Образец дополнения к жалобе в Европейский Суд

Жалоба No 00000/09
Ооо“Nord” and Others v. Russia

Кому: Сёрену НИЛЬСЕНУ,
Секретарю Первой Секции
Европейского Суда по правам человека

Адрес:
The Registrar
European Court of Human Rights,
Council of Europe
STRASBOURG CEDEX
FRANCE – ФРАНЦИЯ
F-67075

От кого: заявители по делу

 

ДАТА

 

Уважаемый господин Нильсен!

Настоящим письмом мы направляем Европейскому Суду по правам человека дополнение к жалобе No 00000/09, поданной ДАТА. В нем сообщается об изменениях в нашем деле, в том числе о новых решениях национальных властей.

Новые адреса заявителей

В связи с тем, что после подачи жалобы все заявители – физические лица были принудительно выселены из своих квартир, сообщаем новые фактические адреса нашего проживания:

Ольга Олеговна А.: АДРЕС;

Ирина Ивановна Б.: АДРЕС;

Марина Марковна В.: АДРЕС;

Наталья Николаевна Г.: АДРЕС;

Дмитрий Дмитриевич Д.: АДРЕС;

Александр Александрович Е.: АДРЕС;

Татьяна Анатольевна Ж.: АДРЕС;

Оксана Михайловна З.: АДРЕС.

Просим продолжать направлять всю корреспонденцию, адресованную заявителям, на адрес заявителя – юридического лица – Общества с ограниченной ответственностью «НОРД», который не изменился: АДРЕС.

Наименования заявителей, используемые в тексте настоящего Дополнения к жалобе

Заявители именуются в настоящем Дополнении к жалобе следующим образом:

Общество с ограниченной ответственностью «НОРД» – первым заявителем;

Ирина Ивановна Б. – второй заявительницей;

Ольга Олеговна А. – третьей заявительницей;

Марина Марковна В. – четвертой заявительницей;

Наталья Николаевна Г. – пятой заявительницей;

Дмитрий Дмитриевич Д. – шестым заявителем;

Александр Александрович Е. – седьмым заявителем;

Татьяна Анатольевна Ж. – восьмой заявительницей;

Оксана Михайловна З. – девятой заявительницей.

Сокращения, используемые в тексте настоящего Дополнения к жалобе

В тексте настоящего Дополнения используются следующие сокращения:

ГК РФ – Гражданский кодекс Российской Федерации;

ГП «АБВ» – Государственное предприятие «АБВ»;

Дом – 14-этажный жилой дом, находящийся по адресу: АДРЕС;

Конвенция – Конвенция о защите прав человека и основных свобод;

МЖК – Молодежный жилой комплекс;

НПЗ – Н-ский подшипниковый завод;

ОАО «ГДЕ» – Открытое акционерное общество «ГДЕ»;

ООО «Независимая экспертиза» – Общество с ограниченной ответственностью «Независимая экспертиза»;

ООО «Норд» – Общество с ограниченной ответственностью «Норд» (в списке приложений);

Новооскольский районный суд – Новооскольский районный суд города Н-ска (он же – федеральный районный суд Новооскольского района Н-ской области);

Спорные квартиры – квартиры 2, 3, 6, 17, 43, 47, 49 и 56 Дома;

Суд – Европейский Суд по правам человека.

Структура настоящего Дополнения к жалобе

С целью обеспечения надлежащего понимания жалобы в целом все фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, как старые, так и новые, полностью изложены заново. В настоящем Дополнении также заново обосновываются все нарушения, допущенные, по нашему мнению, государством-ответчиком, а также излагаются аргументы, касающиеся соблюдения критериев приемлемости жалобы на них.

В первом разделе настоящего Дополнения приводятся факты дела, во втором разделе даются необходимые извлечения из источников российского права, в третьем разделе излагаются имевшие место, по нашему мнению, нарушения и подтверждающие их аргументы, в четвертом разделе обосновывается соблюдение критериев приемлемости жалобы на каждое из них, предусмотренных статьей 35 § 1 Конвенции, в пятом разделе содержится список приложений. Настоящее Дополнение предваряется кратким изложением его содержания (резюме), включающим указание на предмет жалобы.

 

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ (РЕЗЮМЕ)

Второй – девятый заявители полагают, что являются жертвами нарушения государством-ответчиком их права собственности, гарантированного статьей 1 Протокола [№ 1] к Конвенции, а третий – девятый заявители также полагают, что являются жертвами нарушения их права на уважение жилища, гарантированного статьей 8 Конвенции. Второй – девятый заявители имели имущество в виде квартир (долей в них), которые для третьего – девятого заявителей одновременно являлись их жилищем. Государство-ответчик осуществило вмешательство в принадлежащие заявителям права посредством признания права собственности на квартиры заявителей за другими частными лицами и выселения заявителей из их квартир, которое нарушало баланс между правами заявителей и интересами общества. Данный вывод основан на том, что суды отказались применять к заявителям защищающие их положения российского законодательства, сославшись на формальное отсутствие у заявителей государственной регистрации права собственности на спорные квартиры (доли в них), которая не могла быть осуществлена исключительно из-за наложения судом ареста на имущество заявителей.

Второй – девятый заявители полагают, что они являются жертвами нарушения статьи 13 Конвенции, взятой в совокупности со статьей 1 Протокола [№ 1] к Конвенции, а третий – девятый заявители считают, что они также являются жертвами нарушения статьи 13 Конвенции, взятой в совокупности со статьей 8 Конвенции, т.к., с учетом отказа судов признать, что у них имелось имущество и жилище в смысле названных выше статей, им не были доступны какие бы то ни было средства их правовой защиты, в том числе путем обращения к российскому законодательству.

Второй – девятый заявители полагают, что они являются жертвами нарушения статьи 14 Конвенции, взятой в совокупности со статьей 1 Протокола [№ 1] к Конвенции, а третий – девятый заявители считают, что они также являются жертвами нарушения статьи 14 Конвенции, взятой в совокупности со статьей 8 Конвенции, т.к. у них имелось имущество и жилище в смысле указанных статей, однако суды отказались применять к ситуации заявителей положения охраняющего их правà российского законодательства по причине формального отсутствия у них государственной регистрации права собственности на спорные квартиры, которые были бы применены к находящимся в аналогичной ситуации лицам, право собственности которых на квартиры было бы зарегистрировано государством, хотя какие бы то ни было объективные основания для проведения подобных различий по признаку наличия государственной регистрации права собственности на недвижимое имущество не были названы судами и неизвестны заявителям.

Все заявители полагают, что они явились жертвами нарушения статьи 6 § 1 Конвенции, т.к. суды обеих инстанций отказались предоставить ответы на аргументы и доказательства, которые являлись критическими с точки зрения результатов разбирательства.

Заявители просят признать, что в отношении них было допущены указанные нарушения и присудить им справедливую компенсацию.

 

I. ИЗЛОЖЕНИЕ ФАКТОВ

 

A. Предыстория

 

i. Взаимоотношения МЖК и НПЗ, касающиеся строительства Дома и спорных квартир

1.1. В соответствии с решением Н-ского горисполкома № 123 от 28 ноября 1989 года МЖК является единым заказчиком строительства комплекса, в который входит Дом.

1.2. 23 апреля 1996 года МЖК и НПЗ заключили договор № 2/96 «О долевом участии в строительстве МЖК» (см. Приложение 1).

1.3. В соответствии с условиями Договора НПЗ принял на себя обязательства по финансированию строительства 1 659,3 кв.м. жилья в Доме в сумме 474 559,8 рублей в ценах 1984 года, а также по «передаче ресурсов, основных средств, оказанных услуг, проведенных взаимозачетов со сторонними организациями» на сумму 1 967 026 000 рублей. За это МЖК обязался передать НПЗ три 1-комнатные, девять 2-комнатных и тринадцать 3-комнатных квартир общей площадью 1 759,3 кв.м.

1.4. Пункт 2.4. Договора предусматривает, что «МЖК обязуется за счет средств, полученных из федерального бюджета и проведенных взаимозачетов с областным бюджетом[,] производить доплату в размере до 30% части долевого участия [НПЗ]».

1.5. В Договоре также содержатся положения, согласно которым две 2-комнатные и две 3-комнатные квартиры (без указания их метража) оплачены НПЗ.

1.6. В соответствии с актом сверки [взаимных расчетов] по состоянию на 01 апреля 2000 года НПЗ был должен МЖК 881,82 рубля, а МЖК ничего не был должен НПЗ (см. Приложение 2).

1.7. 25 января 2001 года НПЗ, преобразовавшийся к этому моменту в обособленное подразделение (филиал) ГП «АБВ», и МЖК подписали акт [сверки взаимных] расчетов по договору от 23 апреля 1996 года, в соответствии с которым МЖК был должен НПЗ 1 606 810,55 рублей (см. Приложение 3). В качестве основания появления задолженности в акте указана «передача ТМЦ [товарно-материальных ценностей]».

1.8. Не ранее 25 января 2001 года НПЗ и МЖК подписали изменение и два приложения к договору от 23 апреля 1996 года (см. Приложения 4—6). В соответствии с изменением к Договору сумма долевого участия НПЗ в строительстве Дома составила 1 606 811 рублей, а МЖК обязался передать НПЗ квартиры в Доме общей площадью 586,8 кв.м. Приложение № 1 к договору предусматривало передачу от МЖК НПЗ конкретных квартир 2, 3, 6, 9, 17, 43, 47, 49 и 56 Дома, содержало сведения о количестве комнат в каждой из них и метраже. В другом приложении также за № 1 был приведен расчет площади квартир, подлежащих передаче от МЖК НПЗ. В соответствии с этим Приложением площадь вычислялась посредством определения количества квадратных метров, приходящихся на долю участия НПЗ в строительстве, исходя из общей суммы долевого участия в нем всех застройщиков и общей площади всех квартир в доме. При этом 451 кв.м. квартир, приходящихся согласно данному расчету на долю НПЗ, исходя из суммы его участия в строительстве, были «умножены на 30%» «[с] учетом п. 2.4. [договора]» (см. пункт 1.4. выше) с получением в результате 586,8 кв.м. квартир, подлежащих передаче.

1.9. В соответствии с актом сверки [взаимных расчетов] по состоянию на 01 января 2002 года МЖК был должен НПЗ 1 142 940,28 рублей (см. Приложение 7). Основания изменения суммы долга (обороты) в акте не отражены. Однако разница между суммой долга, обозначенной в предшествующем акте (см. пункт 1.8. выше), и указанной суммой соответствует стоимости строительных материалов, поставленных от НПЗ МЖК в 1998 году, которые при этом были полностью и сразу оплачены самим МЖК (см. страницу 4 Приложения 57), хотя это обстоятельство не было учтено при взаимных расчетах между сторонами до 2001 года.

1.10. В соответствии с актом сверки [взаимных расчетов] по состоянию на 01 января 2003 года МЖК был по прежнему должен НПЗ 1 142 940,28 рублей (см. Приложение 8).

1.11. В соответствии с актом сверки [взаимных] расчетов по состоянию на 01 июля 2003 года МЖК оставался должен НПЗ 1 142 940,28 рублей (см. Приложение 11).

 

ii. Передача от НПЗ его работникам права требования от МЖК спорных квартир

1.12. 23 июля 2004 года договорами №№ 1, 2, 3, 5, 6, 7, 8 и 9 НПЗ уступил «право требования и получения от [МЖК]… по договору № 2/96 от 23.04.96 г… с учетом изменения к нему от 25.01.01 г.» (см. пункты 1.2.—1.5. и 1.8. выше) квартир №№ 2, 3, 6, 17, 43, 47, 49 и 56 Дома своим работникам И., К., Л., М., Н., О., П. и Р. соответственно (см. Приложения 14—20).

 

iii. Взаимоотношения МЖК и первого заявителя, касающиеся строительства Дома и спорных квартир

1.13. 04 апреля 2003 года МЖК и первый заявитель заключили договор подряда, в соответствии с условиями которого первый заявитель обязался выполнить строительно-отделочные работы в строящемся Доме, общая стоимость которых составляла 23 155 760 рублей, а МЖК в случае отсутствия у него финансовых средств мог произвести оплату работ квадратными метрами квартир в Доме по согласованным сторонами ценам путем составления инвестиционного договора (см. Приложение 9).

1.14. В тот же день, 04 апреля 2003 года МЖК и первый заявитель заключили договор, в соответствии с которым первый заявитель обязался инвестировать в строительство Дома 23 135 760 рублей путем выполнения строительно-монтажных работ, а МЖК – передать ему квартиры общей площадью       2 170,2 кв.м. (см. Приложение 10). В соответствии с условиями этого договора первый заявитель также «исполняет функции Генерального подрядчика [строительства Дома]».

1.15. 25 декабря 2004 года МЖК передал первому заявителю в рамках исполнения договора подряда от 04 апреля 2003 года (см. пункт 1.13. выше) квартиры Дома, в частности, квартиры 2, 3, 6, 17, 43, 47 и 49 (см. Приложения 36—42).

 

iv. Приобретение спорных квартир вторым – девятым заявителем и их въезд в указанные квартиры

1.16. 26 января 2004 года первый заявитель с одной стороны и пятая заявительница с другой стороны заключили договор № 11/04,  в соответствии с которым пятая заявительница обязалась инвестировать в строительство Дома 550 000 рублей, а первый заявитель – передать ей квартиру 17 строящегося Дома (см. Приложение 12).

1.17. 16 июня 2004 года первый заявитель с одной стороны и седьмой заявитель с другой стороны заключили договор № 24/04,  в соответствии с которым седьмой заявитель обязался инвестировать в строительство Дома 688 900 рублей, а первый заявитель – передать ему квартиру 47 строящегося Дома (см. Приложение 13).

1.18. 12 августа 2004 года первый заявитель с одной стороны и шестой заявитель с другой стороны заключили договор № 14и/04,  в соответствии с которым шестой заявитель обязался инвестировать в строительство Дома 800 000 рублей, а первый заявитель – передать ему квартиру 49 строящегося Дома (см. Приложение 21).

1.19. 31 августа 2004 года МЖК с одной стороны, первый заявитель с другой стороны и четвертая заявительница со своим несовершеннолетним сыном с третьей стороны заключили договор № 26/04,  в соответствии с которым четвертая заявительница с сыном обязались инвестировать в строительство Дома 1 000 000 рублей, а МЖК – передать им в общую долевую собственность (4/7 доли четвертой заявительнице и 3/7 доли ее сыну) квартиру 56 строящегося Дома (см. Приложение 22).

1.20. 31 августа 2004 года первый заявитель с одной стороны и восьмая заявительница со своим мужем и несовершеннолетним сыном с другой стороны заключили договор № 5/04, в соответствии с которым восьмая заявительница с семьей обязалась инвестировать в строительство Дома 960 000 рублей, а первый заявитель – передать им в общую долевую собственность (по 1/3 доле каждому) квартиру 6 строящегося Дома (см. Приложение 23).

1.21. 06 сентября 2004 года первый заявитель с одной стороны и третья заявительница с другой стороны заключили договор № 6/04,  в соответствии с которым третья заявительница обязалась инвестировать в строительство Дома 740 000 рублей, а первый заявитель – передать ей квартиру 3 строящегося Дома (см. Приложение 24).

1.22. 04 октября 2004 года первый заявитель с одной стороны и вторая заявительница с другой стороны заключили договор № 10/04,  в соответствии с которым вторая заявительница обязалась инвестировать в строительство Дома 980 000 рублей, а первый заявитель – передать ей квартиру 43 строящегося Дома (см. Приложение 25).

1.23. 25 декабря 2004 года МЖК передал четвертой заявительнице и ее несовершеннолетнему сыну в рамках исполнения договора № 26/04 от 31 августа 2004 года (см. пункт 1.19. выше) квартиру 56 Дома (см. Приложение 43). Четвертая заявительница со своей семьей незамедлительно въехали в квартиру (см. страницу 3 Приложения 67).

1.24. 26 декабря 2004 года первый заявитель передал пятой заявительнице в рамках исполнения договора № 11/04 от 26 января 2004 года (см. пункт 1.16. выше) квартиру 17 Дома (см. Приложение 44). Пятая заявительница въехала в квартиру 30 декабря 2004 года (см. страницу 2 Приложения 72).

1.25. 27 декабря 2004 года первый заявитель с одной стороны и девятая заявительница и Наталья Вадимовна З. с другой стороны заключили договор № 14/04,  в соответствии с которым девятая заявительница и Наталья Вадимовна З. обязались инвестировать в строительство Дома 980 000 рублей, а первый заявитель – передать им квартиру 2 Дома (в соответствии с пунктами 1, 3 и 4 статьи 244 и пункта 1 статьи 245 ГК РФ в этом случае квартира поступает в общую долевую собственность девятой заявительницы и Натальи Вадимовны З., доля девятой заявительницы должна определяться по соглашению между ней и Натальей Вадимовной З., а при отсутствии соглашения сторон доли считаются равными; см. Приложение 45).

1.26. 27 декабря 2004 года первый заявитель передал шестому заявителю в рамках исполнения договора № 14и/04 от 12 августа 2004 года (см. пункт 1.18. выше) квартиру 49 Дома (см. Приложение 46). Шестой заявитель со своей семьей незамедлительно въехали в квартиру (см. страницу 3 Приложения 76).

1.27. 14 января 2005 года первый заявитель передал седьмому заявителю в рамках исполнения договора № 24/04 от 16 июня 2004 года (см. пункт 1.17. выше) квартиру 47 Дома (см. Приложение 47). Седьмой заявитель со своей семьей незамедлительно въехали в квартиру (см. Приложение 91).

1.28. 15 января 2005 года первый заявитель передал девятой заявительнице и Наталье Вадимовне З. в рамках исполнения договора № 14/04 от 27 декабря 2004 года (см. пункт 1.25. выше) квартиру 2 Дома (см. Приложение 48). 02 марта 2006 года девятая заявительница со своей семьей въехала в квартиру (см. страницу 2 Приложения 73).

1.29. 15 января 2005 года первый заявитель передал третьей заявительнице в рамках исполнения договора № 6/04 от 06 сентября 2004 года (см. пункт 1.21. выше) квартиру 3 Дома (см. Приложение 49). Третья заявительница со своей семьей незамедлительно въехали в квартиру (см. страницу 3 Приложения 75).

1.30. 15 января 2005 года первый заявитель передал восьмой заявительнице, ее мужу и ее несовершеннолетнему сыну в рамках исполнения договора № 5/04 от 31 августа 2004 года (см. пункт 1.20. выше) квартиру 6 Дома (см. Приложение 50). Восьмая заявительница со своей семьей незамедлительно въехали в квартиру (см. страницу 3 Приложения 77 и Приложение 92).

1.31. 15 января 2005 года первый заявитель передал второй заявительнице в рамках исполнения договора № 10/04 от 04 октября 2004 года (см. пункт 1.22. выше) квартиру 43 Дома (см. Приложение 51). Вторая заявительница никогда не въезжала в квартиру и не проживала в ней. В квартире проживал ее племянник.

 

B. Обстоятельства, непосредственно связанные с нарушениями прав заявителей

 

i. Наложение ареста на спорные квартиры

1.32. 07 октября 2004 года старший следователь следственного отдела при отделе внутренних дел Новооскольского района города Н-ска возбудил перед судом ходатайство о наложении ареста на спорные квартиры (см. Приложение 26). В производстве следователя в это время находилось уголовное дело, возбужденное 20 июля 2004 года по признакам мошенничества, предположительно заключавшегося в том, что МЖК отказался передать работникам НПЗ, которым последний уступил свое право требования к МЖК, соответствующие квартиры, а вместо этого передал их первому заявителю.

1.33. 14 октября 2004 года судья Новооскольского районного суда своим постановлением наложил арест на указанные выше квартиры, запретив, в частности, государственную регистрацию этих квартир и сделок с ними (см. Приложение 27).

1.34. 02 сентября 2005 года судья Новооскольского районного суда своим определением запретил управлению Федеральной регистрационной службы по Н-ской области производить любые действия, связанные с регистрацией спорных квартир до рассмотрения по существу дела, инициированного работниками НПЗ (см. пункт 1.36. ниже) (см. Приложение 52). К моменту вынесения данного определения постановление судьи Новооскольского районного суда от 14 октября 2004 года (см. пункт 1.33. выше) сохраняло свое силу.

1.35. При попытке второго – девятого заявителей зарегистрировать свое право собственности на спорные квартиры (доли в них) они получили отказ со ссылкой на наложенный арест (см., например, Приложение 53). Несмотря на то, что в уведомлении о приостановлении государственной регистрации права собственности также упоминается то обстоятельство, что заявителями не представлен ряд документов, все они имелись у них на руках и не были дополнительно представлены для регистрации лишь по причине невозможности ее осуществления из-за наложенного на спорные квартиры ареста. Наличие у заявителя всех необходимых документов подтверждается, в частности, тем обстоятельством, что право собственности на другие квартиры, не являющиеся спорными, которые реализовывал первый заявитель, регистрировалось на основании того же комплекта документов, которым располагали второй – девятый заявители (см. Приложение 54).

 

ii. Основное судебное разбирательство, определившее собственников спорных квартир и предопределившее результаты последующих судебных разбирательств

1.36. 29 октября 2004 года работники НПЗ, указанные в пункте 1.12. выше, обратились в суд с иском, адресованным МЖК, и потребовали признания за каждым из них права собственности на долю в строящемся Доме, соответствующую квартире, право требования которой было предано по договору с НПЗ (см. Приложения 28—34). Позже истцы дополнили свои иски требованиями передать им спорные квартиры и выселить второго – девятого заявителей. При этом И. предъявила требования к девятой заявительнице, К. – к третьей заявительнице, Л. – к восьмой заявительнице, М. – к пятой заявительнице, Н. – ко второй заявительнице, О. – седьмому заявителю, П. – к шестому заявителю и Р. – к четвертой заявительнице.

1.37. 23 августа 2006 года МЖК предъявил в суд встречные исковые требования о применении последствий недействительности сделок к договорам уступки права требования, заключенным между НПЗ (к этому времени он стал филиалом ОАО «ГДЕ») и его работниками, обратившимися в суд (см. Приложение 55). В обоснование своих требований МЖК указал, что НПЗ не выполнил своих обязательств по инвестированию в строительство Дома, профинансировав его всего на 428 909,14 вместо 1 606 811 рублей, в связи с чем возникла необходимость привлечения первого заявителя для финансирования завершения строительства Дома.

1.38. На основании определения Новооскольского районного суда от 07 ноября 2006 года (см. Приложение 56) ООО «Независимая экспертиза» провело исследование финансовых документов на предмет определения участия первого заявителя, НПЗ и МЖК в строительстве Дома и пришло к выводу, что первый заявитель профинансировал строительство Дома на сумму 48 982 768 рублей, финансирование строительства из бюджета (см. пункт 1.4. выше) не подтверждается первичными финансовыми документами, поставленные НПЗ стройматериалы на сумму 463 870,27 рублей полностью оплачены самим МЖК, инвестиционные взносы НПЗ в размере 1 142 940,28 возвращены ему, иных доказательств участия НПЗ в строительстве Дома не представлено (см. Приложение 57).

1.39. Суду также была предоставлена справка Департамента имущества и земельных отношений Н-ской области от 01 ноября 2004 года, свидетельствующая об отсутствии бюджетного финансирования строительства Дома (см. Приложение 35).

1.40. 23 ноября 2006 года Новооскольский районный суд своим решением отказал в удовлетворении требований работников НПЗ (см. пункт 1.36. выше) и удовлетворил требования МЖК (см. пункт 1.37. выше) (см. Приложение 58). В обоснование своего вывода суд указал, что финансирование строительства Дома НПЗ не подтверждается первичными документами, т.е. полностью согласился с позицией, высказанной в исследовании ООО «Независимая экспертиза» (см. пункт 1.38. выше).

1.41. Суд также прямо указал в своем решении, что считает второго – девятого заявителей собственниками квартир, полученных ими от первого заявителя и МЖК (см. пункты 1.16.—1.31. выше), отметив следующее:

«Право собственности на [квартиры] в соответствии с требованиями ч[асти] 1 ст[атьи] 131 [ГК РФ] не возникло у данных лиц и не было зарегистрировано в Управлении [Ф]едеральной регистрационной службы по Н-ской области в установленном порядке… только по тем основаниям, что 02 сентября 2005 года и по настоящее время на основании определения суда Управлению [Ф]едеральной регистрационной службы… было запрещено регистрировать любые сделки в отношении спорных квартир» (см. пункт 1.34. выше).

1.42. 06 февраля 2007 года Н-ский областной суд своим кассационным определением отменил решение Новооскольского районного суда от 23 ноября 2006 года в части отказа в удовлетворении исковых требований первоначальных истцов и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, а в части встречных исковых требований МЖК постановил новое решение об отказе в их удовлетворении (см. Приложение 59).

1.43. В части решения по требованию первоначальных истцов в кассационном определении указано, что судом первой инстанции не приняты во внимание следующие доказательства исполнения НПЗ своих обязательств перед МЖК:

1.43.1. акт [сверки взаимных] расчетов от 25 января 2001 года (см. пункт 1.7. выше),

1.43.2. письмо председателя МЖК на имя заместителя директора НПЗ от 21 апреля 2003 года, в котором признается передача в 1996—98 годах ресурсов на сумму, указанную в названном выше акте,

1.43.3. исковое заявление МЖК, поданное в арбитражный суд, в котором признается факт передачи от НПЗ МЖК строительных материалов на сумму 1 142 940 рублей,

1.43.4. документы, свидетельствующие о перечислении указанной выше суммы от МЖК НПЗ 07 сентября 2004 года и возврате ее в тот же день НПЗ обратно МЖК, а также

1.43.5. договор между НПЗ и МЖК от 23 апреля 1996 года, в части положений, согласно которым две 2-комнатные и две 3-комнатные квартиры уже оплачены (см. пункт 1.5. выше).

1.44. Суд кассационной инстанции также указал, что «[о]тсутствие первичных финансовых документов по зачетам платежей в бюджет и зачетам взаимных требований при наличии иных доказательств, составленных с участием сторон, основанием для вывода о неисполнении НПЗ договорных обязательств служить не может».

1.45. 30 августа 2007 года Новооскольский районный суд своим решением снова отказал в удовлетворении требований первоначальных истцов по делу (см. пункт 1.36. выше), придя к выводу, что НПЗ не выполнил своих обязательств перед МЖК, по причине чего у истцов не возникло формально переданных им НПЗ прав требования к МЖК (см. Приложение 60).

1.46. В обоснование своих выводов суд указал, что:

1.46.1. оплата НПЗ четырех квартир (см. пункт 1.5. выше) не подтверждается какими бы то ни было первичными документами, а включение соответствующего положения в договор от 23 апреля 1996 года, согласно пояснениям представителя МЖК, вызвано тем, что МЖК «надеялся на будущее финансирование»;

1.46.2. истцами не доказано, что площадь предположительно оплаченных квартир составляет 289,4 кв.м., т.е. соответствует четырем из восьми спорных квартир;

1.46.3. акт [сверки взаимных] расчетов от 25 января 2001 года (см. пункт 1.7. выше) не имеет юридической силы, т.к. выполнение соответствующих обязательств не подтверждается финансовыми документами и согласно показаниями О.Н. Андреевой, работавшей главным бухгалтером МЖК с начала 1990-х до середины 2000-х годов, в нем стоит не ее подпись; председатель МЖК признал в суде, что сам расписался за нее;

1.46.4. отсутствие какого бы то ни было бюджетного финансирования (см. пункт 1.4. выше) подтверждается справкой Департамента имущества и земельных отношений (см. пункт 1.39. выше);

1.46.5. подтвержденная в суде передача от НПЗ МЖК ценностей на сумму 447 830,54 не свидетельствует о надлежащем исполнении обязательства о долевом участии в строительстве Дома в сумме 1 606 811 рублей.

1.47. Суд также повторил свои доводы, касающиеся возникновения права собственности у второго – девятого заявителей (см. пункт 1.41. выше).

1.48. 08 ноября 2007 года Н-ский областной суд своим кассационным определением оставил решение Новооскольского районного суда от 30 августа 2007 года без изменения, а кассационные жалобы первоначальных истцов без удовлетворения (см. Приложение 61). В тот же день решение от 30 августа 2007 года вступило в силу.

1.49. 21 декабря 2007 года президиум Н-ского областного суда в порядке надзора отменил решение Новооскольского районного суда от 30 августа 2007 года и кассационное определение от 08 ноября 2007 года, отправив дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе судей (см. Приложение 62). В обоснование своего решения президиум указал, что положения договора от 23 апреля 1996 года, изменений к нему и актов, составленных МЖК и НПЗ, являются достаточным доказательством исполнения обязательств, зафиксированных в них, даже без первичной финансовой документации, «пока не будут оспорены заинтересованными лицами», а в случае вывода о неисполнении НПЗ обязательств перед МЖК в полном объеме суд первой инстанции обязан был выяснить, в каком объеме они исполнены, и решить вопрос о передаче кредитору имущества полностью или в части.

1.50. 07 апреля 2008 года Новооскольский районный суд своим решением частично удовлетворил требования первоначальных истцов по делу (см. пункт 1.36. выше), признав за ними право собственности на спорные квартиры и обязав МЖК передать им таковые (см. Приложение 63). Суд признал, что обязательства НПЗ перед МЖК по оплате девяти квартир (восемь из них являлись спорными квартирами) выполнены в полном объеме, т.к. оплата четырех из девяти квартир подтверждается самим договором, а выполнение обязательства в целом – актом от 25 января 2001 года (см. пункты 1.5. и 1.7. выше) и иными доказательствами. По этой причине суд удовлетворил требования первоначальных истцов, основанные на договорах уступки им НПЗ права требования к МЖК. Суд указал, что первоначальные истцы просят передать им квартиры общей площадью 504,5 кв.м., что не превышает общей площади всех квартир, подлежащих передаче от МЖК НПЗ, составляющей 586,8 кв.м. По мнению суда, ответчики не представили доказательств неисполнения НПЗ своих обязательств перед МЖК.

1.51. В своем решении суд также указал следующее:

«Согласно ч[асти] 1 ст[атьи] 398 ГК РФ в случае неисполнения обязательства передать индивидуально-определенную вещь в собственность… кредитору… последний вправе требовать отобрания этой вещи у должника и передачи ее кредитору на предусмотренных обязательством условиях. Это право отпадает, если вещь уже передана третьему лицу, имеющему право собственности…

На момент рассмотрения судом данного гражданско-правовой спора право собственности на спорные квартиры ни за кем не зарегистрировано. Факт передачи квартир [второму – девятому заявителям] не имеет правового значения. Поэтому в силу ст[атьи] 398 ГК РФ истцы вправе требовать исполнения обязательства от должника – МЖК…»

1.52. Требования первоначальных истцов, касающиеся выселения второго – девятого заявителей из спорных квартир, были оставлены без удовлетворения по следующим причинам, прямо указанным в решении суда:

«На момент рассмотрения данного гражданско-правового спора [первоначальные] истцы не являются собственниками квартир, поскольку право собственности на недвижимое имущество, каковым являются спорные квартиры, не зарегистрировано в Управлении [Ф]едеральной регистрационной службы… Поэтому… с доводами… истцов о том, что [второй – девятый заявители] подлежат выселению в силу ст[атьи] 398 ГК РФ,.. суд не соглашается, т.к. при заявлении негаторного иска… истцы должны доказать наличие у них права собственности на индивидуально-определенную вещь (в данном случае квартиры)…»

1.53. 18 апреля 2008 года первый заявитель подал в Н-ский областной суд кассационную жалобу на решение Новооскольского районного суда от 07 апреля 2008 года (см. Приложение 64). В ней он, в частности, прямо указал на ряд представленных в заседании суда первой инстанции и имеющихся в материалах дела доказательств, свидетельствующих о неисполнении НПЗ своих обязательств перед МЖК:

1.53.1. акт [сверки взаимных] расчетов между МЖК и НПЗ, согласно которому по состоянию на 01 июля 2003 года первый был должен второму не 1 606 810,55, а 1 142 940 рублей (см. пункт 1.9. выше);

1.53.2. расчет, включенный в приложение № 1 к договору от 23 апреля 1996 года (см. пункт 1.8. выше), согласно которому при исчислении количества кв.м. квартир, подлежащих передаче НПЗ, были учтены положения пункта 2.4. договора от 23 апреля 1996 года о дополнительном финансировании из бюджета (см. пункт 1.4. выше), о несоблюдении которого свидетельствует представленная суду справка Департамента имущества и земельных отношений Н-ской области от 01 ноября 2004 года (см. пункт 1.39. выше) и без соблюдения которого НПЗ подлежали передачи квартиры площадью 451 кв.м., соответствующие предполагаемому финансированию в размере 1 606 810,55 рублей.

1.54. С учетом двух указанных выше аргументов НПЗ подлежали передаче квартиры общей площадью не более 320,8 кв.м. (1 142 990 рублей х 451 кв.м. : 1 606 811 рублей).

1.55. 10 июня 2008 года Н-ский областной суд своим кассационным определением оставил решение Новооскольского районного суда от 07 апреля 2008 года без изменения, а кассационную жалобу первого заявителя без удовлетворения (см. Приложение 65). В кассационном определении не содержится ответов на аргументы первого заявителя, изложенные в пункте 1.53. выше.

 

iii. Судебные разбирательства, касающиеся выселения второго – девятого заявителей из спорных квартир, а также признания их добросовестными приобретателями спорных квартир, признания за ними права собственности на спорные квартиры, признания сделок по уступке права требования спорных квартир от МЖК, заключенных между НПЗ и его работниками, недействительными, применения последствий недействительности сделок

(a) Разбирательства в отношении второй, четвертой и восьмой заявительниц

1.56. Зарегистрировав право собственности на квартиры на основании решения Новооскольского районного суда от 07 апреля 2008 года, 12 марта 2009 года Н., Р. и Л. обратились в суд с требованиями о выселении из своих квартир второй, четвертой и восьмой заявительниц с членами их семей.

1.57. 04 июня 2009 года четвертая заявительница и ее несовершеннолетний сын обратились в суд с адресованными Р. встречными исковыми требованиями о признании их добросовестными приобретателями, и регистрации их права собственности на квартиру 56 Дома (см. Приложение 67).

1.58. В обоснование своего встречного иска четвертая заявительница, в частности, указала, что:

1.58.1. считает себя и своего сына добросовестными приобретателями квартиры 56 Дома в смысле статьи 302 ГК РФ, согласно которой, «если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело право его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество только в случаях, связанных с выбытием имущества из владения собственника помимо его воли», т.к. вместе с сыном приобрела квартиру по договору, заключенному с первым заявителем (см. пункт 1.19. выше), полностью оплатила ее, въехала в новую квартиру вместе с членами своей семьи 25 декабря 2004 года, сделала в ней ремонт и проживает там по настоящее время, то есть порядка четырех с половиной лет, о споре в отношении квартиры на момент ее приобретения ничего не знала, а ответчик никогда не владел и не пользовался квартирой, в связи с чем не может предъявить виндикационный иск;

1.58.2. спорная квартира не могла быть передана в собственность ответчику в силу пункта 1 статьи 398 ГК РФ, защищающей ее и членов ее семьи;

1.58.3. право на регистрацию права собственности на квартиру 56 Дома возникло у нее и членов ее семьи с момента получения квартиры по акту от первого заявителя (см. пункт 1.23. выше), и осуществлению регистрации препятствовал только наложенный судом запрет за совершение регистрационных действий.

1.59. 04 июня 2009 года вторая заявительница обратилась в суд с адресованными Н. встречными исковыми требованиями о признании ее добросовестным приобретателем и регистрации ее права собственности на квартиру 43 Дома. Обоснование ее требований соответствовало, mutatis mutandis, обоснованию требований четвертой заявительницы (см. пункт 1.58. выше и Приложение 68).

1.60. 01 октября 2009 года восьмая заявительница и ее сын обратились в суд с адресованными Л. и ОАО «ГДЕ» встречными исковыми требованиями о признании их добросовестными приобретателями, признании сделки по уступке права требования первому ответчику вторым квартиры 6 Дома от МЖК недействительной и применении последствий недействительности сделки, признании их права собственности. Обоснование требований восьмой заявительницы и ее сына соответствовало, mutatis mutandis, обоснованию требований четвертой заявительницы (см. пункт 1.58. выше и Приложение 77).

(b) Разбирательства в отношении пятой и девятой заявительниц и седьмого заявителя

1.61. Зарегистрировав право собственности на квартиры на основании решения Новооскольского районного суда от 07 апреля 2008 года, 10 марта 2009 года М., И. и О. обратились в суд с требованиями о выселении из своих квартир пятой и девятой заявительницы и седьмого заявителя с членами их семей соответственно.

1.62. 08 июля 2009 года пятая заявительница обратилась в суд с адресованными М. и ОАО «ГДЕ» встречными исковыми требованиями о признании ее добросовестным приобретателем, признании сделки по уступке права требования первому ответчику вторым квартиры 17 Дома от МЖК недействительной и применении последствий недействительности сделки. Обоснование требований пятой заявительницы соответствовало, mutatis mutandis, обоснованию требований четвертой заявительницы (см. пункт 1.58. выше и Приложение 72).

1.63. 30 июля 2009 года девятая заявительница и Наталья Вадимовна З. обратились в суд с адресованными И. и ОАО «ГДЕ» встречными исковыми требованиями о признании их добросовестными приобретателями, признании сделки по уступке права требования первому ответчику вторым квартиры 2 Дома от МЖК недействительной и применении последствий недействительности сделки. Обоснование требований девятой заявительницы и Натальи Вадимовны З. соответствовало, mutatis mutandis, обоснованию требований четвертой заявительницы (см. пункт 1.58. выше и Приложение 73).

(c) Разбирательства в отношении третьей заявительницы и шестого заявителя

1.64. Зарегистрировав право собственности на квартиры на основании решения Новооскольского районного суда от 07 апреля 2008 года, 16 марта 2009 года К. и П. обратились в суд с требованиями о выселении из своих квартир третьей заявительницы и шестого заявителя с членами их семей.

1.65. После вынесения Новооскольским районным судом решения по указанным выше искам (см. пункт 1.66. ниже) третья заявительница и шестой заявитель обратились в суд с адресованными К. и ОАО «ГДЕ» и П. и ОАО «ГДЕ» соответственно исковыми требованиями о признании их добросовестными приобретателями, признании сделок по уступке права требования первым ответчикам вторым квартир 3 и 49 Дома от МЖК недействительными и применении последствий недействительности сделок. Обоснование требований третьей заявительницы и шестого заявителя соответствовало, mutatis mutandis, обоснованию требований четвертой заявительницы (см. пункт 1.58. выше и Приложения 75 и 76).

(d) Результаты разбирательств в суде первой инстанции

1.66. Решениями Новооскольского районного суда от 16 июня, 26 октября и 02 ноября 2009 года исковые требования о выселении второго – девятого заявителей (см. пункты 1.56., 1.61. и 1.64. выше) были удовлетворены (см. Приложения 69, 78 и 80). Решениями от 26 октября и 02 ноября 2009 года суд отказал в удовлетворении встречных исковых требований второй, третьей, четвертой, пятой, восьмой и девятой заявительниц (см. пункты 1.57, 1.59., 1.60., 1.62. и 1.63. выше). Решениями от 30 марта и 10 апреля 2010 года (см. Приложения 87 и 88) Новооскольский районный суд также отказал в удовлетворении исковых требований третьей заявительницы и шестого заявителя (см. пункт 1.65. выше). Все решения суда согласно их описательно-мотивирочной части были обусловлены вступившим в законную силу решением этого же суда от 07 апреля 2008 года, которым за работниками НПЗ было признано право собственности на спорные квартиры. В решениях также было указано, что ранее исковые требования первоначальных истцов о выселении второго – девятого заявителей не были удовлетворены судом лишь по той причине, что их право собственности на спорные квартиры не было зарегистрировано (см. пункт 1.52. выше). Однако в настоящее время это препятствие устранено.

1.67. В ответ на исковые требования второго – шестого и восьмого – девятого заявителей о признании их и членов их семей добросовестными приобретателями суд в своих решениях от 26 октября и 02 ноября 2009 года, а также от 30 марта и 12 апреля 2010 года указал следующее:

«Поскольку спорное имущество является недвижимым.., первое возникновение на него права согласно ст[атье] 131 ГК РФ совпадает с фактом государственной регистрации такого права. Только после этого можно говорить о признаках[,] изложенных в ст[атье] 302 ГК РФ, т.е. о возмездном приобретении [имущества] у лица, которое не имело право его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель)…

Поскольку спорная недвижимость оказалась во владении [третьей – пятой, восьмой и девятой заявительниц] до государственной регистрации права собственности на [нее], в данном случае, по мнению суда, правила ст[атьи] 302 ГК РФ неприменимы к возникшим правоотношениям».

1.68. На аргументы второго – шестого и восьмого – девятого заявителей, касающиеся применения положений пункта 1 статьи 398 ГК РФ (см. пункт 1.58.2. выше), суд в указанных выше решениях ничего не ответил.

(e) Результаты разбирательств в суде второй инстанции

1.69. 30 июня, 26 октября, 12 и 17 ноября 2009 года третья заявительница и шестой заявитель, вторая, четвертая и восьмая заявительницы, девятая заявительница и пятая заявительница обратились в Н-ский областной суд с кассационными жалобами на решения Новооскольского районного суда от 16 июня, 26 октября и 02 ноября 2009 года (см. Приложения 70, 71, 79, 81 и 82).

1.70. 13 августа и 22 декабря 2009 года Н-ский областной суд своими кассационными определениями оставил решения Новооскольского районного суда от 16 июня, 26 октября и 02 ноября 2009 года без изменений, а кассационные жалобы второго – шестого и восьмого – девятого заявителей без удовлетворения (см. Приложения 74, 83 и 84). В ответ на аргументы заявителей о применении правил статьи 302 и пункта 1 статьи 398 ГК РФ суд кассационной инстанции в своих определениях от 22 декабря 2009 года указал следующее:

«Согласно пункта 1 статьи 398 [ГК РФ] в случае неисполнения обязательства передать индивидуально-определенную вещь в собственность… кредитору последний вправе требовать отобрания этой вещи у должника и передачи ее кредитору на предусмотренных обязательством условиях. Это право отпадает, если вещь уже передана третьему лицу, имеющему право собственности…

Из анализа данной статьи следует, что законодатель подтвердил приоритет вещно-правовых правомочий над обязательственными, учитывая, что в случае, когда вещь уже передана третьему лицу, имеющему право собственности, претендующий на эту вещь кредитор утрачивает право требовать передачи ему этой вещи.

Учитывая изложенное, у [третьей, четвертой и восьмой заявительниц] имеется право требования по заключенным с [первым заявителем] договорам инвестирования жилья внесенных денежных средств по оплате спорных квартир, но права собственности на спорные квартиры и, как следствие, прав по пользованию ими у них не имеется.

Следовательно, [третья, четвертая и восьмая заявительницы] вселились и проживают в спорных квартирах без законных оснований, поэтому положения статьей 302, 305 [ГК РФ] к спорным правоотношениям неприменимы».

 

iv. Выселение заявителей

1.71. 03 марта 2010 года определением Новооскольского районного суда были удовлетворены заявления пятой заявительницы и седьмого заявителя об отсрочке исполнения решения суда от 02 ноября 2009 в части выселения заявителей и членов их семей из спорных квартир. Пятая заявительница обосновывала свое заявление тем, что «у них нет другого места жительства, выселяться им некуда[; п]оиски нового жилья связаны с материальными затратами.., найти значительную сумму денег для приобретения жилья или заключения договора арен[д]ы для них затруднительно». Седьмой заявитель указывал, что они с женой проживают в спорной квартире с сыном и его семьей – женой и дочерью «в ожидании купленной [сыном]… квартиры, а другого места проживания… [и] возможностей [приобрести квартиру] у него нет». Суд, указав, что он «считает возможным отсрочить исполнение решения о выселении в отношении должников, не имеющих в собственности жилых помещений», и учтя, «что в холодное время года необходимо значительное время… для подыскания нового жилого помещения», отсрочил исполнение решения от 02 ноября 2009 года в отношении пятой заявительницы до 31 мая 2010 года, а в отношении седьмого заявителя – до 15 мая 2010 года (см. Приложение 85).

1.72. 25 февраля 2010 года Новооскольским районным судом второй и восьмой заявительнице также была предоставлена отсрочка исполнения решения суда от 26 октября 2009 года до 31 мая 2010 года по тем же основаниям, по которым отсрочка была предоставлена пятой заявительнице (см. пункт 1.71. выше). Однако кассационным определением Н-ского областного суда от 29 апреля 2010 года определение от 25 февраля 2010 года было отменено. Суд кассационной инстанции пришел к выводу, что «заявители не предоставили какие-либо доказательства, подтверждающие наличие затруднительного материального положения и [невозможность] исполнения решения суда,.. не может служить основанием для предоставления отсрочки… указание суда на холодное время года, как основание для предоставления отсрочки решения суда до 31 мая 2010 года, поскольку указанная отсрочка предоставлена судом в весеннее время года (с 26.02.2010 г. по 31.05.2010 г.)» (см. Приложение 89).

1.73. В середине 2010 года третий – девятый заявители вместе с их семьями были принудительно выселены судебными приставами-исполнителями из спорных квартир.

1.74. При этом третьему – пятому и седьмому – девятому заявителям негде было жить. У них также не было средств на приобретение нового жилья. Четвертая, пятая, девятая заявительницы и седьмой заявитель в итоге смогли приобрести новые квартиры в кредит. Третья заявительница с семьей переехала в другой город, где ее супруг получил ведомственное жилье. У восьмой заявительницы нет средств на приобретение или аренду жилья. С момента выселения и по настоящее время она проживает со своим сыном в квартире, которую снимает для нее Генеральный директор ООО «Норд» — первого заявителя.

 

C. Последующее развитие событий: Судебные разбирательства второй и пятой заявительницы и седьмого заявителя с первым заявителем

1.75. 10 ноября 2008 года, 16 марта и 05 мая 2010 года соответственно вторая и пятая заявительницы и седьмой заявитель обратились в суд с исковыми требованиями к первому заявителю, касающимися, в частности, взыскания с него убытков (см. Приложения 66, 86 и 90).

1.76. Своими решениями от 23 декабря, 12 июля и 07 июля 2010 года соответственно Новооскольский районный суд взыскал с первого заявителя в пользу второй и пятой заявительниц и седьмого заявителя убытки в размере цены заключенных между ними договоров инвестирования (см. пункты 1.22., 1.16. и 1.17 и Приложения 97, 94 и 93 соответственно).

1.77. Седьмой заявитель обжаловал решение суда от 07 июля 2010 года (см. Приложение 95) и Н-ский областной суд своим кассационным определением от 14 сентября 2010 года увеличил размер подлежащих взысканию с первого заявителя убытков с 688 900 рублей (суммы по договору) до 1 940 000 рублей (см. Приложение 96).

 

II. ПРИМЕНИМОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ПРАВО

Гражданский кодекс Российской Федерации

2.1. «Статья 131. Государственная регистрация недвижимости

Право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи,.. их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней…»

2.2. «Статья 223. Момент возникновения права собственности у приобретателя по договору

2. В случаях, когда отчуждение имущества подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя возникает с момента такой регистрации, если иное не установлено законом.

Недвижимое имущество признается принадлежащим добросовестному приобретателю (пункт 1 статьи 302) на праве собственности с момента такой регистрации…»

2.3. «Статья 288. Собственность на жилое помещение

1. Собственник осуществляет права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему жилым помещением в соответствии с его назначением.

2. Жилые помещения предназначены для проживания граждан.

Гражданин — собственник жилого помещения может использовать его для личного проживания и проживания членов его семьи…»

2.4. «Статья 293. Прекращение права собственности на бесхозяйственно содержимое жилое помещение

Если собственник жилого помещения использует его не по назначению, систематически нарушает права и интересы соседей либо бесхозяйственно обращается с жильем, допуская его разрушение, орган местного самоуправления может предупредить собственника о необходимости устранить нарушения, а если они влекут разрушение помещения — также назначить собственнику соразмерный срок для ремонта помещения.

Если собственник после предупреждения продолжает нарушать права и интересы соседей или использовать жилое помещение не по назначению либо без уважительных причин не произведет необходимый ремонт, суд по иску органа местного самоуправления может принять решение о продаже с публичных торгов такого жилого помещения с выплатой собственнику вырученных от продажи средств за вычетом расходов на исполнение судебного решения».

Иных положений, касающихся возможности выселения собственника из принадлежащего ему помещения, российское законодательство не содержит, за исключением ряда специфических норм, не имеющих сколь-нибудь значимого отношения к обстоятельствам данного дела.

2.5. «Статья 302. Истребование имущества от добросовестного приобретателя

1. Если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли…»

2.6. «Статья 398. Последствия неисполнения обязательства передать индивидуально-определенную вещь

В случае неисполнения обязательства передать индивидуально-определенную вещь в собственность… кредитору последний вправе требовать отобрания этой вещи у должника и передачи ее кредитору на предусмотренных обязательством условиях. Это право отпадает, если вещь уже передана третьему лицу, имеющему право собственности…»

 

III. ИЗЛОЖЕНИЕ ИМЕВШИХ МЕСТО, ПО МНЕНИЮ ЗАЯВИТЕЛЕЙ, НАРУШЕНИЙ КОНВЕНЦИИ И ПРОТОКОЛОВ К НЕЙ И ПОДТВЕРЖДАЮЩИХ АРГУМЕНТОВ

 

Нарушение статьи 1 Протокола [№ 1] к Конвенции и статьи 8 Конвенции

3.1. Статья 1 Протокола [№ 1] к Конвенции предусматривает:

«Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов».

3.2. Статья 8 Конвенции предусматривает:

«1. Каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции.

2. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц».

3.3. В соответствии с практикой Суда о нарушении статьи 1 Протокола [№ 1] к Конвенции можно вести речь в том случае, когда государство-ответчик осуществило вмешательство в право на уважение принадлежащего лицу имущества в нарушение национального закона и (или) в отсутствие общего интереса, предусмотренного абзацем 2 статьи 1 Протокола [№ 1] к Конвенции, и (или) с нарушением необходимого баланса между интересами этого лица и общими интересами.

3.4. О нарушении статьи 8 Конвенции можно говорить в том случае, когда государство осуществило вмешательство в право лица на уважение его жилища в нарушение национального закона и (или) в отсутствие цели, предусмотренной статьей 8 § 2 Конвенции, и (или) с нарушением необходимого баланса между интересами этого лица и интересами, стоящими за целями такого вмешательства.

3.5. Кроме того, в соответствии со статьей 1 Протокола [№ 1] к Конвенции и статьей 8 Конвенции государству следует не только воздерживаться от недопустимого вмешательства в права лица на уважение его жилища и имущества, но и соблюдать позитивные обязательства по защите этих прав от недопустимых посягательств со стороны других частных лиц.

3.6. Второй – девятый заявители полагают, что являются жертвами нарушения государством-ответчиком их права собственности, гарантированного статьей 1 Протокола [№ 1] к Конвенции, а третий – девятый заявители также считают, что являются жертвами нарушения их права на уважение жилища, гарантированного статьей 8 Конвенции. Второй – девятый заявители имели имущество в виде квартир (долей в них), которые для третьего – девятого заявителей одновременно являлись их жилищем. Государство-ответчик осуществило вмешательство в принадлежащие заявителям права посредством признания права собственности на квартиры заявителей за другими частными лицами и выселения заявителей из их квартир, которое нарушало баланс между правами заявителей и интересами общества. В качестве альтернативы заявители утверждают, что государство-ответчик не исполнило своих позитивных обязательств по защите их имущества и жилища от посягательств со стороны других частных лиц, т.к. на заявителей было возложено чрезмерное бремя, нарушившее названный выше баланс интересов.

3.7. Во-первых, второй – девятый заявители полагают, что спорные квартиры (применительно к четвертой, восьмой и девятой заявительницам – доли в них) представляли собой их имущество в смысле статьи 1 Протокола [№ 1] к Конвенции, приобретенное по возмездным сделкам (см. пункты 1.16.—1.31. выше), открыто находившееся в их владении и пользовании в течение нескольких лет. Отказ государства-ответчика признать право собственности заявителей на спорные квартиры (доли в них) не является определяющим с точки зрения возможности говорить о том, что они представляли собой их имущество (см., например, Gasus Dosier- und Fördertechnik GmbH v. the Netherlands, 23 February 1995, § 53, Series A no. 306-B и Öneryıldız v. Turkey [GC], no. 48939/99, § 124-129, ECHR 2004-XII).

3.8. Третий – девятый заявители также полагают, что у каждого из них имелось жилище в смысле статьи 8 Конвенции в виде спорных квартир, в которых они проживали одни или вместе со своими семьями в течение нескольких лет. Отказ государства-ответчика признать право собственности указанных заявителей на эти квартиры также не является определяющим с точки зрения возможности говорить, что они представляли собой их жилище (см., например, Prokopovich v. Russia, no. 58255/00, § 36-39, ECHR 2004-XI (extracts)).

3.9. Во-вторых, названные выше заявители полагают, что решением Новооскольского районного суда от 07 апреля 2008 года, оставленным без изменения кассационным определением Н-ского областного суда от 10 июня 2008 года, государство-ответчик осуществило вмешательство в принадлежащие заявителям права на уважение их имущества и жилища (см. пункты 1.50.—1.52. выше). Несмотря на то, что формально названными решениями лишь признавалось право собственности на квартиры заявителей за другими частными лицами, они полагают, что посредством этих решений также было осуществлено вмешательство в право на уважение их жилища. Данный вывод основан на том, что решения Новооскольского районного суда от 16 июня, 26 октября и 02 ноября 2009 года, в соответствии с которыми заявители и их семьи подлежали выселению из их квартир и на основании которых фактически были выселены, были полностью предопределены названными выше решениями судов (см. пункт 1.66. выше).

3.10. Несмотря на то, что Суд обычно не признает вмешательством в право на уважение имущества вынесение национальным судом решения по спору между частными лицами, он может сделать это в случае, когда на результаты разбирательства в критической степени повлияло примененное судом национальное законодательство, в котором изначально было заложено нарушение баланса между частными интересами лица, об имуществе которого идет речь, и общими интересами в смысле абзаца 2 статьи 1 Протокола [№ 1] к Конвенции (см. Velikovi and Others v. Bulgaria, nos. 43278/98, 45437/99, 48014/99, 48380/99, 51362/99, 53367/99, 60036/00, 73465/01 and 194/02, 15 March 2007). Заявители полагают, что их ситуация является в этом смысле именно такой (см. пункты 3.13.—3.15. ниже).

3.11. Конвенционные органы также неоднократно признавали выселение лица по судебному решению вмешательством в право на уважение жилища. Хотя речь в этих случаях преимущественно шла о спорах между частным лицом (заявителем) и государством, Комиссия по правам человека по меньшей мере однажды признала выселение по судебному решению, которым завершился спор между частными лицами, вмешательством в право на уважение жилища (см. Hedén v. Sweden, no. 14654/89, Commission decision of 6 September 1991, unreported).

3.12. В любом случае на государстве лежат позитивные обязательства по обеспечению соблюдения прав заявителей на уважение их имущества и жилища, что дает возможность поставить вопрос о необходимости обеспечения государством соблюдения баланса между интересами заявителей и интересами, указанными в абзаце 2 статьи 1 Протокола [№ 1] к Конвенции и статье 8 § 2 Конвенции соответственно.

3.13. В-третьих, второй – девятый заявители полагают, что государством был нарушен баланс между их интересами, состоящими в уважении принадлежащего им имущества, и любыми иными интересами, которые суды могли защищать в рамках рассмотрения гражданского спора. Данный вывод основан на том, что суды отказались применять к заявителям положения статей 302 и 398 ГК РФ (см. пункты 2.5. и 2.6. выше). Первая из них призвана защитить лицо, которое возмездно приобрело имущество у того, кто не имел права отчуждать его, не зная о данном обстоятельстве, от претензий формального собственника этого имущества, который никогда не владел таковым. Вторая статья направлена на защиту лица, в собственность которому передана индивидуально-определенная вещь, от претензий со стороны другого лица, которому эта вещь должна была быть, но не была передана должником. Несмотря на то, что спорные квартиры (доли в них) были получены заявителями по возмездным сделкам, они не знали о каких-либо претензиях на квартиры со стороны третьих лиц, а последние никогда не владели данным имуществом, которое было при этом индивидуально определенным, суды отказались применять положения статьей 302 и 398 ГК РФ, сославшись исключительно на отсутствие государственной регистрации права собственности заявителей на спорные квартиры (доли в них), без которой согласно положениям статей 131 и 223 ГК РФ (см. пункты 2.1. и 2.2. выше) право собственности не считается возникшим и которую невозможно было осуществить по причине наложения судом запрета делать это сначала в связи с расследованием уголовного дела, а затем – в порядке обеспечительных мер.

3.14. Таким образом, суды в принципе отказались рассматривать квартиры (доли в них) заявителей в качестве имущества. Это само по себе свидетельствует о том, что ими не был рассмотрен вопрос о соблюдении надлежащего баланса между имущественными интересами заявителей и любыми иными защищаемыми государством интересами, что представляет собой нарушение статьи 1 Протокола [№ 1] к Конвенции.

3.15. Третий – девятый заявители также полагают, что, разрешая гражданский спор имущественного характера между ними и другими частными лицами, государство-ответчик нарушило названный выше баланс интересов, не придав никакого значения тому обстоятельству, что заявители проживали в спорных квартирах со своими семьями по нескольку лет, хотя указанные обстоятельства были прямо доведены до сведения суда. Отказавшись рассматривать спорные квартиры в качестве жилища заявителей, ограничившись формальной ссылкой на отсутствие у них права собственности на них в смысле, которое придает этому понятию российское законодательство, и указав, что «факт передачи квартир [заявителям]… не имеет правового значения» (см. пункт 1.51. выше), суды в принципе не рассматривали и не могли рассматривать вопрос о балансе интересов, соблюдение которого необходимо в демократическом обществе, что само по себе неоднократно признавалось Судом нарушением статьи 8 Конвенции (см., например, Cosic v. Croatia, no. 28261/06, § 21-23, 15 January 2009 и Paulic v. Croatia, no. 3572/06, § 42-45, 22 October 2009).

 

Нарушения статьи 13 Конвенции в совокупности со статьей 1 Протокола [№ 1] к Конвенции и статьей 8 Конвенции

3.16. Статья 13 Конвенции предусматривает:

«Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве».

3.17. Второй – девятый заявители полагают, что они являются жертвами нарушения статьи 13 Конвенции, взятой в совокупности со статьей 1 Протокола [№ 1] к Конвенции, а третий – девятый заявители считают, что они также являются жертвами нарушения статьи 13 Конвенции, взятой в совокупности со статьей 8 Конвенции, т.к., с учетом отказа судов признать, что у них имелось имущество и жилище в смысле названных выше статей (см. пункты 3.1.—3.15. выше), им не были доступны какие бы то ни было средства их правовой защиты, в том числе посредством обращения к российскому законодательству (см. пункты 2.3.—2.6. выше). Несмотря на то, что формально соответствующий спор разрешался судом, с учетом применения на практике положений статей 131 и 223 ГК РФ судебное разбирательство не отвечало требованиям эффективности, т.к. практически не могло привести ни к констатации нарушений прав заявителей на жилище и собственность, ни к исправлению таковых.

3.18. Об отсутствии средств правовой защиты от указанных выше нарушений также свидетельствуют решения судов, вынесенные по делам заявителей после разбирательства их спора в суде первой инстанции, завершившегося вынесением решения Новооскольского районного суда от 07 апреля 2008 года, и в суде кассационной инстанции, завершившегося вынесением определения от 10 июня 2008 года (см. пункты 1.56.—1.70. выше).

 

Нарушения статьи 14 Конвенции в совокупности со статьей 1 Протокола [№ 1] к Конвенции и статьей 8 Конвенции

3.19. Статья 14 Конвенции предусматривает:

«Пользование правами и свободами, признанными в настоящей Конвенции, должно быть обеспечено без какой бы то ни было дискриминации по признаку пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам, имущественного положения, рождения или по любым иным признакам».

3.20. По мнению Суда, статья 14 Конвенции запрещает различное отношение государства к обеспечению лицам, находящимся в аналогичных ситуациях, возможности пользоваться конвенционными правами в отсутствие объективных оснований для дифференцированного подхода к ним.

3.21. Второй – девятый заявители полагают, что они являются жертвами нарушения статьи 14 Конвенции, взятой в совокупности со статьей 1 Протокола [№ 1] к Конвенции, а третий – девятый заявители считают, что они также являются жертвами нарушения статьи 14 Конвенции, взятой в совокупности со статьей 8 Конвенции, т.к. у них имелось имущество и жилище в смысле указанных статей (см. пункты 3.7. и 3.8. выше), однако суды отказались применять к ситуации заявителей положения охраняющего их правà российского законодательства по причине формального отсутствия у них государственной регистрации права собственности на спорные квартиры, которые были бы применены к находящимся в аналогичной ситуации лицам, право собственности которых на квартиры было бы зарегистрировано государством, хотя какие бы то ни было объективные основания для проведения подобных различий по признаку наличия государственной регистрации права собственности на недвижимое имущество не были названы судами и неизвестны заявителям.

3.22. При этом у второго – девятого заявителей имелся полный комплект документов, необходимых для регистрации их права собственности на спорные квартиры (доли в них), а единственной причиной, по которой они не смогли зарегистрировать свое право собственности на спорные квартиры являлся наложенный на них судом арест (см. пункты 1.32.—1.35. выше). В случае, если бы их право собственности было зарегистрировано государством, результаты судебного разбирательства были бы прямо противоположными в силу применения защитных норм российского права (см. пункты 2.5. и 2.6. выше).

 

Нарушение статьи 6 Конвенции

3.23. Статья 6 Конвенции в соответствующей части предусматривает:

«1. Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях… имеет право на справедливое… разбирательство дела…»

3.24. Все заявители полагают, что судебное разбирательство, завершившееся вынесением кассационного определения от 10 июня 2008 года (см. пункты 1.50.—1.55. выше) было определяющим для принадлежащих им гражданских прав и обязанностей, в связи с чем на них распространяются гарантии статьи 6 § 1 Конвенции.

3.25. По мнению второго – девятого заявителей, применительно к ним данный вывод не вызывает сомнения с учетом того, что в ходе разбирательства право собственности на имущество, которое они считали своим, было признано за третьими лицами.

3.26. По мнению первого заявителя, указанное судебное разбирательство также являлось определяющим для его гражданских прав и обязанностей, т.к. оно фактически предопределяет удовлетворение судом требований остальных заявителей к первому заявителю (см. пункты 1.75.—1.77. выше), возможность обращения с которыми возникла в результате признания за третьими лицами права собственности на квартиры, переданные первым заявителем остальным заявителям в соответствии с заключенными между ними договорами, и, следовательно, признанию обязательств первого заявителя по этим договорам неисполненными (см., например, Le Compte, Van Leuven and De Meyere v. Belgium, 23 June 1981, § 51, Series A no. 43).

3.27. По мнению Суда, статья 6 § 1 Конвенции предполагает, в частности, право на мотивированное судебное решение, то есть такое решение, в котором содержались бы ответы на аргументы и доказательства сторон, имеющие критическое значение с точки зрения разбирательства по делу (см., например, Kuznetsov and Others v. Russia, no. 184/02, § 84-85, 11 January 2007 и Pronina v. Ukraine, no. 63566/00, § 23-25, 18 July 2006).

3.28. Заявители полагают, что они явились жертвами нарушения статьи 6 § 1 Конвенции, т.к. суды обеих инстанций отказались предоставить ответы на аргументы и доказательства, касающиеся неисполнения НПЗ своих обязательств перед МЖК (см. пункты 1.53.—1.55. выше), несмотря на то, что президиум Н-ского областного суда, на решение которого ориентировались в последующем суды первой и кассационной инстанций, прямо указал как на значение факта исполнения НПЗ своих обязательств перед МЖК для разрешения имевшего место спора, так и на то обстоятельство, что ряд имеющихся в материалах дела доказательств, свидетельствующих об исполнении соответствующих обязательств, являются достаточными, «пока не будут оспорены заинтересованными лицами» (см. пункт 1.49. выше). Критическое значение названных аргументов и доказательств подтверждается также тем, что они влияли на возможность удовлетворения требований, предъявленных второму – девятому заявителям, в полном или неполном объеме (см. пункты 1.54. выше).

 

IV. ЗАЯВЛЕНИЕ В СООТВЕТСТВИИ СО СТАТЬЕЙ 35 § 1 КОНВЕНЦИИ

4.1. Второй – девятый заявители не обжаловали в кассационном порядке решение Новооскольского районного суда от 07 апреля 2008 года, в ходе разбирательства в котором, как они полагают, было нарушено их право на справедливое судебное разбирательство, гарантированное статьей 6 § 1 Конвенции.

4.2. Несмотря на это, они полагают, что средства правовой защиты от указанного нарушения были исчерпаны, т.к. первый заявитель обратился в вышестоящий суд, что представляло собой единственное внутригосударственное средство правовой защиты.

4.3. В своем Постановлении по делу «D. H. и другие против Чехии» (D.H. and Others v. the Czech Republic  [GC], no. 57325/00, ECHR 2007-…) Большая Палата Суда пришла к выводу об исчерпании всеми заявителями по делу средств правовой защиты от допущенных в отношении них нарушений, хотя не все из них обратились в Конституционный Суд, предположительно предоставлявший соответствующее средство правовой защиты. Данный вывод был сделан на том основании, что часть заявителей обратилась к средству правовой защиты, однако это не привело к признанию и исправлению нарушений, в то время как государству-ответчику все же была предоставлена соответствующая возможность.

4.4. Первый заявитель обратился в вышестоящий суд с кассационной жалобой на решение Новооскольского районного суда от 07 апреля 2008 года, в которой изложил претензии к справедливости судебного разбирательства второго – девятого заявителей, описанные в настоящем Дополнении (см. пункт 1.53. выше). Суд кассационной инстанции рассмотрел указанную жалобу по существу, оставил ее без удовлетворения, а названное решение суда первой инстанции без изменения (см. пункт 1.55. выше). Таким образом, второй – девятый заявители полагают, что государству-ответчику была предоставлена возможность исправить соответствующие нарушения и ничто не свидетельствует о потенциальном принятии судом кассационной инстанции иного решения в случае, если бы второй – девятый заявители обратились в него со своими жалобами или подписали жалобу первого заявителя.

4.5. Второй – девятый заявители полагают, что им недоступны какие бы то ни было средства правовой защиты от нарушений статей 8 Конвенции и статьи 1 Протокола [№ 1] к Конвенции, изложенных в настоящем Дополнении.

4.6. Однако они считают, что шестимесячный срок на обращение с жалобой в Суд в отношении указанных выше нарушений следует отсчитывать с 10 июня 2008 года, то есть с даты вынесения кассационного определения по жалобе первого заявителя на решение Новооскольского районного суда от 07 апреля 2008 года, которое только в этот день вступило в законную силу и стало окончательным.

4.7. До 10 июня 2008 года названное решение не имело законной силы, а потому не могло нарушить прав второго – девятого заявителей.

4.8. ДАТА заявители обратились в Суд с жалобой, в которой кратко описали все нарушения, изложенные более подробно в настоящем Дополнении к ней. Таким образом, они полагают, что ими было соблюдено правило о шестимесячном сроке, предусмотренное пунктом 1 статьи 35 Конвенции.

4.9. Вторая и пятая заявительницы и седьмой заявитель полагают, что они не утратили статус жертв изложенных в разделе III настоящего Дополнения к жалобе нарушений, несмотря на удовлетворение судами их требований, предъявленных к первому заявителю (см. пункты 1.75.—1.77. выше), т.к. это не может исправить нарушений, допущенных государством. По этой же причине третья, четвертая, восьмая и девятая заявительницы и шестой заявители считают, что, несмотря на возможность предъявления аналогичных требований к первому заявителю, это не является средством правовой защиты от изложенных выше нарушений и не влияет на их статус жертв.

 

V. СПИСОК ПРИЛОЖЕННЫХ ДОКУМЕНТОВ

Приложение 1. Копия договора № 2/96 от 23 апреля 1996 года «О долевом участии в строительстве МЖК», заключенного между НПЗ и МЖК.

Приложение 2. Копия акта сверки [взаимных расчетов] между НПЗ и МЖК по состоянию на 01 апреля 2000 года, подписанного сторонами не ранее 02 мая 2000 года.

Приложение 3. Копия акта [сверки взаимных] расчетов между НПЗ и МЖК по состоянию на 01 января 2001 года, подписанного сторонами 25 января 2001 года.

Приложение 4. Копия изменений к договору № 2/96 от 23 апреля 1996 года «О долевом участии в строительстве МЖК», заключенному между НПЗ и МЖК, подписанных ГП «АБВ» в лице директора НПЗ и МЖК не ранее 25 января 2001 года.

Приложение 5. Копия приложения № 1 к договору № 2/96 от 23 апреля 1996 года, заключенному между НПЗ и МЖК, подписанного ГП «АБВ» в лице директора НПЗ и МЖК не ранее 25 января 2001 года, содержащего перечень квартир, подлежащих передаче НПЗ.

Приложение 6. Копия приложения [также] № 1 к договору № 2/96 от 23 апреля 1996 года, заключенному между НПЗ и МЖК, подписанного ГП «АБВ» в лице директора НПЗ и МЖК не ранее 25 января 2001 года, содержащего расчет общей площади квартир, подлежащих передаче НПЗ.

Приложение 7. Копия акта сверки [взаимных расчетов] между НПЗ и МЖК по состоянию на 01 января 2002 года [без даты].

Приложение 8. Копия акта сверки [взаимных расчетов] между НПЗ и МЖК по состоянию на 01 января 2003 года, подписанного сторонами не ранее 21 января 2003 года.

Приложение 9. Копия договора № 1 подряда на строительно-отделочные работы по строящемуся 14-этажному жилому дому МЖК от 04 апреля 2003 года, заключенного между МЖК и ООО «Норд».

Приложение 10. Копия договора № 1/2003 об инвестиции строительства жилья от 04 апреля 2003 года, заключенного между МЖК и ООО «Норд».

Приложение 11. Копия акта сверки [взаимных] расчетов между НПЗ и МЖК по состоянию на 01 июля 2003 года, подписанного сторонами не ранее 16 июля 2003 года.

Приложение 12. Копия договора № 11/04 инвестирования строительства жилья [квартиры 17 Дома] от 26 января 2004 года, заключенного между ООО «Норд» и Натальей Николаевной Г.

Приложение 13. Копия договора № 24/04 инвестирования строительства жилья [квартиры 47 Дома] от 16 июня 2004 года, заключенного между ООО «Норд» и Александром Александровичем Е.

Приложение 14. Копия договора № 1 уступки права требования [от МЖК квартиры] от 23 июля 2004 года, заключенного между ОАО «ГДЕ» в лице директора НПЗ и И.

Приложение 15. Копия договора № 3 уступки права требования [от МЖК квартиры] от 23 июля 2004 года, заключенного между ОАО «ГДЕ» в лице директора НПЗ и Л.

Приложение 16. Копия договора № 5 уступки права требования [от МЖК квартиры] от 23 июля 2004 года, заключенного между ОАО «ГДЕ» в лице директора НПЗ и М.

Приложение 17. Копия договора № 6 уступки права требования [от МЖК квартиры] от 23 июля 2004 года, заключенного между ОАО «ГДЕ» в лице директора НПЗ и Н.

Приложение 18. Копия договора № 7 уступки права требования [от МЖК квартиры] от 23 июля 2004 года, заключенного между ОАО «ГДЕ» в лице директора НПЗ и О.

Приложение 19. Копия договора № 8 уступки права требования [от МЖК квартиры] от 23 июля 2004 года, заключенного между ОАО «ГДЕ» в лице директора НПЗ и П.

Приложение 20. Копия договора № 9 уступки права требования [от МЖК квартиры] от 23 июля 2004 года, заключенного между ОАО «ГДЕ» в лице директора НПЗ и Р.

Приложение 21. Копия договора № 14и/04 инвестирования строительства жилья [квартиры 49 Дома] от 12 августа 2004 года, заключенного между ООО «Норд» и Дмитрием Дмитриевичем Д.

Приложение 22. Копия договора № 26/04 инвестирования строительства жилья от 31 августа 2004 года [по квартире 56 Дома], заключенного между МЖК, ООО «Норд», Мариной Марковной В. и Романом Валерьевичем В.

Приложение 23. Копия договора № 5/04 инвестирования строительства жилья от 31 августа 2004 года [по квартире 6 Дома], заключенного между ООО «Норд», Сергеем Васильевичем Ж., Татьяной Анатольевной Ж. и Александром Сергеевичем Ж.

Приложение 24. Копия договора № 6/04 инвестирования строительства жилья [квартиры 3 Дома] от 06 сентября 2004 года, заключенного между ООО «Норд» и Ольгой Олеговной А.

Приложение 25. Копия договора № 10/04 инвестирования строительства жилья [квартиры 43 Дома] от 04 октября 2004 года, заключенного между ООО «Норд» и Ириной Ивановной Б.

Приложение 26. Копия постановления следователя о возбуждении перед судом ходатайства о наложении ареста на квартиры от 07 октября 2004 года.

Приложение 27. Копия постановления судьи Новооскольского районного суда от 14 октября 2004 года о наложении ареста на имущество [квартиры].

Приложение 28. Копия искового заявления о признании права собственности [на квартиру 2 Дома] И. от 29 октября 2004 года, поданного в Новооскольский районный суд [ответчик – МЖК].

Приложение 29. Копия искового заявления о признании права собственности [на квартиру 6 Дома] Л. от 29 октября 2004 года, поданного в Новооскольский районный суд [ответчик – МЖК].

Приложение 30. Копия искового заявления о признании права собственности [на квартиру 17 Дома] М. от 29 октября 2004 года, поданного в Новооскольский районный суд [ответчик – МЖК].

Приложение 31. Копия искового заявления о признании права собственности [на квартиру 43 Дома] Н. от 29 октября 2004 года, поданного в Новооскольский районный суд [ответчик – МЖК].

Приложение 32. Копия искового заявления о признании права собственности [на квартиру 47 Дома] О. от 29 октября 2004 года, поданного в Новооскольский районный суд [ответчик – МЖК].

Приложение 33. Копия искового заявления о признании права собственности [на квартиру 49 Дома] П. от 29 октября 2004 года, поданного в Новооскольский районный суд [ответчик – МЖК].

Приложение 34. Копия искового заявления о признании права собственности [на квартиру 56 Дома] Р. от 29 октября 2004 года, поданного в Новооскольский районный суд [ответчик – МЖК].

Приложение 35. Копия справки Департамента имущества и земельных отношении Н-ской области об отсутствии бюджетного финансирования строительства Дома от 01 ноября 2004 года.

Приложение 36. Копия акта приема-передачи [квартиры 2 Дома] от 25 декабря 2004 года, подписанного МЖК и ООО «Норд».

Приложение 37. Копия акта приема-передачи [квартиры 3 Дома] от 25 декабря 2004 года, подписанного МЖК и ООО «Норд».

Приложение 38. Копия акта приема-передачи [квартиры 6 Дома] от 25 декабря 2004 года, подписанного МЖК и ООО «Норд».

Приложение 39. Копия акта приема-передачи [квартиры 17 Дома] от 25 декабря 2004 года, подписанного МЖК и ООО «Норд».

Приложение 40. Копия акта приема-передачи [квартиры 43 Дома]  от 25 декабря 2004 года, подписанного МЖК и ООО «Норд».

Приложение 41. Копия акта приема-передачи [квартиры 47 Дома] от 25 декабря 2004 года, подписанного МЖК и ООО «Норд».

Приложение 42. Копия акта приема-передачи [квартиры 49 Дома] от 25 декабря 2004 года, подписанного МЖК и ООО «Норд».

Приложение 43. Копия акта приема-передачи [квартиры 56 Дома] от 25 декабря 2004 года, подписанного МЖК, Мариной Марковной В. и Романом Валерьевичем В.

Приложение 44. Копия акта приема-передачи [квартиры 17 Дома] от 26 декабря 2004 года, подписанный ООО «Норд» и Натальей Николаевной Г.

Приложение 45. Копия договора № 14/04 инвестирования строительства жилья [квартиры 2 Дома] от 27 декабря 2004 года, заключенного между ООО «Норд» и Оксаной Михайловной З. и Натальей Вадимовной З.

Приложение 46. Копия акта приема-передачи [квартиры 17 Дома] от 27 декабря 2004 года, подписанный ООО «Норд» и Дмитрием Дмитриевичем Д.

Приложение 47. Копия акта приема-передачи [квартиры 47 Дома] от 14 января 2005 года, подписанный ООО «Норд» и Александром Александровичем Е.

Приложение 48. Копия акта приема-передачи [квартиры 2 Дома] от 15 января 2005 года, подписанный ООО «Норд», Оксаной Михайловной З. и Натальей Вадимовной З.

Приложение 49. Копия акта приема-передачи [квартиры 3 Дома] от 15 января 2005 года, подписанный ООО «Норд» и Ольгой Олеговной А.

Приложение 50. Копия акта приема-передачи [квартиры 6 Дома] от 15 января 2005 года, подписанный ООО «Норд», Сергеем Васильевичем Ж., Татьяной Анатольевной Ж. и Александром Сергеевичем Ж.

Приложение 51. Копия акта приема-передачи [квартиры 43 Дома] от 15 января 2005 года, подписанный ООО «Норд» и Ириной Ивановной Б.

Приложение 52. Копия определения судьи Новооскольского районного суда о принятии мер по обеспечению иска [наложении ареста на квартиры] от 02 сентября 2005 года.

Приложение 53. Копия уведомления о приостановлении государственной регистрации права [Дмитрия Дмитриевича Д. на квартиру 49 Дома] от 19 июля 2006 года, выданного отделом регистрации прав по Советскому и Новооскольскому районам города Н-ска Управления Федеральной регистрационной службы по Н-ской области.

Приложение 54. Копия свидетельства от 18 августа 2006 год о государственной регистрации права на одну из не относящихся к данному делу квартир Дома [с приложениями], полученного в результате представления на государственную регистрацию такого же комплекта документов, которым располагали второй – девятый заявители.

Приложение 55. Копия встречного искового заявления о применении последствий недействительности сделки от 23 августа 2006 года, поданного МЖК (ответчики – И., Л., М., Н., О., П., Р., К. и ОАО «ГДЕ»).

Приложение 56. Копия определения Новооскольского районного суда от 07 ноября 2006 года [о привлечении специалиста для дачи письменной консультации].

Приложение 57. Копия заключения об участии в строительстве жилого дома ООО «Норд», ОАО «ГДЕ» (НПЗ) и МЖК, подготовленного в 2006 году ООО «Независимая экспертиза» для Новооскольского районного суда.

Приложение 58. Копия решения Новооскольского районного суда от 23 ноября 2006 года [по искам работников НПЗ о признании права собственности и встречному иску МЖК о применении последствий недействительности сделки].

Приложение 59. Копия кассационного определения Н-ского областного суда от 06 февраля 2007 года [по кассационной жалобе работников НПЗ на решение Новооскольского районного суда от 23 ноября 2006 года].

Приложение 60. Копия решения Новооскольского районного суда от 30 августа 2007 года [по иску работников НПЗ к МЖК о признании права собственности; с учетом уточнения исковых требований в судебном заседании – также ко второму – девятому заявителям об их выселении из квартир].

Приложение 61. Копия [кассационного] определения Н-ского областного суда от 08 ноября 2007 года [по кассационной жалобе работников НПЗ на решение Новооскольского районного суда от 30 августа 2007 года].

Приложение 62. Копия постановления президиума Н-ского областного суда от 21 декабря 2007 года [по надзорной жалобе работников НЗС на решение Новооскольского районного суда от 30 августа 2007 года и [кассационное] определение Н-ского областного суда от 08 ноября 2007 года].

Приложение 63. Копия решения Новооскольского районного суда города Н-ска от 07 апреля 2008 года [по иску работников НПЗ к МЖК о признании права собственности и ко второму – девятому заявителям – об их выселении из квартир].

Приложение 64. Копия кассационной жалобы ООО «Норд» [третьего лица] от 21 апреля 2008 года на решение Новооскольского районного суда города Н-ска от 07 апреля 2008 года.

Приложение 65. Копия кассационного определения Н-ского областного суда от 10 июня 2008 года [по кассационной жалобе ООО «Норд» на решение Новооскольского районного суда от 07 апреля 2008 года].

Приложение 66. Копия искового заявления Ирины Ивановны Б. от 10 ноября 2008 года о защите прав потребителей [ответчик – ООО «Норд»].

Приложение 67. Копия встречного искового заявления Марины Марковны В. и Романа Валерьевича В. от 04 июня 2009 года о признании добросовестными приобретателями, регистрации права собственности [ответчик – Р.].

Приложение 68. Копия встречного искового заявления Ирины Ивановны Б. от 04 июня 2009 года о признании добросовестным приобретателем, регистрации права собственности [ответчик – Н.].

Приложение 69. Копия решения Новооскольского районного суда города Н-ска от 16 июня 2009 года [по иску П. и К. к Дмитрию Дмитриевичу Д. и Елене Сергеевне Д., Ольге Олеговне А. и Сергею Владимировичу А. [в ходе разбирательства в качестве ответчицы также привлечена Светлана Сергеевна А.] об устранении препятствий в пользовании [квартирами 49 и 3 Дома] и выселении].

Приложение 70. Копия кассационной жалобы Сергея Владимировича А., Светланы Сергеевны А. и Ольги Олеговны А. от 30 июня 2009 года на решение Новооскольского районного суда от 16 июня 2009 года.

Приложение 71. Копия кассационной жалобы Дмитрия Дмитриевича Д. от 30 июня 2009 года на решение Новооскольского районного суда от 16 июня 2009 года.

Приложение 72. Копия встречного искового заявления Натальи Николаевны Г. от 08 июля 2009 года о признании добросовестными приобретателями, о признании сделки по уступке права требования недействительной, о применении последствий недействительности сделки [ответчики – М. и ОАО «ГДЕ»].

Приложение 73. Копия [встречного] искового заявления Оксаны Михайловны З. и Натальи Вадимовны З. от 30 июля 2009 года о признании добросовестным приобретателем, о признании сделки по уступке права требования недействительной, о применении последствий недействительности сделки, признании права собственности [ответчики – И. и ОАО «ГДЕ»].

Приложение 74. Копия кассационного определения Н-ского областного суда от 13 августа 2009 года [по кассационным жалобам на решение от 16 июля 2009 года].

Приложение 75. Копия искового заявления Ольги Олеговны А. от 03 сентября 2009 года о признании добросовестным приобретателем, о признании сделки по уступке права требования недействительной, о применении последствий недействительности сделки [ответчики – К. и ОАО «ГДЕ»].

Приложение 76. Копия искового заявления Дмитрия Дмитриевича Д. от 21 сентября 2009 года о признании добросовестным приобретателем, о признании сделки по уступке права требования недействительной, о применении последствий недействительности сделки [ответчики – П. и ОАО «ГДЕ»].

Приложение 77. Копия встречного искового заявления Татьяны Анатольевны Ж. и Александра Сергеевича Ж. от 01 октября 2009 года о признании добросовестным приобретателем, о признании сделки по уступке права требования недействительной, о применении последствий недействительности сделки [ответчики – Л. и ОАО «ГДЕ»].

Приложение 78. Копия решения Новооскольского районного суда от 26 октября 2009 года [по иску Р., Л. и Н. к Марине Марковне В. и Роману Валерьевичу В., Татьяне Анатольевне Ж. и Александру Сергеевичу Ж., Ирине Ивановне Б., Александру Сергеевичу Б. и Павлу Александровичу Б. о выселении [из квартир 56, 6 и 43 Дома] и по встречным требованиям о признании добросовестными приобретателями, признании права собственности, признании сделок по уступке права требования недействительными, применении последствий недействительности сделок].

Приложение 79. Копия кассационной жалобы Марины Марковны В., Ирины Ивановны Б. и Татьяны Анатольевны Ж. на решение Новооскольского районного суда от 26 октября 2009 года.

Приложение 80. Копия решения Новооскольского районного суда города Н-ска от 02 ноября 2009 года [по М., О. и И. к Наталье Николаевне Г., Александру Александровичу Е. и Надежде Александровне Е., Оксане Михайловне З., Вадиму Аркадьевичу З. и Наталье Вадимовне З. о выселении [из квартир 17, 47 и 2 Дома] и по встречным требованиям о признании добросовестными приобретателями, признании права собственности, признании сделок по уступке права требования недействительными, применении последствий недействительности сделок].

Приложение 81. Копия кассационной жалобы Оксаны Михайловны З. от 12 ноября 2009 года на решение Новооскольского районного суда от 02 ноября 2009 года.

Приложение 82. Копия кассационной жалобы Натальи Николаевны Г. от 17 ноября 2009 года на решение Новооскольского районного суда от 02 ноября 2009 года.

Приложение 83. Копия кассационного определения Н-ского областного суда от 22 декабря 2009 года [по кассационной жалобе на решение Новооскольского районного суда от 26 октября 2009 года].

Приложение 84. Копия кассационного определения Н-ского областного суда от 22 декабря 2009 года [по кассационным жалобам на решение Новооскольского районного суда от 02 ноября 2009 года].

Приложение 85. Копия определения Новооскольского районного суда от 03 марта 2010 года о частичной отсрочке исполнения решения [Новооскольского районного] суда [от 02 ноября 2009 года].

Приложение 86. Копия искового заявления Натальи Николаевны Г. о взыскании убытков от 16 марта 2010 года [ответчик – ООО «Норд»].

Приложение 87. Копия решения Новооскольского районного суда от 30 марта 2010 года [по иску Ольги Олеговны А. о признании добросовестным приобретателем, применении последствий недействительности сделки].

Приложение 88. Копия решения Новооскольского районного суда от 12 апреля 2010 года [по иску Дмитрия Дмитриевича Д. о признании добросовестным приобретателем, признании сделки по уступке права требования недействительной, применении последствий недействительности сделки].

Приложение 89. Копия кассационного определения Н-ского областного суда от 29 апреля 2010 года [по частной жалобе на определение Новооскольского районного суда от 25 февраля 2010 года об отсрочке исполнения решения Новооскольского районного суда от 26 октября 2009 года].

Приложение 90. Копия искового заявления Александра Александровича Е. о взыскании денежных средств от 05 мая 2010 года [ответчик – ООО «Норд»].

Приложение 91. Копия справки № 27 от 25 июня 2010 года о периоде проживания Александра Александровича Е. в квартире 47 Дома, выданной ТСЖ «Согласие».

Приложение 92. Копия справки № 28 от 25 июня 2010 года о периоде проживания Татьяне Анатольевне Ж. в квартире 6 Дома, выданной ТСЖ «Согласие».

Приложение 93. Копия решения Новооскольского районного суда от 07 июля 2010 года [по иску Александра Александровича Е. о взыскании денежных средств к ООО «Норд»].

Приложение 94. Копия решения Новооскольского районного суда от 12 июля 2010 года [по иску Натальи Николаевны Г. о взыскании убытков к ООО «Норд»].

Приложение 95. Копия кассационной жалобы Александра Александровича Е. от 23 июля 2010 года на решение Новооскольского районного суда от 07 июля 2010 года.

Приложение 96. Копия кассационного определения Н-ского областного суда от 14 сентября 2010 года [по кассационной жалобе на решение Новооскольского районного суда от 07 июля 2010 года].

Приложение 97. Копия решения Новооскольского районного суда от 23 декабря 2010 года [по иску Ирины Ивановны Б. о защите прав потребителей к ООО «Норд»].

 

ЗАЯВЛЕНИЕ И ПОДПИСИ

Настоящим, исходя из наших знаний и убеждений, заявляем, что все сведения, которые мы указали в настоящем Дополнении к жалобе, являются верными.

 

______________________________________ (Сергей Сергеевич С.)
(Подпись представителя первого заявителя)

 

____________________________ (Ирина Ивановна Б.)
(Подпись второй заявительницы)

 

____________________________ (Ольга Олеговна А.)
(Подпись третьей заявительницы)

 

_______________________________ (Марина Марковна В.)
(Подпись четвертой заявительницы)

 

___________________________ (Наталья Николаевна Г.)
(Подпись пятой заявительницы)

 

_________________________ (Дмитрий Дмитриевич Д.)
(Подпись шестого заявителя)

 

__________________________ (Александр Александрович Е.)
(Подпись седьмого заявителя)

 

_____________________________ (Татьяна Анатольевна Ж.)
(Подпись восьмой заявительницы)

 

_____________________________ (Оксана Михайловна З.)
(Подпись девятой заявительницы)

_____________________________________
Другие образцы жалоб в Страсбургский Суд:
Образец (1) жалобы в Европейский Суд по правам человека;
Образец (2) жалобы в Европейский Суд по правам человека;
Образец (3) жалобы в Европейский Суд по правам человека;
Образец (4) жалобы в Европейский Суд по правам человека;
Образец (5) жалобы в Европейский Суд по правам человека;
Образец (6) жалобы в Европейский Суд по правам человека;
Образец (7) жалобы в Европейский Суд по правам человека;
Образец (8) жалобы в Европейский Суд по правам человека;
Образец (9) жалобы в Европейский Суд по правам человека;
Образец (10) жалобы в Европейский Суд по правам человека;
Образец (1) «предварительной жалобы» в Европейский Суд по правам человека;
Образец (2) «предварительной жалобы» в Европейский Суд по правам человека.

Метки , ,

  1. Аноним

    Получила уведомление ПЕРВОЙ СЕКЦИИ из Европейского Суда по правам человека о присвоении номера жалобы и 10 наклеек со штрих кодом и номером жалобы. Однако уверенности в подлинности уведомления нет, т.к. уведомление подписано не Секретарем Суда, а Юридическим референтом Е. Быховской и направлено в конверте со штампом Zurich Switzerland. Возможно указанные факты являются нарушением доступа к международным правовым институтам, закрепленным в п.3, ст.46 Конституции РФ ? Как проверить, если по общему правилу Суд не подтверждает получение писем — ни письменно, ни по телефону. На уведомлении о получении стоит штамп RECULE AGORA CONSEIL DE L*EUROPE. Спасибо.

    • Здравствуйте!

      Мы не усматриваем в Вашем сообщении каких бы то ни было признаков того, что полученное Вами уведомление не является подлинным и имеют место нарушения каких бы то ни было принадлежащих Вам прав.

      Нам неизвестно, почему Вы полагаете, что уведомление о получении жалобы должен подписывать Секретарь Суда — высшее должностное лицо Секретариата Европейского Суда по правам человека — или хотя бы Секретарь Секции. Подобного рода письма подписываются юридическими референтами или от имени юридических референтов.

      Европейский Суд по правам человека пользуется услугами «Почты Швейцарии», а не «Почты Франции». Поэтому на письмах из Европейского Суда по правам человека всегда стоит оттиск штампа швейцарской почты, как и в Вашем случае. См. соответствующие разъяснения здесь.

      На почтовом уведомлении о получении международной корреспонденции также указано, что письмо получено (RECU LE). AGORA — это одно из зданий Совета Европы в Страсбурге. Обращаем внимание, что у всех органов Совета Европы единый почтовый адрес. Поэтому корреспонденция вполне может доставляться в одно из зданий, а затем распределяться. Полученное Вами письмо-уведомление прямо говорит о том, что Ваша жалоба была доставлена адресату.

      Поскольку у Вас на руках уже есть письмо-уведомление о получении жалобы Европейским Судом по правам человека, мы не видим необходимости выяснения ее судьбы. Она Вам уже известна. В любом случае, кроме как посредством таких уведомлений, Европейский Суд по правам человека не сообщает заявителям о поступлении их жалоб. Читайте об этом в разделе «Как узнать судьбу жалобы, направленной в Европейский Суд».

      Олег Анищик

  2. Роман Ш.

    Олег, здравствуйте!
    Написал предварительную жалобу на предполагаемые нарушения ст.ст. 3, 6 и 13 Конвенции.
    ст.6 обосновал как несправедливое судебное разбирательство в целом по причине того, что вывод суда о виновности основан почти исключительно на показаниях одного из сообвиняемых, данных им под пыткой, от которых он впоследствии отказался.
    Жалоба была коллективной — от всех сообвиняемых.
    Однако, в моем случаи имело место еще и нарушение права на защиту. В предвариловке это не указано.
    Имею ли я право в полной жалобе поднять этот вопрос, если к подаче полной жалобы шестимесячный срок истечет. Он приостановлен за счет лишь предв. ж.
    С Уважением, Роман.