Шестимесячный срок на обращение с жалобой в Европейский Суд

Содержание

I. РЕГУЛИРОВАНИЕ ПРАВИЛА О ШЕСТИМЕСЯЧНОМ СРОКЕ КОНВЕНЦИЕЙ О ЗАЩИТЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА И ОСНОВНЫХ СВОБОД

Статья 35 Конвенции предусматривает, что жалоба в Европейский Суд по правам человека должна быть подана в течение шести месяцев с даты вынесения национальными органами окончательного решения по делу. По общему правилу окончательным решением по делу является решение, принятое в рамках исчерпания внутригосударственных средств правовой защиты от соответствующих нарушений. При отсутствии внутригосударственных средств правовой защиты жалоба должна быть подана в Европейский Суд по правам человека в течение шести месяцев с даты самого нарушения (даты, когда жертва нарушения узнала или должна была узнать о нем).

Другими словами, правило о шестимесячном сроке на обращение в Европейский Суд не является самостоятельным. Оно непосредственно связано с двумя другими условиями приемлемости жалобы в Страсбургский Суд — исчерпанием всех средств правовой защиты на национальном уровне и предположением о том, что допущено нарушение прав, гарантированных Конвенцией или Протоколом к ней (с определением конкретных прав, а не только статей). Таким образом, полностью правило о шестимесячном сроке можно сформулировать следующим образом: «Жалоба в Европейский Суд должна быть подана (1) в течение шести месяцев с момента (2) исчерпания всех национальных средств правовой защиты от (3) того нарушения права, гарантированного Конвенцией или Протоколом к ней, которое предположительно было допущено».

Обращаю внимание, что Протокол N 15 к Конвенции, которым шестимесячный срок на обращение с жалобой в Европейский Суд по правам человека сокращается до четырех месяцев, не вступил в силу, т.е. срок на обращение в ЕСПЧ остается шестимесячным. При этом положение об ограничении срока на обращение с жалобой в Европейский Суд по правам человека вступит в силу одновременно для всех 47 государств – членов Совета Европы только по прошествии 6 месяцев со дня вступления в силу самого Протокола N 15 к Конвенции, которым, в свою очередь, станет первый день месяца, следующего по истечении трехмесячного срока, считая с даты, на которую все 47 Высоких Договаривающихся Сторон Конвенции выразят свое согласие быть связанными Протоколом. Актуальные сведения о том, сколько государств подписали и ратифицировали Протокол N 15 к Конвенции, в любой момент можно получить здесь (обратите внимание, что надпись в правой части вверху «Вступил в силу» не означает, что Протокол действительно вступил в силу, пока под ней не появится дата, смотрите в конце страницы пункт «Общее число ратификаций /вступлений», для начала течения трехмесячного срока, о котором написано выше, ратификаций /вступлений должно быть 47). Положения Протокола N 15 к Конвенции, касающиеся ограничения срока на обращение с жалобой в ЕСПЧ, не будут иметь обратной силы, т.е. не будут применяться к жалобам, в отношении которых окончательное решение по делу в смысле пункта 1 статьи 35 Конвенции было вынесено до дня вступления этих положений (не самого Протокола N 15, а именно этих его положений) в силу. 

 

II. НАЧАЛО ТЕЧЕНИЯ ШЕСТИМЕСЯЧНОГО СРОКА

1. НАЧАЛО ТЕЧЕНИЯ ШЕСТИМЕСЯЧНОГО СРОКА ПРИ НАЛИЧИИ ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННЫХ СРЕДСТВ ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ

При наличии внутригосударственных средств правовой защиты от соответствующего нарушения по общему правилу шестимесячный срок на обращение с жалобой в Европейский Суд по правам человека начинает течь сразу после их исчерпания.

По общему правилу течение шестимесячного срока не прерывается.

 

А. НАЧАЛО ТЕЧЕНИЯ ШЕСТИМЕСЯЧНОГО СРОКА ПО ОБЩЕМУ ПРАВИЛУ

По общему правилу шестимесячный срок начинает течь, когда жертва нарушения или ее представитель в национальных инстанциях узнали о существе (например, резолютивной части) окончательного решения по делу.

 

Б. ВОЗМОЖНОСТЬ ИСЧИСЛЕНИЯ ШЕСТИМЕСЯЧНОГО СРОКА С ДАТЫ ПОЛУЧЕНИИ КОПИИ ОКОНЧАТЕЛЬНОГО РЕШЕНИЯ ПО ДЕЛУ

В ряде случаев шестимесячный срок может отсчитываться с момента получения полного текста окончательного решения по делу. В Постановлении по делу «Ворм против Австрии» (Worm v. Austria, жалоба N 22714/93) от 29 августа 1997 года Европейский Суд по правам человека указал (пункты 33-34), что в случае, когда национальным законодательством предусмотрено уведомление лица об «окончательном решении» (в смысле пункта 1 статьи 35 Конвенции), а за задержку в таком уведомлении ответственны органы государства (суды), шестимесячный срок может исчисляться с момента получения заявителем (его представителем) копии этого «окончательного решения по делу». Кроме того, на позицию Страсбургского Суда повлияло (хотя бы формально) то обстоятельство, что австрийское законодательство предусматривало исчисление срока на обжалование судебного решения на национальном уровне именно с даты получения его копии. На решение Европейского Суда по правам человека не повлиял даже тот факт, что заявитель присутствовал в судебном заседании, а решение было оглашено устно, так как он счел, что в случае, когда затрагиваются сложные юридические вопросы, заявитель не может подготовить жалобу в Страсбургский Суд без письменного текста решения (таковое по делу Ворм было изложено на девяти страницах).

Применительно к Российской Федерации данный вопрос был рассмотрен Европейским Судом по правам человека в Постановлении по делу «Грошев против России» (Groshev v. Russia, жалоба N 69889/01) от 20 октября 2005 года:

«20. Власти Российской Федерации утверждали, что заявитель не подал свою жалобу до 4 октября 2000 г., то есть в шестимесячный срок с момента вынесения окончательного судебного решения по его делу. Даже если предположить, что заявитель узнал о вынесении определения судебной коллегией по гражданским делам Московского городского суда только 31 августа 2000 г., у него было более одного месяца для подачи жалобы в Европейский суд. В любом случае то, что заявитель своевременно не узнал о вынесении определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда, произошло полностью по вине самого заявителя. Заявитель был выписан из больницы 7 апреля 2000 г., но не делал никаких попыток узнать о содержании судебного решения до августа 2000 года.

21. Заявитель возразил, что Московский городской суд надлежащим образом не проинформировал его о ходе рассмотрения его кассационной жалобы.

22. Европейский суд напомнил свою прецедентную практику, согласно которой функция и цель пункта 1 статьи 35 Конвенции достигаются наилучшим образом при исчислении шестимесячного срока с даты вручения составленного в письменной форме судебного решения по делам, в которых заявитель в соответствии с национальным законодательством имеет право на получение ex officio копии окончательного судебного решения независимо оттого, было ли оно до этого оглашено (см. Постановление Европейского суда по делу «Соареш Фернандеш против Португалии» (Soares Fernandes v. Portugal) от 8 апреля 2004 г., жалоба N 59017/00, § 15 и 17; и Решение Европейского суда по делу «Сухорубченко против Российской Федерации» (Sukhorubchenko v. Russia) от 15 января 2004 г., жалоба N 69315/01).

23. Европейский суд отметил, что дата вручения полного текста кассационного определения должна была быть определена во время заседания суда кассационной инстанции… [в данном случае речь шла о статье 203 ГПК РСФСР, которой соответствует статья 199 ГПК РФ – О.А.]. Власти Российской Федерации не указали такую дату, которая была установлена при оглашении определения. Они также не утверждали, что копия кассационного определения была вручена заявителю до 31 августа 2000 г. или что с ней можно было ознакомиться в секретариате суда до этой даты. Таким образом, Европейский суд признал, что впервые заявитель получил копию кассационного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда 31 августа 2000 г. Поскольку заявитель подал свою жалобу в Европейский суд в шестимесячный срок с этой даты, жалоба была подана своевременно. На этих основаниях Европейский суд отклонил предварительные возражения властей Российской Федерации.

24. Европейский суд отметил, что жалоба не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Далее Европейский суд отметил, что не является она неприемлемой и по иным основаниям. Таким образом, жалоба должна быть объявлена приемлемой для рассмотрения по существу» (текст Постановления приведен в переводе, опубликованном в журнале «Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание» за 2006 год, N 5, С. 82, 88-92).

Применимость приведенных выше рассуждений к делам, рассматриваем в порядке, предусмотренном УПК РФ, подтверждается Решением Европейского Суда по правам человека по жалобе «Алдошкина против России» (Aldoshkina v. Russia, N 66041/01) от 16 июня 2005 года.

Таким образом, если заявитель не успевает подать жалобу в рамках шестимесячного срока, исчисленного, начиная с момента, когда ему стало известно о существе окончательного решения по делу, ему следует изложить в своей жалобе обоснование того, почему, по его мнению, шестимесячный срок следует исчислять с момента получения им и (или) его представителем копии полного текста окончательного решения по делу. Я не рекомендую прибегать к такому исчислению срока в том случае, когда Вы имеете хотя бы малейшую возможность подать жалобу в рамках шестимесячного срока, исчисленного по общим правилам.

 

2. НАЧАЛО ТЕЧЕНИЯ ШЕСТИМЕСЯЧНОГО СРОКА В СЛУЧАЕ СПОРНОСТИ ВОПРОСА О ДОСТУПНОСТИ ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННЫХ СРЕДСТВ ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ

В случае обращения лица к средству правовой защиты, доступность и эффективность которого является весьма спорной (обращение в суд надзорной инстанции в порядке, предусмотренном Уголовно-процессуальным кодексом РФ и Гражданским процессуальным кодексом РФ, не относится к этим случаям), шестимесячный срок может отсчитываться с того момента, когда лицо узнало о недоступности и (или) неэффективности данного средства правовой защиты.

 

3. НАЧАЛО ТЕЧЕНИЯ ШЕСТИМЕСЯЧНОГО СРОКА ПРИ ОТСУТСТВИИ ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННЫХ СРЕДСТВ ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ

При отсутствии внутригосударственных средств правовой защиты от соответствующего нарушения по общему правилу шестимесячный срок на обращение с жалобой в Европейский Суд по правам человека начинает течь в момент нарушения (окончания нарушения; в момент, когда жертва узнала или должна была узнать о нарушении или его окончании).

 

4. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ СИТУАЦИИ, КОГДА ШЕСТИМЕСЯЧНЫЙ СРОК МОЖЕТ СЧИТАТЬСЯ НЕ НАЧАВШИМ ТЕЧЬ С МОМЕНТА ИСЧЕРПАНИЯ ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННЫХ СРЕДСТВ ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ ИЛИ МОМЕНТА НАРУШЕНИЯ ПРИ ОТСУТСТВИИ СРЕДСТВ ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ И (ИЛИ) КОГДА ТЕЧЕНИЕ ШЕСТИМЕСЯЧНОГО СРОКА МОЖЕТ СЧИТАТЬСЯ ПРЕРЫВАВШИМСЯ

Теоретически возможно обоснование наличия так называемой «особой ситуации» («special circumstances»), свидетельствующей о том, что он должен был прерваться на определенное время или не начать течь сразу. Так, в своем решении от 17 мая 1984 года по делу «K. против Ирландии» (K. v. Ireland, жалоба N 10416/83) Комиссия по правам человека (ныне не действующий конвенционный орган, практика которого сохраняет свое значение для Европейского Суда по правам человека) рассмотрела по существу утверждения заявителя о том, что его нахождение на психиатрическом лечении, длительное состояние депрессии, головные боли, бессонница, потеря ориентации и ряд других обстоятельств свидетельствовали о том, что шестимесячный срок на обращение в Европейский Суд по правам человека должен был прерваться на время нахождения его в таком состоянии. Заявителем также были представлены медицинские справки, свидетельствующие о наличии у него посттравматического стрессового расстройства. Комиссия пришла к выводу, что заявитель вполне мог обратиться с жалобой в Европейский Суд по правам человека в предусмотренный для этого срок, приняв во внимание, в частности, что жалоба была фактически подана на 38-день объявленной им голодовки, когда его состояние, если согласиться с утверждениями заявителя, должно было быть еще хуже, чем в предшествующие месяцы, а также тот факт, что указанные проблемы не помешали заявителю несколько раз обратиться в национальные суды в течение шестимесячного срока на обращение в Страсбургский Суд. Однако данный пример показывает, что по меньшей мере теоретически заявление о наличии «особых обстоятельств» может быть рассмотрено по существу. Схожие утверждения заявителя были рассмотрены Комиссией в рамках дела «X. против Австрии» (X. v. Austria, жалоба N 6317/73), что отражено в ее решении от 10 июля 1975 года. По данному делу Комиссия также пришла к выводу, что состояние здоровья заявителя не свидетельствовало о необходимости иного исчисления шестимесячного срока, особенно учитывая то обстоятельство, что им не была представлена соответствующая медицинская документация, на что особо было обращено его внимание после подачи им жалобы. В решении по делу «Робертс против Соединенного Королевства» (Roberts v. the United Kingdom, жалоба N 30237/96) Комиссия также отказалась удовлетворить просьбу заявителя об ином исчислении шестимесячного срока, указав, что в рамках шестимесячного срока он встречался со своим адвокатом, находясь в больнице, и вполне мог поручить ему обратиться с жалобой в Европейский Суд по правам человека. Наконец, своим решением по делу «H. против Соединенного Королевства и Ирландии» (H. v. the United Kingdom and Ireland, жалоба N 9833/82) от 07 марта 1985 года Комиссия признала, что состояние здоровья заявительницы позволяет прийти к выводу, что в течение некоторого времени шестимесячный срок действительно не начал течь, однако в результате все равно указала, что состояние здоровья заявительницы не свидетельствовало о том, что указанный срок не начал течь в течение почти двух лет, по истечение которых была подана жалоба.

 

5. НАЧАЛО ТЕЧЕНИЯ ШЕСТИМЕСЯЧНОГО СРОКА В СЛУЧАЕ «ДЛЯЩЕЙСЯ СИТУАЦИИ» («ДЛЯЩЕГОСЯ НАРУШЕНИЯ»)

Если имеет место так называемая «длящаяся ситуация», то шестимесячный срок начинает течь с момента, когда она закончилась. Таким образом, до тех пор, пока «длящаяся ситуация» сохраняется, можно условно говорить о том, что правило о шестимесячном сроке неприменимо, так как жертва предположительно имевшего место нарушения может обратиться в Европейский Суд по правам человека в любое время. Однако необходимо понимать, что «длящаяся ситуация» — это некое «положение дел», «состояние», которое обычно не связано с каким бы то ни было единичными решениями или действиями. Например, непрерывное содержание под стражей в одинаковых условиях может представлять собой «длящуюся ситуацию». Но при этом лишение собственности в соответствии с тем или иным решением или действием не свидетельствует о наличии «длящейся ситуации отсутствия собственности», в отличие, например, от постоянных препятствий в пользовании собственностью, права на которые у лица сохраняются (в традиционной российской терминологии это скорее называлось бы «продолжающимся [предполагаемым] нарушением», нежели «длящейся ситуацией»). При этом фактически может иметь место серия однотипных решений или действий (но не единичный акт), основанных на законодательстве, сохраняющем свою силу и постоянно применяемом к жертве предположительно имеющего место нарушения конвенционного права.

Если на национальном уровне имеется средство правовой защиты от нарушения, представляющего собой «длящуюся ситуацию», и окончательное решение в результате обращения к этому средству правовой защиты было принято после того, как «длящаяся ситуация» прекратилась, шестимесячный срок на обращение в Европейский Суд по правам человека с жалобой на соответствующее нарушение может исчисляться с даты вынесения указанного решения. По очевидным причинам в случае отсутствия внутригосударственных средств правовой защиты от нарушений, представляющих собой «длящуюся ситуацию», таковые не могут повлиять на течение шестимесячного срока, и тогда он исчисляется так, как указано в предшествующем абзаце.

 

III. ПЕРВЫЙ И ПОСЛЕДНИЙ ДНИ ШЕСТИМЕСЯЧНОГО СРОКА

1. ПОРЯДОК ОПРЕДЕЛЕНИЯ ПЕРВОГО И ПОСЛЕДНЕГО ДНЯ ШЕСТИМЕСЯЧНОГО СРОКА

Определенные проблемы вызывает вопрос о том, с какого именно дня начинает течь шестимесячный срок и в какой день он истекает, то есть какой именно день считается последним днем, в который может быть подана жалоба в Европейский Суд по правам человека (обратите внимание, что в приведенном выше тексте я писал не о «днях» а о «моментах», чтобы избежать путаницы).

В Решении по делу «K. C. M. против Нидерландов» (K. C. M. v. the Netherlands, жалоба N 21034/92) от 09 января 1995 года Комиссии по правам человека указала, что первым днем шестимесячного срока считается день, следующий за днем вынесения окончательного решения по делу, а «месяцами» в смысле пункта 1 статьи 35 Конвенции признаются календарные месяцы, независимо от их конкретной продолжительности. Безусловно, с необходимыми изменениями эти рассуждения следует применять и к тем случаям, когда шестимесячный срок исчисляется не с момента вынесения окончательного решения по делу, а с момента получения его копии или момента, когда лицо узнало о нарушении. В результате применения названного выше правила Комиссия по правам человека пришла к выводу, что жалоба на решение, датированное 26 мая 1992 года, подана в последний день шестимесячного срока, которым названо 26 ноября 1992 года.

Казалось бы аналогичным образом шестимесячный срок был исчислен Европейским Судом по правам человека в Решении по вопросам приемлемости жалобы «Каралан против Турции» (Caralan v. Turkey, жалоба N 27529/95) от 14 ноября 2002 года. В нем Страсбургский Суд пришел к выводу, жалоба, поданная 18 апреля 1995 года, соответствует правилу о шестимесячном сроке, так как копия окончательного решения, с момента получения которой он отсчитывался в данном случае, была предоставлена заявителю 18 октября 1994 года. Однако, в отличие от Решения Комиссии по правам человека по делу K. C. M., на которое Европейский Суд по правам человека при этом формально сослался, первым днем течения срока прямо названо 18, а не 19 октября 1994 года. При этом, если бы первым днем срока действительно считалось 18 октября 1994 года, то шесть месяцев должна были бы истечь 17, а не 18 апреля 1995 года.

Наконец, в своем Постановлении по делу «Флери Солер и Камиллери против Мальты» (Fleri Soler and Camilleri v. Malta, жалоба N 35349/05) от 26 сентября 2006 года Европейский Суд по правам человека, формально снова ссылаясь на указанное выше Решение Комиссии по правам человека по делу K. C. M., фактически применил иной способ исчисления шестимесячного срока. В пункте 31 своего Постановления Европейский Суд указал, что даже если бы жалоба на нарушение, окончательное внутреннее решение в отношении которого было принято 18 марта 2005 года, была подана 19 сентября 2005 года, она считалась бы поданной в последний день шестимесячного срока. При этом очевидно, что как в соответствии с Решением Комиссии по правам человека по делу K. C. M., где прямо назван первый день шестимесячного срока, так и в соответствии с Решением самого Европейского Суда по правам человека по делу Каралан, где прямо назван последний день срока, последним днем в этом случае должно было бы считаться 18 сентября 2005 года.

С учетом приведенной выше практики, я рекомендую заявителям ориентироваться на то, что шестимесячный срок все же истекает в тот же самый день в который шестью месяцами ранее было вынесено окончательное решение по делу, либо в который его копия была предоставлена заявителю или он узнал о нарушении, внутригосударственных средств правовой защиты от которого не существует (применительно к 31 марта, мая, октября и декабря, а также 29-31 августа (30-31 августа в високосные годы) это будут соответственно 30 сентября, ноября, апреля и июня, 28 (в високосные годы — 29) февраля). И именно этот день является последним днем подачи жалобы. Например, если решение вынесено 19 ноября 2010 года, то последним днем подачи жалобы является 19 мая 2011 года. И только в случае, когда Вы не смогли подать жалобу в указанный день, но все еще можете подать ее, если последним днем будет считаться день, исчисленный по правилам, приведенным в Постановлении Европейского Суда по правам человека по делу «Флери Солер и Камиллери против Мальты», обращаться в Европейский Суд по правам человека, прямо ссылаясь на это Постановление.

Позиция Комиссии по правам человека, выраженная ею в Решении по делу K. C. M., а также последующая практика Европейского Суда по правам человека, в рамках которой оно упомянуто, не предоставляют возможности абсолютно определенно ответить на вопрос о том, какой день является последним днем шестимесячного срока, когда окончательное внутреннее решение по делу выносится 31 марта, мая, октября и декабря, а также 29-31 августа (30-31 августа в високосные годы). Поэтому я рекомендую заявителям подавать жалобы таким образом, чтобы уменьшить шанс признания их неприемлемыми в связи с пропуском шестимесячного срока. Например, применительно к жалобам на нарушения, в отношении которых окончательное внутреннее решение вынесено 31 марта, считать последним днем обращения в Европейский Суд по правам человека 30 сентября того же года, а не 01 октября (формально это число можно получить, оставаясь в рамках рассуждений Комиссии по правам человека по делу K. C. M., то есть начиная отсчет срока со следующего после 31 марта дня — 01 апреля).

 

2. СЛУЧАИ ВЫПАДЕНИЯ ПОСЛЕДНЕГО ДНЯ ШЕСТИМЕСЯЧНОГО СРОКА НА НЕРАБОЧИЙ ДЕНЬ В СТРАНЕ ОТПРАВКИ ЖАЛОБЫ

Если последний день шестимесячного срока выпадает на нерабочий день (в стране отправки жалобы), то это обстоятельство не влияет на его исчисление. Другими словами, если отправить жалобу в этот день невозможно, так как почтовые услуги не оказываются, она должна быть отправлена в предшествующий рабочий день, а не в последующий. См. полностью посвященное этому вопросу Постановление Большой Палаты Европейского Суда по правам человека  по делу «Сабри Гюнеш против Турции» (Sabri Gunes v. Turkey, жалоба N 27396/06) от 29 июня 2012 года.

 

IV. ПРЕСЕЧЕНИЕ ТЕЧЕНИЯ ШЕСТИМЕСЯЧНОГО СРОКА ОТПРАВКОЙ ЖАЛОБЫ

Шестимесячный срок пресекается подачей полной жалобы на формуляре.

Шестимесячный срок пресекается отправкой жалобы, а не получением ее Секретариатом Европейского Суда по правам человека. Соблюдение этого срока проверяется по дате, стоящей на последней странице жалобы. В случае, если между числом, которым датирована жалоба, и днем, указанным на исходящем почтовом штемпеле, а при его отсутствии — в документе, которым подтверждается факт отправки, заключен довольно большой промежуток времени, то в отсутствие соответствующих объяснений Европейский Суд по правам человека может принять за дату обращения число, указанное на штемпеле (в документе) (см., например, Решение Европейского Суда по правам человека по вопросу приемлемости жалобы «Арслан против Турции» (Arslan v. Turkey, жалоба N 36474/02) от 21 ноября 2002 года).

В пунктах 25-26 и 28 Постановления Европейского Суда по правам человека по делу «Сергей Кузнецов против России» (Sergey Kuznetsov v. Russia, жалоба N 10877/04) от 23 октября 2008 года написано следующее:

«25. Власти Российской Федерации утверждали, что жалоба является неприемлемой ratione temporis (ввиду обстоятельств, связанных со временем), поскольку окончательное решение было вынесено 11 июля 2003 г., тогда как жалоба получена Европейским Судом 14 июня 2004 г. (согласно штемпелю).

26. Заявитель возражал, что подал жалобу 25 декабря 2003 г., в дату первого письма в Европейский Суд.

28. Европейский Суд отмечает, что окончательное решение по делу заявителя было вынесено 11 июля 2003 года. 25 декабря 2003 года заявитель направил первое письмо в Европейский Суд, изложив существенные факты и выразив мнение о нарушении его прав, гарантированных статьями 6, 10 и 11 Конвенции. Он представил заполненный формуляр жалобы 24 мая 2004 г., то есть без неоправданной задержки. Соответственно, Европейский Суд признает дату первой информации от заявителя в качестве даты подачи жалобы. Он полагает, что жалоба подана в течение шести месяцев после окончательного решения, и отклоняет возражение властей Российской Федерации». (Источник: Бюллетень Европейского Суда по правам человека, 2009. N 10.)

Обратите внимание, что применительно к полной жалобе на формуляре Европейский Суд по правам человека со всей очевидностью указывает дату, стоящую прямо в ней (24 мая 2004 года), но не дату ее получения Секретариатом Страсбургского Суда, на которую ссылаются представители властей Российской Федерации (14 июня 2004 года).

 

V. ИСЧИСЛЕНИЕ ШЕСТИМЕСЯЧНОГО СРОКА НА ОБРАЩЕНИЕ С ЖАЛОБОЙ НА РАЗНЫЕ НАРУШЕНИЯ КОНВЕНЦИИ И (ИЛИ) ПРОТОКОЛОВ К НЕЙ

Так как разные нарушения одного или нескольких конвенционных прав могут предполагать необходимость обращения к различным средствам правовой защиты от них на национальном уровне, либо же к одному средству правовой защиты, но в разное время, важно понимать, что шестимесячный срок начинает течь в отношении каждого отдельного нарушения с даты исчерпания средств правовой защиты именно от него. В случае отсутствия средств правовой защиты – в соответствии с правилами, описанными выше. В одной жалобе в Европейский Суд по правам человека может быть изложено несколько нарушений одного или более конвенционных прав. Но подготовить единую жалобу можно только в том случае, если к дате ее подачи в Страсбургский Суд в отношении каждого из этих нарушений будет соблюдаться правило о шестимесячном сроке. Например, сроки обращения с жалобой на  предполагаемые нарушения права на справедливое судебное разбирательство, гарантированного статьей 6 Конвенции, и права на свободу и личную неприкосновенность, гарантированного статьей 5 Конвенции, различаются.

 

VI. НЕВОЗМОЖНОСТЬ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ПРОПУЩЕННОГО ШЕСТИМЕСЯЧНОГО СРОКА

Пропущенный шестимесячный срок на обращение с жалобой в Европейский Суд по правам человека не может быть восстановлен ни при каких условиях. Исходя из обстоятельств конкретного дела, его иногда можно исчислять по-разному, но заявление требования о восстановлении пропущенного срока лишено какого бы то ни было смыла. Такое требование не может быть удовлетворено Европейским Судом по правам человека. По меньшей мере причина этого состоит в том, что государства, ратифицировавшие Конвенцию, в том числе Российская Федерация, не признавали право Европейского Суда по правам человека рассматривать жалобы, поданные за пределами этого срока. Это прямо закреплено в пункте 1 статьи 35 Конвенции. Однако даже это не главное. В случае, когда государство-ответчик не заявляет о том, что заявителем был пропущен шестимесячный срок на обращение в Европейский Суд по правам человека с жалобой на соответствующее нарушение, Страсбургский Суд по собственной инициативе рассматривает вопрос о том, был ли указанный срок пропущен, и если он приходит к выводу, что это так, жалоба объявляется неприемлемой. Это, по мнению Страсбургского Суда, служит принципу правовой определенности, а также обеспечивает возможность рассмотрения дела, пока необходимую фактическую информацию можно получить в полном объеме (со временем установить обстоятельства дела становится все труднее). См., например, пункт 118 Постановления Европейского Суда по правам человека по делу «Читаев и Читаев против России» (Chitayev and Chitayev v. Russia, жалоба N 59334/00) от 18 января 2007 года.

Метки

  1. Михаил

    Здравствуйте Олег!
    Будучи оказавшись в ситуации когда по надеялся на адвоката при отправке формуляра жалобы и сейчас не ведаю о судьбе моей жалобы и ее состоянии. От адвоката мне только лишь передали стикеры с присвоенным номером. У меня вообще есть сомнения что жалоба отправлена, так как делал попытки найти ее по номеру(как вы указывали на сайте).
    Вопрос: имею ли я какие то шансы восстановить свои права если этот человек(адвокат) пренебрег своими обязательствами.
    Заранее спасибо.
    И вообще спасибо , за очень полезный сайт!

    • Здравствуйте!

      Если Ваш вопрос заключается в том, можете ли Вы подать жалобу в Европейский Суд по правам человека по истечении шестимесячного срока, если до его истечения жалоба действительно не была подана, — а в противном случае я не могу ответить на Ваш вопрос из-за его чрезмерной абстрактности, — то нет, не не можете, т.е. в случае подачи жалоба будет объявлена неприемлемой как поданная с нарушением правила о шестимесячном сроке, поскольку Вы не ведете речи о том, что государство препятствовало Вашему обращению в Страсбургский Суд, государство не несет ответственности за адвокатов, (см., например, Постановление Европейского Суда по правам человека по делу «Камасински против Австрии» (Kamasinski v. Austria, жалоба N 9783/82) от 19 декабря 1989 года), т.е. нет никаких оснований говорить, что посредством адвоката государство-ответчик оказало какое-либо влияние на возможность подачи жалобы, ответственность за выбор адвоката (представителя) несете Вы и Вы должны были контролировать работу своего адвоката (представителя), в т.ч. убедиться — до истечения шестимесячного срока — в том, что жалоба отправлена в ЕСПЧ, равно как отправить ее при необходимости самостоятельно.

      Обращаю внимание, что информацию о более чем 90% жалоб против России невозможно найти в интернет-базе Европейского Суда по правам человека. О том, в каких случаях информацию о жалобе можно найти, подробно написано в соответствующем разделе сайта. Безуспешная попытка найти в интернет-базе ЕСПЧ информацию о жалобе в случае, когда этой информации там в принципе не может быть, не свидетельствует — применительно к судьбе жалобы — вообще ни о чем. Судить по информации в интернет-базе ЕСПЧ о том, что жалоба подана, можно только и исключительно в том случае, если по жалобе будет принято решение, подлежащее размещению и размещенное в указанной базе (это либо решение о коммуницировании жалобы (причем в базе размещаются сведения о коммуницировании далеко не всех жалоб) либо решение по вопросам приемлемости жалобы, об исключении жалобы из списка подлежащих рассмотрению дел, по существу жалобы). Судить по информации в интернет-базе ЕСПЧ о том, что жалоба не подана, невозможно вообще.

      Олег Анищик