Шестимесячный срок на обращение с жалобой в Европейский Суд

Содержание

I. РЕГУЛИРОВАНИЕ ПРАВИЛА О ШЕСТИМЕСЯЧНОМ СРОКЕ КОНВЕНЦИЕЙ О ЗАЩИТЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА И ОСНОВНЫХ СВОБОД

Статья 35 Конвенции предусматривает, что жалоба в Европейский Суд по правам человека должна быть подана в течение шести месяцев с даты вынесения национальными органами окончательного решения по делу. По общему правилу окончательным решением по делу является решение, принятое в рамках исчерпания внутригосударственных средств правовой защиты от соответствующих нарушений. При отсутствии внутригосударственных средств правовой защиты жалоба должна быть подана в Европейский Суд по правам человека в течение шести месяцев с даты самого нарушения (даты, когда жертва нарушения узнала или должна была узнать о нем).

Другими словами, правило о шестимесячном сроке на обращение в Европейский Суд не является самостоятельным. Оно непосредственно связано с двумя другими условиями приемлемости жалобы в Страсбургский Суд — исчерпанием всех средств правовой защиты на национальном уровне и предположением о том, что допущено нарушение прав, гарантированных Конвенцией или Протоколом к ней (с определением конкретных прав, а не только статей). Таким образом, полностью правило о шестимесячном сроке можно сформулировать следующим образом: «Жалоба в Европейский Суд должна быть подана (1) в течение шести месяцев с момента (2) исчерпания всех национальных средств правовой защиты от (3) того нарушения права, гарантированного Конвенцией или Протоколом к ней, которое предположительно было допущено».

Обращаю внимание, что Протокол N 15 к Конвенции, которым шестимесячный срок на обращение с жалобой в Европейский Суд по правам человека сокращается до четырех месяцев, не вступил в силу, т.е. срок на обращение в ЕСПЧ остается шестимесячным. При этом положение об ограничении срока на обращение с жалобой в Европейский Суд по правам человека вступит в силу одновременно для всех 47 государств – членов Совета Европы только по прошествии 6 месяцев со дня вступления в силу самого Протокола N 15 к Конвенции, которым, в свою очередь, станет первый день месяца, следующего по истечении трехмесячного срока, считая с даты, на которую все 47 Высоких Договаривающихся Сторон Конвенции выразят свое согласие быть связанными Протоколом. Актуальные сведения о том, сколько государств подписали и ратифицировали Протокол N 15 к Конвенции, в любой момент можно получить здесь. Положения Протокола N 15 к Конвенции, касающиеся ограничения срока на обращение с жалобой в ЕСПЧ, не будут иметь обратной силы, т.е. не будут применяться к жалобам, в отношении которых окончательное решение по делу в смысле пункта 1 статьи 35 Конвенции было вынесено до дня вступления этих положений (не самого Протокола N 15, а именно этих его положений) в силу. 

 

II. НАЧАЛО ТЕЧЕНИЯ ШЕСТИМЕСЯЧНОГО СРОКА

1. НАЧАЛО ТЕЧЕНИЯ ШЕСТИМЕСЯЧНОГО СРОКА ПРИ НАЛИЧИИ ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННЫХ СРЕДСТВ ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ

При наличии внутригосударственных средств правовой защиты от соответствующего нарушения по общему правилу шестимесячный срок на обращение с жалобой в Европейский Суд по правам человека начинает течь сразу после их исчерпания.

По общему правилу течение шестимесячного срока не прерывается.

 

А. НАЧАЛО ТЕЧЕНИЯ ШЕСТИМЕСЯЧНОГО СРОКА ПО ОБЩЕМУ ПРАВИЛУ

По общему правилу шестимесячный срок начинает течь, когда жертва нарушения или ее представитель в национальных инстанциях узнали о существе (например, резолютивной части) окончательного решения по делу.

 

Б. ВОЗМОЖНОСТЬ ИСЧИСЛЕНИЯ ШЕСТИМЕСЯЧНОГО СРОКА С ДАТЫ ПОЛУЧЕНИИ КОПИИ ОКОНЧАТЕЛЬНОГО РЕШЕНИЯ ПО ДЕЛУ

В ряде случаев шестимесячный срок может отсчитываться с момента получения полного текста окончательного решения по делу. В Постановлении по делу «Ворм против Австрии» (Worm v. Austria, жалоба N 22714/93) от 29 августа 1997 года Европейский Суд по правам человека указал (пункты 33-34), что в случае, когда национальным законодательством предусмотрено уведомление лица об «окончательном решении» (в смысле пункта 1 статьи 35 Конвенции), а за задержку в таком уведомлении ответственны органы государства (суды), шестимесячный срок может исчисляться с момента получения заявителем (его представителем) копии этого «окончательного решения по делу». Кроме того, на позицию Страсбургского Суда повлияло (хотя бы формально) то обстоятельство, что австрийское законодательство предусматривало исчисление срока на обжалование судебного решения на национальном уровне именно с даты получения его копии. На решение Европейского Суда по правам человека не повлиял даже тот факт, что заявитель присутствовал в судебном заседании, а решение было оглашено устно, так как он счел, что в случае, когда затрагиваются сложные юридические вопросы, заявитель не может подготовить жалобу в Страсбургский Суд без письменного текста решения (таковое по делу Ворм было изложено на девяти страницах).

Применительно к Российской Федерации данный вопрос был рассмотрен Европейским Судом по правам человека в Постановлении по делу «Грошев против России» (Groshev v. Russia, жалоба N 69889/01) от 20 октября 2005 года:

«20. Власти Российской Федерации утверждали, что заявитель не подал свою жалобу до 4 октября 2000 г., то есть в шестимесячный срок с момента вынесения окончательного судебного решения по его делу. Даже если предположить, что заявитель узнал о вынесении определения судебной коллегией по гражданским делам Московского городского суда только 31 августа 2000 г., у него было более одного месяца для подачи жалобы в Европейский суд. В любом случае то, что заявитель своевременно не узнал о вынесении определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда, произошло полностью по вине самого заявителя. Заявитель был выписан из больницы 7 апреля 2000 г., но не делал никаких попыток узнать о содержании судебного решения до августа 2000 года.

21. Заявитель возразил, что Московский городской суд надлежащим образом не проинформировал его о ходе рассмотрения его кассационной жалобы.

22. Европейский суд напомнил свою прецедентную практику, согласно которой функция и цель пункта 1 статьи 35 Конвенции достигаются наилучшим образом при исчислении шестимесячного срока с даты вручения составленного в письменной форме судебного решения по делам, в которых заявитель в соответствии с национальным законодательством имеет право на получение ex officio копии окончательного судебного решения независимо оттого, было ли оно до этого оглашено (см. Постановление Европейского суда по делу «Соареш Фернандеш против Португалии» (Soares Fernandes v. Portugal) от 8 апреля 2004 г., жалоба N 59017/00, § 15 и 17; и Решение Европейского суда по делу «Сухорубченко против Российской Федерации» (Sukhorubchenko v. Russia) от 15 января 2004 г., жалоба N 69315/01).

23. Европейский суд отметил, что дата вручения полного текста кассационного определения должна была быть определена во время заседания суда кассационной инстанции… [в данном случае речь шла о статье 203 ГПК РСФСР, которой соответствует статья 199 ГПК РФ – О.А.]. Власти Российской Федерации не указали такую дату, которая была установлена при оглашении определения. Они также не утверждали, что копия кассационного определения была вручена заявителю до 31 августа 2000 г. или что с ней можно было ознакомиться в секретариате суда до этой даты. Таким образом, Европейский суд признал, что впервые заявитель получил копию кассационного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда 31 августа 2000 г. Поскольку заявитель подал свою жалобу в Европейский суд в шестимесячный срок с этой даты, жалоба была подана своевременно. На этих основаниях Европейский суд отклонил предварительные возражения властей Российской Федерации.

24. Европейский суд отметил, что жалоба не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции. Далее Европейский суд отметил, что не является она неприемлемой и по иным основаниям. Таким образом, жалоба должна быть объявлена приемлемой для рассмотрения по существу» (текст Постановления приведен в переводе, опубликованном в журнале «Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание» за 2006 год, N 5, С. 82, 88-92).

Применимость приведенных выше рассуждений к делам, рассматриваем в порядке, предусмотренном УПК РФ, подтверждается Решением Европейского Суда по правам человека по жалобе «Алдошкина против России» (Aldoshkina v. Russia, N 66041/01) от 16 июня 2005 года.

Таким образом, если заявитель не успевает подать жалобу в рамках шестимесячного срока, исчисленного, начиная с момента, когда ему стало известно о существе окончательного решения по делу, ему следует изложить в своей жалобе обоснование того, почему, по его мнению, шестимесячный срок следует исчислять с момента получения им и (или) его представителем копии полного текста окончательного решения по делу. Я не рекомендую прибегать к такому исчислению срока в том случае, когда Вы имеете хотя бы малейшую возможность подать жалобу в рамках шестимесячного срока, исчисленного по общим правилам.

 

2. НАЧАЛО ТЕЧЕНИЯ ШЕСТИМЕСЯЧНОГО СРОКА В СЛУЧАЕ СПОРНОСТИ ВОПРОСА О ДОСТУПНОСТИ ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННЫХ СРЕДСТВ ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ

В случае обращения лица к средству правовой защиты, доступность и эффективность которого является весьма спорной (обращение в суд надзорной инстанции в порядке, предусмотренном Уголовно-процессуальным кодексом РФ и Гражданским процессуальным кодексом РФ, не относится к этим случаям), шестимесячный срок может отсчитываться с того момента, когда лицо узнало о недоступности и (или) неэффективности данного средства правовой защиты.

 

3. НАЧАЛО ТЕЧЕНИЯ ШЕСТИМЕСЯЧНОГО СРОКА ПРИ ОТСУТСТВИИ ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННЫХ СРЕДСТВ ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ

При отсутствии внутригосударственных средств правовой защиты от соответствующего нарушения по общему правилу шестимесячный срок на обращение с жалобой в Европейский Суд по правам человека начинает течь в момент нарушения (окончания нарушения; в момент, когда жертва узнала или должна была узнать о нарушении или его окончании).

 

4. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ СИТУАЦИИ, КОГДА ШЕСТИМЕСЯЧНЫЙ СРОК МОЖЕТ СЧИТАТЬСЯ НЕ НАЧАВШИМ ТЕЧЬ С МОМЕНТА ИСЧЕРПАНИЯ ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННЫХ СРЕДСТВ ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ ИЛИ МОМЕНТА НАРУШЕНИЯ ПРИ ОТСУТСТВИИ СРЕДСТВ ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ И (ИЛИ) КОГДА ТЕЧЕНИЕ ШЕСТИМЕСЯЧНОГО СРОКА МОЖЕТ СЧИТАТЬСЯ ПРЕРЫВАВШИМСЯ

Теоретически возможно обоснование наличия так называемой «особой ситуации» («special circumstances»), свидетельствующей о том, что он должен был прерваться на определенное время или не начать течь сразу. Так, в своем решении от 17 мая 1984 года по делу «K. против Ирландии» (K. v. Ireland, жалоба N 10416/83) Комиссия по правам человека (ныне не действующий конвенционный орган, практика которого сохраняет свое значение для Европейского Суда по правам человека) рассмотрела по существу утверждения заявителя о том, что его нахождение на психиатрическом лечении, длительное состояние депрессии, головные боли, бессонница, потеря ориентации и ряд других обстоятельств свидетельствовали о том, что шестимесячный срок на обращение в Европейский Суд по правам человека должен был прерваться на время нахождения его в таком состоянии. Заявителем также были представлены медицинские справки, свидетельствующие о наличии у него посттравматического стрессового расстройства. Комиссия пришла к выводу, что заявитель вполне мог обратиться с жалобой в Европейский Суд по правам человека в предусмотренный для этого срок, приняв во внимание, в частности, что жалоба была фактически подана на 38-день объявленной им голодовки, когда его состояние, если согласиться с утверждениями заявителя, должно было быть еще хуже, чем в предшествующие месяцы, а также тот факт, что указанные проблемы не помешали заявителю несколько раз обратиться в национальные суды в течение шестимесячного срока на обращение в Страсбургский Суд. Однако данный пример показывает, что по меньшей мере теоретически заявление о наличии «особых обстоятельств» может быть рассмотрено по существу. Схожие утверждения заявителя были рассмотрены Комиссией в рамках дела «X. против Австрии» (X. v. Austria, жалоба N 6317/73), что отражено в ее решении от 10 июля 1975 года. По данному делу Комиссия также пришла к выводу, что состояние здоровья заявителя не свидетельствовало о необходимости иного исчисления шестимесячного срока, особенно учитывая то обстоятельство, что им не была представлена соответствующая медицинская документация, на что особо было обращено его внимание после подачи им жалобы. В решении по делу «Робертс против Соединенного Королевства» (Roberts v. the United Kingdom, жалоба N 30237/96) Комиссия также отказалась удовлетворить просьбу заявителя об ином исчислении шестимесячного срока, указав, что в рамках шестимесячного срока он встречался со своим адвокатом, находясь в больнице, и вполне мог поручить ему обратиться с жалобой в Европейский Суд по правам человека. Наконец, своим решением по делу «H. против Соединенного Королевства и Ирландии» (H. v. the United Kingdom and Ireland, жалоба N 9833/82) от 07 марта 1985 года Комиссия признала, что состояние здоровья заявительницы позволяет прийти к выводу, что в течение некоторого времени шестимесячный срок действительно не начал течь, однако в результате все равно указала, что состояние здоровья заявительницы не свидетельствовало о том, что указанный срок не начал течь в течение почти двух лет, по истечение которых была подана жалоба.

 

5. НАЧАЛО ТЕЧЕНИЯ ШЕСТИМЕСЯЧНОГО СРОКА В СЛУЧАЕ «ДЛЯЩЕЙСЯ СИТУАЦИИ» («ДЛЯЩЕГОСЯ НАРУШЕНИЯ»)

Если имеет место так называемая «длящаяся ситуация», то шестимесячный срок начинает течь с момента, когда она закончилась. Таким образом, до тех пор, пока «длящаяся ситуация» сохраняется, можно условно говорить о том, что правило о шестимесячном сроке неприменимо, так как жертва предположительно имевшего место нарушения может обратиться в Европейский Суд по правам человека в любое время. Однако необходимо понимать, что «длящаяся ситуация» — это некое «положение дел», «состояние», которое обычно не связано с каким бы то ни было единичными решениями или действиями. Например, непрерывное содержание под стражей в одинаковых условиях может представлять собой «длящуюся ситуацию». Но при этом лишение собственности в соответствии с тем или иным решением или действием не свидетельствует о наличии «длящейся ситуации отсутствия собственности», в отличие, например, от постоянных препятствий в пользовании собственностью, права на которые у лица сохраняются (в традиционной российской терминологии это скорее называлось бы «продолжающимся [предполагаемым] нарушением», нежели «длящейся ситуацией»). При этом фактически может иметь место серия однотипных решений или действий (но не единичный акт), основанных на законодательстве, сохраняющем свою силу и постоянно применяемом к жертве предположительно имеющего место нарушения конвенционного права.

Если на национальном уровне имеется средство правовой защиты от нарушения, представляющего собой «длящуюся ситуацию», и окончательное решение в результате обращения к этому средству правовой защиты было принято после того, как «длящаяся ситуация» прекратилась, шестимесячный срок на обращение в Европейский Суд по правам человека с жалобой на соответствующее нарушение может исчисляться с даты вынесения указанного решения. По очевидным причинам в случае отсутствия внутригосударственных средств правовой защиты от нарушений, представляющих собой «длящуюся ситуацию», таковые не могут повлиять на течение шестимесячного срока, и тогда он исчисляется так, как указано в предшествующем абзаце.

 

III. ПЕРВЫЙ И ПОСЛЕДНИЙ ДНИ ШЕСТИМЕСЯЧНОГО СРОКА

1. ПОРЯДОК ОПРЕДЕЛЕНИЯ ПЕРВОГО И ПОСЛЕДНЕГО ДНЯ ШЕСТИМЕСЯЧНОГО СРОКА

Определенные проблемы вызывает вопрос о том, с какого именно дня начинает течь шестимесячный срок и в какой день он истекает, то есть какой именно день считается последним днем, в который может быть подана жалоба в Европейский Суд по правам человека (обратите внимание, что в приведенном выше тексте я писал не о «днях» а о «моментах», чтобы избежать путаницы).

В Решении по делу «K. C. M. против Нидерландов» (K. C. M. v. the Netherlands, жалоба N 21034/92) от 09 января 1995 года Комиссии по правам человека указала, что первым днем шестимесячного срока считается день, следующий за днем вынесения окончательного решения по делу, а «месяцами» в смысле пункта 1 статьи 35 Конвенции признаются календарные месяцы, независимо от их конкретной продолжительности. Безусловно, с необходимыми изменениями эти рассуждения следует применять и к тем случаям, когда шестимесячный срок исчисляется не с момента вынесения окончательного решения по делу, а с момента получения его копии или момента, когда лицо узнало о нарушении. В результате применения названного выше правила Комиссия по правам человека пришла к выводу, что жалоба на решение, датированное 26 мая 1992 года, подана в последний день шестимесячного срока, которым названо 26 ноября 1992 года.

Казалось бы аналогичным образом шестимесячный срок был исчислен Европейским Судом по правам человека в Решении по вопросам приемлемости жалобы «Каралан против Турции» (Caralan v. Turkey, жалоба N 27529/95) от 14 ноября 2002 года. В нем Страсбургский Суд пришел к выводу, жалоба, поданная 18 апреля 1995 года, соответствует правилу о шестимесячном сроке, так как копия окончательного решения, с момента получения которой он отсчитывался в данном случае, была предоставлена заявителю 18 октября 1994 года. Однако, в отличие от Решения Комиссии по правам человека по делу K. C. M., на которое Европейский Суд по правам человека при этом формально сослался, первым днем течения срока прямо названо 18, а не 19 октября 1994 года. При этом, если бы первым днем срока действительно считалось 18 октября 1994 года, то шесть месяцев должна были бы истечь 17, а не 18 апреля 1995 года.

Наконец, в своем Постановлении по делу «Флери Солер и Камиллери против Мальты» (Fleri Soler and Camilleri v. Malta, жалоба N 35349/05) от 26 сентября 2006 года Европейский Суд по правам человека, формально снова ссылаясь на указанное выше Решение Комиссии по правам человека по делу K. C. M., фактически применил иной способ исчисления шестимесячного срока. В пункте 31 своего Постановления Европейский Суд указал, что даже если бы жалоба на нарушение, окончательное внутреннее решение в отношении которого было принято 18 марта 2005 года, была подана 19 сентября 2005 года, она считалась бы поданной в последний день шестимесячного срока. При этом очевидно, что как в соответствии с Решением Комиссии по правам человека по делу K. C. M., где прямо назван первый день шестимесячного срока, так и в соответствии с Решением самого Европейского Суда по правам человека по делу Каралан, где прямо назван последний день срока, последним днем в этом случае должно было бы считаться 18 сентября 2005 года.

С учетом приведенной выше практики, я рекомендую заявителям ориентироваться на то, что шестимесячный срок все же истекает в тот же самый день в который шестью месяцами ранее было вынесено окончательное решение по делу, либо в который его копия была предоставлена заявителю или он узнал о нарушении, внутригосударственных средств правовой защиты от которого не существует (применительно к 31 марта, мая, октября и декабря, а также 29-31 августа (30-31 августа в високосные годы) это будут соответственно 30 сентября, ноября, апреля и июня, 28 (в високосные годы — 29) февраля). И именно этот день является последним днем подачи жалобы. Например, если решение вынесено 19 ноября 2010 года, то последним днем подачи жалобы является 19 мая 2011 года. И только в случае, когда Вы не смогли подать жалобу в указанный день, но все еще можете подать ее, если последним днем будет считаться день, исчисленный по правилам, приведенным в Постановлении Европейского Суда по правам человека по делу «Флери Солер и Камиллери против Мальты», обращаться в Европейский Суд по правам человека, прямо ссылаясь на это Постановление.

Позиция Комиссии по правам человека, выраженная ею в Решении по делу K. C. M., а также последующая практика Европейского Суда по правам человека, в рамках которой оно упомянуто, не предоставляют возможности абсолютно определенно ответить на вопрос о том, какой день является последним днем шестимесячного срока, когда окончательное внутреннее решение по делу выносится 31 марта, мая, октября и декабря, а также 29-31 августа (30-31 августа в високосные годы). Поэтому я рекомендую заявителям подавать жалобы таким образом, чтобы уменьшить шанс признания их неприемлемыми в связи с пропуском шестимесячного срока. Например, применительно к жалобам на нарушения, в отношении которых окончательное внутреннее решение вынесено 31 марта, считать последним днем обращения в Европейский Суд по правам человека 30 сентября того же года, а не 01 октября (формально это число можно получить, оставаясь в рамках рассуждений Комиссии по правам человека по делу K. C. M., то есть начиная отсчет срока со следующего после 31 марта дня — 01 апреля).

 

2. СЛУЧАИ ВЫПАДЕНИЯ ПОСЛЕДНЕГО ДНЯ ШЕСТИМЕСЯЧНОГО СРОКА НА НЕРАБОЧИЙ ДЕНЬ В СТРАНЕ ОТПРАВКИ ЖАЛОБЫ

Если последний день шестимесячного срока выпадает на нерабочий день (в стране отправки жалобы), то это обстоятельство не влияет на его исчисление. Другими словами, если отправить жалобу в этот день невозможно, так как почтовые услуги не оказываются, она должна быть отправлена в предшествующий рабочий день, а не в последующий. См. полностью посвященное этому вопросу Постановление Большой Палаты Европейского Суда по правам человека  по делу «Сабри Гюнеш против Турции» (Sabri Gunes v. Turkey, жалоба N 27396/06) от 29 июня 2012 года.

 

IV. ПРЕСЕЧЕНИЕ ТЕЧЕНИЯ ШЕСТИМЕСЯЧНОГО СРОКА ОТПРАВКОЙ ЖАЛОБЫ

Шестимесячный срок пресекается подачей полной жалобы на формуляре.

Шестимесячный срок пресекается отправкой жалобы, а не получением ее Секретариатом Европейского Суда по правам человека. Соблюдение этого срока проверяется по дате, стоящей на последней странице жалобы. В случае, если между числом, которым датирована жалоба, и днем, указанным на исходящем почтовом штемпеле, а при его отсутствии — в документе, которым подтверждается факт отправки, заключен довольно большой промежуток времени, то в отсутствие соответствующих объяснений Европейский Суд по правам человека может принять за дату обращения число, указанное на штемпеле (в документе) (см., например, Решение Европейского Суда по правам человека по вопросу приемлемости жалобы «Арслан против Турции» (Arslan v. Turkey, жалоба N 36474/02) от 21 ноября 2002 года).

В пунктах 25-26 и 28 Постановления Европейского Суда по правам человека по делу «Сергей Кузнецов против России» (Sergey Kuznetsov v. Russia, жалоба N 10877/04) от 23 октября 2008 года написано следующее:

«25. Власти Российской Федерации утверждали, что жалоба является неприемлемой ratione temporis (ввиду обстоятельств, связанных со временем), поскольку окончательное решение было вынесено 11 июля 2003 г., тогда как жалоба получена Европейским Судом 14 июня 2004 г. (согласно штемпелю).

26. Заявитель возражал, что подал жалобу 25 декабря 2003 г., в дату первого письма в Европейский Суд.

28. Европейский Суд отмечает, что окончательное решение по делу заявителя было вынесено 11 июля 2003 года. 25 декабря 2003 года заявитель направил первое письмо в Европейский Суд, изложив существенные факты и выразив мнение о нарушении его прав, гарантированных статьями 6, 10 и 11 Конвенции. Он представил заполненный формуляр жалобы 24 мая 2004 г., то есть без неоправданной задержки. Соответственно, Европейский Суд признает дату первой информации от заявителя в качестве даты подачи жалобы. Он полагает, что жалоба подана в течение шести месяцев после окончательного решения, и отклоняет возражение властей Российской Федерации». (Источник: Бюллетень Европейского Суда по правам человека, 2009. N 10.)

Обратите внимание, что применительно к полной жалобе на формуляре Европейский Суд по правам человека со всей очевидностью указывает дату, стоящую прямо в ней (24 мая 2004 года), но не дату ее получения Секретариатом Страсбургского Суда, на которую ссылаются представители властей Российской Федерации (14 июня 2004 года).

 

V. ИСЧИСЛЕНИЕ ШЕСТИМЕСЯЧНОГО СРОКА НА ОБРАЩЕНИЕ С ЖАЛОБОЙ НА РАЗНЫЕ НАРУШЕНИЯ КОНВЕНЦИИ И (ИЛИ) ПРОТОКОЛОВ К НЕЙ

Так как разные нарушения одного или нескольких конвенционных прав могут предполагать необходимость обращения к различным средствам правовой защиты от них на национальном уровне, либо же к одному средству правовой защиты, но в разное время, важно понимать, что шестимесячный срок начинает течь в отношении каждого отдельного нарушения с даты исчерпания средств правовой защиты именно от него. В случае отсутствия средств правовой защиты – в соответствии с правилами, описанными выше. В одной жалобе в Европейский Суд по правам человека может быть изложено несколько нарушений одного или более конвенционных прав. Но подготовить единую жалобу можно только в том случае, если к дате ее подачи в Страсбургский Суд в отношении каждого из этих нарушений будет соблюдаться правило о шестимесячном сроке. Например, сроки обращения с жалобой на  предполагаемые нарушения права на справедливое судебное разбирательство, гарантированного статьей 6 Конвенции, и права на свободу и личную неприкосновенность, гарантированного статьей 5 Конвенции, различаются.

 

VI. НЕВОЗМОЖНОСТЬ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ПРОПУЩЕННОГО ШЕСТИМЕСЯЧНОГО СРОКА

Пропущенный шестимесячный срок на обращение с жалобой в Европейский Суд по правам человека не может быть восстановлен ни при каких условиях. Исходя из обстоятельств конкретного дела, его иногда можно исчислять по-разному, но заявление требования о восстановлении пропущенного срока лишено какого бы то ни было смыла. Такое требование не может быть удовлетворено Европейским Судом по правам человека. По меньшей мере причина этого состоит в том, что государства, ратифицировавшие Конвенцию, в том числе Российская Федерация, не признавали право Европейского Суда по правам человека рассматривать жалобы, поданные за пределами этого срока. Это прямо закреплено в пункте 1 статьи 35 Конвенции. Однако даже это не главное. В случае, когда государство-ответчик не заявляет о том, что заявителем был пропущен шестимесячный срок на обращение в Европейский Суд по правам человека с жалобой на соответствующее нарушение, Страсбургский Суд по собственной инициативе рассматривает вопрос о том, был ли указанный срок пропущен, и если он приходит к выводу, что это так, жалоба объявляется неприемлемой. Это, по мнению Страсбургского Суда, служит принципу правовой определенности, а также обеспечивает возможность рассмотрения дела, пока необходимую фактическую информацию можно получить в полном объеме (со временем установить обстоятельства дела становится все труднее). См., например, пункт 118 Постановления Европейского Суда по правам человека по делу «Читаев и Читаев против России» (Chitayev and Chitayev v. Russia, жалоба N 59334/00) от 18 января 2007 года.

Метки

  1. Наталья

    Олег, подскажите пожалуйста, если у на последний срок подачи жалобы 21.06.2012 г., и если мы в заявлении ставим число 19.06.2012 и отправляем экспрес-почтой, у нас сроки не будут нарушены?

    • Здравствуйте!

      Днем подачи жалобы считается день ее отправки, а не получения Секретариатом Европейского Суда по правам человека. Если шестимесячный срок действительно истекает 21 июня 2012 года и жалоба действительно отправлена 19 июня 2012 года, то при ее получении Страсбургский Суд должен прийти к выводу, что она подана в надлежащий срок. Соответствующее обоснование приведено в тексте, размещенном вверху данной страницы.

      Олег Анищик

  2. Людмила

    Уважаемый Олег Олегович, здравствуйте!
    Пожалуйста, уточните, исчерпываются внутригосударственные средства правовой защиты принятием решения районного суда (гражданское дело) — 25.11.2011г. и кассационного определения 09.02.2012г. в областном суде ?
    Процедура обжалования решения суда была по старому ГПК. Ввиду изменения ГПК при обжаловании определения кассационной коллегии — в шестимесячный срок предусмотрена подача кассационной жалобы в Президиум областного суда, то, что ранее играло роль надзора. Смущает то, что жалоба будет кассационная, а не надзорная.
    Благодарю Вас за ответ. Людмила

  3. Владимир

    (Гражданское дело)
    Спасибо за ответ, уточняю вопрос:
    Согласно п.7 пояснительной записки для желающих обратиться в Европейский Суд по Правам Человека, исчерпание средств внутренней правовой защиты означает, что до обращения в Суд Вы должны попытаться получить решение по предмету Вашей жалобы в судах соответствующего государства, вплоть до высшей судебной инстанции, которой подсудно данное дело.
    В противном случае Вы должны будете доказать, что такие средства защиты были бы неэффективными.
    Конвенция о защите прав человека и основных свобод.
    В соответствии с ч.1. ст. 35 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, Суд может принимать дело к рассмотрению только после того, как были исчерпаны все внутренние средства правовой защиты, как это предусмотрено общепризнанными нормами международного права, и в течение шести месяцев с даты вынесения национальными органами окончательного решения по делу.

    Вопрос: — правильно ли я понимаю то, что буквальный смысл словосочетания — «все внутренние средства правовой защиты» подразумевает в том числе и Президиум Верховного Суда РФ (по новому ГПК — кассация) и возможное обращение к Председателю Верховного Суда РФ (надзор). Таким образом, во взаимосвязи со словосочетанием — «с даты вынесения национальными органами окончательного решения по делу» начало исчисления шестимесячного срока обращения в ЕСПЧ возможно с:
    1. либо с даты вступления решения суда первой инстанции в законную силу (необходимо доказать, что обращение в высшую судебную инстанцию будет бы неэффективным).
    2. либо с даты получения кассационного определения (необходимо доказать, что обращение в высшую судебную инстанцию будет бы неэффективным);
    3. либо с даты ответа Председателя ВС РФ.
    Заранее спасибо за ответ. С уважением Владимир.

  4. Анатолий Ильин

    Здравствуйте Олег Олегович! Оказывается Вы жили в Самаре. А мне довелось в 67г. на преддипломной практике поработать на заводе им. Фрунзе, хоть распределялся к Н.Кузнецову на Красную Глинку. Из-за ошибочно оформленных документов МАПом я перераспределился в СКБ космической астрономии МОПа.
    У меня вопрос: считается ли длительно текущим нарушением возврат судом жалобы на действия следственного отдела с умышленной задержкой высылки заказным письмом с уведомлением о вручении Постановления суда ровно на 10 дней предоставленных на обжалование, а на 11й день высылкой вступившего в силу и отказами отмены вступившего в силу Постановления вплоть до ВС??
    Мне понравился климат среднего поволжья. Хоть зима была суровой и очень снежной. Даже посылали чистить от снега трамвайные пути. Несколько однокашников остались работать на прогрессе в КБ Козлова. С уважением Анатолий.

    • Здравствуйте!

      Я не могу ответить на вопрос о том, считается ли то, о чем Вы написали, «длительно текущим нарушением» (вероятно, речь идет о длящемся нарушении, т.к. использованное Вами выражение мне неизвестно), поскольку ничто в Вашем вопросе не свидетельствует о наличии признаков какого бы то ни было нарушения в принципе, в т.ч. по той причине, что пропущенный срок на обжалование на национальном уровне судебного акта может быть восстановлен, т.е. само по себе истечение срока на обжалование не делает обжалование невозможным, как таковой отказ в восстановлении срока на обжалование ни о каких нарушениях не свидетельствует, равно как и любой отказ любого суда удовлетворить какое бы то ни было требование, о проявлении чрезмерного формализма, произвола, недостаточной тщательности рассмотрения действительно решающих аргументов в пользу восстановления срока и отказе дать мотивированный ответ на них в Вашем вопросе ничто не свидетельствует, наконец, по нему невозможно судить о конкретном предмете разбирательства на национальном уровне и, соответственно, о том, охватывается ли оно в принципе какими бы то ни было гарантиями Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколами к ней, что свойственно далеко не всем судебным разбирательствам.

      Олег Анищик

  5. Дмитрий

    Уважаемые господа!

    Подскажите, пожалуйста, не сталкивался ли кто-либо со следующей ситуацией.

    Жалоба в Европейский суд была отправлена в пределах шестимесячного срока. Но доставлена уже по истечении указанного срока, так как Европейский суд не работал в связи с праздниками.

    Заранее спасибо.

    Забыл вопрос написать)

    Есть ли риск признания указанной жалобы неприемлемой?

    Спасибо.

    • Здравствуйте!

      Днем подачи жалобы считается день ее отправки, а не получения Секретариатом Европейского Суда по правам человека. Если жалоба была отправлена до истечения шестимесячного срока, то при ее получении Страсбургский Суд должен прийти к выводу, что она подана в надлежащий срок. Соответствующее обоснование приведено в тексте, размещенном вверху данной страницы.

      Олег Анищик

  6. Алиса

    Здравствуйте!
    В марте 2012года была удовлетворена моя надзорная жалоба на решение Абинского районного суда в Президиуме по гражданским делам Краснодарского краевого суда о незаконном снятии ареста с имущества, на который был наложен арест в рамках уголовного дела (я подавала по старым правилам — теперь это кассация), .В августе 2012 года я узнала, что в октябре 2011 года решением Абинского районного суда имущество, на которое все еще был наложен арест в рамках уголовного дела , было переведено на ответчика и в ноябре решением Абинского суда , арест с имущества был снят. Об этих решениях ни я, ни ГУ МВД Санкт-петербурга поставлены в известность не были. В августе 2012 года я запросила и получила копии решений из Абинского районного суда. Восстанавливать пропущенные кассационные сроки было поздно. Я и еще 1400 человек являемся потерпевшими по данному уголовному делу. Арест на имущество был наложен в качестве обеспечительной меры по приговору суда (следствие еще идет). То есть , с одной стороны,у меня уже есть кассационное определение по этому имуществу, что арест был снят незаконно решение , а с другой стороны
    В связи с этим вопрос — мне были недоступны средства правовой защиты, так как об этих решениях Абинского районного суда никто не был уведомлен, ни я, как заинтересованное лицо, ни следствие, ни ГУ МВД и могу ли я учитывая вышеизложенное и ст.6 Конвенции подать в Европейский суд.
    Спасибо.

    • Здравствуйте!

      Я не могу ответить на Ваш вопрос по причинам, изложенным в правилах данного сайта: здесь и здесь. В частности, по Вашему вопросу невозможно судить о том, распространяются (распространялись) ли на Вас в рамках соответствующего разбирательства гарантии статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, без чего нарушить какое бы то ни было из прав, составляющих в своей совокупности право на справедливое судебное разбирательство, невозможно. Просто потерпевшему статья 6 Конвенции не гарантирует при рассмотрении уголовного дела права на справедливое судебное разбирательство. Это право может быть в некоторых случаях гарантировано лицу, заявившему гражданский иск в уголовном процессе и признанному гражданским истцом. См. Постановление Европейского Суда по правам человека по делу «Перез против Франции» (Perez v. France, жалоба N 47287/99) от 12 февраля 2004 года, а также Решение Европейского Суда по правам человека по вопросам приемлемости жалобы «Косицина против Украины» (Kositsina v. Ukraine, жалоба N 35157/02) от 15 января 2008 года. Однако ни о заявлении Вами гражданского иска, ни о признании Вас гражданским истом в Вашем вопросе речи не идет. О том, что арест был наложен на имущество с целью обеспечения исполнения приговора именно в части гражданского иска, в Вашем вопросе также не говорится. Наконец, по нему невозможно судить об обоснованности вывода, что «[в]осстанавливать пропущенные кассационные сроки было поздно». При том, что отказ от предусмотренной национальным законодательством возможности восстановить пропущенный по уважительным причинам процессуальный срок на обращение в национальный суд с жалобой, подача которой представляет собой внутреннее средство правовой защиты от предположительно допущенных нарушений, в ряде случаев может свидетельствовать о неприемлемости жалобы, направленной в Европейский Суд по правам человека, как поданной без исчерпания внутренних средств правовой защиты.

      Олег Анищик

      • Алиса

        Олег!
        Спасибо, что ответили.Уточняю некоторые вопросы, которые у Вас возникли.
        Я и еще 1400 человек признаны потерпевшими и гражданскими истцами по данному уголовному процессу.Арест решением Санкт-Петербургского суда был наложен на имущество именно для исполнения приговора суда в части заявленных гражданских исков.
        Кроме того, в марте 2012 года я выиграла гражданский процесс в Президиуме Краснодарского краевого суда о назаконном выведении именно этого имущества из под ареста, который был наложен в обеспечении заявленных гражданских исков. Стоимость имущества превышает 400 млн руб.
        Имеется определение Президиума Краснодарского суда об отмене решения Абинского районного суда об освобождении этого имущества из-под ареста и направлении дела на новое рассмотрение в Абинский районный суд. Имеется определение Абинского районного суда о прекращении производства по делу об освобождении имущества от ареста. Я в этом ппроцессе была признана как заинтересованное лицо, чьи права затронуты.
        Но ответчик в конце 2011 года подал повторные иски по то тому же предмету в Абинский районный суд в нарушении ст.135 п.5 ГПК и других статей ГПК и УПК Суд в нарушении закона принял и рассмотрел иски по тем же основаниям и по тому же предмету, зная что в производстве другого суда (Краснодарского краевого) находится на рассмотрении указанное дело, не привлекая к участию всех лиц, чьи права могли быть затронуты данным решением, в том числе и меня как заинтересованного лица. Об этом я узнала в августе месяце 2012 года Ссоответствующие решения Абинского районного суда по поданному мною ходатайству мною были получены в августе 2012 года. Так как в соответствии с законом восстановить пропущенные кассационные сроки я и потерпевшие не могли, то обратились в Правовое Управление ГУ МВД
        Так как в соответствии с рядом положений, регламентирующих производство в суде аппеляционной инстанции ГУ МВД, не обладая правом обжалования в суде аппеляционной инстанции подал кассационную жалобу в Президиум Краснодарского суда.
        Кроме того, в кассационных жалобах ГУ МВД от 28.08.12 сказано, что ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области к участию в деле не привлекались и о рассмотрении дела не извещались. В нарушении норм эти жалобы были приняты к рассмотрению и рассмотрены как аппеляционные и вынесены аппеляционные определения (от 1 и 15 ноября 2012 года), что определение Абинского районного суда от октября и ноября 2011 года оставить без изменения, а аппеляционную жалобу без удовлетворения.
        Кроме того, в настоящий момент вроде имеется определение Краснодарского краевого суда о незаконом восстановлении пропущенных кассационных сроков ГУ МВД России.
        То есть участники процесса были поставлены в неравные условия, не извещены о судебных разбирательствах, о решениях — разве это не является нарушением прав и справедливого судебного разбирательства.
        У нас есть основания полагать, что Правовое Управление ГУ МВД доводить этот процесс до конца не намерен по ряду причин.
        Поэтому мы хотели бы довести этот процесс до Европейского суда. Подскажите, учитывая изложенное есть ли какой-то шанс на признание жалобы приемлимой.
        Спасибо.

        • Здравствуйте!

          Ответ Вам уже предоставлен. Он содержится в первом предложении основного текста моего предшествующего сообщения.

          Олег Анищик

  7. Леонид Лоев

    Я состою участником Народного Юридического Клуба (Москва). Адвокат, подготавливающий мою жалобу в ЕСПЧ категорически заявляет мне, что с 1 января 2013 г. срок подачи жалобы в Страсбург сокращен с 6 мес. до 4-х мес. Это для меня крайне важно, т.к. мой срок истекает 6 марта, а жалоба так и не подготовлена. Когда я говорю адвокату о том, что юристы по интернету утверждают, что сроки не менялись, он отвечает мне, что они недостаточно грамотны в вопросах Страсбургского суда. Как мне быть — сколько все-таки месяцев и кто прав?

    • Здравствуйте!

      Срок на обращение с жалобой в Европейский Суд по правам человека прямо указан в пункте 1 статьи 35 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и на сегодняшний день составляет шесть месяцев с даты вынесения национальными органами окончательного решения по делу. Изменение указанного срока, в т.ч. сокращение его до четырех месяцев, возможно только и исключительно в случае изменения пункта 1 статьи 35 Конвенции. Изменить Конвенцию, являющуюся международным договором 47 государств — членов Совета Европы, можно только и исключительно новым международным договором, который при этом должен вступить в силу. В настоящее время существует всего 14 Протоколов к Конвенции, т.е. международных договоров, которые изменяли или дополняли ее. При желании Вы можете найти их все и ознакомиться с их текстами, чтобы убедиться, что ни один из них никогда не изменял шестимесячный срок на обращение с жалобой в Европейский Суд по правам человека, предусмотренный пунктом 1 статьи 35 Конвенции. Это планируется сделать Протоколом N 15 к ней, находящимся в настоящее время в стадии подготовки. Протокол N 15 к Конвенции не только не вступил в силу, то даже не готов к открытию для подписания и ратификации. Если Ваш адвокат полагает, что срок на обращение с жалобой в Европейский Суд по правам человека уменьшился с шести до четырех месяцев, то он должен быть способен предъявить какие-либо доказательства этого. Причем по указанным выше причинам это должен быть вступивший в силу международный договор — Протокол к Конвенции с номером, никак не меньшим уже занятых с 1 по 14. Если у Вашего адвоката имеется такое подтверждение, это значит, что он обладает уникальным документом, которым не только никто не обладает, но о котором даже никто не знает, в т.ч. власти предположительно подписавших/ратифицировавших его государств, Европейский Суд по правам человека и Совет Европы.

      Олег Анищик

  8. Леонид Лоев

    Спасибо за ответ. Могу ли я узнать Ваше мнение о подготовленной адвокатом клуба жалобе в ЕСПЧ? Жалобу мне предоставят 5 марта около 16 час. Сколько будет стоить такая консультация, и как мне связаться с Вами?

    • Здравствуйте!

      Вы можете найти ответ на свой первый вопрос здесь, что касается второго вопроса, то ответ на него очевиден, исходя из ответа на первый вопрос, а ответ на третий вопрос Вы можете найти в разделе «Мои контакты».

      Олег Анищик

  9. Дмитрий

    Здравствуйте, Олег!
    Прошу Вас разъяснить следующую ситуацию.
    Вы указываете в тексте выше: «Применимость приведенных выше рассуждений к делам, рассматриваем в порядке, предусмотренном УПК РФ, подтверждается Решением Европейского Суда по правам человека по жалобе «Алдошкина против России» (Aldoshkina v. Russia, N 66041/01) от 16 июня 2005 года».
    При этом как следует из изложенного еще выше — шестимесячный срок может отсчитываться с момента получения полного текста окончательного решения по делу … в случае, когда национальным законодательством предусмотрено уведомление лица об «окончательном решении».
    Теперь сама ситуация: в отношении меня вынесен обвинительный приговор, 11 декабря 2012 года произошло кассационное рассмотрение, и приговор вступил в законную силу с небольшими изменениями (которые не касаются срока лишения свободы). На тот момент я находился в СИЗО, отбывал наказание; и с кассационным определением спецчасть меня ознакомила 9 января 2013 года; мой адвокат (назначенный судом, не по договору) получил на руки кассационное определение тоже примерно в этих числах, то есть 9 или 10 января 2013 года, но точно не раньше. Исходя из изложенного Вами на данной странице и процитированного мной выше, последний срок подачи мной жалобы в ЕСПЧ 9 июля 2013 года. На данный момент жалоба мной не отправлена.
    Вопрос: на основании какого положения УПК РФ предусмотрено уведомление лица (в данном случае меня – осужденного) об «окончательном решении»? Я не вижу в главе 45 УПК РФ статьи или части статьи, в которой бы предусматривалось такое уведомление (хотя практика именно уведомительная). То есть суть вопроса в следующем – на какое положение какого национального нормативного акта ссылаться чтобы аргументировать в жалобе в ЕСПЧ, что срок подачи этой жалобы истекает не 11 июня 2013 года, а 9 июля 2013 года?
    Еще ситуация. В 2010 году мной была написана жалоба на меру пресечения, из ЕС мне пришло письмо чтобы я выслал копии определенных документов. Я их не выслал. Судьба той жалобы мне неизвестна, больше никаких сообщений из Секретариата мной не получено. И на Вашем сайте я не нашел – как узнать судьбу поданной жалобы. Теперь я хочу составить новую жалобу уже на приговор и кассационное определение, нарушения Конвенции однозначно есть. Но это будет уже новая жалоба. В п. 13 Практической инструкции указано: «Заявитель, другая жалоба которого ожидает рассмотрения Европейским Судом по правам человека, должен проинформировать об этом Секретариат и указать номер досье, заведенного по названной жалобе». В связи с этим вопрос: нужно прикрепить к новой жалобе наклейку с номером первой жалобы? Или нужно указать где-то в тексте, что я ранее обращался с жалобой? И еще: можно ли там все-таки как-то узнать что с первой жалобой?
    Олег, заранее благодарю!

    • Здравствуйте!

      Считается, что право осужденного на получение копии кассационного определения вытекает из положений пункта 18 части 4 статьи 47 УПК РФ (см., например, Решение Верховного Суда РФ от 31 октября 2008 года N ГКПИ08-1894 и ряд Определений Конституционного Суда РФ, в которых затрагивается этот вопрос). При обосновании просьбы об исчислении шестимесячного срока на обращение в Европейский Суд по правам человека со дня получения копии окончательного решения по делу также можно ссылаться на практику самого Европейского Суда по правам человека.

      На новую жалобу следует прикрепить наклейку с номером досье, заведенного в связи с получением поданной ранее жалобы, только в том случае, если Вы направляете новую жалобу в качестве дополнения к поданной ранее, то есть к той жалобе, к которой относятся имеющиеся у Вас наклейки. Если Вы подаете новую жалобу в качестве самостоятельной, то наклейке от старой жалобы делать на ней нечего. Однако даже в этом случае сам Европейский Суд по правам человека может расценить новую жалобу как дополнение к поданной ранее (если, конечно, она еще находится на рассмотрении; читайте об этом здесь).

      Если Вы полагаете, что поданная Вами ранее жалоба все еще находится на рассмотрении Европейского Суда по правам человека (или, во всяком случае, не уверены в обратном), Вы должны сообщить ему об этом, подавая новую жалобу, любым способом, который считаете адекватным, например, написав об этом в любом месте формуляра жалобы, которое Вы сочтете подходящим для этого, или в сопроводительном письме к жалобе, если Вы сопровождаете ее таковым.

      Ваш последний вопрос не соответствует правилам данного сайта. Поэтому я не могу на него ответить.

      Олег Анищик

      • Дмитрий

        Олег, здравствуйте!
        Еще раз благодарю за предыдущий ответ!
        Скажите, а через какую почту практичнее отправлять жалобы в ЕСПЧ чтобы еще и была услуга документального уведомления (а не просто по телефону или электронной почте) отправителя о доставке адресату?
        Аргументирую: много говорят о том, что отправлять из России вообще не стоит, лучше вести жалобу туда или отправлять по почте не из России, якобы из России не все жалобы доходят до ЕСПЧ. Где правда – не разберешь … но и не хочется провести работу, влить время, деньги, надеяться на то что все сделано правильно, а в результате жалоба не дойдет, и концов не сыскать. А уведомление о доставке нужно чтобы быть документально уверенным, что документы действительно находятся на месте. Поэтому, не в качестве рекламы, а в качестве практической рекомендации прошу Вас ответить на этот вопрос.
        Заранее благодарю!
        С уважением! Дмитрий.

  10. ГУльназ

    Добрый день. В отношении мужа был вынесен оправдательный приговор в кассации в 2010 году. Через полгода прокуратура обжаловала в порядке надзора и отменили оправдательный приговор. Президиум вынес на новое кассационное рассмотрение в 2011, на котором было определено один эпизод оставить в силе, другой направить на новое судебное рассмотрение в первую инстанцию. Рассмотрение длилось до 2013 года и был вынесен оправдательный по второму эпизоду. Кассац инстанция оставила в силе оправдательный по второму эпизоду. Является ли данная кассация «исчерпанием средств внутренней защиты»? или нужно было подавать в ЕСПЧ после отмены оправдательного приговора в течении 6 мес?
    Буду благодарна за ответ.

    • Здравствуйте!

      Я не могу ответить на Ваши вопросы по причинам, изложенным в правилах данного сайта, т.е. из-за того, что Вами не названо ни одного конкретного предполагаемого нарушения прав Вашего мужа, с жалобой на которое он хотел бы обратиться в Европейский Суд по правам человека, в то время как вопрос об исчерпании внутренних средств правовой защите и шестимесячном сроке может быть поставлен только в отношении конкретного нарушения. Из Вашего вопроса следует, что оба раза в отношении Вашего мужа выносились оправдательные приговоры (применительно к первому разу, надо полагать, суд кассационной инстанции соответствующим образом изменил приговор). Какие у Вашего мужа могут быть претензии в связи с этим, по Вашему вопросу понять невозможно. Если Ваш муж полагает, что какие-либо права, гарантированные ему Конвенцией о защите прав человека и основных свобод и Протоколами к ней, жалобы на нарушения которых рассматривает Европейский Суд по правам человека, были нарушены в связи с отменой (в части) первого оправдательного приговора после его вступления в законную силу, то, — даже если условно допустить, что это действительно представляет собой нарушение конвенционных прав, о чем судить по Вашему вопросу невозможно и о чем в Вашем вопросе как таковом ничто не свидетельствует, т.к. Конвенция и Протоколы к ней не содержат абсолютного запрета на отмену вступившего в законную силу оправдательного приговора, в т.ч. в части (в частности, такого запрета не содержит статья 4 Протокола N 7 к Конвенции), — от таких нарушений, имевших в место в 2011 году, не было никаких внутренних средств правовой защиты. Объясняется это тем, что внутренних средств правовой защиты в принципе не было ни от каких нарушений, которые предположительно были допущены судом надзорной инстанции, поскольку над ним, даже если в Вашем случае речь идет о президиуме республиканского суда, находятся только другие надзорные инстанции (если речь о Президиуме Верховного Суда РФ, то над ним нет вообще никого, т.е. от его нарушений нет и не может быть никаких внутренних средств правовой защиты), а обращение в суды надзорной инстанции в порядке, предусмотренном УПК РФ, по состоянию на 2011 год однозначно не признавалось Европейским Судом по правам человека внутренним средством правовой защиты, о чем можно прочитать в разделе «Необходимость исчерпания внутренних средств правовой защиты перед обращением в Европейский Суд». Шестимесячный срок на обращение в Европейский Суд по правам человека с жалобой на нарушение, от которого нет внутренних средств правовой защиты, начинает течь в момент совершения нарушения, о чем написано вверху этой страницы. При этом нарушение в виде отмены вступившего в законную силу судебного акта (когда, повторюсь, имеются основания утверждать, что в результате этого были нарушены права, гарантированные Конвенцией и Протоколами к ней) является одномоментным, а не длящимся. Таким образом, шестимесячный срок на обращение в Европейский Суд по правам человека с жаобой на нарушения, которые могли быть допущены в результате отмены оправдательного приговора (в части), начал течь в 2011 году, когда этот оправдательный приговор был отменен (в части), и истек через шесть месяцев.

      Олег Анищик