Исполнение Постановлений ЕСПЧ в 2014 г.: Доклад Минюста

Опубликован Минюстом России 14 декабря 2015 года
(без приложений)

ДОКЛАД
о результатах мониторинга
правоприменения в Российской Федерации за 2014 год

(Извлечение)

Мониторинг выполнения постановлений
Европейского Суда по правам человека

В соответствии с Указом № 657 Минюстом России в 2014 году продолжено осуществление мониторинга правоприменения в целях выполнения постановлений Европейского Суда по правам человека (далее — Европейский Суд), в связи с которыми необходимо принятие (издание), изменение или признание утратившими силу (отмена) законодательных и иных нормативных правовых актов Российской Федерации (приложения № 4 и 5).

По состоянию на 20 августа 2015 г. приняты меры по совершенствованию законодательства Российской Федерации в связи с 4 постановлениями Европейского Суда по конкретным делам, а также в связи с пилотным постановлением от 15 января 2009 г. по делу «Бурдов против Российской Федерации (№ 2)» (Burdov v. Russia (№ 2), жалоба № 33509/04, и  255 постановлениями Европейского Суда, объединенными в группу дел «Тимофеев» (Timofeyev).

В частности, в рамках выполнения постановления Европейского Суда от 27 марта 2008 г. по делу «Штукатуров против Российской Федерации» (Shtukaturov v. Russia), жалоба № 44009/05, вступил в силу с 2 марта 2015 г. Федеральный закон от 30 декабря 2012 г. № 302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», предусматривающий введение института частичной дееспособности в целях наиболее полной защиты прав и интересов граждан, страдающих психическими расстройствами.

Для обеспечения реализации прав подозреваемых и обвиняемых на обращение в Европейский Суд с учетом выводов Европейского Суда, изложенных в постановлении от 10 июня 2010 г. по делу «Захаркин против Российской Федерации» (Zakharkin v. Russia), жалоба № 1555/04, принят Федеральный закон от 28 июня 2014 г. № 193-Ф3 «О внесении изменения в  статью 18 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений».

В рамках выполнения постановления Европейского Суда от  28 октября  2010 г. по делу «Борис Попов против Российской Федерации» (Boris Popov v. Russia), жалоба № 23284/04, Федеральным законом от  30 декабря 2012 г. № 304-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации» в законодательство Российской Федерации введены положения, направленные на защиту от произвольного вмешательства в право на уважение корреспонденции осужденных к лишению свободы.

С учетом правовых позиций Европейского Суда, выраженных в  постановлении от 10 мая 2012 г. по делу «Путинцева против Российской Федерации» (Putintseva v. Russia), жалоба № 33498/04, издан Указ Президента Российской Федерации от 25 марта 2015 г. № 161 «Об утверждении Устава военной полиции Вооруженных Сил Российской Федерации и внесении изменений в некоторые акты Президента Российской Федерации», в  соответствии с которым из Устава гарнизонной и караульной служб Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 г. № 1495 «Об утверждении общевойсковых уставов Вооруженных Сил Российской Федерации» (далее — Указ № 1495), исключены нормы, позволявшие применять оружие по военнослужащим, содержащимся на гауптвахте, для пресечения их побега без адекватных и эффективных мер защиты от произвола при применении силы. Одновременно в этих же целях в Уставе военной полиции Вооруженных Сил Российской Федерации закреплены новые нормы, регулирующие рассматриваемые правоотношения.

В рамках выполнения пилотного постановления Европейского Суда от 15 января 2009 г. по делу «Бурдов против Российской Федерации (№ 2)» (Burdov v. Russia), жалоба № 33509/04, а также 255 постановлений Европейского Суда, входящих в группу дел «Тимофеев» (Timofeyev), были приняты федеральные законы от 30 апреля 2010 г. № 68-ФЗ «О компенсации за  нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» и № 69-ФЗ «О  внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с  принятием Федерального закона «О компенсации за нарушение права на  судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок», которыми создано внутригосударственное средство правовой защиты от нарушений права, связанных с несоблюдением разумных сроков исполнения судебного акта, предусматривающее обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации. Данное средство правовой защиты признано Европейским Судом эффективным по смыслу Конвенции о защите прав человека и основных свобод. В результате принятия указанных федеральных законов, их применения с учетом практики Европейского Суда и разъяснений, изложенных в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23  декабря 2010  г. № 30/64 «О  некоторых вопросах, возникших при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок», удалось добиться существенного сокращения жалоб рассматриваемой категории как в российские суды, так и в Европейский Суд, а также фактического переноса бремени защиты прав граждан на национальный уровень.

В настоящее время продолжается работа по внесению в законодательство Российской Федерации изменений, связанных с рядом постановлений Европейского Суда.

В порядке реализации запланированных мероприятий по выполнению пилотного постановления Европейского Суда от 10 января 2012 г. по делу «Ананьев и другие против Российской Федерации» (Ananyev and Others v. Russia), жалобы № 42525/07 и № 60800/08, приняты 9  федеральных законов, а также одно постановление Правительства Российской Федерации и ряд ведомственных нормативных правовых актов. В частности, в 2015 году приняты федеральные законы от 8 марта 2015 г. № 21-ФЗ «Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации», № 22-ФЗ «О введении в действие Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации» и № 23-Ф3 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с введением в действие Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации», а также Федеральный конституционный закон от 8 марта 2015 г. № 1-ФКЗ «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» и Федеральный конституционный закон «О военных судах Российской Федерации» в связи с введением в действие Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации». Указанные федеральные законы предусматривают создание существенно усовершенствованного превентивного национального средства правовой защиты от нарушений, связанных с необеспечением надлежащих условий содержания в следственных изоляторах и местах лишения свободы, и в полной мере корреспондируют с выводами, изложенными в указанном пилотном постановлении Европейского Суда.

На рассмотрении Государственной Думы находятся 2 законопроекта, разработанные с учетом выводов Европейского Суда, содержащихся в  постановлениях от 22 марта 2012 г. по делу «Константин Маркин против Российской Федерации» (Konstantin Markin v. Russia), жалоба № 30078/06, и от  18 апреля 2013 г. по делу «Агеевы против Российской Федерации» (Ageyevy v. Russia), жалоба № 7075/10.

В настоящее время федеральные органы исполнительной власти продолжают работу по подготовке проектов нормативных правовых актов в  рамках исполнения постановлений Европейского Суда от 28 октября 2003 г. по делу «Ракевич против Российской Федерации» (Rakevich  v.  Russia), жалоба № 58973/00, от 14 марта 2013 г. по делу «Олейников против Российской Федерации» (Oleynikov  v.  Russia), жалоба № 36703/04, от 27 марта 2014 г. по  делу «Матыцина против Российской Федерации» (Matytsina v. Russia), жалоба № 58428/10, пилотных постановлений Европейского Суда от 10 января 2012 г. по делу «Ананьев и другие против Российской Федерации» (Ananyev and Others v. Russia), жалобы № 42525/07 и № 60800/08, от 1 июля 2014 г. по делу «Герасимов и другие против Российской Федерации» (Gerasimov and Others v. Russia), жалобы № 29920/05 и другие, а также ряда постановлений Европейского Суда, объединенных в группу дел «Гарабаев» (Garabayev).

Проблемы правового регулирования, обозначенные в постановлении Европейского Суда от 6 июня 2013 г. по делу «Авилкина и другие против Российской Федерации» (Avilkina and Others v. Russia), жалоба № 1585/09, были разрешены путем внесения изменений в законодательство Российской Федерации, в частности Федеральным законом от 23 июля 2013 г. № 205-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты в связи с уточнением полномочий органов прокуратуры Российской Федерации по вопросам обработки персональных данных». Также был издан приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 22 ноября 2013 г. № 506 «Об утверждении и введении в действие Инструкции о порядке обработки в органах прокуратуры Российской Федерации персональных данных, полученных в связи с осуществлением прокурорского надзора» и принято постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. № 21 «О  применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней».

По результатам дополнительной проработки в 2014 году вопроса о совершенствовании порядка истребования прокурором конфиденциальной медицинской документации, который предусматривал бы возможность получения добровольного согласия гражданина на истребование касающихся его медицинских сведений и обжалования соответствующих действий органов прокуратуры до представления документов в распоряжение прокурора, в целях выполнения постановления Европейского Суда от 6 июня 2013 г. по делу «Авилкина и другие против Российской Федерации» (Avilkina and Others v. Russia), жалоба № 1585/09, с учетом имеющейся правоприменительной практики в настоящее время признано нецелесообразным внесение дополнительных изменений в законодательство Российской Федерации.

По результатам мониторинга правоприменения за 2013 — 2014 годы
предполагается организовать работу:

ФСКН России, МВД России, ФСБ России, Минюста России во взаимодействии с Верховным Судом Российской Федерации и Генеральной прокуратурой Российской Федерации — по дополнительной проработке вопроса о необходимости внесения в законодательство Российской Федерации изменений в целях обеспечения правовой определенности понятия «провокация», а также четкой и предсказуемой процедуры санкционирования проведения проверочных закупок наркотических средств и иных аналогичных оперативно-разыскных мероприятий независимым органом (судом или органом прокуратуры) в целях исполнения постановлений Европейского Суда, объединенных в группу дел «Ваньян» (Vanyan) (пункт 3 приложения № 5);

МВД России, Минюста России, ФСКН России, ФСБ России во взаимодействии с Верховным Судом Российской Федерации, Генеральной прокуратурой Российской Федерации и Следственным комитетом Российской Федерации — по подготовке изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (далее — УПК РФ), направленных на реализацию постановлений Европейского Суда, объединенных в группу дел «Царенко» (Tsarenko) и предусматривающих установление максимального срока (сроков), на который возможно продление содержания под стражей для ознакомления с материалами уголовного дела, определение порядка продления соответствующих сроков, в том числе после истечения предельного срока, установленного для применения данной меры пресечения, в частности нормы о возможности (невозможности) неоднократного продления соответствующих сроков после истечения предельного срока, установленного для применения данной меры пресечения, и контролируемости соответствующих сроков, о дифференциации сроков ознакомления с материалами дела и содержания в этих целях обвиняемых под стражей (в том числе после истечения предельных сроков, установленных для применения данной меры пресечения) в зависимости от конкретных обстоятельств, о недопустимости обоснования продления срока содержания под стражей только необходимостью ознакомления обвиняемого с материалами дела без учета всех других предусмотренных УПК РФ обстоятельств и изложения их в судебном постановлении (пункт 4 приложения № 5);

Минюста России и Минфина России во взаимодействии с Верховным Судом Российской Федерации и Генеральной прокуратурой Российской Федерации — по дальнейшей проработке основных подходов к решению вопросов, касающихся установления оснований и порядка возмещения государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) суда (судьи), а также определения подведомственности и подсудности соответствующих дел, в целях реализации постановлений Европейского Суда от 13 декабря 2011 г. по делу «Васильев и Ковтун против Российской Федерации» (Vasilyev and Kovtun v. Russia), жалоба № 13703/04, и Конституционного Суда Российской Федерации от 25 января 2001 г. № 1-П по делу о проверке конституционности положения пункта 2 статьи 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан И.В.Богданова, А.Б.Зернова, С.И.Кальянова и Н.В.Труханова (пункт 5 приложения  № 5);

ФМС России, ФССП России, Минюста России во взаимодействии с Верховным Судом Российской Федерации и Генеральной прокуратурой Российской Федерации — по разработке проекта федерального закона о внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ) в части установления максимальных сроков содержания в специальных учреждениях в целях административного выдворения и депортации, оснований и порядка установления, продления и приостановления срока содержания в соответствующих учреждениях, а также возможности, оснований и порядка замены данной ограничительной меры на более мягкую, не связанную с лишением свободы, в целях реализации постановлений Европейского Суда, объединенных в группу дел «Азимов» (Azimov), в том числе 7 постановлений Европейского Суда, вынесенных в период с января 2014 г. по июнь 2015 г. (пункт 9 приложения  № 5).

Список решений Европейского Суда, принятых по жалобам против России в мае 2012 года

3 мая 2012 года

Постановление Европейского Суда по правам человека по делу «Клейн и Александрович против России» (Kleyn and Aleksandrovich v. Russia, жалоба N 40657/04):

  • нет нарушения по существу статьи 2 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующей право на жизнь, в отношении Фатимы Александрович, жены и матери заявителей, которая после задержания за предполагаемую кражу в автобусе кошелька с 700 рублями и доставления в отделение милиции, была найдена в бессознательном состоянии под окном туалета, расположенного на втором этаже здания, из которого она предположительно спрыгнула, пытаясь сбежать (через несколько дней она скончалась, не приходя в сознание), т.к. доказательств того, что она была выброшена из окна, не обнаружено, о том, что она сама выпрыгнула из окна, дождавшись, когда в туалет, куда она постоянно просилась, ее будет сопровождать только мужчина-милиционер (что позволило ей остаться в туалете наедине), свидетельствует, в частности, характер повреждений, которые могли быть получены в результате ее попытки протиснуться через узкое окошко, а на то, что власти не предотвратили ее возможный побег, заявители не жаловались;
  • нарушение статьи 2 Конвенции в связи с отказом властей провести эффективное расследование обстоятельств смерти Фатимы Александрович, т.к. в возбуждении уголовного дела было отказано четыре раза, близкие погибшей в отсутствие возбужденного уголовного дела не были признаны потерпевшими и не могли реализовывать соответствующие права: подавать ходатайства, ставить вопросы перед экспертами, получать копии процессуальных решений, более того, муж погибшей не был уведомлен о первом постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела, по причине чего лишь по прошествии полутора лет он обжаловал его, что привело к потере времени и сказалось на эффективности расследования, наконец, российские суды сами признали, что доступ гражданского мужа погибшей к правосудию был неправомерно ограничен;
  • в остальной части жалоба объявлена неприемлемой;
  • присуждена справедливая компенсация морального вреда (20000 евро) и издержек (5320 евро), в присуждении справедливой компенсации в остальной части отказано

Постановление Европейского Суда по правам человека по делу «Ницов против России» (Nitsov v. Russia, жалоба N 35389/04):

  • нарушение статьи 3 Конвенции по существу в связи с избиением заявителя сотрудниками милиции после задержания по подозрению в совершении убийства и признания им своей вины;
  • нарушение статьи 3 Конвенции в процессуальном аспекте в связи с неэффективностью расследования по данному факту;
  • отсутствует необходимость в отдельном рассмотрении жалобы на нарушение статьи 13 Конвенции, взятой в совокупности со статьей 3 Конвенции;
  • в остальной части жалоба объявлена неприемлемой;
  • присуждена справедливая компенсация морального вреда (15000 евро) и издержек (350 евро), в удовлетворении требований о справедливой компенсации в остальной части отказано

Постановление Европейского Суда по правам человека по делу «Салихов против России» (Salikhov v. Russia, жалоба N 23880/05):

  • нарушение статьи 3 Конвенции в связи с обстоятельствами, при которых у заявителя, обвиняемого в изнасиловании, были получены срезы ногтей и образцы крови, т.к. при этом он, в частности, был избит, с применением в т.ч. резиновых дубинок, хотя изначально он сотрудничал со следствием, а отказ выдать следствию свое нижнее белье без предоставления взамен другого — что было расценено как сопротивление, за которым последовало применение силы — трудно назвать необоснованным, обрезанием ногтей самим следователем, без участия специалиста (медика), слишком близко к пальцам, таким образом, что они начали кровоточить, в чем не было медицинской необходимости, а также проводкой заявителя по коридору отделения без нижнего белья с руками в наручниках, защелкнутых за спиной;
  • нарушение статьи 3 Конвенции в связи с отказом провести эффективное расследование описанных выше обстоятельств;
  • нарушение статьи 3 Конвенции в связи с условиями, в которых заявитель содержался под стражей в отделении милиции;
  • нарушение статьи 3 Конвенции в связи с избиением заявителя, отказавшегося выйти из камеры с целью доставления в суд для решения вопроса о мере пресечения, которая, возможно, не была ему разъяснена надлежащим образом, и без принятия других мер, которые обеспечили бы его сотрудничество и реализацию этой цели, в результате чего он был доставлен в суд избитым, босиком, в грязной и мокрой одежде, поскольку на улице была осень, а его протащили в здание суда по лужам и слякоти;
  • нарушение статьи 3 Конвенции в связи с отказом провести эффективное расследование описанных выше обстоятельств;
  • нарушение пункта 1 и подпункта D пункта 3 статьи 6 Конвенции в связи с тем, что заявителю не была предоставлена возможность допросить предполагаемую потерпевшую, показания которой, полученные в ходе предварительного расследования и оглашенные в суде, представляли собой критическое доказательство по делу, принимая во внимание всю совокупность доказательств по делу, в частности, то обстоятельство, что непосредственных свидетелей изнасилования, с совершении которого он обвинялся, не было, телесные повреждения, обнаруженные на предполагаемой потерпевшей, не позволяли установить связь между ними и биологическими образцами, отобранными у заявителя, а свидетели давали показания только со слов самой предполагаемой потерпевшей, при том, что власти не представили никаких доказательств того, что они предприняли попытки обеспечить явку предполагаемой потерпевшей в суд, более того, самим национальным судом было признано, что рапорт сотрудника милиции, касавшийся посещения дома заявительницы и опроса ее соседей, был сфабрикован по просьбе следствия, при том, что показания предполагаемой потерпевшей, данные в ходе предварительного расследования, не были зафиксированы на видео, в результате чего защита и суд не могли оценить ее поведение при их даче, а судом также не было приведено никаких аргументов в пользу того, каким образом было компенсировано столь существенное ограничение прав заявителя;
  • жалоба на нарушение статьи 34 Конвенции признана неподанной как явно необоснованная;
  • присуждена справедливая компенсация морального вреда (20000 евро) и издержек (1000 евро), в присуждении справедливой компенсации в остальной части отказано

Постановление Европейского Суда по правам человека по делу «Шафиева против России» (Shafiyeva v. Russia, жалоба N 49379/09):

  • нет нарушения статьи 2 Конвенции по существу в отношении Сиражудина Сафиева;
  • нарушение статьи 2 Конвенции в связи с отказом властей провести эффективное расследование обстоятельств исчезновения Сиражудина Сафиева;
  • отсутствует отдельный предмет разбирательства в связи с предполагаемым нарушением статьи 13 Конвенции, взятой в совокупности со статьей 2 Конвенции;
  • в остальной части жалоба объявлена неприемлемой;
  • присуждена справедливая компенсация морального вреда (30000 евро), в присуждении справедливой компенсации в остальной части отказано

Постановление Европейского Суда по правам человека по делу «Евгений Кузьмин против России» (Yevgeniy Kuzmin v. Russia, жалоба N 6479/05):

  • нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции в связи с тем, что в трех случаях из шести срок содержания под стражей, который в общей сложности составил одни год и два с половиной месяца, продлевался лишь со ссылкой на тяжесть преступления, в совершении которого он обвинялся, и опасность того, что он скроется, или окажет давление на свидетелей, или помешает установлению обстоятельств дела иным образом без приведения конкретных фактов и доказательств, свидетельствующих об этом (только в постановлении об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу упоминалось, что заявитель, как бывший сотрудник милиции, обладает специальными познаниями, которые могут помочь ему помешать расследованию и оказать влияние на свидетелей), в то время как в трех других случаях соответствующие постановления в принципе не содержали обоснований, при том, что расследование было завершено, а дело передано в суд за год до освобождения заявителя из-под стражи, наконец, суды не рассматривали возможность применения менее строгой меры пресечения;
  • в остальной части жалоба объявлена неприемлемой;
  • присуждена справедливая компенсация морального вреда (1000 евро)

 

10 мая 2012 года

Постановление Европейского Суда по правам человека по делу «Безруковы против России» (Bezrukovy v. Russia, жалоба N 34616/02):

  • нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с отменой в порядке надзора вступившего в законную силу судебного решения в пользу заявителей;
  • отсутствует необходимость отдельного рассмотрения жалобы на предполагаемую чрезмерную длительность неисполнения этого судебного решения;
  • в остальной части жалоба объявлена неприемлемой;
  • присуждена справедливая компенсация убытков (суммы, присужденные заявителям отмененным судебным решением — 24490 и 32931 долларов первому и второму заявителям соответственно), морального вреда (по 2000 евро каждому из заявителей) и издержек (880 евро обоим заявителям)

Постановление Европейского Суда по правам человека по делу «Челикиди против России» (Chelikidi v. Russia, жалоба N 35368/04):

  • нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции;
  • отсутствует отдельный предмет рассмотрения в связи с предполагаемым нарушением статьи 13 Конвенции;
  • присуждена справедливая компенсация морального вреда (6000 евро), в удовлетворении требований о справедливой компенсации в остальной части отказано

Постановление Европейского Суда по правам человека по делу «Глотов против России» (Glotov v. Russia, жалоба N 41558/05):

  • нарушение статьи 3 Конвенции в связи с условиями содержания заявителя в СИЗО (ИЗ-77/1 города Москвы) в период с 14 марта по 06 октября 2005 года;
  • в остальной части жалоба объявлена неприемлемой;
  • присуждена справедливая компенсация морального вреда (2000 евро)

Постановление Европейского Суда по правам человека по делу «Путинцева против России»(Putintseva v. Russia, жалоба N 33498/04):

  • нет нарушения статьи 2 Конвенции в процессуальном аспекте (в связи с предполагаемой неэффективностью расследования смерти сына заявительницы);
  • нарушение статьи 2 Конвенции в отношении сына заявительницы по существу;
  • в остальной части жалоба объявлена неприемлемой;
  • присуждена справедливая компенсация морального вреда (45000 евро)

 

22 мая 2012 года

Постановление Большой Палаты Европейского Суда по правам человека по делу «Идалов против России» (Idalov v. Russia, жалоба N 5826/03):

  • нарушения статьи 3 Конвенции в связи с условиями содержания заявителя под стражей, условиями его содержания в суде в время слушаний по делу, условиями его транспортировки в суд;
  • нарушения статьи 5 Конвенции в связи с чрезмерной длительностью заключения под стражу, тем, что рассмотрение его жалоб на продление меры пресечения в виде заключения под стражу не было безотлагательным, рассмотрением судом данного вопроса в отсутствие заявителя; при этом Европейский Суд по правам человека принял решение, что в случае, когда заявитель освобождается из-под стражи, а затем — через некоторое время — снова заключается под стражу в ожидании рассмотрения по существу того же самого уголовного обвинения, предусмотренный пунктом 1 статьи 35 Конвенции шестимесячный срок на обращение с жалобой в Европейский Суд по правам человека исчисляется в отношении каждого из двух периодов лишения свободы отдельно, однако даже в случае пропуска заявителем шестимесячного срока на подачу в Страсбургский Суд жалобы, касающейся первого периода лишения свободы, как имело место в данном случае, и, соответственно, объявления жалобы в этой части неприемлемой, сам факт предшествующего содержания заявителя под стражей в ожидании рассмотрения по существу того же самого уголовного обвинения принимается во внимание при оценке того, имелись ли разумные и достаточные основания содержания его под стражей в течение второго периода, что, в частности, приводит к различным результатам оценки возможности содержания заявителя под стражей по причине тяжести предъявленного ему обвинения в рамках второго периода, поскольку без учета первого периода лишения свободы это может быть оправдано в течение некоторого времени, в то время как с учетом этого факта — нет (именно по причине необходимости принятия решения по этому вопросу, по которому практика Страсбургского Суда не была однозначной, Палата уступила свою юрисдикцию Большой Палате);
  • нарушение статьи 6 Конвенции в связи с рассмотрением предъявленного заявителю уголовного обвинения в его отсутствие;
  • нет нарушения статьи 6 Конвенции  в связи с предполагаемой чрезмерной длительностью судебного разбирательства;
  • нарушение статьи 8 Конвенции в связи с вскрытием администрацией места отбывания наказания двух писем из Европейского Суда по правам человека, адресованных заявителю;
  • в остальной части жалоба объявлена неприемлемой;
  • присуждена справедливая компенсация морального вреда (7150 евро) и издержек (2500 евро), в удовлетворении требований о справедливой компенсации в остальной части отказан

Решение Европейского Суда по правам человека по делу «Миколаенко против России» (Mikolayenko v. Russia, жалоба N 42087/05): жалоба исключена из списка подлежащих рассмотрению дел на основании подпункта А пункта 1 статьи 37 Конвенции

Решение Европейского Суда по правам человека по делу «Дроздов против России» (Drozdov v. Russia, жалоба N 27083/09): жалоба исключена из списка подлежащих рассмотрению дел на основании подпункта А пункта 1 статьи 37 Конвенции

Решение Европейского Суда по правам человека по делу «Ходаров против России» (Khodarov v. Russia, жалоба N 42708/04): жалоба исключена из списка подлежащих рассмотрению дел на основании подпункта А пункта 1 статьи 37 Конвенции

Решение Европейского Суда по правам человека по делу «Мартынов против России» (Martynov v. Russia, жалоба N 43380/06): жалоба исключена из списка подлежащих рассмотрению дел на основании подпункта А пункта 1 статьи 37 Конвенции

 

29 мая 2012 года

Постановление Европейского Суда по правам человека по делу «Суслов против России» (Suslov v. Russia, жалоба N 2366/07):

  • нет нарушения пункта 1 статьи 5 Конвенции в связи с содержанием заявителя под стражей в период с 28 июня по 24 сентября 2006 года и нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции в связи с содержанием заявителя под стражей с 24 сентября 2006 года по 24 апреля 2008 года, поскольку предусмотренная частью 7 статьи 109 УПК РФ возможность однократного продления срока содержания под стражей обвиняемого — после истечения предельного срока, предусмотренного частями 2 и 3 статьи 109 УПК РФ — на период до завершения ознакомления его и его защитника с материалами уголовного дела (в данном случае — с 28 июня по 24 сентября 2006 года) соответствует требованиям пункта 1 статьи 5 Конвенции, а возможность повторного (многократного) продления истекшего предельного 18-месячного срока содержания под стражей на период до завершения ознакомления с материалами уголовного дела обвиняемого и его защитника или других обвиняемых и их защитников не соответствует требованиям пункта 1 статьи 5 Конвенции, предъявляемым к качеству закона, на основании которого лицо может быть лишено свободы, а именно — предсказуемости закона, т.к. прямо законом не предусмотрена (что уже признавалось Европейским Судом по правам человека в Постановлении по делу «Царенко против России» (Tsarenko v. Russia, жалоба N 5235/09) от 03 марта 2011 года);
  • нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции, поскольку, несмотря на наличие относимых и достаточных оснований для продления срока содержания заявителя под стражей (не считая указанного выше периода с 24 сентября 2006 года по 24 апреля 2008 года), а также то обстоятельство, что расследование было проведено без задержек, при продлении срока содержания заявителя под стражей на период до завершения ознакомления с материалами уголовного дела других обвиняемых и их защитников суды вплоть до октября 2007 года (когда было рассмотрено ходатайство прокурора об ограничении времени ознакомления с материалами уголовного дела) не задавались вопросом о том, оправдано ли продолжение содержания заявителя под стражей, исходя лишь из этой цели, а власти также не представили доказательств того, что уголовное дело, рассмотрение которого по существу потребовало еще почти 3 года, было рассмотрено судом с надлежащей скоростью;
  • в остальной части жалоба объявлена неприемлемой;
  • присуждена справедливая компенсация морального вреда (15000 евро), в удовлетворении требований о справедливой компенсации в остальной части отказано

Постановление Европейского Суда по правам человека по делу «Дамаев против России» (Damayev v. Russia, жалоба N 36150/04):

  • нарушение статьи 2 Конвенции в отношении Майдат Цинцаевой, Жарадат Дамаевой, Джанеты Дамаевой, Ума-Хаджи Дамаева, Зуры Дамаевой и Зары Дамаевой — жены и пятерых детей заявителя, самому старшему из которых было 4 года, которые были убиты в результате бомбардировки четырьмя штурмовиками Су-25 села Ригахой, в котором проживал заявитель со своей семьей (аргументы властей о том, что они не бомбили дом заявителя, но у него в доме, вероятно, хранился заряд, который сдетонировал, были отвергнуты Страсбургским Судом);
  • нарушение статьи 2 Конвенции в связи с неэффективностью расследования обстоятельств смерти жены и детей заявителя;
  • нет нарушения статьи 3 Конвенции в отношении заявителя;
  • отсутствует необходимость в рассмотрении жалобы на нарушение статьи 13 Конвенции в совокупности со статьей 2 Конвенции;
  • в остальной части жалоба объявлена неприемлемой;
  • присуждена справедливая компенсация морального вреда (300000 евро) и издержек (442 евро), в удовлетворении требований о справедливой компенсации в остальной части отказано

Постановление Европейского Суда по правам человека по делу «Валерий Коваленко против России» (Valeriy Kovalenko v. Russia, жалоба N 41716/08): нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции, поскольку содержания заявителя под стражей в течение более трех лет обосновывалось тяжестью преступления, в совершении которого он обвинялся (что само по себе не может оправдывать длительное лишение свободы), в то время как доказательств того, что заявитель может скрыться и продолжить заниматься преступной деятельность, о чем также говорилось в соответствующих судебных решениях, не представлено (в частности, были отвергнуты аргументы властей о том, что в пользу возможности скрыться свидетельствует регистрация заявителя по межу жительства в другом регионе и истечение срока регистрации по месту пребывания в регионе, в котором он содержался под стражей, даже принимая во внимание, что в двух из прядка двух десятков случаев продления срока содержания заявителя под стражей суды указали, что он зарегистрирован по месту жительства в доме, не предназначенном для проживания и использовавшемся только для фиктивной регистрации, а по месту пребывания появлялся лишь изредка,  т.к. факт отсутствия места постоянного проживания не имеет прямой связи с тем, скроется ли лицо от следствия и суда, а также заявление властей, что заявитель был в разводе и не поддерживал тесные связи с семьей, признанные Страсбургским Судом необоснованным, равно как аргументы, касающиеся того, что вывод о возможности продолжения заявителем преступной деятельности был обоснован тем, что он действительно продолжал заниматься ей даже после возбуждения уголовного дела, чему имелись доказательства, т.к., по мнению Страсбургского Суда, с течением времени это утратило свое значение и не могло использоваться судами для обоснования лишения заявителя свободы слишком долго); аргументы, заявленные властями лишь в Европейском Суде по правам человека, но не в национальных судах, были отвергнуты; кроме того, несмотря на формальное упоминание судами того, что при рассмотрении вопроса о продлении срока содержания под стражей они учитывали сведения о личности заявителя и конкретные обстоятельства дела, ничто об этом не свидетельствует; наконец, суды не рассматривали вопрос о том, возможно ли применение к заявителю менее суровых мер пресечения), в остальной части жалоба объявлена неприемлемой, присуждена справедливая компенсация морального вреда (3000 евро), в удовлетворении требований о справедливой компенсации в остальной части отказано