколе Вы стали писать?

Заявитель: На следующий день, девятого».

14.50. 11 сентября 2009 года в процессе допроса заместителя начальника ОУР Республиканского РОВД города L-cка Станочникова С.С. Заявитель, согласно аудиозаписи, дал следующие пояснения: «…в… кабинете [№ 204 Республиканского РОВД]… он [Станочников С.С.] сразу начал меня бить ладонями по вискам и в область почек. И еще Малоглазов Вам говорил, что по лицу не надо, вот… синяк зафиксировали в СИЗО, как раз в области почек находится…».

14.51. Свидетель Станочников С.С. показал в суде, что насилие к Заявителю не применялось (см. Приложение 18).

14.52. 15 сентября 2009 года на допросе в ходе судебного следствия эксперт Ложкина Л.Л., согласно тексту замечаний защитника Заявителя на протокол судебного заседания (см. Приложение 25), постановление об удостоверении правильности которых было вынесено Республиканским районным судом города L-cка 16 октября 2009 года (см. Приложение 26), дала следующие показания, уточняющие и разъясняющие ее заключение о принадлежности крови, обнаруженной на джинсах Заявителя:

«Вопрос суда: Вы делали вывод, что кровь Померанцевой по системе АВ[0] относится…?

Ответ Ложкиной: Кровь Померанцевой П.П. по системе АВ[0] относится к 0-альфа-бет[а] группе, а Островского к А-бет[а] группе. На… брюках Островского… обнаружена кровь человека 0-альфа-бет[а] группы по системе АВ0, которая могла принадлежать Померанцевой П.П. Исключается принадлежность данной крови Островскому…

Вопрос адвоката: Вывод, что кровь могла принадлежать Померанцевой – это предположительный вывод?

Ответ Ложкиной: Это вероятный вывод. Категорично мы не говорим в данном случае. Категорично мы можем только исключить. Вот то, что данная кровь исключается от Островского, это я могу утверждать категорично. А то, что она принадлежит Померанцевой или любому другому человеку с нулевой группой крови, только вероятной.

Вопрос адвоката: С такой группой крови, которая была определена по групповой принадлежности как кровь Померанцевой, может такая кровь принадлежать еще какому-то количеству человек?

Ответ Ложкиной: Да, любому человеку с нулевой группой крови.

Вопрос адвоката: Нулевая группа – это простым языком что?

Ответ Ложкиной: На человеческий язык? Нулевая группа – это первая группа крови, а у Островского – вторая группа крови.

Вопрос адвоката: А есть еще резус?

Ответ Ложкиной: Резус мы не исследовали…

Вопрос адвоката: Скажите, что надо было эксперту… предоставить или в каком объеме, в части крови, для того, чтобы Вы сделали более категоричный вывод о принадлежности крови конкретно Померанцевой?

Ответ Ложкиной: Мы делаем биологическое исследование – это групповую принадлежность крови, т.е четыре группы крови: первая, вторая, третья и четвертая или, говоря нашим языком биологическим — нулевая, А, В и АВ группа, – и мы никогда не делаем категоричных выводов в качестве принадлежности, наши экспертизы этого не говорят. И вот, если Вы обратили внимание, после таблицы у нас есть такая фраза: «Полученные результаты судебно-биологических исследований позволяют формировать выводы о принадлежности пятен крови кому-либо из лиц, проходящих по делу только в вероятной форме». Мы это и указываем. В категоричной форме мы можем только исключить, как я сказала, что я исключила от Островского. И категорично, ну и то с большей долей вероятности это 99,98% – это генетическая экспертиза.

Вопрос Островского: Была возможность провести генетическую экспертизу крови, обнаруженную на джинсах?..

Ответ Ложкиной: Если бы эта было первично,… то да».

14.53. 18 сентября на допросе в ходе судебного следствия эксперт Карагач К.К., согласно тексту замечаний защитника Заявителя на протокол судебного заседания (см. Приложение 25), дал следующие показания, разъясняющие и уточняющие его заключение в части определения времени наступления смерти Померанцевой П.П.:

«На вопрос адвоката: О чем говорит пересечение линий графика в одном временном периоде? Это говорит о наиболее вероятном времени наступления смерти?

Ответ Карагача: Да, о наиболее вероятном.

На вопрос адвоката: Наиболее вероятный период наступления смерти, это, согласно графика, в той области, там, где проходят все три методики [показывает график, где пересечения линий соответствуют давности наступления смерти в период 22-24 часа от момента первичного осмотра трупа, то есть с 16:20 до 18:20 05 апреля 2009 года]?

Ответ Карагача: Да, но в самих заключениях, к сожалению, мы не можем писать «наиболее вероятное», мы пишем максимальные и минимальные границы».

14.54. В сентябре 2009 года защитник Заявителя обратился в суд с жалобой на второе постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту оказания физического и психического давления на Заявителя с целью получения признательных показаний от 09 июля 2009 года. В качестве оснований своей жалобы защитник Заявителя указал, что проверка проводилась заинтересованным лицом – следователем, который проводил расследование дела по обвинению Заявителя в совершении вменяемых ему преступлений, судебно-медицинское исследование по характеру, степени тяжести и давности причинения обнаруженных у Заявителя при поступлении в ФБУ ИЗ-11/11 телесных повреждений так и не было проведено (см. Приложение 20).

14.55. 15 сентября 2009 года, после начала рассмотрения в Республиканском районном суде города L-cка поданной защитником Заявителя жалобы на второе постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 09 июля 2009 года, не дождаясь решения суда, заместитель руководителя Старорусского МСО СУ СК при прокуратуре РФ по СО отменил обжалуемое постановление своим собственным постановлением на том основании, что «выводы в постановлении не соответствуют данным, полученным в ходе проверки», в связи с чем суд прекратил производство по жалобе (см. Приложение 21).

14.56. В тот же день, 15 сентября 2009 года следователь Комаров К.К. вынес третье постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту оказания физического и психического давления на Заявителя с целью получения признательных показаний, о котором ни Заявитель, ни его защитник уведомлены не были, но о наличии которого отец Заявителя узнал из письма заместителя прокурора города L-cка от 30 сентября 2009 года (см. Приложение 22).

14.57. В данном письме указано, что третье постановление об отказе в возбуждении уголовного отдела является законным, обоснованным и не подлежит отмене. В обоснование своих доводов заместитель прокурора города L-cка сослался на:

14.57.1. результаты освидетельствования Заявителя 09 апреля 2009 года (см. п. 14.8. настоящей Жалобы);

14.57.2. то обстоятельство, что согласно распоряжению начальника УВД по городу L-cку руководителям подразделений УВД по городу L-cку, не имеющим штатных охранно-конвойных подразделений, категорически запрещается поручать личному составу конвоировать обвиняемых и осужденных, в связи с чем сотрудники ОУР ОВД Республиканского района «не имели реальной возможности этапировать» Заявителя в ИВС при УВД по городу L-cку;

14.57.3. тот факт, что при поступлении в ИВС при УВД по городу L-cку ушибов и повреждений у Заявителя обнаружено не было, жалоб на состояние здоровья не поступало.

14.58. По этой причине был сделан вывод, что «обнаруженный у Островского И.Е. 15.04.09 в ходе телесного осмотра в ИЗ[-]11/11 г. L-cка экхимоз желто-зеленого цвета в области грудной клетки слева мог быть им получен уже в ИЗ[-]11/11 г. L-cка».

14.59. 24 сентября 2009 года суд удовлетворил ходатайство адвоката о признании явки Заявителя с повинной недопустимым доказательством на том основании, что она была составлена после задержания Заявителя и допроса его в качестве подозреваемого, в ходе которого он не признал себя виновным.

14.60. 06 октября 2009 года Республиканским районным судом города L-cка был вынесен приговор, которым Заявитель признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 105 и частью 1 статьи 158 УК РФ, то есть в совершении убийства – умышленного причинения смерти другому человеку, а также кражи – тайного хищения чужого имущества, при следующих обстоятельствах (см. Приложение 23):

«…05.04.09 г. примерно в 14 часов 40 минут, более точное время следствием не установлено, по предварительной договоренности [Заявитель] пришел [в квартиру] к ранее знакомой Померанцевой О.А…. подключить доступ к сети интернет.

в квартире между Померанцевой П.П. и Островским И.Е. произошел конфликт, в ходе которого Островский И.Е. из внезапно возникших личн[ых] неприязненных отношений…, имея умысел на убийство Померанцевой П.П., реализуя который он…, действуя умышленно с целью убийства…[,] осознавая, что его действия являются опасными для жизни и здоровья Померанцевой П.П., нанес ей… [удары острием ножа], причинив… повреждения[, которые] находятся в прямой причинно-следственной связи с наступлением смерти…

Смерть Померанцевой П.П. наступила 05.04.09 г. в [ее] квартире… от колото-резаных ранений шеи с повреждением крупных сосудов, сопровождавшихся массивной кровопотерей…

05.04.2009 г. примерно в 14 часов 40 минут, находясь в квартире… Померанцевой О.А…., после совершения убийства, убедившись, что в квартире кроме него более никого не находилось, [Островский И.Е.] решил тайно похитить чужое имущество. Реализуя задуманное, Островский И.Е., осознавая, что имущество, находящееся в квартире[,] ему не принадлежит, похитил… сотовый телефон NOKIA 8800…, ноутбук…, принадлежащ[ие] Померанцевой П.П.…

После совершения хищения… Островский И.Е. скрылся с места происшествия[,] обратив похищенное в свою пользу».

14.61. Доказательства, положенные в основу выводов суда о виновности Заявителя, не соотнесены в приговоре с подлежащими доказыванию признаками составов вмененных ему преступлений. Однако анализ приговора позволяет прийти к выводу, что виновность Заявителя в совершении вмененных ему деяний, а также время смерти Померанцевой П.П., непосредственно влияющее на возможность признания его виновным, так как в различное время 05 и 06 апреля 2009 года Заявитель встречался с разными людьми, обоснованы исключительно следующими доказательствами:

14.61.1. показаниями свидетеля Рощиной Р.Р., подтвержденными показаниями свидетеля Голощаповой Г.Г., о том, что потерпевшая звонила Рощиной Р.Р. примерно в 14:00 05 апреля 2009 года и не приехала, вопреки обещаниям, за своим сыном в 18:00 того же дня;

14.61.2. заключением судебно-медицинской экспертизы от 27 июля 2009 года, согласно которому трупные явления, зафиксированные в 18:20 06 апреля 2009 года, обычно соответствуют давности наступления смерти в период времени от 6 до 30 часов до их фиксации, из чего следует, что смерть наступила в период с 12:20 05 апреля до 12:20 06 апреля 2009 года, что, по мнению суда, «не исключа[е]т возможности наступления смерти Померанцевой П.П. 05.04.2009 г. примерно в 14 час. 40 мин. и согласуются с выводами следствия о времени совершения убийства»;

14.61.3. джинсами Заявителя, на которых обнаружены следы крови, относящейся, согласно заключению и показаниям эксперта Ложкиной Л.Л., к той же (первой) группе, что и кровь потерпевшей, и не могущей принадлежать Заявителю (см. п.п. 14.52. настоящей Жалобы);

14.61.4. показаниями начальника ОУР Республиканского РОВД города L-cка Малоглазова М.М. о содержании «устной беседы» с Заявителем (см. п. 14.43. – 14.44. настоящей Жалобы);

14.61.5. показаниями оперуполномоченного Дороднова Д.Д. о содержании данных ему Заявителем «объяснений» (см. п. 14.40. настоящей Жалобы);

14.61.6. многочисленными доказательствами приобретения Заявителем 05 апреля 2009 года новых обуви, джинсов и толстовки, а также выкидыванием части старой обуви и одежды, что им не отрицалось, и что охарактеризовано судом как «избавление Островского И.Е. от предметов одежды, в которой он находился непосредственно в момент совершения убийства…[которые свидетельствуют] о сокрытии Островским И.Е. следов преступления в целях избе[г]ания привлечения к уголовной ответственности»;

14.61.7. многочисленными доказательствами продажи Заявителем телефона потерпевшей, а также заклада в ломбард ее ноутбука, что также было объяснено судом как действия, направленные на сокрытие преступления.

14.62. Характеризуя свое отношение к версии событий, изложенной Заявителем (см. п.п. 14.5. – 14.6. настоящей Жалобы), суд указал только следующее:

«Оценивая показания подсудимого Островского И.Е. о том, что он не причастен к смерти Померанцевой П.П.[,] суд относится к ним критически и считает их направленными на уклонение от уголовной ответственности. Данные показания Островского И.Е. опровергаются заключением… экспертизы…, из выводов которой следует, что на брюках Островского И.Е…. обнаружена кровь человека группы 0АВ…, которая могла принадлежать Померанцевой П.П.».

14.63. Защитник Заявителя в кассационной жалобе на приговор прямо указал на нарушение при его вынесении принципа презумпции невиновности, предусмотренного статьей 14 УПК РФ, в том числе, на отказ толковать сомнения в виновности Заявителя в его пользу и на предположительный характер выводов суда (см. Приложение 24).

14.64. Судебная коллегия по уголовным делам L-cкого областного суда оставила приговор без изменения, а кассационную жалобу – без удовлетворения (см. Приложение 27).

14.65. При этом в части обоснованности выводов суда о виновности Заявителя в совершении кражи кассационная инстанция указала, что факт продажи телефона, заклад ноутбука Померанцевой П.П. в ломбард и покупка на полученные деньги обуви и одежды «свидетельствуют о хищении Островским И.Е. имущества потерпевшей и отсутстви[и] у него намерений на его возврат».

14.66. В части обоснования своего согласия с выводами суда о виновности Заявителя в совершении убийства кассационная инстанция указала на их подтверждение:

14.66.1. заключением экспертизы, согласно которому «на представленных на экспертизу… брюках Островского И.Е…. обнаружена кровь человека группы [0АВ] по системе АВ0, которая могла принадлежать Померанцевой П.П., исключается принадлежность данной крови Островскому И.Е.»;

14.66.2. заключением экспертизы, согласно которому «трупные явления, зафиксированные на 18.20 час. 6.04.09 г., обычно соответствуют давности наступления смерти [в] наиболее вероятный период времени с 6 до 30 часов до фиксации трупных явлений при осмотре трупа на месте происшествия»;

14.66.3. показаниями свидетеля Рощиной Р.Р., подтвержденными показаниями свидетеля Голощаповой Г.Г. о том, что «она созванивалась с потерпевшей 5.04.09 г…. в 14.00 час., Померанцева П.П. обещала заехать к ней в 18.00 час…., [с] 20.00 час. 5.04.09 г. Померанцева [П.П.] уже не отвечала, ее телефон был отключен», что также, по мнению суда, свидетельствует о том, что «убийство потерпевшей было совершено 5.04.09 г. примерно в 14.40 час.»;

14.66.4. показаниями свидетеля Алексеевой А.А. о том, что «в 15.00 час. Померанцева [П.П.] не отвечала, телефон был отключен»;

14.66.5. данными о том, что «5.04.09 г. Островский [И.Е.] пришел домой к Померанцевой [П.П.], чтобы выполнить взятые обязательства» по проведению потерпевшей интернета;

14.66.6. «другие… доказательства, подробно изложенные в приговоре, являющиеся допустимыми, полученными в соответствии с требованиями УПК РФ».

14.67. В заключение суд кассационной инстанции указал:

«Из материалов дела видно, что осужденный был вооружен ножом, которым умышленно причинил потерпевшей ножевые ранения. Установленные по делу обстоятельства совершения преступления, характер и локализация телесных повреждений, поведение осужденного после совершения убийства – приобретение новой одежды, обуви и избавление от вещей, в которых он был на месте преступления, позволили суду сделать правильный вывод о том, что именно Островским [И.Е.], а не другим лицом было совершено убийство потерпевшей на почве личных неприязненных отношений».

 

III. EXPOSÉ DE LA OU DES VIOLATION(S) DE LA CONVENTION ET / OU DES PROTOCOLES ALLÉGUÉE(S), AINSI QUE DES ARGUMENTS À L’APPUI
STATEMENT OF ALLEGED VIOLATION(S) OF THE CONVENTION AND / OR PROTOCOLS AND OF RELEVANT ARGUMENTS
ИЗЛОЖЕНИЕ ИМЕВШЕГО(ИХ) МЕСТО, ПО МНЕНИЮ ЗАЯВИТЕЛЯ, НАРУШЕНИЯ(Й) КОНВЕНЦИИ И/ИЛИ ПРОТОКОЛОВ К НЕЙ И ПОДТВЕРЖДАЮЩИХ АРГУМЕНТОВ

(Voir § 19 (с) de la notice)
(See § 19 (c) of the Notes)
(См. § 19 (в) Пояснительной записки)

 

ПРИЕМЛЕМОСТЬ ЖАЛОБЫ

Признание права на подачу индивидуальной жалобы

15.1. Российская Федерация признала юрисдикцию Европейского Суда по правам человека (далее – Европейский Суд) 5 мая 1998 года путем депонирования в городе Страсбурге ратификационных грамот, признав тем самым полномочия Европейского Суда принимать от физических лиц жалобы на нарушение властями норм Конвенции в соответствии со статьей 34 Конвенции в редакции Протокола № 11.

Жертва нарушения прав

15.2. Заявитель подает настоящую Жалобу от своего собственного имени как жертва изложенных в настоящей Жалобе нарушений конвенционных прав.

Заявление в соответствии со статьей 35(1) Конвенции

15.3. Заявитель подает настоящую Жалобу, исчерпав все эффективные средства правовой защиты от нарушений права на справедливое судебное разбирательство, гарантированного статьей 6 Конвенции, допущенных судом первой инстанции, а именно – обратившись в суд кассационной инстанции, который, по мнению Заявителя, не признал допущенные нарушения и не исправил их. Жалоба в этой части подается в течение шести месяцев с даты вынесения кассационного определения, то есть с 04 декабря 2009 года.

15.4. В части нарушения права не подвергаться пыткам, гарантированного статьей 3 Конвенции, Заявитель полагает, что у него отсутствуют какие-либо эффективные средства правовой защиты от них (см. п.п. 15.37. – 15.41. настоящей Жалобы), в связи с чем он подает жалобу в течение шести месяцев с момента, когда он понял, что у него отсутствуют данные средства защиты, а именно – 30 сентября 2009 года, когда его отец получил из прокуратуры города L-cка письмо, из которого следовало, что следователем прокуратуры в третий раз принято постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту применения к Заявителю пыток с теми же нарушениями, которые были ранее причиной безрезультатного обжалования аналогичных постановлений, вынесенных ранее (см. п.п. 14.26., 14.34. – 14.37., 14.56. – 14.58. настоящей Жалобы).

 

СУЩЕСТВО ДЕЛА

Нарушения статьи 3 Конвенции

15.5. Заявитель полагает, что его право не подвергаться пыткам, гарантированное статьей 3 Конвенции, было нарушено в результате его избиения сотрудниками Республиканского РОВД города L-cка и оказания ими психического насилия с целью добиться признания в совершении вмененных ему преступлений, которое в итоге было дано через сутки издевательств и оскорблений, а также содержания в течение десятков часов без еды, воды и отдыха в камере для административно-задержанных отделения милиции в условиях, которые сами представляли собой пытку.

15.6. Заявитель также считает, что в нарушение статьи 3 Конвенции расследование факта применения к нему пыток, подтверждавшегося не только его собственными показаниями, но и результатами «телесного осмотра», проведенного после доставления в изолятор управления Федеральной службы исполнения наказаний России, в ходе которого был зафиксирован ряд телесных повреждений, а также рядом других доказательств, не было эффективным.

15.7. Статья 3 Конвенции в соответствующей части предусматривает:

«Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению…».

 

Нарушение статьи 3 Конвенции применением к Заявителю пыток сотрудниками Республиканского РОВД города L-cка с целью добиться признания в совершении вменяемых преступлений

15.8. Заявление о применении пыток должно быть подкреплено достаточными доказательствами, оценка которых во всей совокупности не оставляет разумных сомнений в том, что действия, нарушающие статью 3 Конвенции, имели место (см. Постановление Европейского Суда от 18 января 1978 года по делу «Ирландия против Соединенного Королевства», жалоба № 5310/71, п. 161). Однако к выводу о применении пыток может привести и совокупность достаточно обоснованных, конкретных, последовательных предположений, когда при доказывании используются никем не опровергнутые презумпции. Например, если события, о которых идет речь, имели место в ситуации, полностью находящейся под контролем властей, как это происходит применительно к случаям получения телесных повреждений лицами, содержащимися под стражей, могут быть использованы фактические презумпции. Так, власти обязаны обеспечить неприкосновенность лиц, лишенных свободы, поэтому, когда у человека после заключения его под стражу возникают телесные повреждения, которых не было до этого, государство должно предоставить обоснованное объяснение их происхождения (см. Постановление Европейского Суда от 4 декабря 1995 года по делу «Рибич против Австрии», жалоба № 18896/91, п. 34). В отсутствие такого объяснения применение пытки к заявителю должно презюмироваться (см. Постановление Европейского Суда от 26 января 2006 года по делу «Михеев против России», жалоба № 77617/01, п. 127).

15.9. Заявитель подтверждает свое изложение событий, связанных с применением к нему физического и психического насилия сотрудниками Республиканского РОВД города L-cка, (см. п.п. 14.4. и 14.9. настоящей Жалобы), данными «телесного осмотра», проведенного в ФБУ ИЗ-11/11, выявившего у него экхимоз в области грудной клетки (см. п. 14.17. настоящей Жалобы), обоснованного объяснения причин возникновения которого власти не представили (см. п. 14.58. настоящей Жалобы), потенциальными свидетельствами лиц, которые могли бы подтвердить его состояние после пытки – черную от побоев спину, особенно в области почек, кровь, выходящую по мочевым путям, если бы органы, проводящие проверку, захотели найти и опросить или допросить их (см. п.п. 14.7., 14.14., 14.16, 14.19. настоящей Жалобы). Никаких данных о том, что он поступил в Республиканский РОВД с какими бы то ни было телесными повреждениями не имеется, а зафиксированы, пусть и в недостаточном объеме, они были практически сразу после того, как он был выпущен оттуда. Заявитель также обращает внимание на то, что его держали в Республиканском РОВД города L-cка почти 46 часов, в результате чего от него была получена «явка с повинной» и признательные объяснения (см. п.п. 14.9. – 14.12. настоящей Жалобы), что само по себе, по его мнению, может косвенно свидетельствовать о том, что это время было необходимо для того, чтобы посредством пыток сломить его физическое и моральное сопротивление и добиться этого результата. Учитывая, что Заявитель с 08 апреля 2009 года и по настоящее время постоянно находится под стражей, он не мог самостоятельно обратиться к врачам, чтобы вовремя и в должном объеме зафиксировать полученные им телесные повреждения, а представители властей не предоставили ему возможность сделать это, несмотря как на наличия явных признаков причинения вреда здоровью, так и на его жалобы (см. п. 15.31.1. настоящей Жалобы).

15.10. Заявитель полагает, что этих доказательств в сложившейся ситуации достаточно для того, чтобы «за пределами разумных сомнений» сделать вывод, что сотрудниками Республиканского РОВД города L-cка к нему, по меньшей мере, применялось насилие в виде избиений, в том числе, по груди и по почкам, за которое несут ответственность власти РФ (см. Постановление Большой палаты Европейского Суда по делу «Сельмуни против Франции», жалоба № 25803/94, п. 88; Постановление Европейского Суда от 20 июля 2004 года по делу «Мехмет Эммин Юксел против Турции», жалоба № 40154/98, п. 30; Постановление Европейского суда по делу «Михеев против России», п.п. 104-105; Постановление Европейского Суда от 15 мая 2008 года по делу «Дедовский и другие против Российской Федерации», жалоба № 7178/03, п.п. 78-79; Постановление Европейского Суда по делу «Акулинин и Бабич против России» от 02 октября 2008 года, жалоба № 5742/02, п. 42).

15.11. Необходимо различать пытку, запрет применения которой гарантирован статьей 3 Конвенции, и другие виды жестокого обращения, названные в данной статье. Пытка выделена особым образом как умышленное бесчеловечное обращение, причиняющее сильные и жестокие страдания (см. Постановление Большой палаты Европейского Суда по делу «Сельмуни против Франции», п. 96). При определении обращения как пытки необходимо учитывать и цель его применения, к которой относится, в частности, получение информации и запугивание (см. Постановление Большой палаты Европейского Суда по делу «Салман против Турции», жалоба № 21986/93, п. 114).

15.12. Это полностью соответствует положениям Конвенции ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, которая в статьей 1 определяет пытку как «любое действие, которым… лицу умышленно причиняется сильная боль или страдание, физическое или нравственное, чтобы получить от него… сведения или признания…, а также запугать или принудить его…, когда такая боль или страдание причиняются государственным должностным лицом или иным лицом, выступающим в официальном качестве…».

15.13. Так как Заявитель намеренно, с целью получения от него «явки с повинной» и признательных объяснений подвергался многочасовым избиениям, сопровождавшимся угрозами и унижениями, направленными на то, чтобы вызвать у него чувство страха, сломить его физическое и моральное сопротивление, чего в итоге и добились сотрудники Республиканского РОВД города L-cка, которые, кроме того, дополнительно издевались над ним путем помещения на время между пытками в камеру для административно-задержанных, условия содержания в которой сами по себе представляют пытку (см. п.п. 15.14. – 15.24. настоящей Жалобы), он полагает, что обращение, которому он подвергся, должно быть охарактеризовано как пытка.

 

Нарушение статьи 3 Конвенции в связи с содержанием Заявителя в камере для административно-задержанных Республиканского РОВД города L-cка в условиях, представляющих собой пытку

15.14. В течение всего времени нахождения в Республиканском РОВД города L-cка, где Заявитель провел порядка 46 часов – примерно с 19:00 08 апреля 2009 года до 17:00 09 апреля 2009 года, – за исключением периодов пыток в кабинете № 204, а также кратковременных поездок на освидетельствование (см. п. 14.8. настоящей Жалобы) и в суд (см. п. 14.13. – 14.14. настоящей Жалобы), он находился в камере для административно-задержанных (см. п. 14.7. и 14.9. настоящей Жалобы).

15.15. Заявитель находился наряду с другим сокамерником в помещении, размер которого, по его собственным оценкам, не превышал шести квадратных метров. Его ни разу не кормили, не давали воды. В камере не было ни туалета, ни водопровода, а на просьбы отвести его в туалет никто не отзывался. В камере отсутствовали спальные места и какие бы то ни было спальные принадлежности, в ней находились только скамьи. В ней не было окон, а искусственный свет никогда не выключался. Заявителя ни разу не выводили на прогулку, если не считать таковыми кратковременные выезды на освидетельствование примерно через 21 час после задержания, а также в суд через 43 часа после доставления в Республиканский РОВД города L-cка.

15.16. Чтобы обращение относилось к сфере действия статьи 3 Конвенции, оно, конечно, должно превышать минимальную степень жестокости. Оценка этой степени зависит от всех обстоятельств дела, в частности, длительности воздействия на человека и последствий для физического и психологического здоровья (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда от 26 октября 2000 года по делу «Кудла против Польши», № 30210/96, п. 91). Даже в отсутствие цели унизить человеческое достоинство обращение может быть признано нарушающим статью 3 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда от 19 апреля 2001 года по делу «Пирс против Греции», № 28524/95, п. 74). Безусловно, наличие такой цели только увеличивает вероятность прийти к выводу о нарушении статьи 3 Конвенции.

15.17. Европейский Суд ранее уже приходил к выводу, что 22-часовое пребывание в камере для административно-задержанных без пищи, воды и в отсутствие беспрепятственного доступа в туалет само по себе представляет нарушение статьи 3 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда от 25 октября 2005 года по делу «Федотов против России», № 5140/02, п. 68; см. также Постановление Европейского Суда от 21 января 2009 года по дулу «Андреевский против Российской Федерации», № 1750/03, п. 78). Европейский Суд также неоднократно подчеркивал, что считает недопустимым содержание лица в условиях, не обеспечивающих его основные потребности (см. Постановление Европейского Суда по делу «Риад и Идиаб против Бельгии» от 24 января 2008 года, жалобы № 29787/03 и 29810/03, п. 106), и что обязанность государства обеспечивать благополучие заключенных предполагает необходимость предоставления им питания и доступа к питьевой воде (см. Постановление Европейского Суда от 4 мая 2006 года по делу «Кадикис против Латвии» (№ 2), жалоба № 62393/00, п. 55).

15.18. Это полностью соответствует позиции Европейского комитета против пыток (далее – ЕКПП или CPT, который в своем втором Oбщем докладе [CPT/Inf (92) 3] указал:

15.18.1. «42. Задержание полицией в принципе занимает относительно короткий срок. Следовательно, нельзя ожидать, что материальные условия содержания в полицейских учреждениях будут такие же, как в тех местах заключения, где лица, лишенные свободы, могут содержаться в течение длительных периодов. Однако определенные элементарные требования в отношении материального обеспечения должны выполняться.

15.18.2. Все полицейские камеры должны иметь достаточную площадь для такого числа лиц, которое в ней обычно размещается, соответствующее освещение (т.е. достаточное для чтения, исключая периоды сна) и вентиляцию. Желательно, чтобы в камерах было естественное освещение. Кроме того, камеры должны быть оборудованы средствами отдыха (например, прикрепленные к полу стул или скамейка), а лица, вынужденные оставаться под стражей ночью, должны быть обеспечены чистым матрацем и одеялами.

15.18.3. Лицам, содержащимся в камерах полиции, следует разрешить отправлять естественные потребности в чистых и приличных условиях и предложить соответствующие условия для мытья. Пища должна предоставляться ежедневно в соответствующее время, включая плотную еду, по крайней мере, один раз в день (т.е. что-либо более существенное, чем бутерброд).

15.18.4. 43. Вопрос о том, что можно считать разумным размером камеры (или любого другого помещения для содержания задержанного/заключенного) в полиции является трудным вопросом. Для такой оценки следует принять во внимание многие факторы. Однако делегации Комитета сочли необходимым дать примерные рекомендации в этом вопросе. В настоящее время при оценке камер в полицейских участках, предназначенных для одиночного содержания в течение нескольких часов, используется следующий критерий (рассматриваемый скорее в качестве желательного, чем минимально необходимого): около 7 квадратных метров, 2 метра или более от стены до стены, с высотой потолка 2,5 метра».

15.19. В своем двенадцатом Общем докладе [CPT/Inf (2002) 15] ЕКПП сформулировал еще более жесткие стандарты:

15.19.1. «47. Содержание под стражей в полиции является (или, по крайней мере, должно быть) относительно недолгим. Тем не менее, условия содержания в полицейских камерах должны удовлетворять определенным основным требованиям.

15.19.2. Все полицейские камеры должны быть чистыми и достаточно просторными (в отношении размеров камер смотрите также параграф 43 Второго Общего доклада (CPT/Inf (92)) для того числа лиц, которое в ней размещается, и иметь адекватное освещение (т.е. достаточное для чтения, исключая периоды сна); естественный свет в камерах предпочтителен. Далее, камеры должны быть оснащены средствами для отдыха (например, прикрепленные к полу стул или скамейка), а лиц, которые должны оставаться под стражей ночью, следует обеспечить чистыми матрасами и одеялами.

15.19.3. Лица, задержанные полицией, должны пользоваться туалетами в подобающей обстановке и иметь возможность помыться. Необходимо обеспечить свободный доступ к питьевой воде, а еда должна выдаваться в положенное время, и включать плотную пищу, по крайней мере, один раз в день (т.е. что-либо более существенное, чем бутерброд). Лицам, содержащимся в полицейском участке 24 часа и более, должны быть предложены, насколько это возможно, ежедневная прогулка на свежем воздухе».

15.20. Наконец, в своем докладе Правительству РФ о посещении РФ представителями ЕКПП в период со 02 по 17 декабря 2001 года (CPT/Inf (2003) 30) ЕКПП в части анализа ситуации с камерами для административно-задержанных указал:

15.20.1. «25. Как уже отмечалось в ходе предыдущих посещений, ни в одном из посещенных в этот раз районных управлений внутренних дел (РУВД) или местных отделов не было помещений, пригодных для ночного пребывания в них задержанных; вместе с тем, как удалось установить делегации, иногда задержанные проводят в таких учреждениях ночь, т.е. пребывают в них более трех часов, предусмотренных Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях. Увиденные членами делегации камеры являлись совершенно не пригодными для пребывания в них более или менее длительное время: это темные, плохо вентилируемые, грязные и, как правило, лишенные какой-либо мебели, кроме лавки, помещения. Людям, которые проводят в них ночь, не выдаются ни матрасы, ни одеяла. Кроме того, не предусмотрена выдача задержанным ни пищи, ни питьевой воды; посещение ими туалета также весьма проблематично.

15.20.2. ЕКПП вновь подтверждает рекомендацию, вынесенную им в своем докладе о посещении в 1999 году (см. пункт 27 документа СРТ (2000) 7), об обеспечении соответствия материальных условий и использования камер для лиц, подвергшихся административному задержанию, в районных управлениях и местных отделениях внутренних дел положениям приказа 170/1993 Министерства внутренних дел, касающегося общих условий и правил содержания в камерах для лиц, подвергшихся административному задержанию. Следует прекратить эксплуатацию камер, которые не отвечают установленным указанным приказом требованиям.

15.20.3. Кроме того, Комитет вновь подтверждает свою рекомендацию, выносившуюся в его предыдущих докладах о посещениях, о том, чтобы камеры для лиц, подвергшихся административному задержанию, не использовались для содержания под стражей более трех часов».

15.21. В соответствии с Постановлением Правительства РФ № 627 от 15 октября 2003 года «Об утверждении положения об условиях содержания лиц, задержанных за административное правонарушение, нормах питания и порядке медицинского обслуживания таких лиц», задержанные на срок более трех часов лица обеспечиваются питанием, в ночное время – местом для сна, а выведение задержанных лиц из специального помещения для отправления естественных надобностей производится по их просьбе поочередно в сопровождении одного или более из числа дежурного наряда органа, в ведении которого находится помещение.

15.22. Однако, даже если предположить, что лиц, задержанных за административное правонарушение, обеспечивают питанием, то Заявитель не являлся лицом, задержанным в административном порядке, но содержался в этой камере незаконно, что было признано властями, то есть не мог получать питание и фактически не получал его (см. п. 14.28. настоящей Жалобы).

15.23. Многие другие условия, имевшие место в камере, где находился Заявитель, не соответствуют даже минимальным требованиям: размер камеры не достигал минимума в 7 квадратных метров на человека, в ней отсутствовали спальное место и спальные принадлежности, не было воды и туалета, доступ к которым Заявителю не был обеспечен каким-либо иным образом, ему не была предоставлена даже питьевая вода, освещение было искусственным и никогда не выключалось, на прогулку Заявителя никогда не выводили. Наконец, он находился в камере, которая даже при соблюдении всех названных выше требований предназначена для пребывания на срок, обычно не превышающий 3 часов, что предусмотрено статьей 27.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях, десятки часов.

15.24. Все это дает Заявителю основания считать, что его содержание на протяжении десятков часов в камере для административно-задержанных Республиканского РОВД города L-cка в условиях, которые не соответствовали даже минимальным стандартам ЕКПП с точки зрения размера помещения, освещения, доступа к свежему воздуху, а также не позволяли обеспечить базовые потребности Заявителя в еде, воде и пользовании туалетом, нарушает статью 3 Конвенции и представляет собой пытку.

 

Нарушение гарантированных статьей 3 Конвенции обязательств по эффективному расследованию заявлений о применении пыток

15.25. В случае наличия обоснованного заявления или иной информации, свидетельствующей о том, что лицо было подвергнуто обращению в нарушение статьи 3 Конвенции, должно быть проведено эффективное тщательное официальное расследование, по результатам которого могли бы быть установлены и наказаны виновные лица. В противном случае общий правовой запрет пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания, несмотря на свое фундаментальное значение, оказался бы практически неэффективным, а представители государства могли бы фактически безнаказанно нарушать права лиц, находящихся в их власти (см. Постановление Европейского Суда по делу «Ассенов и другие против Болгарии» от 28 октября 1998 года, жалоба № 24760/94, п. 102).

15.26. Обязательство провести расследование – «это не обязательство получить результат, а обязательство принять меры» (см. Постановление Европейского Суда по делу «Пол и Одри Эдвардс против Соединенного Королевства» от 14 марта 2002 года, жалоба N 46477/99, п. 71). Не каждое расследование должно обязательно приводить к результатам, подтверждающим изложение фактов заявителем, однако оно должно быть способным привести к установлению обстоятельств дела и в случае, если жалобы оказались обоснованными, – к идентификации и наказанию виновных (см., mutatis mutandis, Постановление Европейского Суда по делу «Махмут Кайа против Турции» от 28 марта 2000 года, жалоба N 22535/93, п. 124).

15.27. Заявитель полагает, что расследование факта применения к нему пыток сотрудниками милиции и содержание в пыточных условиях в КАЗ Республиканского РОВД города L-cка не было эффективным.

15.28. Во-первых, органы власти РФ, включая суды, администрации мест содержания под стражей, органы расследования и прокуратуры, не предприняли самостоятельно никаких шагов, направленных на расследование фактов применения к Заявителю пыток: ни в результате обнаружения их следов, ни после поступления его заявлений о возбуждении уголовного дела (см. Постановление Европейского Суда по делу «Барабанщиков против России» от 08 января 2009 года, жалоба № 36220/02, п. 62).

Суд, рассматривавший вопрос о заключении Заявителя под стражу

15.28.1. В своем двенадцатом Общем докладе [CPT/Inf (2002) 15] ЕКПП указал:

15.28.1.1. «45. ЕКПП подчеркивал в нескольких случаях роль судебных властей… в борьбе с применением насилия полицией.

15.28.1.2. Например, все задержанные полицией лица, которых намереваются заключить под стражу, должны физически предстать перед судьей, который рассматривает ходатайство об избирании в качестве меры пресечения заключения под стражу…

15.28.1.3. Естественно, судья должен предпринять соответствующие шаги, если присутствуют признаки того, что полицией было применено насилие… Далее, даже в отсутствии выраженных жалоб о применении насилия, судья должен потребовать судебное медицинское освидетельствование всякий раз, когда существуют другие основания полагать, что представленное ему лицо могло стать жертвой насилия…».

15.28.2. Однако судья, рассматривавший вопрос о заключении Заявителя под стражу, который не мог не видеть его фактическое состояние (см. п. 14.14. настоящей Жалобы), не предпринял никаких мер, направленных на выяснение того, не были ли уже имеющиеся в материалах дела «явка с повинной» и признательные «объяснения» Заявителя получены посредством применения насилия.

Сотрудники ИВС при УВД города L-cка

15.28.3. Сотрудники ИВС при УВД города L-cка, куда Заявитель был доставлен вечером 10 апреля 2009 года, не выявили у него никаких телесных повреждений, несмотря на то, что их не могло не быть. Об этом свидетельствует как мать Заявителя, видевшая его в тот же день в суде (см. п. 14.14. настоящей Жалобы), так и результаты осмотра при поступлении на следующее утро в ФБУ ИЗ-11/11 (см. п.п. 14.15. – 15.17. настоящей Жалобы).

15.28.4. При этом пункт 124 Правил внутреннего распорядка изоляторов временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел, утвержденных Приказом МВД России от 22 ноября 2005 года № 950, предусматривает, что «[с] целью определения состояния здоровья и наличия телесных повреждений у подозреваемых и обвиняемых при поступлении в ИВС, лиц, освобождаемых из ИВС или передаваемых конвою для этапирования, обязательно проводятся медицинские осмотры, с отражением данных осмотров в медицинских журналах», пункт 5 говорит, что «[п]ри наличии у принимаемого лица телесных повреждений составляется акт об их наличии, который подписывается дежурным ИВС, должностным лицом, доставившим задержанного, обвиняемого, и самим доставленным, которому вручается копия этого акта», а пункт 128 устанавливает, что «[п]о факту причинения подозреваемому или обвиняемому телесных повреждений проводится проверка, по результатам которой, в предусмотренных УПК РФ случаях и порядке, решается вопрос о возбуждении или отказе в возбуждении уголовного дела».

Сотрудники ФБУ ИЗ-11/11 Федеральной службы исполнения наказаний России

15.28.5. Никаких мер не было предпринято и сотрудниками ФБУ ИЗ-11/11 ни после обнаружения у Заявителя телесных повреждений при поступлении утром 11 апреля 2009 года, то есть менее, чем через трое суток после его избиения сотрудниками Республиканского РОВД города L-cка, ни после того, как 15 апреля 2009 года по его просьбе был проведен телесный осмотр Заявителя, за которым последовал опрос, в ходе которого Заявитель впервые прямо указал на применение в отношении него пыток сотрудниками милиции (см. п.п. 14.15. – 14.19. настоящей Жалобы).

15.28.6. При этом пункт 16 Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов, утвержденных Приказом Министерства юстиции РФ № 189 от 14 октября 2005 года, предписывает, что «[п]ри поступлении в СИЗО [следственный изолятор] подозреваемые и обвиняемые проходят первичный медицинский осмотр и санитарную обработку. Первичный медицинский осмотр, а также необходимое обследование осуществляет дежурный врач (фельдшер) СИЗО с целью выявления больных, требующих изоляции и (или) оказания неотложной медицинской помощи. Результаты осмотра, проведенных лечебно-диагностических мероприятий вносятся в медицинскую амбулаторную карту.

15.28.7. В случае выявления у подозреваемого или обвиняемого телесных повреждений, позволяющих полагать, что вред здоровью гражданина причинен в результате противоправных действий, медицинским работником, кроме записей об этом в медицинской амбулаторной карте, составляется соответствующий акт, который подписывается дежурным помощником и начальником караула, доставившим подозреваемого или обвиняемого. Оперативным отделом проводится проверка, материалы которой, при наличии признаков преступления, направляются территориальному прокурору для принятия решения в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации».

Следователь МСО СУ СК при прокуратуре РФ

15.28.8. Следователь МСО СУ СК при прокуратуре РФ Комаров К.К., получивший 17 апреля 2009 года во время допроса Заявителя в качестве обвиняемого информацию о применении в отношении него пыток сотрудниками милиции (см. п. 14.20. настоящей Жалобы), также не предпринял никаких мер, направленных на проверку этой информации или направления ее для разбирательства в иной орган, до тех пор, пока Заявитель не написал 28 апреля 2009 года заявление с требованием о возбуждении уголовного дела в отношении пытавших его сотрудников милиции.

15.29. Во-вторых, проверка по жалобам Заявителя на пытки сотрудниками милиции и пыточные условия содержания в КАЗ не была независимой (см. Постановление Европейского Суда по делу «Барабанщиков против России», п. 63; Постановление Европейского Суда по делу «Михеев против России», п.п. 115-116). Данную проверку проводил тот же самый следователь МСО СУ СК при прокуратуре РФ Комаров К.К., который расследовал уголовное дело, возбужденное по факту убийства Померанцевой П.П., по которому Заявитель проходил в качестве обвиняемого. Таким образом, следователь был заинтересован в результатах расследования данного дела, непосредственное влияние на которые мог оказать факт признания применения в отношении Заявителя пыток с целью добиться его признания. Более того, сотрудники Республиканского РОВД города L-cка, которые назывались Заявителем в качестве лиц, осуществлявших пытки, проводили по делу целый ряд следственных действий и тесно сотрудничали со следователем Комаровым К.К., проводившим проверку. Начальник ОУР Республиканского РОВД города L-cка Малоглазов М.М., которого Заявитель в суде прямо опознал как одного из тех, кто пытал его (см. п. 14.50. настоящей Жалобы), на следствии и в суде дал показания, явившиеся одними из ключевых с точки зрения обвинения Заявителя в совершении вмененных ему преступлений (см. п.п. 14.29., 14.43 – 14.44., 14.61.4., 15.52. – 15.56. настоящей Жалобы). Важные для следствия показания дал и оперуполномоченный Дороднов Д.Д. (см. п.п. 14.40., 14.61.5., 15.52. – 15.56. настоящей Жалобы). Наконец, оба раза, когда постановления следователя Комарова К.К. об отказе в возбуждении уголовного дела отменялись по причине их незаконности, несмотря на это, проверка вновь получалась ему (см. п.п. 14.26., 14.34. и 14.56. настоящей Жалобы). Что касается проверки на предмет условия содержания Заявителя в КАЗ, то ему ничего не известно о том, кем и каким образом она вообще проводилась. В сентябре 2009 года его отцу сообщили лишь о том, что в возбуждении уголовного дела по данному факту отказано, несмотря на выявленные нарушения (см. п. 14.28. настоящей Жалобы).

15.30. В-третьих, ни Заявитель, ни его защитник не уведомлялись о вынесении трижды постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела по факту применения пыток (см. п.п. 14.27., 14.35. и 14.56. настоящей Жалобы), равно как им ничего не сообщали о самом ходе проверок по жалобам Заявителя и не предоставлялись их материалы, что, среди прочего, затрудняло обжалование незаконных решений следователя (см. Постановление Европейского Суда по делу «Хадисов и Цечоев против России» от 05 февраля 2009 года, жалоба № 21519/02, п. 122; Постановление Европейского Суда по делу «Дедовский и другие против России», п. 92; Постановление Европейского Суда по делу «Тарариева против России» от 14 декабря 2006 года, жалоба № 4353/03, п. 94-95).

15.31. В-четвертых, не были предприняты необходимые меры по собиранию доказательств.

15.31.1. В том числе, не была проведена судебно-медицинская экспертиза Заявителя, о которой прямо ходатайствовал его защитник еще 17 апреля 2009 года в ходе допроса, на котором Заявитель впервые сообщил о применении пытки (см. п.14.21. настоящей Жалобы) (см. Постановление Европейского Суда по делу «Чембер против России» от 19 июня 2008 года, жалоба № 8320/04, п. 62; Постановление Европейского Суда по делу «Надросов против России» от 31 июля 2008 года, жалоба № 9297/02, п.п. 43-44; Постановление Европейского Суда по делу «Самойлов против России» от 02 октября 2008 года, жалоба № 64398/01, п. 37; Постановление Европейского Суда по делу «Дедовский и другие против России», п.п. 89-90). Данное ходатайство по невыясненной причине не было приобщено к материалам уголовного дела в отношении Заявителя, в рамках которого оно было подано. К 17 апреля с момента избиения Заявителя сотрудниками милиции прошло менее 10 дней, что давало возможность получить медицинские данные, подтверждающие факт применения пыток. Медицинское освидетельствование не было проведено даже после обжалования защитником Заявителя бездействия следователя в суд и получения постановления суда о необходимости устранения этого нарушения (см. п. 14.33. настоящей Жалобы). Результаты медицинского освидетельствования, проведенного 09 апреля 2009 года, на которые следователь ссылался во всех своих постановлениях об отказе в возбуждении уголовного дела, не могут быть приняты во внимание. Данное освидетельствование проводилось вне какой-либо связи с жалобами Заявителя на пытки, которые тогда еще не поступили. У Заявителя были осмотрены лишь кисти рук, он не раздевался (см. п. 14.8. настоящей Жалобы).

15.31.2. Не было предпринято никаких мер, направленных на опознание лиц, применявших пытки в отношении заявителя. Двоих из трех сотрудников милиции, применявших к нему пытки, Заявитель узнал только в суде, где они давали против него показания (см. п.п. 14.4., 14.49. – 14.50. настоящей Жалобы).

15.31.3. Сам Заявитель ни разу не был опрошен в рамках проверки по его заявлениям о возбуждении уголовного дела. Для подготовки постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела следователь Комаров К.К. использовал данные из его заявлений и показаний, данных по делу об убийстве Померанцевой П.П.

15.31.4. Не было предпринято никаких попыток обнаружить свидетелей того, что Заявитель получил тяжелые телесные повреждения (см. Постановление Европейского Суда по делу «Барабанщиков против России», п. 60). Следователь Комаров К.К. ограничился допросами в рамках дела об убийстве Померанцевой П.П. и опросами ряда сотрудников милиции, которые присутствовали во время пытки и (или) осуществляли ее (см. п.п. 14.23. – 14.26., 14.29., 14.37. и 14.57. настоящей Жалобы). Вместе с тем, засвидетельствовать состояние Заявителя могли бы, как минимум, сотрудники ФБУ ИЗ-11/11, а также сокамерники Заявителя (см. п.п. 14.7., 14.16. и 14.19. настоящей Жалобы).

15.32. В-пятых, медицинским данным о наличии у Заявителя телесных повреждений, имеющимся, пусть и в небольшом объеме из-за отказа провести судебно-медицинскую экспертизу, в материалах дела (см. п. 14.17. настоящей Жалобы), не была дана должна оценка (см. Постановление Европейского Суда по делу «Барабанщиков против России», п. 60; Постановление Европейского Суда по делу «Белоусов против России» от 02 октября 2008 года, жалоба № 1748/02, п. 54). В первом постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела от 08 мая 2009 года не было упомянуто никаких медицинских данных, кроме результатов судебно-медицинского освидетельствования от 09 апреля 2009 года, не имеющих отношения к делу (см. п.п. 14.8. и 14.26. настоящей Жалобы). Во втором постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела от 09 июля 2009 года добавилась лишь информация об отсутствии у Заявителя телесных повреждений при доставлении его в ИВС при УВД по городу L-ску (см. п. 14.37. настоящей Жалобы). И только в третьем постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела от 15 сентября 2009 года, судя по полученной из прокуратуры информации, были упомянуты результаты телесного осмотра в ФБУ ИЗ-11/11, однако сделан предположительный вывод о получении повреждений уже при нахождении там (см. п. 14.58. настоящей Жалобы). Несмотря на это, никаких сведений о проверке обстоятельств получения телесных повреждений в ФБУ ИЗ-11/11 у Заявителя также не имеется.

15.33. В-шестых, следователь Комаров К.К. использовал различные стандарты при оценке и показаний и информации, содержащейся в жалобах Заявителя, и показаний и объяснений сотрудников милиции, одни из которых были теми людьми, которые применяли к нему насилие, а другие – свидетелями этого, не желавшими ничего говорить (см. Постановление Европейского Суда по делу «Барабанщиков против России», п. 61; Постановление Европейского Суда по делу «Полонский против России» от 19 марта 2009 года, жалоба № 30033/05, п. 112; Постановление Европейского Суда по делу «Надросов против России», п. 44; Постановление по делу «Владимир Романов против России» от 24 июля 2008 года, жалоба № 41416/02, п. 87; Постановление Европейского Суда по делу «Михеев против России», п. 117). Показания и объяснения сотрудников милиции рассматривались следователем как более достоверные, чем показания Заявителя, без приведения какой-либо мотивировки (см. п.п. 14.26., 14.36. – 14.37., 14.56. – 14.58. настоящей Жалобы).

15.34. Наконец, на отсутствие тщательности в расследовании и собирании доказательств, касающихся применения к Заявителю пыток, указывает хотя бы тот факт, что в письме прокуратуры, которым отцу Заявителя было сообщено о вынесении третьего постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, содержались очевидно недостоверные данные о том, что Заявитель не мог быть этапирован в ИВС при УВД города L-cка сотрудниками Республиканского РОВД города L-cка (см. п. 14.57.2. настоящей Жалобы), так как факт доставления Заявителя в ИВС не скрывал оперуполномоченный Дороднов Д.Д., прямо заявивший об этом в суде (см. п. 14.40. настоящей Жалобы). Кроме того, ни следователь Комаров К.К., ни прокуратура не объяснили, кем же Заявитель, по их мнению, был этапирован в ИВС, даже если предположить, что согласно распоряжению начальника УВД по городу L-cку этого не мог сделать никто из сотрудников Республиканского РОВД города L-cка. Сам за себя говорит и тот факт, что в третий раз постановление об отказе в возбуждении уголовного дела было вынесено следователем Комаровым К.К. в тот же самый день, в который было отменено его же второе постановление об отказе в возбуждении уголовного дела (см. п.п. 14.55. – 14.56. настоящей Жалобы).

15.35. Сказанное позволяет сделать вывод, что расследование обоснованных жалоб Заявителя на пытки сотрудниками Республиканского РОВД города L-cка и пыточные условия содержания в КАЗ не было эффективным, так как оно не было инициировано сразу же после обнаружения следов применения насилия в отношении Заявителя, содержавшегося под стражей, и даже после первого сообщения Заявителя о пытках сотрудниками милиции; оно не было независимым; о его ходе и вынесении трижды постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела ни Заявителю, ни его защитнику не сообщалось; в рамках него не были получены необходимые медицинские данные о состоянии Заявителя, а также не были собраны другие необходимые доказательства, в частности, не были опрошены какие бы то ни было очевидцы наличия у Заявителя телесных повреждений, равно как и он сам не был опрошен обо всех обстоятельствах пытки; проверка имела очевидный уклон в сторону большего доверия сотрудникам милиции, следователь не указывал причины, по которым он в меньшей мере склонен доверять словам Заявителя; наконец, множество факторов указывает на то, что проверка не была тщательной, а отличалась крайней формальностью.

15.36. Таким образом, по мнению Заявителя, в отношении него имело место нарушение вытекающего из статьи 3 Конвенции обязательства проведения эффективного расследования по факту применения пыток.

 

Нарушение статьи 13 Конвенции

15.37. Кроме того, Заявитель полагает, что ему не были доступны какие-либо эффективные средства правовой защиты от нарушений его права не подвергаться пыткам, гарантированного статьей 13 Конвенции, так как расследование факта их применения к нему не было эффективным.

15.38. Статья 13 Конвенции предусматривает:

«Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве».

15.39. Статья 13 Конвенции требует, чтобы при возможном нарушении одного или нескольких прав, предусмотренных Конвенцией, жертве нарушения был доступен механизм привлечения представителей власти к ответственности за данное нарушение. Договаривающиеся государства в рамках определенных пределов усмотрения пользуются правом определять, каким именно образом выполнять свои обязательства по той или иной статье Конвенции. Однако в делах, касающихся нарушения статьи 3, статья 13 Конвенции требует, среди прочего, провести тщательное и эффективное расследование, способное установить и привлечь к ответственности виновных (см. Постановление Европейского Суда по делу «Ангелова против Болгарии» от 13 июня 2002 года, жалоба № 38361/97, п.п. 161-162; Постановление Европейского Суда по делу «Ассенов и другие против Болгарии», п. 114 и далее).

15.40. Заявитель полагает, что с учетом имеющихся сведений (см. п. 15.9. настоящей Жалобы) его заявления о пытках сотрудниками милиции и пыточных условиях содержания в КАЗ Республиканского РОВД города L-cка были «обоснованными» в смысле статьи 13 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по делу «Бойл и Раис против Соединенного Королевства» от 27 апреля 1988 года, жалобы № 9659/82 и 9658/82, п. 52). Следовательно, государственные органы были обязаны провести эффективное расследование изложенных в них обстоятельств. Однако, как обосновано выше (см. п.п. 15.25. – 15.36. настоящей Жалобы), эффективного расследования проведено не было.

15.41. Таким образом, Заявитель полагает, что ему было отказано в эффективном расследовании по его заявлениям и в доступе к средствам правовой защиты, включая право на компенсацию. Следовательно, имело место нарушение статьи 13 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по делу «Михеев против России», п.п. 138-143).

 

Нарушения § 1 и пункта «с» § 3 статьи 6 Конвенции

15.42. Заявитель также полагает, что разбирательство его дела не соответствовало требованиям § 1 статьи 6 Конвенции, так как в целом не было справедливым по той причине, что суд первой инстанции в критической степени обосновал свой вывод о виновности Заявителя показаниями двух сотрудников милиции, в которых они воспроизвели содержание протоколов «явки с повинной» и «опроса» Заявителя,

признанных недопустимыми доказательствами судом и следствием соответственно,

написанных со слов сотрудников милиции и подписанных Заявителем под пытками,

в нарушение его права не свидетельствовать против себя, а также

без участия защитника, то есть дополнительно в нарушение права, гарантированного пунктом «с» § 3 статьи 6 Конвенции,

от которых фактически невозможно было защититься в соответствии с российским уголовно-процессуальным правом и практикой его применения.

15.43. Статья 6 Конвенции в соответствующей части предусматривает:

«1. Каждый… при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое… разбирательство дела… судом…

3. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права:

с) защищать себя… через посредство… защитника…».

15.44. По общему правилу вопрос о допустимости доказательств находится, в первую очередь, в сфере регулирования национального права. Однако в рамках статьи 6 Конвенции может быть поставлен вопрос о справедливости судебного разбирательства в целом, в том числе, в части способа получения отдельных доказательств.

15.45. Большое значение здесь имеет решение вопроса о том, были ли нарушены при этом другие конвенционные права (см. Постановление Европейского Суда по делу «Хан против Соединенного Королевства» от 12 мая 2000 года, жалоба № 35394/97, п. 34; Постановление Европейского Суда по делу «Аллан против Соединенного Королевства» от 05 ноября 2002 года, жалоба № 48539/99, п. 42).

15.46. Так, в случае, когда речь идет об использовании с целью обвинения лица в совершении преступления доказательств, полученных в нарушение статьи 3 Конвенции в форме пытки, должен быть сделан вывод и о нарушении права на справедливое судебное разбирательство, вне зависимости от того, насколько решающую роль играли такие доказательства (см. Постановление Европейского Суда по делу «Арутюнян против Армении» от 28 июня 2007 года, жалоба № 36459/03, п. 63).

15.47. Применительно к другим правам вывод может быть иной. Например, отсутствие защитника в ходе проведения того или иного отдельного следственного действия с участием подозреваемого или обвиняемого еще не может свидетельствовать о нарушении права на справедливое разбирательство в целом, равно как и права защищать себя посредством защитника, предусмотренного § 3 части 3 статьи 6 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по делу «Моисеев против России» от 09 октября 2008 года, жалоба № 62936/00, п. 201).

15.48. При анализе того, насколько нарушение права на защиту повлияло на справедливость судебного разбирательства, необходимо определить, имел ли человек возможность оспорить достоверность полученного в результате этого доказательства, а также проверить способ его использования. Кроме того, необходимо учесть и само качество доказательств, в том числе, могли ли обстоятельства, при которых они были получены, поставить под сомнение их достоверность. При этом вывод о несправедливости судебного разбирательства представляется менее вероятным, если полученное доказательство подтверждается другими (см., например, Постановление Европейского Суда по делу «Хан против Соединенного Королевства», п.п. 35 и 37; Постановление Европейского Суда по делу «Аллан против Соединенного Королевства», п. 43).

15.49. Вместе с тем, право защищать себя посредством защитника является одним из основополагающих в рамках более широкого права на справедливое судебное разбирательство. Оно предполагает, в том числе, право прибегнуть к помощи защитника с первого же допроса, что в немалой степени призвано воспрепятствовать получению признательных показаний под давлением со стороны представителей властей. И право на защиту ущемляется уже тем обстоятельством, что в качестве обвинительных доказательств используются показания лица, полученные в отсутствие защитника (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Салдус протии Турции» от 27 ноября 2008 года, жалоба № 36391/02, п. 55).

15.50. Право на защиту призвано одновременно обеспечить и право лица сохранять молчание, также включенное в право на справедливое судебное разбирательство, и право не подвергаться такому давлению со стороны властей, которое одновременно нарушало бы статью 3 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по делу «Джон Мюррей против Соединенного Королевства» от 08 февраля 1996 года, жалоба № 18731/91, п.п. 45-47; Постановление по делу «Функе против Франции» от 25 февраля 1993 года, жалоба № 10828/84, п. 44).

15.51. При рассмотрении вопроса о том, насколько процедура получения доказательства повлияла на право не свидетельствовать против самого себя, необходимо проанализировать существо и степень принуждения, а также наличие определенных гарантий и то, каким образом доказательство было использовано (см., например, Постановление Европейского Суда по делу «Хини и МакГиннесс против Ирландии» от 21 декабря 2000 года, жалоба № 34720/97, п.п. 54-55).

15.52. Исходя из анализа приговора суда, все доказательства, которые можно назвать обвинительными (см. п. 14.61. настоящей Жалобы), представляют собой либо доказательства, результаты оценки которых со всей очевидностью могут привести лишь к маловероятному выводу о виновности Заявителя в совершении вменяемых ему преступлений, либо доказательства, производные от признанных недопустимыми доказательств, полученных под пытками, в нарушение права не свидетельствовать против себя и без участия защитника, от которых фактически нельзя защититься по существу.

15.53. К доказательствам первого вида относятся показания свидетелей Рощиной Р.Р. и Голощаповой Г.Г., а также заключение судебно-медицинской экспертизы (см. п.п. 14.61.1. – 14.61.2. настоящей Жалобы), из совокупности которых можно сделать лишь вывод о том, что Померанцева П.П. была убита в период с 14:00 05 апреля 2009 года до 12:20 06 апреля 2009 года. Таким образом, вывод следствия и суда о том, что смерть Померанцевой П.П. наступила примерно в 14:40 05 апреля 2009 года (см. п. 14.60. настоящей Жалобы), не может быть вызван ничем иным, кроме как попыткой «подогнать» время ее смерти под наиболее удобное с точки зрения возможности обоснования вины Заявителя в совершении вмененных ему преступлений с помощью доказательств второго вида. Кроме того, следствием и судом практически проигнорированы имеющиеся в заключении и показаниях судебно-медицинского эксперта выводы о том, что наиболее вероятным временем смерти Померанцевой П.П. в соответствии с предоставленными ему данными является период времени с 16:20 до 18:20 05 апреля 2009 года (см. п. 14.53. настоящей Жалобы), то есть тот, на который у Заявителя имеется алиби, подтверждаемое показаниями многочисленных свидетелей.

15.54. К этому же первому виду доказательств относятся и джинсы заявителя, на которых была обнаружена кровь той же (первой) группы, которая была у потерпевшей (см. п. 14.61.3. настоящей Жалобы). Данное доказательство практически не способно опровергнуть презумпцию невиновности Заявителя, так как, с учетом пояснений, данных экспертом в суде (см. п. 14.52. настоящей Жалобы), это одна из четырех групп крови, которые в принципе могут быть у человека, причем, самая распространенная.

15.55. Оставшиеся доказательства первого вида, с помощью которых установлено, что у Заявителя находился ноутбук Померанцевой П.П., сданный им в ломбард, а также ее сломанный сотовый телефон, проданный Заявителем на рынке (см. п.п. 14.61.6. – 14.61.7. настоящей Жалобы), с чем он и не спорил, не могут, даже в совокупности со всеми названными выше доказательствами, опровергнуть версию Заявителя, в которой он объясняет эти факты как не связанные с убийством и кражей, изложенную им еще в ходе первого допроса в качестве подозреваемого и последовательно поддерживаемую в ходе всего хода расследования и судебного разбирательства (см. п.п. 14.5. – 14.6. настоящей Жалобы).

15.56. Таким образом, обоснование вины Заявителя не представляется возможным без доказательств второго вида, а именно – показаний начальника ОУР Республиканского РОВД города L-cка Малоглазова М.М. и оперуполномоченного Дороднова Д.Д., в которых они излагают содержание признанных недопустимыми судом и следствием протоколов «явки с повинной» и последовавшего за его написанием «опроса» соответственно (см. п.п. 14.61.4. – 14.61.5. настоящей Жалобы). Другими словами, данные доказательства имели абсолютно критическое значение с точки зрения возможности признания Заявителя виновным в совершении вмененных ему преступлений. В их отсутствие он должен был бы быть оправдан.

15.57. Несмотря на признание протокола «явки с повинной» недопустимым доказательством по причинам, не связанным с признанием факта пыток (см. п. 14.59. настоящей Жалобы), а также с фактическим признанием таковым самим следствием протокола «опроса» Заявителя (см. п. 14.12. настоящей Жалобы), о чем свидетельствует тот факт, что он не был использован в доказывании, Республиканский районный суд города L-cка при вынесении обвинительного приговора в отношении Заявителя сослался на показания свидетелей Малоглазова М.М. и Дороднова Д.Д., которые со всей очевидностью производны от них.

15.58. Таким образом, можно сделать вывод, что показания этих свидетелей сами по себе являются плодами пыток Заявителя.

15.59. Кроме того, признания Заявителя, облеченные в форму этих показаний, со всей очевидностью получены в нарушение его права не свидетельствовать против себя, так как степень принуждения, соответствующая пытке, определенно свидетельствует об этом.

15.60. Также они получены в отсутствие защитника (см. п.п. 14.11. и 14.12. настоящей Жалобы), который к тому времени уже вступил в дело и присутствовал в ходе допроса Заявителя в качестве подозреваемого, в рамках которого он не признал себя виновным, несмотря на то, что к этому моменту уже подвергся пыткам (см. п.п. 14.4. – 14.5. настоящей Жалобы).

15.61. Наконец, от данных показаний практически невозможно защититься. УПК РФ относит к недопустимым доказательствам показания подозреваемого и обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, не подтвержденные в суде (п. 1 ч. 2 ст. 75). Однако при этом показаниями по закону признаются только сведения, сообщенные на допросе (ст. 76 УПК РФ), а также, в соответствии со сложившейся практикой, в ходе очной ставки и проверки показаний на месте. В данном же случае информация, полученная от Заявителя и воспроизведенная им со слов сотрудников милиции, формально не представляла собой показания, следовательно, будучи переведенной в иную форму, потребовать признания показаний сотрудников милиции недопустимыми из-за нарушений старой формы доказательства невозможно. Более того, нарушение формы получения информации от Заявителя фактически было констатировано судом и следствием, признавшим недопустимыми протоколы «явки с повинной» и «опроса». Однако в отсутствие в теории, в уголовном законе и на практике концепции «плодов отравленного дерева», перевод информации в иную форму делает ее практически неуязвимой с точки зрения возможности признания нового доказательства недопустимым. Признание же его недостоверным также не представляется реальным, несмотря на то, что ни одно другое доказательство в деле не подкрепляет показания свидетелей Малоглазова М.М. и Дороднова Д.Д. (см. п. 14.61. настоящей Жалобы). Аналогичным образом и по тем же причинам право не свидетельствовать против себя самого, гарантированное статьей 51 Конституции Российской Федерации, не может быть использовано с целью признания показаний Малоглазова М.М. и Дороднова Д.Д. недопустимыми.

15.62. Таким образом, Заявитель полагает, что использование судом в критической степени с целью доказывания его вины в совершении вмененных ему преступлений показаний свидетелей Малоглазова М.М. и Дороднова Д.Д., которые по своему содержанию полностью воспроизводят свидетельство Заявителя против самого себя, полученное под пытками и данное со слов самих сотрудников милиции в нарушение права не свидетельствовать против самого себя и права на защиту, и от которых практически невозможно защититься, нарушает право Заявителя на справедливое судебное разбирательство, гарантированное статьей 6 Конвенции.

15.63. Судом кассационной инстанции названные нарушения права на справедливое судебное разбирательство исправлены не были (см. п.п. 14.64. – 14.67. настоящей Жалобы).

 

IV.EXPOSÉ RELATIF AUX PRESCRIPTIONS DE LARTICLE 35 § 1 DE LA CONVENTION
STATEMENT RELATIVE TO ARTICLE 35 § 1 OF THE CONVENTION
ЗАЯВЛЕНИЕ В СООТВЕТСТВИИ СО СТАТЬЕЙ 35 § 1 КОНВЕНЦИИ

(Voir § 19 (d) de la notice. Donner pour chaque grief, et au besoin sur une feuille séparée, les renseignements demandés sous les points 16 à 18 ci-après)
(See § 19 (d) of the Notes. If necessary, give the details mentioned below under points 16 to 18 on a separate sheet for each separate complaint)
(
См. § 19 (г) Пояснительной записки. Если необходимо, укажите сведения, упомянутые в пунктах 16-18, на отдельном листе бумаги)

 

16. Décision interne définitive (date et nature de la décision, organe — judiciaire ou autre — l’ayant rendue)
Final decision (date, court or authority and nature of decision)
Окончательное внутреннее решение (дата и характер решения, орган — судебный или иной — его вынесший)

Кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам L-cкого областного суда от 04 декабря 2009 года.

 

17. Autres décisions (énumérées dans l’ordre chronologique en indiquant, pour chaque décision, sa date, sa nature et l’organe -judiciaire ou autre — l’ayant rendue)
Other decisions (list in chronological order, giving date, court or authority and nature of decision for each of them)
Другие решения (список в хронологическом порядке, даты этих решений, орган судебный или иной его принявший)

17.1. Постановление следователя Старорусского МСО СУ СК при прокуратуре РФ по СО Комарова К.К. об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению о применении к Заявителю пыток от 08 мая 2009 года.

17.2. Постановление заместителя руководителя Старорусского МСО СУ СК при прокуратуре РФ по СО об отмене незаконного (необоснованного) постановления следователя от 08 мая 2009 года об отказе в возбуждении уголовного дела от 06 июля 2009 года.

17.3. Постановление Республиканского районного суда города L-cка об удовлетворении жалобы защитника Заявителя на бездействие следователя по его ходатайству о проведении судебно-медицинского освидетельствования Заявителя на предмет обнаружения следов пыток от 07 июля 2009 года.

17.4. Постановление следователя Старорусского МСО СУ СК при прокуратуре РФ по СО Комарова К.К. об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению о применении к Заявителю пыток от 09 июля 2009 года.

17.5. Постановление заместителя руководителя Старорусского МСО СУ СК при прокуратуре РФ по СО об отмене незаконного (необоснованного) постановления следователя от 09 июля 2009 года об отказе в возбуждении уголовного дела от 15 сентября 2009 года.

17.6. Постановление следователя Старорусского МСО СУ СК при прокуратуре РФ по СО Комарова К.К. об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению о применении к Заявителю пыток от 15 сентября 2009 года.

17.7. Приговор Республиканского районного суда города L-cка от 06 октября 2009 года.

 

18. Disposez-vous d’un recours que vous n’avez pas exercé? Si oui, lequel et pour quel motif n’a-t-il pas été exercé?
Is there or was there any other appeal or other remedy available to you which you have not used? If so, explain why you have not used it.
Располагаете ли Вы каким-либо средством защиты, к которому Вы не прибегли? Если да, то объясните, почему оно не было Вами использовано?

Заявитель исчерпал все эффективные средства правовой защиты от изложенных в настоящей Жалобе нарушений права на справедливое судебное разбирательство.

В отношении нарушений права не подвергаться пыткам у Заявителя отсутствуют эффективные средства правовой защиты, что обосновано в п.п. 15.37. – 15.41. настоящей Жалобы.

 

V. EXPOSÉ DE L’OBJET DE LA REQUÊTE
STATEMENT OF THE OBJECT OF THE APPLICATION
ИЗЛОЖЕНИЕ ПРЕДМЕТА ЖАЛОБЫ

(Voir § 19 (e) de la notice)
(See § 19 (e) of the Notes)
(
См. § 19 (д) Пояснительной записки)

19.1. Заявитель просит признать, что в отношении него были нарушены право не подвергаться пыткам и право на справедливое судебное разбирательство, гарантированные статьями 3 и 6 Конвенции, и присудить ему справедливую компенсацию.

19.2. Статья 41 Конвенции, посвященная вопросу выплаты справедливой компенсации, предусматривает:

«Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

19.3. Заявитель просит выплаты ему в соответствии со статьей 41 Конвенции следующей справедливой компенсации:

19.3.1. возмещения материального ущерба,

19.3.2. возмещения морального вреда и

19.3.3. возмещения расходов, связанных с подачей настоящей Жалобы.

19.4. Подробные требования по справедливой компенсации будут представлены позднее.

 

VI. AUTRES INSTANCES INTERNATIONALES TRAITANT OU AYANT TRAITÉ L’AFFAIRE
STATEMENT CONCERNING OTHER INTERNATIONAL PROCEEDINGS
ДРУГИЕ МЕЖДУНАРОДНЫЕ ИНСТАНЦИИ, ГДЕ РАССМАТРИВАЛОСЬ ИЛИ РАССМАТРИВАЕТСЯ ДЕЛО

(Voir § 19 (f) de la notice)
(See § 19 (f) of the Notes)
(
См. § 19 (е) Пояснительной записки)

20. Avez-vous soumis à une autre instance internationale d’enquête ou de règlement les griefs énoncés dans la présente requête? Si oui, fournir des indications détaillées à ce sujet.
Have you submitted the above complaints to any other procedure of international investigation or settlement? If so, give full details.
Подавали ли Вы жалобу, содержащую вышеизложенные претензии, на рассмотрение в другие международные инстанции? Если да, то предоставьте полную информацию по этому поводу.

Нет, в другие международные инстанции жалоба не подавалась.

 

VII. PIÈCES ANNEXÉES

(PAS DORIGINAUX, UNIQUEMENT DES COPIES;
PRIÈRE DE N’UTILISER NI AGRAFE, NI ADHÉSIF, NI LIEN D’AUCUNE SORTE)

LIST OF DOCUMENTS

(NO ORIGINAL DOCUMENTS, ONLY PHOTOCOPIE;
DO NOT STAPLE, TAPE OR BIND DOCUMENTS)

СПИСОК ПРИЛОЖЕННЫХ ДОКУМЕНТОВ

(HE ПРИЛАГАЙТЕ ОРИГИНАЛЫ ДОКУМЕНТОВ, А ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ФОТОКОПИИ;
НЕ СКРЕПЛЯЙТЕ, НЕ СКЛЕИВАЙТЕ И НЕ СШИВАЙТЕ ДОКУМЕНТЫ)

(Voir § 19 (g) de la notice. Joindre copie de toutes les décisions mentionnées sous ch. IV et VI ci-dessus. Se procurer, au besoin, les copies nécessaires, et. en cas d’impossibilité, expliquer pourquoi celles-ci ne peuvent pas être obtenues. Ces documents ne vous seront pas retournés.)
(See § 19 (g) of the Notes. Include copies of all decisions referred to in Parts IV’ and VI above. If you do not have copies, you should obtain them. If you cannot obtain them, explain why not. No documents will be returned to you.)
(См. § 19 (ж) Пояснительной записки. Приложите копии всех решений, упомянутых в Разделах IV и VI. Если у Вас нет копий, Вам следует их получить. Если Вы не можете их получить, то объясните причину. Полученные документы не будут Вам возвращены.)

21. К настоящей Жалобе прилагаются следующие документы:

Приложение 1. Копия постановления о возбуждении уголовного дела и принятии его к производству от 06 апреля 2009 года.

Приложение 2. Копия протокола допроса Заявителя в качестве подозреваемого от 08 апреля 2009 года.

Приложение 3. Копия протокола освидетельствования Заявителя от 09 апреля 2009 года.

Приложение 4. Копия протокола явки Заявителя с повинной от 09 апреля 2009 года.

Приложение 5. Копия протокола опроса Заявителя от 09 апреля 2009 года.

Приложение 6. Копия протокола допроса Заявителя в качестве обвиняемого от 17 апреля 2009 года.

Приложение 7. Копия протокола допроса оперуполномоченного Стасова С.С. от 05 мая 2009 года.

Приложение 8. Копия протокола допроса оперуполномоченного Дороднова Д.Д. от 06 мая 2009 года.

Приложение 9. Копия протокола допроса оперуполномоченного Почкина Д.С. от 07 мая 2009 года.

Приложение 10. Копия постановления следователя Комарова К.К. об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению о применении к Заявителю пыток от 08 мая 2009 года.

Приложение 11. Копия протокола допроса начальника ОУР Республиканского РОВД города L-cка Малоглазова М.М. от 25 июня 2009 года.

Приложение 12. Копия поданной в июле 2009 года в суд жалобы защитника Заявителя на бездействие следователя, заключающееся в непринятии решения по заявленному ходатайству о проведении судебно-медицинского освидетельствования Заявителя на предмет установления следов пытки.

Приложение 13. Копия поданной в июле 2009 года в суд жалобы защитника на постановление следователя Комарова К.К. об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению о применении к Заявителю пыток от 08 мая 2009 года.

Приложение 14. Копия постановления заместителя руководителя Старорусского МСО СУ СК при прокуратуре РФ по СО от 06 июля 2009 года об отмене постановления следователя Комарова К.К. об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению о применении к Заявителю пыток от 08 мая 2009 года.

Приложение 15. Копия постановления Республиканского районного суда города L-cка от 07 июля 2009 года об удовлетворении жалобы защитника Заявителя на бездействие следователя, заключающееся в непринятии решения по заявленному ходатайству о проведении судебно-медицинского освидетельствования Заявителя на предмет установления следов пытки.

Приложение 16. Копия медицинской справки о состоянии Заявителя, выданной коллегии адвокатов, в которой работает защитник Заявителя, ФБУ ИЗ-11/11 от 08 июля 2009 года.

Приложение 17. Копия постановления следователя Комарова К.К. об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению о применении к Заявителю пыток от 09 июля 2009 года.

Приложение 18. Копия извлечений из протокола судебного заседания (страницы 1, 5-6, 36-38, 43-46, 49-51).

Приложение 19. Копия письма и.о. начальника Управления собственной безопасности ГУВД по СО от 03 сентября 2009 года.

Приложение 20. Копия поданной в сентябре 2009 года в суд жалобы защитника на постановление следователя Комарова К.К. об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению о применении к Заявителю пыток от 08 июля 2009 года.

Приложение 21. Копия постановления заместителя руководителя Старорусского МСО СУ СК при прокуратуре РФ по СО от 15 сентября 2009 года об отмене постановления следователя Комарова К.К. об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению о применении к Заявителю пыток от 09 июля 2009 года.

Приложение 22. Копия письма заместителя прокурора города L-cка от 30 сентября 2009 года, адресованного отцу Заявителя.

Приложение 23. Копия приговора от 06 октября 2009 года.

Приложение 24. Копия кассационной жалобы защитника Заявителя на приговор суда от 06 октября 2009 года.

Приложение 25.Копия извлечений из замечаний защитника Заявителя на протокол судебного заседания (страницы 1, 4-5, 17, 19).

Приложение 26. Копия постановления Республиканского районного суда города L-cка о рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания от 16 октября 2009 года.

Приложение 27. Копия кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам L-cкого областного суда от 04 декабря 2009 года.

Приложение 28. Доверенность на представительство в Европейском Суде.

 

VIII. DÉCLARATION ET SIGNATURE
DECLARATION AND SIGNATURE
ЗАЯВЛЕНИЕ И ПОДПИСЬ

(Voir § 19 (h) de la notice)
(See § 19 (h) of the Notes)
(
См. § 19 (з) Пояснительной записки)

Je déclare en toute conscience et loyauté que les renseignements qui figurent sur la présente formule de requête sont exacts.
I hereby declare that, to the best of my knowledge and belief, the information I have given in the present application form is correct.
Настоящим, исходя из моих знаний и убеждений, заявляю, что все сведения, которые я указал(а) в формуляре, являются верными.

Lieu / Place / Место ГОРОД L-СК, РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ

Date / Date / Дата 19 МАРТА 2010 ГОДА

 

 

(Signature du / de la requérant(e) ou du / de la représentant(e))
(Signature of the applicant or of the representative)
(
Подпись заявителя или его представителя)

_____________________________________
Другие образцы жалоб в Страсбургский Суд:
Образец (2) жалобы в Европейский Суд по правам человека;
Образец (3) жалобы в Европейский Суд по правам человека;
Образец (4) жалобы в Европейский Суд по правам человека;
Образец (5) жалобы в Европейский Суд по правам человека;
Образец (6) жалобы в Европейский Суд по правам человека;
Образец (7) жалобы в Европейский Суд по правам человека;
Образец (8) жалобы в Европейский Суд по правам человека;
Образец (9) жалобы в Европейский Суд по правам человека;
Образец (10) жалобы в Европейский Суд по правам человека;
Образец дополнения к жалобе в Европейский Суд по правам человека;
Образец (1) «предварительной жалобы» в Европейский Суд по правам человека;
Образец (2) «предварительной жалобы» в Европейский Суд по правам человека.

Метки

  1. гаджи

    Здравствуйте Олег. Спасибо за ответ-все понятно. Но я все-таки пишу о нарушении 13 статьи Конвенции при моем избиении, можно ли считать обрашение в областную прокуратуру достаточным основанием прохождения внутригосударственных средств зашиты прав. А то несерьезно как-то, после областнй прокуратуры где я не нашел зашиты начинать все с начала с районного суда. Спасибо

  2. Михаил

    Олег, здравствуйте. Скажите пожалуйста, могут ли в ЕСПЧ обращаться юридические лица например по вопросам нарушения права собственности? Или где можно посмотреть ответ на этот вопрос. С одной стороны Конвенция закрепляет права человека, а с другой увидел образец жалобы от лица ООО. Заранее благодарю за ответ.

  3. Василий

    Уважаемый Олег, вопрос следующего характера: как нумеровать жалобу в ЕСПЧ? Сплошная нумерация (от первой до последней, включая и жалобу), Жалоба отдельно приложения отдельно или по иному?

  4. Ирина

    Добрый день Олег, хотелось бы включить в текст жалобы факт утери кассационной жалобы и восстановление кассационного срока в течении неск месяцев. а также факт кражи личных вещей во время досмотра в милиции. Какие статьи конвенции нарушены здесь? я буду очень рада ответу.
    Заранее спасибо.

    • Здравствуйте!

      Европейский Суд по правам человека рассматривает только и исключительно жалобы на предполагаемые нарушения государством прав, гарантированных Конвенцией о защите прав человека и основных свобод и Протоколами к ней.

      Конвенция и Протоколы к ней не гарантируют как такового права на то, чтобы кассационная жалоба не была потеряна кем бы то ни было. Судить о том, привела ли, исходя из всех фактических обстоятельств дела, которые неизвестны, потеря кассационной жалобы к нарушению каких бы то ни было прав, гарантированных кому бы то ни было Конвенцией и Протоколами к ней, по Вашему вопросу невозможно.

      Конвенция и Протоколы к ней также не гарантируют права на то, чтобы решение по вопросу о восстановлении срока на обращение с кассационной жалобой, если речь идет об этом, было принято в течение некоего определенного периода времени, в т.ч. меньшего, чем тот неизвестный период времени в «неск[олько] месяцев», в течение которого таковое принималось в указанном Вами случае. Статья 6 Конвенции гарантирует разбирательство спора о гражданских, частных, цивильных правах и обязанностях лица и разбирательство по предъявленному лицу уголовному обвинению в разумный срок. Однако судить по Вашему вопросу о том, был ли срок разбирательства в целом разумным, исходя из всех обстоятельств дела, а также о том, охватывалось ли в принципе судебное разбирательство, о котором идет речь, гарантиями статьи 6 Конвенции, невозможно (судя по Вашему предшествующему вопросу, речь идет о некоем уголовном деле, но роль в нем лица, о предполагаемых нарушениях прав которого идет речь, неизвестна, по причине чего судить о том, гарантировано ему право на справедливое судебное разбирательство, невозможно).

      Судить по Вашему вопросу о том, какие конкретные фактические обстоятельства дела скрываются за фразой: «кража личных вещей во время досмотра в милиции» — а тем более о том, какие шаги лицо, у которого предположительно кем-то было украдено что-то, предпринимало с целью защиты на национальном уровне, также невозможно.

      Таким образом, ответить на Ваш вопрос не представляется возможным.

      Обращаем внимание на правила данного сайта, в которых указано, на какие вопросы и почему практически невозможно ответить.

      Олег Анищик

  5. олег

    Здравствуйте! не могу понять в каком виде подается предварительная жалоба. какие к ней предъявляются требования? заранее спасибо.

  6. Елена

    Скажите, пожалуйста, к жалобе в ЕСПЧ обязательно прилагать копии заявлений, исков, жалоб Председателю Суда заявителя или достаточно только решений и определений суда.
    Спасибо

    • Здравствуйте!

      Вы можете найти ответ на вопрос о том, как определить, стоит ли прикладывать к жалобе в Европейский Суд по правам человека копию того или иного документа, здесь. Этот ответ в полной мере применим и к тем документам, о которых Вы ведете речь.

      Олег Анищик

  7. Елена

    Спасибо за объяснение, но теперь взник другой вопрос. Вы отвечаете «Вы можете это обосновать в сопроводительном письме к этим документам (жалобе, когда речь идет о приложениях к ней)». Объясните, пожалуйста, разве к прилагаемым документам к жалобе должны быть сопроводительные письма? Или речь идёт уже о переписке с Судом, когда жалоба коммуницирована ,и там поясняешь каждый приложенный документ. Спасибо.

    • Здравствуйте!

      Жалоба не требует сопроводительных писем. Документы, направляемые в качестве дополнения к жалобе, требуют, если заявитель (его представитель) хочет, чтобы сотрудники Секретариата Европейского Суда по правам человека поняли, с какой целью им направляются дополнительные документы. Поэтому в цитируемом Вами тексте прямо написано: «… обосновать в сопроводительном письме к… документам…» и «…обосновать в… жалобе, когда речь идет о приложениях к ней…» Никакого отношения к переписке с Европейским Судом по правам человека после возможного коммуницирования жалобы этот ответ не имеет.

      Олег Анищик