Образец (11) жалобы в Европейский Суд по правам человека

ОБРАЗЕЦ ЖАЛОБЫ В ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

 

Незаполненный формуляр жалобы в Европейский Суд по правам человека можно найти в разделе «Конвенция о защите прав человека и другие официальные документы»

 

Пожалуйста, обратите внимание, что размещенный ниже образец жалобы в Европейский Суд по правам человека призван лишь продемонстрировать в целом подход к оформлению мной жалоб. Подготовить на его основе жалобу в Европейский Суд по правам человека практически невозможно, т.к. каждая качественная жалоба в Европейский Суд по правам человека индивидуальна, если не считать нескольких исключений из этого правила, которые на данном сайте не встречаются, поскольку подобного рода жалобами (вроде жалоб на чрезмерную длительность судебного разбирательства или длительное неисполнение вступивших в законную силу судебных актов, жалоб исключительно на условия содержания под стражей и т.п.) я в принципе не занимаюсь.

RUS

 

Voir Notice
See Notes
См. Пояснительную записку

Numéro de dossier
File number
Номер досье 
______________________

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

Requête

Application

ЖАЛОБА

présentée en application de l’article 34 de la Convention européenne des
Droits de l’Homme,
ainsi que des articles 45 et 47 du Règlement de la Cour

under Article 34 of the European Convention on Human Rights
and Rules 45 and 47 of the Rules of Court

В соответствии со статьей 34 Европейской Конвенции по правам человека
и статьями 45 и 47 Регламента Суда

 

IMPORTANT: La présente requête est un document juridique et peut affecter vos droits et obligations.

This application is a formal legal document and may affect your rights and obligations.

ВАЖНАЯ ИНФОРМАЦИЯ: Настоящая жалоба является официальным юридическим документом, который может повлиять на Ваши права и обязанности.

I. Les Parties
The Parties
СТОРОНЫ

A. Les Requérant(e)s
The Applicants
ЗАЯВИТЕЛЬ
(Renseignements à fournir concernant les requérant(e)s et leur représentant(e) éventuel(le))
(Fill in the following details of the applicants and their representative, if any)
(Данные о заявителях и их представителе, при наличии такового)

1. Nom de famille
Surname
Фамилия заявителя 

НАИМЕНОВАНИЕ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА:
ОБЩЕСТВО С ОГРАНИЧЕННОЙ
ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ «РОМАШКА»

2. Prénom(s)
First Name(s)
Имя (имена) и отчество 
НЕ ПРИМЕНИМО

Sexe: masculin / feminin
Sex: male / female
Пол: мужской / женский НЕ ПРИМЕНИМО

3. Nationalité
Nationality
Гражданство

СТРАНА РЕГИСТРАЦИИ:
РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ

4. Profession
Occupation
Род занятий 
НЕ ПРИМЕНИМО

5. Dateet lieu de naissance
Date and place of birth
Дата и место рождения

ЗАРЕГИСТРИРОВАНО 10 АВГУСТА 2005 ГОДА.
РЕГИСТРИРУЮЩИЙ ОРГАН: ИНСПЕКЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНОЙ НАЛОГОВОЙ СЛУЖБЫ ПО Н-СКОМУ РАЙОНУ ГОРОДА Н-СКА.
ОСНОВНОЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ РЕГИСТРАЦИОННЫЙ НОМЕР (ОГРН): 1234567890000

6. Domicile
Permanent address
Постоянный адрес ЮРИДИЧЕСКИЙ АДРЕС

7. Tél n°
Tel no.
Номер телефона
ТЕЛЕФОН

8. Adresse actuelle (si différente de 6.)
Present address (if different from 6.)
Адрес проживания в настоящее время (если отличается от п. 6)

9. Nom et prénom du/de la représentant(e)1
Name of representative
Имя и фамилия представителя

ИВАНОВ ИВАН ИВАНОВИЧ, ДЕЙСТВУЮЩИЙ НА ОСНОВАНИИ ДОВЕРЕННОСТИ (СМ. ПРИЛОЖЕНИЕ 7)

10. Profession du/de la représentant(e)
Occupation of representative
Род занятий представителя МЕНЕДЖЕР

11. Adresse du/de la représentant(e)
Address of representative
Адрес представителя АДРЕС

12. Tél n°
Tel no.
Номер телефона
ТЕЛЕФОН

В. La Haute partie contractante
The High Contracting Party
ВЫСОКАЯ ДОГОВАРИВАЮЩАЯСЯ СТОРОНА
(Indiquer ci-après le nom de l’Etat/des Etats contre le(s) quel(s) la requête est dirigée)
(Fill in the name of the State(s) against which the application is directed)
(Укажите государство, против которого направлена жалоба)

13. РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ

_____________________________
1 Si le/la requérant(e) est représenté(e), joindre une procuration signée par le/la requérant(e) et son/sa représentant(e).
If the applicant appoints a representative, attach a form of authority signed by the applicant and his or her representative.
Если заявитель действует через представителя, следует приложить доверенность, подписанную заявителем и представителем.

Bref résumé, y compris un exposé succinct des faits, un exposé succinct de la ou des violation(s) alléguée(s) de la Convention et/ou des Protocoles et des arguments pertinents et un exposé succinct concernant le respect par le requérant des critères de recevabilité énoncés à l’article 35 § 1 de la Convention (épuisement des voies de recours internes et observation du délai de six mois)
Short summary, including a succinct statement of the facts, a succinct statement of the alleged violation(s) of the Convention and/or Protocols and the relevant arguments, and a succinct statement on the applicant’s compliance with the admissibility criteria (exhaustion of domestic remedies and the six-month rule) laid down in Article 35 § 1 of the Convention
КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ЖАЛОБЫ, ВКЛЮЧАЮЩЕЕ КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ФАКТОВ, КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ПРЕДПОЛАГАЕМОГО(ЫХ) НАРУШЕНИЯ(Й) КОНВЕНЦИИ И/ИЛИ ПРОТОКОЛОВ К НЕЙ И СООТВЕТСТВУЮЩИХ АРГУМЕНТОВ И КРАТКОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ О СОБЛЮДЕНИИ УСЛОВИЙ ПРИЕМЛЕМОСТИ ЖАЛОБЫ (ИСЧЕРПАНИЕ ВНУТРЕННИХ СРЕДСТВ ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ И «ПРАВИЛО ШЕСТИ МЕСЯЦЕВ»), ПРЕДУСМОТРЕННЫХ СТАТЬЕЙ 35 § 1 КОНВЕНЦИИ
(conformément aux exigences de l’article 47 § 1 (d), (e) et (f) de la Règlement de la Cour et § 11 de l’Instruction pratique concernant l’introduction de l’instance, émise par le président de la Cour, selon lesquelles le requérant doit également en présenter un bref résumé, lorsqu’exceptionnellement une requête dépasse 10 pages (en dehors des annexes répertoriant les documents))
(pursuant to the requirements of the Rule 47 § 1 (d), (e), and (f) of the Rules of the Court and § 11 of the Practice Directions on the Institution of Proceedings, issued by the President of the Court, according to which an applicant must file a short summary where, exceptionally, an application exceeds 10 pages (excluding annexes listing documents))
(в соответствии с требованиями Правила 47 § 1 (d), (e) и (f) Регламента Европейского Суда по правам человека и § 11 Практического руководства по подаче жалобы, утвержденного Председателем Суда, согласно которым заявитель обязан представить краткое изложение жалобы, если в исключительном случае ее объем превышает 10 страниц (не считая списка приложенных документов))

Заявитель был привлечен налоговой инспекцией к ответственности за неумышленную неуплату налога на добавленную стоимость (далее – НДС) в результате его неправильного исчисления из-за неправомерного применения вычета по операциям приобретения товаров у общества с ограниченной ответственностью «Василек» (далее – ООО «Василек»). Также Заявитель был привлечен к ответственности за неумышленную неуплату налога на прибыль организации в результате занижения налоговой базы в связи с неправомерным включением в состав расходов затрат на те же самые товары. В результате на Заявителя были наложены штрафы в размере 20 процентов от неуплаченных сумм налогов, то есть в размере 2 800 000 и 3 500 000 рублей соответственно, начислены пени, доначислены собственно налоги и предложено уплатить их.

Арбитражный суд Н-ской области (далее – АС НО) удовлетворил требования Заявителя о признании решения налоговой инспекции недействительным, однако решение АС НО было отменено Х-м арбитражным апелляционным судом (далее – Х-й ААС), который признал решение налоговой инспекции недействительным в части, касающейся привлечения Заявителя к ответственности за неуплату налога на прибыль организации, а в части, касающейся привлечения к ответственности за неуплату НДС, отказал в удовлетворении требований Заявителя.

Постановление Х-о ААС в части, касающейся НДС, мотивировано несоблюдением следующих требований для применения вычета: товарные накладные по операциям Заявителя с ООО «Василек» оформлены с нарушением правил ведения бухгалтерского учета, имеют пороки в заполнении, содержат недостоверную информацию, не подтверждают факт отгрузки товара и реальность осуществления спорных хозяйственных операций, в то время как первичные документы, представленные Заявителем в обоснование реальности хозяйственных операций с ООО «Василек», недостоверны и противоречивы, фактически ООО «Василек» не могло осуществить поставку товаров Заявителю. Отдельно Х-й ААС отметил, что решающее значение при решении вопроса о получении Заявителем необоснованной налоговой выгоды в случае реального исполнения сторонами сделки и недоказанности того факта, что товар не был поставлен, имеет непроявление Заявителем должной осмотрительности и осторожности при выборе ООО «Василек» в качестве контрагента.

В части, касающейся налога на прибыль, Х-й ААС указал, что, несмотря на вывод об отсутствии реальных хозяйственных операций между Заявителем и ООО «Василек», налоговой инспекцией не ставились под сомнение факты получения Заявителем соответствующих товаров, постановки их на учет, использования их в хозяйственной деятельности Заявителя и получения им прибыли в результате использования полученных товаров, в том числе дальнейшая реализация товаров, факт несения Заявителем затрат, связанных с приобретением товаров. Соответственно, налоговой инспекцией не доказано, что эти товары не были приобретены и в дальнейшем реализованы Заявителем. А поскольку Заявителем доказана обоснованность затрат, связанных с оплатой товаров, соответствие их рыночным ценам, то данные затраты подлежат включению в расходы при исчислении налога на прибыль.

Постановлением Федерального арбитражного суда Н-го округа (далее – ФАС НО) постановление Х-о ААС было оставлено без изменения, а жалоба Заявителя на него – без удовлетворения.

Заявитель полагает, что он стал жертвой нарушений со стороны арбитражных судов права на справедливое судебное разбирательство по предъявленному ему уголовному обвинению, которое гарантировано статьей 6 § 1 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция), поскольку суды отказались предоставить мотивированные ответы на критические аргументы Заявителя и тщательно рассмотреть их, а также жертвой нарушений со стороны налоговой инспекции и арбитражных судов права на уважение его имущества, которое гарантировано статьей 1 Дополнительного Протокола [№ 1] к Конвенции, в первую очередь по той причине, что их выводы крайне непоследовательны, в результате чего на Заявителя было возложено чрезмерное индивидуальное бремя в нарушение требуемого статьей 1 Дополнительного Протокола [№ 1] к Конвенции баланса интересов, более того, анализ проявленной налоговой инспекцией и Х-м ААС непоследовательности позволяет прийти к выводу, что фактически они признали наличие всех оснований для применения вычета по НДС, но формально отказались признать это, в результате чего Заявитель не только не смог получить предусмотренный законом вычет, но и был привлечен к ответственности.

Заявитель представил в Х-й ААС и ФАС НО множество развернутых и подтвержденных документами аргументов в пользу необоснованности выводов о наличии одних пороков оформления счетов-фактур и первичных документов, о влиянии других пороков оформления указанных документов на возможность применения вычета при исчислении НДС, об отсутствии реальных хозяйственных операций между Заявителем и ООО «Василек», о непроявлении Заявителем должной осмотрительности и осторожности при выборе ООО «Василек» в качестве контрагента, которые – по меньшей мере в своей совокупности – являются критическими, определяющими исход разбирательства по делу. Однако арбитражные суды полностью проигнорировали абсолютно все эти аргументы, не предоставив в своих решениях никаких ответов на них.

Более того, по причинам, изложенным в жалобе, фактически, по мнению Заявителя, речь идет о невыполнении только одного из предусмотренных законом условий для применения вычета при исчислении НДС: осуществлении реальных хозяйственных операций. И применительно именно к этому выводу налоговая инспекция, а особенно Х-й ААС проявили крайнюю непоследовательность.

Х-й ААС, с одной стороны, – применительно к НДС – пришел и к выводу, что ООО «Василек» фактически не поставило товар по заключенным с Заявителем договорам, а с другой стороны, – применительно к налогу на прибыль – пришел к выводу, что эти же самые товары были поставлены Заявителю. Более того, применительно ко второму выводу Х-й ААС сослался на необходимость учета «реального характера сделки и ее действительного экономического смысла», указал, что Заявителем доказана «обоснованность затрат, связанных с оплатой спорных товаров». Однако в материалах дела отсутствуют какие бы то ни было документы, которые свидетельствовали бы о том, что Заявитель заключил сделку, реальный характер которой был признан Х-м ААС, с кем-либо еще, кроме ООО «Василек». В материалах дела также нет документов, которые подтверждали бы оплату спорных товаров, обоснованность затрат на которые была признана Х-м ААС, кому-либо еще, кроме ООО «Василек». При том, что речь идет о товарах весом в несколько сотен тонн стоимостью более 100 миллионов рублей, которые Заявитель, следуя логике Х-о ААС, получил неизвестно откуда, причем обоснованно заплатив за это не кому-то, а именно ООО «Василек», поскольку никаких других затрат на оплату этих товаров он согласно материалам дела не понес.

Непоследовательность налоговой инспекции и Х-о ААС проявилась и в следующем: с одной стороны, они пришли к выводу, что реально поставка товаров от ООО «Василек» Заявителю произведена не была, а с другой стороны, отдельно обосновывали, что Заявителем не было проявлено должной осмотрительности и осторожности при выборе ООО «Василек» в качестве контрагента по сделкам, в то время как это обстоятельство имеет значение лишь в том случае, если не доказано, что товар не был поставлен. Другими словами, этот аргумент имеет смысл лишь в том случае, если соблюдены все условия, с которыми НК РФ связывает применение вычета при исчислении НДС, что противоречит выводам о том, что они не были соблюдены.

Кроме того, с одной стороны, налоговая инспекция и Х-й ААС пришли к выводу о согласованности действий ООО «Василек» и Заявителя, а с другой – не только предъявили Заявителю обвинение в совершении неумышленного налогового правонарушения, но и утверждали, что им не была проявлена должная осмотрительность и осторожность при выборе контрагента, которую можно не проявить только по неосторожности и только в том случае, если речи не идет о согласованности действий ООО «Василек» и Заявителя. При наличии на то оснований ничто не мешало налоговой инспекции привлечь Заявителя к ответственности за совершение того же самого налогового правонарушения умышленно. Однако этого не было сделано. Из чего Заявитель делает вывод, что для этого не было оснований, во всяком случае, достаточных. Вместе с тем и налоговая инспекция, и Х-й ААС фактически в своих решениях обвиняют Заявителя в совершении умышленного налогового правонарушения, даже не предъявив ему обвинение в этом.

Непоследовательность налоговой инспекции и Х-о ААС позволяет Заявителю выдвинуть обоснованное предположение, что в действительности их решения продиктованы не выводом об отсутствии реальных хозяйственных операций между ООО «Василек» и Заявителем, а тем, что ООО «Василек» не перечислило полученный от Заявителя НДС – перечисление которого Заявителем ООО «Василек» налоговая инспекция никогда не оспаривала, а суд не ставил под сомнение – государству, что закон не связывает с возможностью применения вычета при исчислении НДС и ответственность за что была в нарушение закона фактически переложена на Заявителя, поскольку по существу и налоговая инспекция, и Х-й ААС пришли к выводу, что товар по сделкам между ООО «Василек» и Заявителем был реально получен последним, в то время как нереальность именно этих хозяйственных операций по существу являлась единственным основанием для отказа в применении вычета при исчислении НДС.

Таким образом, по мнению Заявителя, речь фактически идет о проявлении известной проблемы, в отношении которой Судом были поставлены вопросы в рамках разбирательства по делу «ˮХабаровская топливная компанияˮ против России» (OOO “Khabarovskaya Toplivnaya Kompaniya” v. Russia, no. 10114/06).

Окончательным внутренним решением по данному делу должно быть решение Высшего арбитражного Суда РФ (далее – ВАС РФ). Заявитель планирует обращение с заявлением в ВАС РФ и незамедлительно сообщит Суду о результатах рассмотрения его жалобы. Однако в связи с подачей им заявления о банкротстве Заявитель просит зарегистрировать настоящую жалобу под условием исчерпания внутренних средств правовой защиты посредством обращения в ВАС РФ в скором будущем.

II. Exposé des faits
Statement of the Facts
ИЗЛОЖЕНИЕ ФАКТОВ
(Voir § 19 (b) de la notice)
(See § 19 (b) of the Notes)
(См. § 19 (б) Пояснительной записки)

14.1. Решением заместителя начальника инспекции Федеральной налоговой службы России (далее – ИФНС России) по Н-скому району города Н-ска (далее – налоговая инспекция) от 29 июня 2012 года Заявитель был привлечен к ответственности за совершение налоговых правонарушений, предусмотренных пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – НК РФ), а именно: за неуплату НДС за 1—4 кварталы 2009 года в результате неправильного исчисления налога и неуплату налога на прибыль организации за 2008—2009 годы в результате занижения налоговой базы. В качестве санкций на Заявителя были наложены предусмотренные пунктом 1 статьи 122 НК РФ в качестве безальтернативного наказания штрафы в размере 20 процентов от неуплаченных сумм налогов, то есть в размере 2 800 000 и 3 500 000 рублей соответственно. Также Заявителю были начислены пени, доначислены собственно налоги и предложено уплатить их (см. Приложение 1).

14.2. Основанием принятия указанного выше решения явился вывод налоговой инспекции о получении Заявителем необоснованной налоговой выгоды в связи с неправомерным включением в состав расходов в целях исчисления налога на прибыль затрат на приобретение товаров ООО «Василек», а также неправомерным применением вычета при исчислении НДС по операциям с ООО «Василек» по причине отсутствия надлежащего документального подтверждения факта приобретения товаров первичными документами, отсутствия реальной возможности осуществления финансово-хозяйственных отношений между Заявителем и ООО «Василек».

14.3. Затраты, неправомерно, по мнению налоговой инспекции, включенные в состав расходов в целях исчисления налога на прибыль, согласно представленным Заявителям документам, были осуществлены на приобретение у ООО «Василек» ТОВАРОВ, общий вес которых составлял несколько сотен тонн, а также ДРУГИХ ТОВАРОВ (далее – товары) на общую сумму 100 000 000,01 рублей (включая НДС). Неправомерное, по мнению налоговой инспекции, применение вычета при исчислении НДС касалось этих же операций.

14.4. При этом пункт 1 статьи 122 НК РФ предусматривает ответственность только за деяния (неуплата налога в результате занижения налоговой базы или иного неправильного исчисления налога), совершенные неумышленно, поскольку ответственность за те же деяния, совершенные умышленно, предусмотрена пунктом 3 статьи 122 НК РФ.

14.5. Заявитель обратился в АС НО с заявлением о признании решения налоговой инспекции от 29 июня 2012 года недействительным (см. Приложение 2).
14.6. Решением АС НО от 05 апреля 2013 года требование Заявителя было удовлетворено, решение от 29 июня 2012 года признано недействительным в связи с выводом о том, что налоговой инспекцией был допущен ряд процедурных нарушений при осуществлении налоговой проверки и дополнительных мероприятий налогового контроля, по результатам которых Заявитель был привлечен к ответственности (см. Приложение 3).

14.7. Налоговая инспекция обжаловала решение АС НО от 05 апреля 2013 года в Х-й ААС. Постановлением от 09 августа 2013 года Х-й ААС отменил решение АС НО и принял новый судебный акт, которым частично удовлетворил требования Заявителя, признав решение налоговой инспекции от 29 июня 2012 года недействительным в части, касающейся привлечения к ответственности за неуплату налога на прибыль организации, доначисления этого налога и предложения уплатить его, а также соответствующую пеню. В остальной части, то есть в части, касающейся привлечения к ответственности за неуплату НДС, доначисления НДС и предложения уплатить его, начисления соответствующей пени, в удовлетворении требований Заявителя было отказано (см. Приложение 4).

14.8. Вывод Х-о ААС об отмене решения АС НО от 05 апреля 2013 года мотивирован тем, что процедурных нарушений при осуществлении налоговой проверки и дополнительных мероприятий налогового контроля допущено не было. И к этой части постановления Х-о ААС в настоящей жалобе Заявителем претензий не предъявляется.

14.9. Отказ Х-о ААС в удовлетворении требований Заявителя, касающихся НДС, мотивирован следующим:

14.9.1. в соответствии с пунктом 1 статьи 172 НК РФ и положениями главы 21 НК РФ в целом, а также частью 1 статьи 9 Федерального закона от 21 ноября 1996 года № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» и Постановлением Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 года № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», налоговые вычеты при исчислении НДС применяются при следующих условиях:

14.9.1.1. налогоплательщиком представлены полностью и достоверно заполненные в соответствии с законодательством счета-фактуры, выставленные ему продавцом на основе первичных документов при приобретении товаров, отражающие и подтверждающие конкретные факты хозяйственной деятельности, а также представлены сами эти первичные документы и налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в указанных документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы;

14.9.1.2. осуществлены реальные хозяйственные операции, против чего может свидетельствовать отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей предпринимательской или экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;

14.9.1.3. суммы налога предъявлены налогоплательщику и уплачены им при приобретении товаров;

14.9.1.4. товары приняты налогоплательщиком на учет;

14.9.2. налоговая инспекция пришла к обоснованному выводу, что товарные накладные по операциям Заявителя с ООО «Василек» оформлены с нарушением правил ведения бухгалтерского учета, имеют пороки в заполнении, содержат недостоверную информацию, не подтверждают факт отгрузки товара и реальность осуществления спорных хозяйственных операций, в то время как первичные документы, представленные Заявителем в обоснование реальности хозяйственных операций с ООО «Василек», недостоверны и противоречивы, поскольку:

14.9.2.1. товарные накладные и счета-фактуры по спорным операциям с ООО «Василек» за период с 02 сентября 2009 года подписаны неуполномоченным лицом, так как они подписаны от имени руководителя и главного бухгалтера ООО «Василек» Петрова П.П., числящегося учредителем и директором организации в период с момента ее регистрации 22 октября 2008 года и до 02 сентября 2009 года, то есть когда она состояла на учете в городе Н-ске, в то время как с 02 сентября 2009 года и до 09 апреля 2010 года, когда организация была ликвидирована, ООО «Василек» стояло на учете в городе Л-ске, где его руководителем числилась Сидорова О.О., при том, что согласно заключению эксперта указанные подписи выполнены не Петровым П.П.;

14.9.2.2. остальные товарные накладные и счета-фактуры по спорным операциям с ООО «Василек», выполненные от имени Петрова П.П., также подписаны неуполномоченным лицом, поскольку согласно протоколу допроса Петрова П.П. сотрудником налоговой инспекции (в судебном заседании он показаний не давал, поскольку Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации (далее – АПК РФ) этого не требует) он не регистрировал ООО «Василек», не имеет отношения к его регистрации, не знает, каким образом эта организация была зарегистрирована на его имя, не подписывал никакие документы, связанные с ООО «Василек», не открывал его расчетный счет в банке, не знает организацию-Заявителя, ее директора и учредителя, не подписывал с ней никаких договоров, ему не знакома Кузнецова Л.Н., которая снимала наличные денежные средства с расчетного счета ООО «Василек», он не выдавал ей и не подписывал соответствующую доверенность, ему не знакома Сидорова О.О., он никогда не занимался заготовкой ТОВАРОВ, при этом, с его слов, он передавал свой паспорт директору другой организации для получения кредита, а также подписывал для этого чистые листы бумаги;

14.9.2.3. товарные накладные от ООО «Василек» оформлены с нарушением правил ведения бухгалтерского учета, имеют пороки в заполнении, содержат недостоверную информацию, не подтверждают факт отгрузки товара и реальность осуществления спорных хозяйственных операций, поскольку не содержат всех необходимых реквизитов: в графах «отпуск груза произвел», «груз принял» отсутствует должность, подпись, расшифровка подписи, не заполнены строки, касающиеся даты отпуска груза, массы груза (брутто), всего мест, нет ссылки на доверенность, отсутствуют сведения о транспортной накладной, — при этом в графе «груз получил грузополучатель» стоит подпись или директора Заявителя Зверевой А.А. или работающего в организации-Заявителе менеджера Зотовой М.Н., которая на допросе показала, что хотя это ее подписи, в приемке товара она не участвовала;

14.9.3. фактически ООО «Василек» не могло осуществить поставку товаров Заявителю по следующим причинам:

14.9.3.1. как было установлено в ходе проверки, ООО «Василек» не располагало собственными транспортными средствами и численностью сотрудников для осуществления перевозок, согласно содержанию операций по его расчетному счету оно также не привлекало к поставке третьих лиц;

14.9.3.2. ООО «Василек» зарегистрировано незадолго до совершения хозяйственных операций с Заявителем;

14.9.3.3. из протокола допроса Кузнецовой Л.Н. сотрудником налоговой инспекции (в судебном заседании она показаний также не давала) следует, что регистрация ООО «Василек» осуществлена по просьбе директора Заявителя Зверевой А.А. и учредителя Заявителя Иванова И.И. в целях оформления фиктивных операций, она отвозила в банки платежные поручения ООО «Василек», снимала денежные средства с его расчетного счета, при этом чек на снятие наличных денежных средств подписывал Петров П.П., снятые денежные средства она отвозила Зверевой А.А., чековая книжка, печать и все документы ООО «Василек» были у нее, она и Петров П.П. получали вознаграждение за осуществление указанных операций, фактическую хозяйственную деятельность не осуществляли;

14.9.3.4. во всех счетах-фактурах и товарных накладных ООО «Василек» указан его адрес в городе Н-ске, хотя с 02 сентября 2009 года оно стояло на учете в городе Л-ске;

14.9.3.5. юридический адрес ООО «Василек» в Н-ске является адресом так называемой «массовой» регистрации, согласно полученным налоговой инспекцией документам по указанному адресу ООО «Василек» не находилось, соответствующие договоры аренды не заключало;

14.9.3.6. согласно протоколу осмотра помещений от 02 сентября 2011 года по адресу регистрации в Л-ске ООО «Василек» не находится, по данным, полученным от собственников помещений, они не сдавали помещения в пользование (аренду, субаренду) ООО «Василек»;

14.9.3.7. у ООО «Василек» отсутствовало имущество, транспортные средства, земельные участки, трудовые ресурсы;

14.9.3.8. согласно информации л-ской ИФНС России ООО «Василек» относится к категории «неотчитывающихся» налогоплательщиков: последняя отчетность представлена за 4 квартал 2009 года, она «нулевая»;

14.9.3.9. налоговая и бухгалтерская отчетность, представленная ООО «Василек», не соответствует счетам-фактурам, выставленным Заявителю, и оборотам по расчетному счету;

14.9.3.10. факт реальной доставки ООО «Василек» товара в адрес Заявителя установить по товарно-транспортным накладным, путевым листам невозможно, поскольку Заявителем они не представлены со ссылкой на то, что таковых у него не имеется, поскольку согласно договору с ООО «Василек» транспортные, погрузочно-разгрузочные работы производились поставщиком и включались в стоимость товаров, страхование грузов не осуществлялось, заявки на поставку делались в устной форме по телефону;

14.9.3.11. поступления от Заявителя составили 97% всех поступлений, полученных ООО «Василек» на его расчетный счет, две организации, на которые приходятся остальные поступления, документы по своим взаимоотношениям с ООО «Василек» не предоставили, у обеих организаций один руководитель, отчетность за 2009—2010 годы ими не предоставлялась, в настоящее время организации исключены из единого государственного реестра юридических лиц (далее – ЕГРЮЛ) как фактически прекратившие свою деятельность;

14.9.3.12. перечисление денежных средств на расчетный счет ООО «Василек» и списание их с него осуществлялось в течение одного операционного дня на расчетные счета 9 организаций, которые, как установлено налоговой инспекцией в ходе проверки, реальную хозяйственную деятельность не осуществляют, созданы без намерения ее осуществления;

14.9.3.13. не установлено расходования ООО «Василек» денежных средств на цели, существующие у субъектов реальной хозяйственной деятельности: выдача заработной платы, оплата коммунальных услуг, аренды офиса, автотранспорта и персонала, услуг связи, командировочных расходов и канцелярских товаров, по договорам гражданско-правового характера;

14.9.3.14. управление расчетными счетами ООО «Василек», одной из 9 организаций, в пользу которой оно осуществило списания денежных средств, а также Заявителя осуществлялось с одного IP-адреса, что, как указал суд, свидетельствует о согласованности действий указанных организаций;

14.9.4. при этом отдельно судом было отмечено, что решающее значение при решении вопроса о получении Заявителем необоснованной налоговой выгоды в случае реального исполнения сторонами сделки и недоказанности того факта, что товар не был поставлен (в постановлении явно ошибочно написано о недоказанности факта поставки товара), имеет непроявление Заявителем должной осмотрительности и осторожности при выборе ООО «Василек» в качестве контрагента по сделкам, о чем, по мнению суда, свидетельствует следующее:

14.9.4.1. директор Заявителя Зверева А.А. пояснила, что поиск ООО «Василек» в качестве контрагента осуществлял учредитель Заявителя – Иванов И.И., ей неизвестно, устанавливалась ли личность представителя ООО «Василек», оценивались ли какие-либо документы, при заключении договора с ООО «Василек» она его финансово-экономической деятельностью не интересовалась, но факт регистрации проверяла по интернету, она не знакома с руководителем ООО «Василек», ей не известны его фактическое местонахождение, численность сотрудников организации, заявки на поставку и приемку товара осуществлял Иванов И.И., им же сразу (без хранения) товар отгружался в адрес завода ООО «Авант» (ДРУГИЕ ТОВАРЫ), директором она является формально, ведет бухгалтерский учет Заявителя, составлением договоров занимается, возможно, менеджер Зотова М.Н., иногда договоры привозит или присылает Иванов И.И.;

14.9.4.2. учредитель Заявителя Иванов И.И. пояснил, что отвечал за покупку и продажу товаров, сам лично занимался подбором поставщиков в 2008—2010 годах, проверял полномочия представителя ООО «Василек» и устанавливал его личность, но какие документы при этом смотрел, точно не помнит, не интересовался при заключении договора финансово-хозяйственной деятельностью ООО «Василек», вел переписку с ним по электронной почте, адрес которой после прекращения работы был утерян, счета-фактуры передавались с курьером, не помнит, где, когда и при каких именно обстоятельствах он познакомился с Петровым П.П.;

14.9.4.3. при том, что в силу статей 49, 51, 52 и 53 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ) и статей 32 и 40 Федерального закона от 08 февраля 1998 года № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» проявление должной осмотрительности и осторожности при выборе контрагента предполагает проверку его правоспособности, то есть установление юридического статуса, возникновение которого обусловлено государственной регистрацией юридического лица, личности лица, выступающего от имени юридического лица, а также наличия у него соответствующих полномочий на совершение юридических значимых действий, подтвержденных удостоверением личности, решением общего собрания или доверенностью, поэтому при заключении сделок Заявитель должен был не только затребовать учредительные документы и убедиться в наличии статуса юридического лица, но и удостовериться в личности лица, действующего от имени юридического лица, а также в наличии у него соответствующих полномочий, одного факта государственной регистрации контрагента недостаточно для подтверждения проявления должной осмотрительности в выборе контрагентов.

14.10. При этом Х-й ААС согласно постановлению отклонил доводы Заявителя о несущественности пороков оформления товарных накладных и о том, что использование им одного IP-адреса с ООО «Василек» не свидетельствует о согласованности их действий, со ссылкой на то, что данные обстоятельства оцениваются судом в совокупности с иными установленными по делу обстоятельствами. Остальные конкретные аргументы Заявителя в постановлении практически не упоминаются.

14.11. Удовлетворение Х-м ААС требований Заявителя (в части, касающейся налога на прибыль) мотивировано следующим:

14.11.1. из статьи 247 НК РФ следует, что объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов. Под доходом от реализации понимается выручка от реализации, в частности, товаров, в том числе ранее приобретенных (пункт 1 статьи 249 НК РФ). Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком (пункт 1 статьи 252 НК РФ);

14.11.2. из содержания главы 25 НК РФ следует, что расходы могут быть применены налогоплательщиком только при осуществлении реальных хозяйственных операций, подтвержденных документами, оформленными в соответствии с законодательством РФ;

14.11.3. исходя из установленного по делу отсутствия реальных хозяйственных операций между Заявителем и ООО «Василек», суд считает, что представленные Заявителем документы не могут быть приняты в качестве подтверждения произведенных им расходов;

14.11.4. однако налоговой инспекцией не ставились под сомнение факты получения Заявителем товаров, постановки их на учет, использования их в хозяйственной деятельности Заявителя и получения им прибыли в результате использования полученных товаров в производственной деятельности Заявителя, в том числе дальнейшая реализация товаров, факт несения Заявителем соответствующих затрат, связанных с приобретением товаров. Доводы Заявителя о реализации товаров по цепочке двум индивидуальным предпринимателям и в дальнейшем на экспорт подтверждены соответствующими доказательствами, не опровергнуты налоговой инспекцией. Таким образом, налоговой инспекцией не доказано, что реализованные Заявителем товары не были приобретены и в дальнейшем реализованы Заявителем, поэтому суд считает, что Заявителем понесены затраты на оплату приобретенных товаров, они использованы Заявителем в производстве и реализации продукции, связаны с полученными доходами;

14.11.5. исключая из состава расходов всю сумму затрат Заявителя на приобретение товаров, налоговая инспекция не учла, что с согласно Постановлению Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 года № 53 и постановлению Президиума ВАС РФ от 03 июля 2012 года № 2341/12 определение размера налоговых обязательств при наличии сомнений в обоснованности налоговой выгоды должно производиться с учетом реального характера сделки и ее действительного экономического смысла, а при принятии налоговой инспекцией решения, в котором установлена недостоверность представленных налогоплательщиком документов и содержались предположения о непроявлении должной осмотрительности при выборе контрагента, реальный размер предполагаемой налоговой выгоды и понесенных налогоплательщиком затрат при исчислении налога на прибыль подлежит определению, исходя из рыночных цен, применяемых к аналогичным сделкам;

14.11.6. Заявителем доказана обоснованность затрат, связанных с оплатой спорных товаров (ТОВАРЫ), поскольку стоимость учтенных при налогообложении прибыли товаров соответствует рыночным ценам согласно актам экспертизы, довод налоговой инспекции о том, что цена, по которой Заявитель оплачивал ТОВАР, превышает среднюю рыночную цену, не может быть принят, поскольку расхождение является незначительным и не свидетельствует о том, что цены, по которым Заявитель производил оплату, не соответствуют рыночным;

14.11.7. поскольку Заявителем доказана обоснованность затрат, связанных с оплатой товаров, соответствие их рыночным ценам, то данные затраты Заявителя подлежат включению в расходы при исчислении налога на прибыль.

14.12. В своей кассационной жалобе (см. Приложение 5) Заявитель указал, в частности, следующее (эти же доводы приводились им в заседании Х-о ААС):

14.12.1. в материалах дела нет ни одного доказательства того, что товарные накладные, начиная с 02 сентября 2009 года, подписаны не Сидоровой О.О., являвшейся с указанной даты руководителем ООО «Василек». В них имеются лишь доказательства того, что указанные товарные накладные подписаны не Петровым П.П.;

14.12.2. согласно Постановлению Президиума ВАС РФ от 20 апреля 2010 года № 18162/09 вывод о недостоверности счетов-фактур, подписанных не лицами, значащимися в учредительных документах поставщиков в качестве руководителей этих обществ, не может самостоятельно, в отсутствие иных фактов и обстоятельств рассматриваться в качестве основания для признания налоговой выгоды необоснованной; при соблюдении контрагентом требований по оформлению необходимых документов оснований для вывода о недостаточности либо противоречивости сведений, содержащихся в счетах-фактурах, не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о предоставлении продавцом недостоверных или противоречивых сведений, доказательств чего применительно к обстоятельствам данного дела налоговой инспекцией не представлено;

14.12.3. согласно постановлению Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 15 марта 2007 года № А56-12571/2006 в силу статьи 51 Конституции Российской Федерации, гарантирующей право не свидетельствовать против себя самого, показания лиц, допрошенных налоговым органом в качестве свидетелей в отношении организаций, руководителями которых они зарегистрированы, не могут быть оценены как достоверные доказательства недобросовестности действий налогоплательщика и его контрагентов; поэтому показания Петрова П.П. не могут расцениваться как достоверные;

14.12.4. суд положил в основу своих выводов показания Петрова П.П., в которых он сообщил, что не знает, как было зарегистрировано ООО «Василек»; однако нотариус Таврова Н.Т. подтвердила факт засвидетельствования подписи Петрова П.П. в документах, поданных для регистрации ООО «Василек», о чем прямо написано в решении налоговой инспекции от 29 июня 2012 года (страница 19), его подпись в этих документах также подтверждена почерковедческой экспертизой (как и подпись в решении о ликвидации ООО «Василек»); (при этом подлинность подписи уполномоченного лица в заявлении о государственной регистрации создаваемого юридического лица в соответствии с пунктом 1.2 статьи 9 Федерального закона от 08 августа 2001 года № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» должна быть засвидетельствована в нотариальном порядке с установлением личности обратившегося за совершением нотариального действия гражданина на основании паспорта или других документов, исключающих любые сомнения относительно его личности, что предусмотрено статьей 42 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, утвержденных Верховным Советом Российской Федерации 11 февраля 1993 года № 4462-1;)

14.12.5. судом оставлены без внимания и не разрешены противоречия между положенными в основу его выводов показаниями Кузнецовой Л.Н. и Петрова П.П.: Петров П.П. отрицал знакомство с Кузнецовой Л.Н. и какое-либо отношение к ООО «Василек», в то время как Кузнецова Л.Н. показала, что знакома с Петровым П.П., он подписывал чек на снятие наличных денежных средств с расчетного счета ООО «Василек», более того, это она предложила ему как брату своей подруги зарегистрировать ООО «Василек», что не отражено в постановлении суда, но зафиксировано в решении налоговой инспекции от 29 июня 2012 года (страница 25);

14.12.6. вывод суда о том, что в счетах-фактурах указан неверный адрес ООО «Василек» неправомерен, поскольку в соответствии с пунктом 2 статьи 4 Федерального закона от 08 февраля 1998 года № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» место нахождения общества определяется местом его государственной регистрации, а последняя в соответствии с положениями Федерального закона от 08 августа 2001 года № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» совпадает с местом нахождения постоянно действующего исполнительного органа, который вносится в ЕГРЮЛ, данные в котором считаются достоверными до внесения в них соответствующих изменений, в то время как в счетах-фактурах до 02 сентября 2009 года был указан адрес ООО «Василек», соответствующий записи в ЕГРЮЛ, что налоговой инспекцией не оспаривалось, при том, что согласно практике федеральных арбитражных судов, приведенной в кассационной жалобе, в счетах-фактурах должен быть указан адрес организации, соответствующий учредительным документам; что касается указания того же самого адреса в счетах-фактурах, датированных после 02 сентября 2009 года, то это объясняется технической ошибкой и в соответствии с положениями пункта 2 статьи 169 НК РФ не может являться основанием для отказа в применении налоговых вычетов, принимая во внимание наличие иных данных о покупателе, продавце, грузополучателе, грузоотправителе, размере НДС;

14.12.7. судом немотивированно отклонены аргументы Заявителя о том, что товарные накладные, оформленные с отдельными недостатками, не влияющими на возможность идентифицировать хозяйственную операцию, не могут расцениваться как документы, содержащие недостоверные сведения, что подтверждают десятки прямо названных в кассационной жалобе постановлений федеральных арбитражных судов;

14.12.8. Заявитель не являлся стороной договора перевозки товаров, приобретенных им у ООО «Василек», а потому не обязан иметь товарно-транспортные накладные;

14.12.9. в материалах дела отсутствуют доказательства того, что IP-адрес, с которого Заявитель и ООО «Василек» осуществляли доступ к своим расчетным счетам в банке, был выделен эксклюзивно этим организациям или одной из них, а не являлся адресом, через которых осуществляют доступ множество абонентов одного провайдера, при том, что ООО «Василек» согласно материалам дела использовал этот адрес в 2009 году, а Заявитель – в декабре 2010 года; в связи этим также необоснован вывод суда о согласованности действий Заявителя и ООО «Василек», сделанный на основании сведений об использовании ими одного IP-адреса;

14.12.10. согласно имеющегося в материалах дела письма межрайонной ИФНС России № ХХ по Н-скому краю от 05 июля 2011 года в деятельности ООО «Василек» нарушений налогового законодательства, фактов уклонения от налогообложения, участия в схемах не выявлено, ООО «Василек» не имела признаков фирмы «однодневки», что свидетельствует о проявлении Заявителем должной осмотрительности при выборе контрагента;

14.12.11. более того, согласно показаниям Иванова И.И. при заключении сделок с ООО «Василек» он проверял личность и полномочия представителя контрагента;

14.12.12. суд (как и налоговая инспекция до него) поступил непоследовательно: при выводе о невозможности подтвердить факт реальной доставки товаров, приобретенных у ООО «Василек», не ставится под сомнение факт получения Заявителем товаров и постановка их на учет;

14.12.13. кроме того, не отрицая факт приобретения и получения Заявителем товаров в очень значительном объеме (см. пункт 14.3. выше), ни налоговая инспекция, ни суд не объяснили, откуда он взялся, если допустить, что он получен не от ООО «Василек».

14.13. ФАС НО своим постановлением от 18 ноября 2013 года оставил постановление Х-о ААС от 09 августа 2013 года без изменения, а жалобу Заявителя на него без удовлетворения (см. Приложение 6). В постановлении от 18 ноября 2013 года ни один из приведенных выше доводов Заявителя не упомянут, ответов ни на один из них не предоставлено. Постановление ФАС НО ограничивается кратким воспроизведением постановления Х-о ААС и выводом о его законности и обоснованности.

III. Exposé de la ou des violation(s) de la Convention et/ou des Protocoles alléguée(s), ainsi que des arguments à l’appui
Statements of alleged violation(s) of the Convention and/or Protocols and of relevant arguments
ИЗЛОЖЕНИЕ ИМЕВШЕГО(ИХ) МЕСТО, ПО МНЕНИЮ ЗАЯВИТЕЛЯ, НАРУШЕНИЯ(ИЙ) КОНВЕНЦИИ И/ИЛИ ПРОТОКОЛОВ К НЕЙ И ПОДТВЕРЖДАЮЩИХ АРГУМЕНТОВ
(Voir § 19 (с) de la notice)
(See § 19 (c) of the Notes)
(См. § 19 (в) Пояснительной записки)

15.1. Заявитель полагает, что он стал жертвой нарушений со стороны арбитражных судов права на справедливое судебное разбирательство по предъявленному ему уголовному обвинению, которое гарантировано статьей 6 § 1 Конвенции, а также жертвой нарушений со стороны налоговой инспекции и арбитражных судов права на уважение его имущества, которое гарантировано статьей 1 Дополнительного Протокола [№ 1] к Конвенции.

15.2. Статья 6 Конвенции в соответствующей части предусматривает:

«1. Каждый <…> при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое <…> разбирательство дела <…>».

15.3. Статья 1 Дополнительного Протокола [№ 1] к Конвенции в соответствующей части предусматривает:

«Каждое <…> юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов».

15.4. Заявитель полагает, что применимость гарантий статьи 6 § 1 Конвенции к проведению налоговой инспекцией проверки и дополнительных мероприятий налогового контроля, привлечению Заявителя к ответственности за совершение налогового правонарушения, соответствующему разбирательству в арбитражных судах не вызывает сомнений. Гарантии права на справедливое судебное разбирательство действуют, в частности, при предъявлении лицу, в том числе юридическому, уголовного обвинения в смысле статьи 6 § 1 Конвенции. При этом Европейский Суд по правам человека (далее – Суд) признавал, что привлечение юридического лица к ответственности за совершение налоговых правонарушений, за которые предусмотрено наложение не имеющего верхнего предела штрафа в размере 40 процентов от неуплаченной суммы налога с целью наказания и тем самым предотвращения подобных нарушений в будущем, если фактически штраф к тому же оказался значительным по своему размеру, представляет собой предъявление уголовного обвинения в смысле статьи 6 § 1 Конвенции (см. OAO Neftyanaya kompaniya YUKOS v.Russia (dec.), no. 14902/04, §§ 451—453, 29 January 2009). Более того, при тех же условиях Суд приходил к аналогичному выводу, когда речь шла о штрафах в размере 20 процентов от неуплаченной суммы налога (см. Janosevic v. Sweden, no. 34619/97, § 69, ECHR 2002-VII) и даже 10 процентов (см. Jussila v. Finland [GC], no. 73053/01, §§ 29, 33, ECHR 2006-XIV). Безальтернативная и фактически примененная к Заявителю санкция за налоговые правонарушения отвечает всем этим критериям: ее размер составляет 20 процентов от неуплаченной суммы налога, она не имеет верхнего предела, фактический размер штрафа оказался весьма значителен (см. пункт 14.1. выше), поэтому Заявитель считает, что ему было предъявлено уголовное обвинение в смысле статьи 6 § 1 Конвенции.

15.5. Суд неоднократно приходил к выводу, что право на справедливое судебное разбирательство, гарантированное статьей 6 § 1 Конвенции, включает в себя право на мотивированное судебное решение. Конечно, национальные суды не обязаны предоставлять ответы на каждый из аргументов стороны и соответствующие ему доказательства, однако судебное разбирательство не может считаться справедливым, если суд оставил без ответа ключевые аргументы, то есть аргументы, возможное согласие с которыми определяет исход судебного разбирательства. При этом оценка судебного разбирательства на предмет того, какие аргументы являются ключевыми, конечно, зависит от конкретных обстоятельств индивидуального дела (см., например, Ruiz Torija v. Spain, 9 December 1994, §§ 29—30, Series A no. 303-А; Hiro Balani v. Spain, 9 December 1994, §§ 27—28, Series A no. 303-А; Helle v. Finland, judgment of 19 December 1997, Reports of Judgments and Decisions 1997-VIII, § 55; Kuznetsov and Others v. Russia, no. 184/02, 11 January 2007; Pronina v. Ukraine, no. 63566/00, 18 July 2006).

15.6. Согласно практике Суда право на справедливое судебное разбирательство также предполагает обязанность судов вышестоящих инстанций тем или иным образом высказаться по существу адресованных им жалоб. Несмотря на то, что в принципе суд вышестоящей инстанции может лишь сослаться на правильность решения суда нижестоящей инстанции и (или) воспроизвести его аргументы, в этом случае само это решение уже должно содержать ответы на вопросы жалобы, адресованной суду вышестоящей инстанции. В противном случае не представляется возможным говорить об эффективной реализации права на обжалование судебного решения, которое может быть гарантировано, как в России, национальным законодательством, в связи с чем подпадать под действие статьи 6 § 1 Конвенции (см., например, García Ruiz v. Spain [GC], no. 30544/96, § 26, ECHR 1999-I; Hirvisaari v. Finland, no. 49684/99, § 30, 27 September 2001).

15.7. Статья 6 § 1 Конвенции также предполагает право стороны высказывать в ходе судебного разбирательства любые аргументы, имеющие отношение к делу, и предъявлять соответствующие доказательства, что налагает на суд обязанность выслушать их и рассмотреть надлежащим образом (см., например, Van de Hurk v. the Netherlands, 19 April 1994, § 59, Series A no. 288). Например, когда национальный суд второй инстанции отказывал заявителю в удовлетворении его жалобы на решение нижестоящего суда со ссылкой на то, что в нарушение требований закона аргумент, положенный в ее обоснование, являлся новым, не был предметом разбирательства в суде первой инстанции, а потому не мог быть рассмотрен судом второй инстанции, в то время как это явно противоречило материалам дела, Суд признавал нарушение права на тщательное рассмотрение дела, гарантированного статьей 6 § 1 Конвенции (см. Dulaurans v. France, no. 34553/97, §§ 35—39, 21 March 2000).

15.8. Заявитель также считает, что в результате проведения налоговой инспекцией проверки и дополнительных мероприятий контроля, привлечения Заявителя к ответственности за совершение налогового правонарушения и отказа Х-о ААС в удовлетворении его требований в части, касающейся НДС, было осуществлено вмешательство в гарантированное статьей 1 Дополнительного Протокола [№ 1] к Конвенции право на уважение его имущества (см. OAO Neftyanaya Kompaniya Yukos v. Russia, no. 14902/04, §§ 555—556, 20 September 2011). При этом НДС, который был доначислен и который Заявителю было предложено уплатить решением налоговой инспекции от 29 июня 2012 года, признанным в этой части действительным, законным и обоснованным постановлением Х-о ААС, без сомнения является его имуществом в смысле статьи 1 Дополнительного Протокола [№ 1] к Конвенции (см. “Bulves” AD v. Bulgaria, no. 3991/03, §§ 53—58, 22 January 2009). Кроме того, Заявитель считает, что его имуществом в смысле статьи 1 Дополнительного Протокола [№ 1] к Конвенции является и налоговый вычет по НДС в размере, соответствующем НДС, перечисленному ООО «Василек», поскольку, по мнению Заявителя, в отношении этого вычета у него имелось правомерное, основанное на законе ожидание его получения (см. Intersplav v. Ukraine, no. 803/02, §§ 31—32, 9 January 2007), а выводы налоговой инспекции и Х-о ААС об отсутствии некоторых из них, обусловлены нарушениями прав Заявителя, изложенными в настоящей жалобе, в совокупности с которыми следует рассматривать вопрос о наличии указанных оснований и, соответственно, имущества (см. mutatis mutandis, Andrejeva v. Latvia [GC], no. 55707/00, §§ 74—80, ECHR 2009).

15.9. Из текста статьи 1 Дополнительного Протокола [№ 1] к Конвенции прямо следует, что вмешательство в гарантированное им право на уважение имущества допустимо только на условиях, предусмотренных законом.

15.10. Кроме того, независимо от формы вмешательства, то есть даже в том случае, когда речь идет об осуществлении контроля за использованием собственности в смысле абзаца 2 статьи 1 Дополнительного Протокола [№ 1] к Конвенции, должен соблюдаться баланс интересов лица, об имуществе которого идет речь, и общества, в интересах которого действует государство в лице своих органов (см., например, Sporrong and Lönnroth v. Sweden, 23 September 1982, § 69, Series A no. 52).

15.11. Несмотря на отсутствие в статье 1 Дополнительного Протокола [№ 1] к Конвенции прямого указания на необходимость соблюдения процедурных гарантий, по мнению Суда, при осуществлении вмешательства власти должны действовать надлежащим образом и быть последовательными в своих решениях (см., например, Beyeler v. Italy [GC], no. 33202/96, § 120, ECHR 2000-I). Суд признавал, что на заявителей было возложено чрезмерное индивидуальное бремя в нарушение требуемого статьей 1 Дополнительного Протокола [№ 1] к Конвенции баланса интересов, когда решения национальных судов, которыми лицу было отказано в признании непропорциональным вмешательства в право на уважение его имущества, не содержали соответствующей мотивировки (см., например, Hentrich v. France, 22 September 1994, § 45—50, Series A no. 296-A), суды проявляли чрезмерный формализм (см., например, Sovtransavto Holding v. Ukraine, no. 48553/99, §§ 81, 97—98, ECHR 2002-VII), а также были непоследовательны в своих решениях (см., например, Jokela v. Finland, no. 28856/95, § 65, ECHR 2002-IV).

15.12. При рассмотрении дел о возмещении (применении вычета при исчислении) НДС Суд признавал нарушение баланса интересов, когда заявителю был отказано в этом, несмотря на то, что он выполнил все предусмотренные законом требования для возмещения (применении вычета при исчислении) НДС, даже если его контрагент при этом НДС государству не заплатил и законом – как и в Российской Федерации – это не предусматривается в качестве условия возмещения (применения вычета при исчислении) НДС, а заявитель не знал и не мог знать об обмане государства со стороны своего контрагента (см. Business Support Centre v. Bulgaria, no. 6689/03, 18 March 2010).

15.13. При этом Заявитель понимает, что в случае бесспорного вывода о невыполнении лицом требований законодательства, с которыми связывается получение возмещения (применение вычета при исчислении) НДС, либо необоснованности претензий к властям, касающихся того, каким образом ими было принято решение о невыполнении лицом этих требований, нарушение имущественных прав не имеет места (см., например, Masa Invest Group v. Ukraine (dec.), no. 3540/03, 11 October 2005). Заявитель также понимает, что если речь действительно идет о том, что лицо не проявило должной осмотрительности при выборе контрагента, например, не проверило, зарегистрирован ли он в качестве плательщика НДС, когда это требует национальное законодательство, а также не представило требуемые по закону документы, то отказ в возмещении (применении вычета при исчислении) НДС не является нарушением права на уважение его имущества, которого в этом случае у заявителя просто нет. Это же касается случаев, когда лицо не представило всех необходимых документов, не могло даже вспомнить, от кого именно из поставщиков и что конкретно было получено, все поставщики были зарегистрированы по одному адресу и фактическим там отсутствовали, а тщательная их проверка со стороны властей показала отсутствие ресурсов для исполнения соответствующих договоров (см. Stefan Nazarev and Others v. Bulgaria (dec.), nos. 26553/05, 256912/09, 40107/09 and 12509/10, 25 January 2011).

15.14. Однако Заявитель полагает, что ситуация иная, когда национальные власти при принятии решений о наличии пороков в оформлении документов, представление которых необходимо для получения возмещения (применения вычета при исчислении) НДС, об отсутствии реальной хозяйственной деятельности, о непроявлении лицом должной осмотрительности при выборе контрагента проигнорировали критические с точки зрения этих выводов аргументы заявителя и соответствующие им документы, пусть даже такие решения были приняты по результатам тщательной проверки, а особенно в том случае, если выводы национальных властей противоречивы и непоследовательны, ими был проявлен чрезмерный формализм и имеются основания для предположения, что истинной причиной отказа в возмещении (применении вычета при исчислении) НДС является лишь факт неперечисления налога контрагентом государству, что по закону не является условием возмещения (применения вычета при исчислении) НДС и за что заявитель не может нести ответственность.

15.15. Принимая во внимание изложенное, Заявитель полагает, что права, гарантированные ему статьей 6 § 1 Конвенции и статьей 1 Дополнительного Протокола [№ 1] к Конвенции, были нарушены по следующим причинам.

15.16. Ни налоговая инспекция, ни Х-й ААС никогда не утверждали, что не выполнены два из четырех условно выделенных условий для применения вычета при исчислении НДС (см. пункт 14.9.1. выше), то есть НДС не был предъявлен ООО «Василек» Заявителю или не был уплачен Заявителем ООО «Василек», товары, поставка которых была предусмотрена договорами между ООО «Василек» и Заявителем, не были поставлены последним на учет. Соответственно, вывод налоговой инспекции и Х-о ААС об отсутствии оснований для применения вычета при исчислении НДС по операциям с ООО «Василек» обусловлен только выводами о том, что счета-фактуры и первичные документы имеют пороки оформления и содержат недостоверную информацию, реальные хозяйственные операции в рамках отношений Заявителя с ООО «Василек» осуществлены не были, то есть ООО «Василек» не поставляло товары Заявителю (см. пункты 14.9.2.—3. выше).

15.17. Поэтому Заявитель полагает, что его аргументы в пользу необоснованности выводов о наличии одних пороков оформления счетов-фактур и первичных документов, о влиянии других пороков оформления указанных документов на возможность применения вычета при исчислении НДС, об отсутствии реальных хозяйственных операций между Заявителем и ООО «Василек» (см. пункты 14.10 и 14.12. выше) являются критическими, определяющими исход разбирательства по делу по меньшей мере в своей совокупности. Поэтому отказ арбитражных судов высказаться в отношении этих аргументов свидетельствует о нарушении предусмотренного статьей 6 § 1 Конвенции права на получение мотивированного решения и права на то, чтобы такого рода аргументы были рассмотрены судом надлежащим образом (см. пункты 15.5.—7. выше), а также процедурных гарантий, вытекающих из статьи 1 Дополнительного Протокола [№ 1] к Конвенции (см. пункт 15.11. выше).

15.18. Более того, фактически, по мнению Заявителя, речь идет о невыполнении только одного из предусмотренных законом условий для применения вычета при исчислении НДС: осуществлении реальных хозяйственных операций. Этот вывод о основан на том, что требование предъявить надлежащим образом оформленные документы обусловлено необходимостью идентифицировать хозяйственные операции, о которых идет речь, а также их стороны. Именно поэтому согласно сложившейся практике применения законодательства пороки в оформлении документов, которые не препятствуют этому, не признаются влияющими на возможность применения вычета при исчислении НДС, на что Заявитель обратил отдельное внимание судов (см. пункт 14.12.7. выше) и что было проигнорировано ими. При этом в данном конкретном случае налоговая инспекция провела масштабную проверку и дополнительные мероприятия налогового контроля, по результатам которых не могло остаться никаких вопросов о том, каковы стороны спорных хозяйственных операций и содержание этих операций. В свете этого отказ в применении вычета при исчислении НДС со ссылкой на пороки в оформлении соответствующих документов, если бы речи одновременно не шло о содержательном несоответствии данных в этих документах и реальной хозяйственной деятельности (отсутствии таковой), представляло бы собой чрезмерный формализм, из чего исходят и российские арбитражные суды. Утверждение же, что содержание указанных документов недостоверно, поскольку реально хозяйственные операции, подтверждаемые ими, осуществлены не были, полностью совпадает с другим основанием для отказа в получении возмещения при исчислении НДС (см. пункты 14.9.1.1.—2.). Поэтому фактически, по мнению Заявителя, в удовлетворении его требований было отказано на основании только лишь вывода о том, что фактически ООО «Василек» не поставило ему товары по заключенным с ним договорам.

15.19. Однако применительно к этому выводу налоговая инспекция, а особенно Х-й ААС проявили крайнюю непоследовательность.

15.20. Х-й ААС в своем постановлении, с одной стороны, – применительно к НДС – пришел и к выводу, что ООО «Василек» фактически не поставило товар по заключенным с Заявителем договорам (см. пункт 14.9.3. выше), а с другой стороны, – применительно к налогу на прибыль – пришел к выводу, что эти же самые товары были поставлены Заявителю (см. пункт 14.11.4. выше). Более того, применительно ко второму выводу Х-й ААС сослался на необходимость учета «реального характера сделки и ее действительного экономического смысла», указал, что Заявителем доказана «обоснованность затрат, связанных с оплатой спорных товаров» (см. пункты 14.11.5. и 14.11.7. выше). Однако в материалах дела отсутствуют какие бы то ни было документы, которые свидетельствовали бы о том, что Заявитель заключил сделку, реальный характер которой был признан Х-м ААС, с кем-либо еще, кроме ООО «Василек». В материалах дела также нет документов, которые подтверждали бы оплату спорных товаров, обоснованность затрат на которые была признана Х-м ААС, кому-либо еще, кроме ООО «Василек». При том, что речь идет о товарах весом в несколько сотен тонн стоимостью более 100 миллионов рублей, которые Заявитель, следуя логике Х-о ААС, получил неизвестно откуда, причем обоснованно заплатив за это не кому-то, а именно ООО «Василек», поскольку никаких других затрат на оплату этих товаров он согласно материалам дела не понес. К такому парадоксальному выводу Х-й ААС пришел, в частности, по той причине, что материалами дела подтверждается дальнейшая реализация товаров, которые, как утверждал Заявитель, он получил от ООО «Василек» и которые, по мнению налоговой инспекции и Х-о ААС, он не получал от ООО «Василек», но получил откуда-то еще, поскольку фактически товар был получен.

15.21. Непоследовательность налоговой инспекции и Х-о ААС проявилась и в следующем: с одной стороны, они пришли к выводу, что реально поставка товаров от ООО «Василек» Заявителю произведена не была (см. пункт 14.9.3. выше), а с другой стороны, отдельно обосновывали, что Заявителем не было проявлено должной осмотрительности и осторожности при выборе ООО «Василек» в качестве контрагента по сделкам (см. пункт 14.9.4. выше), в то время как это обстоятельство имеет значение лишь в том случае, если не доказано, что товар не был поставлен. Другими словами, этот аргумент имеет смысл лишь в том случае, если соблюдены все условия, с которыми НК РФ связывает применение вычета при исчислении НДС, что противоречит выводам о том, что они не были соблюдены.

15.22. Более того, принимая во внимание, что налоговая инспекция и Х-й ААС в качестве фактически альтернативного обоснования налогового правонарушения сослались на то, что Заявителем не была проявлена должная осмотрительность и осторожность при выборе ООО «Василек» в качестве контрагента, Заявитель считает, что оставление судами без внимания всех его аргументов против этого вывода (см. пункты 14.12.4. и 14.12.9.—10. выше) также свидетельствует о нарушении его права на справедливое судебное разбирательства и права на уважение имущества. Так, Заявитель указал, что его учредитель – Иванов И.И. проверял и личность, и полномочия представителя ООО «Василек» – Петрова П.П., что ООО «Василек» была официально зарегистрировано, в качестве его адреса в представленных документах был указан адрес, зафиксированный в ЕГРЮЛ, который в соответствии с законодательством и должен был быть указан в этих документах и считается достоверным до внесения в ЕГРЮЛ соответствующих изменений, что по состоянию на 2011 год, когда все сделки с ООО «Василек» были уже исполнены, у налоговой инспекции не было никаких претензий к указанной организации, поэтому неясно, почему у Заявителя должны были возникнуть подозрения в отношении нее, наконец, что в соответствии с законодательством подпись лица, учреждающего организацию, заверяется нотариально, а нотариус должен проверить личность заявителя по паспорту или иному документу, учредителем и директором ООО «Василек» на момент начала работы с ним Заявителя было одно и то же лицо – Петров П.П., сведения о котором содержались в ЕГРЮЛ, то есть Заявитель имел все основания доверять этим сведениям как удостоверенным государством в рамках специально предназначенных для этого процедур (см., mutatis mutandis, Gladysheva v. Russia, no. 7097/10, § 79, 6 December 2011). Таким образом, Заявитель обосновал соблюдение всех требований законодательства, о нарушении которых идет речь в постановлении Х-о ААС (см. пункт 14.9.4.3. выше). О других же выявленных налоговой инспекцией в ходе проверки и дополнительных мероприятий налогового контроля проблемах с ООО «Василек» Заявитель не знал и не мог знать, а также не должен был и не мог узнать, учитывая, что он не является государственным органом с широкими возможностями и полномочиями по получению соответствующей информации.

15.23. Кроме того, Заявитель не может не обратить внимание и на еще одну непоследовательность в выводах налоговой инспекции и Х-о ААС. С одной стороны, они пришли к выводу о согласованности действий ООО «Василек» и Заявителя (см. пункты 14.9.3.14. выше), а с другой – не только предъявили Заявителю обвинение в совершении неумышленного налогового правонарушения, но и утверждали, что им не была проявлена должная осмотрительность и осторожность при выборе контрагента, которую можно не проявить только по неосторожности и только в том случае, если речи не идет о согласованности действий ООО «Василек» и Заявителя. При наличии на то оснований ничто не мешало налоговой инспекции привлечь Заявителя к ответственности за совершение того же самого налогового правонарушения умышленно. Однако этого не было сделано. Из чего Заявитель делает вывод, что для этого не было оснований, во всяком случае, достаточных. Вместе с тем и налоговая инспекция, и Х-й ААС фактически в своих решениях обвиняют Заявителя в совершении умышленного налогового правонарушения, даже не предъявив ему обвинение в этом.

15.24. Непоследовательность налоговой инспекции и Х-о ААС позволяет Заявителю выдвинуть обоснованное предположение, что в действительности их решения продиктованы не выводом об отсутствии реальных хозяйственных операций между ООО «Василек» и Заявителем, а тем, что ООО «Василек» не перечислило полученный от Заявителя НДС – перечисление которого Заявителем ООО «Василек» налоговая инспекция никогда не оспаривала, а суд не ставил под сомнение – государству, что закон не связывает с возможностью применения вычета при исчислении НДС и ответственность за что была в нарушение закона фактически переложена на Заявителя, поскольку по существу и налоговая инспекция, и Х-й ААС пришли к выводу, что товар по сделкам между ООО «Василек» и Заявителем был реально получен последним, в то время как нереальность именно этих хозяйственных операций по существу являлась единственным основанием для отказа в применении вычета при исчислении НДС.

15.25. Таким образом, по мнению Заявителя, речь фактически идет о проявлении известной проблемы, в отношении которой Судом были поставлены вопросы в рамках разбирательства по делу «ˮХабаровская топливная компанияˮ против России» (OOO “Khabarovskaya Toplivnaya Kompaniya” v. Russia, no. 10114/06).

15.26. При этом Заявитель считает важным подчеркнуть, что он не просил возместить ему НДС, недополученный государством от ООО «Василек», то есть выплатить ему государством НДС из других источников налоговых поступлений, но лишь просил применить вычет при исчислении НДС, то есть освободить его об повторной уплаты НДС, уже переведенного ООО «Василек», что налоговой инспекцией не оспаривалось и не ставилось судом под сомнение.

IV. Exposé relatif aux prescriptions de l’article 35 § 1 de la Convention
Statement relative to article 35 § 1 of the Convention
ЗАЯВЛЕНИЕ В СООТВЕТСТВИИ СО СТАТЬЕЙ 35 § 1 КОНВЕНЦИИ
(Voir § 19 (d) de la notice. Donner pour chaque grief, et au besoin sur une feuille séparée, les renseignements demandés sous les points 16 à 18 ci-après)
(See § 19 (d) of the Notes. If necessary, give the details mentioned below under points 16 to 18 on a separate sheet for each separate complaint)
(См. § 19 (г) Пояснительной записки. Если необходимо, укажите сведения, упомянутые в пунктах 16—18, на отдельном листе бумаги в отношении каждого из нарушений)

16. Décision interne définitive (date et nature de la décision, organe – judiciaire ou autre – l’ayant rendue)
Final decision (date, court or authority and nature of decision)
Окончательное внутреннее решение (дата и тип решения, орган – судебный или иной, – его вынесший)

Окончательным внутренним решением по данному делу должно быть решение ВАС РФ (см. Kovaleva and Others v. Russia (dec.), no. 6025/09, 25 June 2009). Заявитель планирует обращение с заявлением в ВАС РФ и незамедлительно сообщит Суду о результатах рассмотрения его жалобы. Однако в связи с подачей Заявителем 20 ноября 2013 года заявления о банкротстве в АС НО (дело № НОМЕР) Заявитель просит зарегистрировать настоящую жалобу под условием исчерпания внутренних средств правовой защиты посредством обращения в ВАС РФ в скором будущем, принимая во внимание позицию Суда, согласно которой таковые должны быть исчерпаны не на момент обращения с жалобой в Суд, а не момент рассмотрения Судом вопроса о приемлемости жалобы.

17. Autres décisions (énumérées dans l’ordre chronologique en indiquant, pour chaque décision, sa date, sa nature et l’organe – judiciaire ou autre – l’ayant rendue)
Other decisions (list in chronological order, giving date, court or authority and nature of decision for each of them)
Другие решения (список в хронологическом порядке, даты и тип этих решений, орган – судебный или иной, — их принявший)

17.1. Решение заместителя начальника ИФНС России по Н-скому району города Н-ска о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения от 29 июня 2012 года.

17.2. Решение АС НО от 05 апреля 2013 года по делу № НОМЕР.

17.3. Постановление Х-о ААС от 09 августа 2013 года по делу № НОМЕР.

17.4. Постановление ФАС НО от 18 ноября 2013 года по делу № НОМЕР.

18. Dispos(i)ez-vous d’un recours que vous n’avez pas exercé? Si oui, lequel et pour quel motif n’a-t-il pas été exercé?
Is there or was there any other appeal or other remedy available to you which you have not used? If so, explain why you have not used it.
Располагаете ли Вы каким-либо средством защиты, к которому Вы не прибегли, или располагали ли Вы таким средством? Если да, то объясните, почему оно не было Вами использовано?

Заявитель не прибегнул к обращению в ВАС РФ, о чем написано в пункте 16 выше.

V. Exposé de l’objet de la requête
Statement of the object of the application
ИЗЛОЖЕНИЕ ПРЕДМЕТА ЖАЛОБЫ
(Voir § 19 (e) de la notice)
(See § 19 (e) of the Notes)
(См. § 19 (д) Пояснительной записки)

19. Заявитель просит признать, что в отношении него были допущены описанные в настоящей Жалобе нарушения статьи 6 § 1 Конвенции и статьи 1 Дополнительного Протокола [№ 1] к Конвенции и присудить ему справедливую компенсацию, предусмотренную статьей 41 Конвенции (развернутые требования о справедливой компенсации будут представлены Суду на соответствующем этапе разбирательства).

VI. Autres instances internationales traitant ou ayant traité l’affaire
Statement concerning other international proceedings
ДРУГИЕ МЕЖДУНАРОДНЫЕ ИНСТАНЦИИ, ГДЕ РАССМАТРИВАЛОСЬ ИЛИ РАССМАТРИВАЕТСЯ ДЕЛО
(Voir § 19 (f) de la notice)
(See § 19 (f) of the Notes)
(См. § 19 (е) Пояснительной записки)

20. Avez-vous soumis à une autre instance internationale d’enquête ou de règlement les griefs énoncés dans la présente requête? Si oui, fournir des indications détaillées à ce sujet.
Have you submitted the above complaints to any other procedure of international investigation or settlement? If so, give full details.
Подавали ли Вы жалобу, содержащую вышеизложенные претензии, на рассмотрение в другие международные инстанции? Если да, то предоставьте полную информацию по этому поводу.

Нет, в другие международные инстанции жалоба, содержащая вышеизложенные претензии, на рассмотрение не подавалась.

VII. Pièces annexées
(pas d’originaux, uniquement des copies; prière de n’utiliser ni agrafe, ni adhésif, ni lien d’aucune sorte)
List of documents
(no original documents, only photocopies; do not staple, tape or bind documents)
СПИСОК ПРИЛОЖЕННЫХ ДОКУМЕНТОВ
(НЕ ПРИКЛАДЫВАЙТЕ ОРИГИНАЛЫ ДОКУМЕНТОВ – ПРИКЛАДЫВАЙТЕ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО КСЕРОКОПИИ; НЕ СКРЕПЛЯЙТЕ, НЕ СКЛЕИВАЙТЕ И НЕ СШИВАЙТЕ ДОКУМЕНТЫ)
(Voir § 19 (g) de la notice. Joindre copie de toutes les décisions mentionnées sous ch. IV et VI ci-dessus.
Se procurer, au besoin, les copies nécessaires, et, en cas d’impossibilité, expliquer pourquoi celles-ci ne peuvent pas être obtenues. Ces documents ne vous seront pas retournés.)
(See § 19 (g) of the Notes. Include copies of all decisions referred to in Parts IV and VI above. If you do not have copies, you should obtain them. If you cannot obtain them, explain why not. No documents will be returned to you.)
(См. § 19 (ж) Пояснительной записки. Приложите копии всех решений, упомянутых в Разделах IV и VI. Если у Вас нет копий, Вам следует их получить. Если Вы не можете их получить, то объясните причину. Полученные документы не будут Вам возвращены.)

21.
Приложение 1. Копия решения заместителя начальника ИФНС России по Н-скому району города Н-ска о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения от 29 июня 2012 года (приложения не приводятся).

Приложение 2. Копия заявления, поданного Заявителем в АС НО 30 октября 2012 года.

Приложение 3. Копия решения АС НО от 05 апреля 2013 года по делу № НОМЕР.

Приложение 4. Копия постановления Х-о ААС от 09 августа 2013 года по делу № НОМЕР.

Приложение 5. Копия кассационной жалобы, поданной Заявителем в ФАС НО 01 октября 2013 года.

Приложение 6. Копия постановления ФАС НО от 18 ноября 2013 года по делу № НОМЕР.

Приложение 7. Доверенность на представление интересов Заявителя в Суде.

VIII. Déclaration et signature
Declaration and signature
ЗАЯВЛЕНИЕ И ПОДПИСЬ
(Voir § 19 (h) de la notice)
(See § 19 (h) of the Notes)
(См. § 19 (з) Пояснительной записки)

Je déclare en toute conscience et loyauté que les renseignements qui figurent sur la présente formule de requête sont exacts.
I hereby declare that, to the best of my knowledge and belief, the information I have given in the present application form is correct.
Настоящим, исходя из моих знаний и убеждений, заявляю, что все сведения, которые я указал(а) в формуляре, являются верными.

Lieu
Place
Место
___________________________________________

Date
Date
Дата «___» ДЕКАБРЯ 2013 ГОДА
___________________________________________

(Signature du/de la requérant(e) ou du/de la représentant(e))
(Signature of the applicant or of the representative)
(Подпись заявителя или его представителя(ьницы))

Метки

Возможность комментирования заблокирована.