Обзор практики Верховного Суда РФ 4 (2015): решения ЕСПЧ

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ
№ 4 (2015)

(утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 23 декабря 2015 года,
опубликован 13 января 2016 года)

(Извлечения)

<…>

ПРАКТИКА МЕЖДУНАРОДНЫХ ДОГОВОРНЫХ ОРГАНОВ

В силу п. 10 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» «толкование международного договора должно осуществляться в соответствии с Венской конвенцией о праве международных договоров от 23 мая 1969 г. (раздел 3; ст. 3–33). Согласно п. «b» ч. 3 ст. 31 Венской конвенции при толковании международного договора наряду с его контекстом должна учитываться последующая практика применения договора, которая устанавливает соглашение участников относительно его толкования».

Практика международных (межгосударственных) органов, контролирующих исполнение государствами международно-правовых обязательств в сфере защиты прав и свобод человека, которые предусматриваются в международном договоре, устанавливает соглашение участников такого договора в отношении его применения.

В целях эффективной защиты прав и свобод человека судам необходимо при рассмотрении административных, гражданских дел, дел по разрешению экономических споров, уголовных и иных дел учитывать правовые позиции, сформулированные межгосударственными договорными органами.

В сфере административно-правовых отношений, а также в сфере рассмотрения дел об административных правонарушениях

<…>

Практика Европейского Суда по правам человека

Постановление  Европейского  Суда  по  правам  человека  (далее  – Европейский Суд, Суд) по жалобе по жалобе № 41418/04 «Хорошенко против России» (вынесено и вступило в силу 30 июня 2015 г.)

Заявитель жаловался на то, что в течение первых десяти лет отбывания наказания в исправительной колонии особого режима возможность свиданий с женой и другими членами семьи была существенно ограниченна.

Европейский Суд подчеркнул, что «…существенной частью права заключенного на уважение семейной жизни является обеспечение ему государственными органами возможности, или, в случае необходимости, содействия в поддержании контактов с близкими родственниками…некоторые меры контроля контактов заключенных с внешним миром требуются и сами по себе не являются несовместимыми с Конвенцией… Такие меры могут включать в себя ограничения числа семейных свиданий, надзор во время указанных свиданий, если это обосновано характером преступления и особыми характеристиками личности заключенного, введение особого режима в отношении заключенного или особых условий проведения свиданий» (п. 123 постановления).

Суд отметил, что «… следует проводить различие между введением особого режима или особых условий свиданий во время предварительного расследования, когда эти меры могут обоснованно считаться необходимыми для достижения преследуемой правомерной цели, и длительным действием такого режима» (п. 124 постановления).

Европейский Суд уточнил, что «…введение таких мер, как физическое разделение, может быть оправдано соображениями безопасности учреждения или опасностью  взаимодействия заключенного с преступными организациями через семейные каналы… Однако длительный запрет непосредственного контакта может быть обоснован только в случае подлинной и непрерывной угрозы такого рода» (п. 125 постановления).

Суд отметил, что «…отправной точкой регулирования свиданий заключенных, включая лиц, приговоренных к пожизненному лишению свободы, на европейском уровне является тот факт, что национальные органы власти имеют обязательство предупреждать разрыв семейных связей и обязаны обеспечивать таким лицам обоснованно хороший уровень контакта с их семьями, с максимально возможной периодичностью свиданий в обычном порядке» (п. 134 постановления).

Европейский Суд напомнил, что «…в странах-участниках минимальная периодичность свиданий в исправительном учреждении лиц, приговоренных к пожизненному лишению свободы…составляет не менее одного посещения каждые два месяца…большинство государств- участников не проводит различия в этой области между лицами, приговоренными к пожизненному лишению свободы, и другими видами заключенных, и что в таких странах общепринятый минимум периодичности свиданий составляет не менее одного раза в месяц… Россия, по-видимому, является единственной юрисдикцией в рамках Совета Европы, которая регламентирует свидания всех приговоренных к пожизненному лишению свободы лиц как группы путем сочетания крайне низкой периодичности свиданий в исправительном учреждении и длительности действия такого ограничения» (п. 135 постановления).

Суд установил, что «…все формы одиночного заключения без соответствующего психологического или физического стимулирования, вероятно, в долгосрочной перспективе оказывают вредное воздействие, приводя к ухудшению умственных способностей и утрате социальных навыков… у заявителя могло быть не более одного сокамерника в течение всего соответствующего периода, и он относился к группе лиц, приговоренных к пожизненному лишению свободы, которые отбывали наказание отдельно от других заключенных» (п. 140 постановления).

Европейский Суд пришел к выводу, что «…указанная мера не обеспечивает соблюдения справедливого равновесия между правом заявителя на защиту частной и семейной жизни, с одной стороны, и целями, на которые ссылается государство-ответчик, с другой стороны, а также к выводу о том, что государство-ответчик превысило пределы усмотрения в указанном отношении…Отсюда следует, что имеет место нарушение права заявителя на уважение его личной и семейной жизни, гарантированного ст. 8 Конвенции, в результате применения строгих условий в исправительной колонии особого режима в настоящем деле» (пп. 148–149 постановления).

См. также нижеприводимое постановление Европейского Суда по правам человека по жалобе № 25435/06 «Беленко против России» (вынесено 18 декабря 2014 г., вступило в силу 18 марта 2015 г.).

См. также нижеприводимое постановление Европейского Суда по правам человека по жалобе № 12440/04 «Шехов против России» (вынесено 19 июня 2014 г., вступило в силу 17 ноября 2014 г.).

Вопросы административного выдворения

<…>

Практика Европейского Суда по правам человека

Постановление Европейского Суда по правам человека по жалобе № 72780/12 «Мурадели против России» (вынесено 9 апреля 2015 г., вступило в силу 9 июля 2015 г.).

Заявитель жаловался в соответствии со ст. 8 и 13 Конвенции на то, что постановление об административном выдворении с территории Российской Федерации нарушило его право на уважение частной и семейной жизни.

Европейским Судом обращено внимание на то, что «…статья 8 не может рассматриваться в качестве налагающей на государство общее обязательство по уважению выбора места проживания семейной парой или по разрешению воссоединения семьи на его территории. Тем не менее, в случае, когда дело касается семейной жизни, а также иммиграции, рамки обязательств государства по допуску на свою территорию родственников лиц, проживающих на его территории, изменяются в соответствии с особыми обстоятельствами соответствующих лиц и общественной заинтересованности» (п. 70 постановления).

Суд напомнил о факторах, которые принимаются во внимание в данном контексте:

  • рамки связей в государстве-участнике Конвенции;
  • наличие непреодолимых препятствий в отношении пребывания семьи в родной стране соответствующего иностранного гражданина;
  • вопрос о том, имеются ли факторы иммиграционного контроля (например, история нарушений иммиграционного законодательства) или случаи несоблюдения общественного порядка, которые перевешивают в сторону принятия решения о запрете на въезд (п. 70 постановления).

Европейский Суд уточнил, что «…учитывая, что заявитель покинул Россию в марте 2011 года и впоследствии пытался повторно въехать в Россию, настоящая жалоба относится не к ситуации оседлого мигранта, но к ситуации иностранного гражданина, добивающегося разрешения на въезд в страну» (п. 74 постановления).

Суд установил, что «…когда в ходе проверки документов полицией… заявитель не представил документов, разрешающих его пребывание в России, он объяснил, что, полагая, что он может въехать в Россию из Республики Беларусь без визы, он приехал в Россию для решения определенных коммерческих вопросов и собирался уехать после их решения. Заявитель не упомянул свою семью в качестве причины его приезда в Россию. Также его семья не была упомянута в судебных разбирательствах в районном суде, который признал заявителя виновным в нарушении иммиграционных правил» (п. 75 постановления).

Европейский Суд отметил, что «…в соответствии с утверждениями заявителя, после его выдворения из России он принял решение поселиться в Республике Беларусь. Так как русский язык является одним из двух официальных языков в Республике Беларусь, Суд не видит непреодолимых препятствий для переезда семьи заявителя в выбранную им страну» (п.76 постановления).

Суд особо подчеркнул, что «…несмотря на неоднократные нарушения иммиграционных правил, заявителю были предоставлены широкие возможности урегулирования его пребывания в России… после того, как он не обратился за продлением срока действия его разрешения на временное проживание в 2004 году и был признан виновным в совершении административного правонарушения на этом основании в апреле 2006 года, новое разрешение на временное проживание было предоставлено ему в августе 2006 года, несмотря на то, что его запрос о продлении срока действия был подан с опозданием на два года… После того, как заявитель вновь не обратился вовремя за продлением срока действия его разрешения на временное проживание в 2009 году, его заявление было отклонено. Тем не менее, хотя заявителю было указано покинуть Россию по истечении срока действия его разрешения на временное проживание, иммиграционные органы власти особым образом указали, что он может повторно въехать в Россию после исполнения    иммиграционных    правил…    Однако    заявитель    решил пренебречь упомянутым постановлением и остаться в России незаконно. Когда органам власти стало известно об этом и они.. признали его виновным в совершении административного правонарушения в отношении пребывания в России после истечения срока действия его разрешения на временное проживание, они не вынесли постановление об его административном выдворении, что повлекло бы пятилетний запрет на въезд, а предоставили ему транзитную визу, чтобы он мог покинуть Россию в законном порядке» (п. 78 постановления).

Суд пришел к выводу, что «… поведение заявителя говорило о постоянном пренебрежении законами, правилами и общественным порядком страны проживания… российские органы власти не несли обязательства по разрешению пребывания заявителя в России…Таким образом, нарушение статьи 8 Конвенции не было допущено» (пп. 81–83 постановления).

 

Постановление Европейского Суда по правам человека по жалобе № 66373/13 «Халиков против России» (вынесено 26 февраля 2015 г., вступило в силу 6 июля 2015 г.).

Заявитель жаловался, что в случае его возвращения в Узбекистан для него существует реальный риск подвергнуться пыткам и ненадлежащему обращению в нарушение ст. 3 Конвенции, что он не мог добиться судебного контроля содержания под стражей в соответствии с п. 4 ст. 5 Конвенции, а также утверждал, что содержание его в специальном учреждении в целях выдворения нарушало подп. «f» п. 1 ст. 5 Конвенции.

Суд отметил, что заявитель «… разыскивался узбекскими властями по обвинениям в предполагаемом членстве в мусульманском экстремистском движении и угрозе государственной безопасности. Эти обвинения стали основанием для запроса об экстрадиции и постановления о задержании заявителя. Таким образом, он находится в аналогичной ситуации с теми мусульманами, которые в связи с совершением богослужений вне официальных учреждений и правил обвинялись в религиозном экстремизме или членстве в запрещенных религиозных организациях и в этой связи… подвергались повышенной угрозе жестокого обращения» (п. 52 постановления).

Европейский Суд установил, что «… существование национальных законов и международных договоров, гарантирующих уважение основных прав, само по себе не является достаточным для обеспечения достаточной защиты от жестокого обращения, когда, как в настоящем деле, надежные источники сообщают о действиях, которые явно противоречат принципам Конвенции и совершаются   или допускаются органами власти… дипломатические заверения также не способны сами по себе предотвратить риск подвергнуться жестокому обращению и что национальные органы власти должны с осторожностью относиться к заверениям против пыток, исходящим от страны, где пытки распространены или постоянно применяются… внутригосударственные органы власти, а также Власти в своих доводах в Суде использовали обобщенные и неконкретизированные аргументы в попытке опровергнуть заявления о риске подвергнуться ненадлежащему обращению в связи с вышеуказанными обстоятельствами» (п. 53 постановления).

Суд посчитал, что «…были представлены существенные основания, чтобы полагать, что заявитель подвергается риску обращения, запрещенного статьей 3 Конвенции, в случае депортации в Узбекистан» (п. 54 постановления).

В отношении содержания заявителя в специальном учреждении в целях выдворения Европейский Суд отметил, что «…основной акцент жалобы заявителя по п. 4 ст. 5 был направлен не на первоначальное решение о помещении его под стражу, а на невозможность добиться судебного пересмотра его содержания под стражей по истечении определенного времени» (п. 64 постановления).

Суд установил, что «…российские власти должны обеспечить создание в своем внутреннем правопорядке механизма, позволяющего лицам инициировать проверку законности их содержания под стражей до выдворения исходя из течения процесса депортации… Поскольку заявитель не имел в своем распоряжении процедуры, позволяющей произвести судебный пересмотр законности его содержания под стражей, Суд усматривает нарушение пункта 4 статьи 5 Конвенции» (пп. 65–66 постановления).

В отношении нарушения подп. «f» п. 1 ст. 5 Конвенции в связи с жалобой заявителя на период, в течение которого он находится под стражей в связи с его административным выдворением, Суд отметил, что «… До того как органы власти вынесли решение о помещении заявителя в специальное учреждение в целях выдворения, он уже в течение шести месяцев содержался под стражей с целью экстрадиции. При вынесении решения о помещении заявителя в специальное учреждение до выдворения суды не устанавливали точно определенного срока его содержания под стражей… Таким образом, после истечения этого срока задержанный должен быть освобожден» (п. 73 постановления).

Европейский Суд пришел к выводу, что «…в российском законодательстве нет положений, которые позволили бы заявителю инициировать производство по проведению судебного пересмотра его содержания под стражей до выдворения, а также не применяется процедура автоматического пересмотра его содержания под стражей через равные промежутки времени… [соответственно] имело место нарушение подпункта «f» пункта 1 статьи 5 Конвенции» (пп. 75, 76 постановления).

 

В сфере гражданско-правовых и процессуальных правоотношений 

Условия лишения свободы. Запрет пыток. Компенсация вреда (ущерб)

<…>

Практика Европейского Суда по правам человека

Постановление Европейского Суда по правам человека по жалобе № 5682/06 «Сергей Зубарев против России» (вынесено 5 февраля 2015 г., вступило в силу 5 мая 2015 г.).

Заявитель жаловался на нарушение ст. 6 и 13 Конвенции в связи с тем, что своим отказом в принятии его искового заявления российские суды лишили его доступа к правосудию.

Европейский Суд установил, что в данном деле «…российские суды отказались рассматривать исковые требования заявителя в связи неприкосновенностью судей, которая ограждает их от привлечения к какой-либо ответственности за должностные действия, совершенные при отправлении правосудия» (п. 31 постановления).

Суд пришел к выводу, что «…предоставленный судье иммунитет от привлечения к ответственности за действия, совершенные ею при осуществлении правосудия в качестве председательствующего судьи по гражданскому делу, может рассматриваться как законная цель, в частности, для защиты интересов правосудия» (п. 32 постановления).

Европейский Суд отметил, что «…утверждения, которые заявитель счел порочащими его деловую репутацию, были сделаны судьей в рамках жалобы, направленной в областную коллегию адвокатов в порядке, предусмотренном российским правом. Эти утверждения не распространялись  в  средствах  массовой  информации…  заявитель  не указал, что данные утверждения были известны кому-либо еще, кроме органов адвокатского объединения… рассматриваемые утверждения получили распространение в очень узком кругу» (п. 34 постановления).

Суд также отметил, что «…у заявителя была возможность оспорить достоверность заявлений судьи в рамках дисциплинарного судопроизводства» (п. 35 постановления).

Таким образом, в данном деле Европейский Суд пришел к выводу о наличии разумной соразмерности между судейской неприкосновенностью при отправлении правосудия и законной целью, преследуемой в интересах общества, и постановил, что нарушения п. 1 ст. 6 Конвенции допущено не было.

См. также приводимое ниже постановление Европейского Суда по правам человека по жалобе № 25435/06 «Беленко против России» (вынесено 18 декабря 2014 г., вступило в силу 18 марта 2015 г.).

 

В сфере социально-трудовых правоотношений

<…>

Практика Европейского Суда по правам человека

Постановление Европейского Суда по правам человека по жалобе № 30711/03 «Коберник против России» (вынесено 11 июня 2015 г., вступило в силу в тот же день).

Заявитель жаловался, что отмена решения от 21 января 2003 г. [21 января 2003 г. городской суд вынес решение, предписывающее увеличить ежемесячное пособие, причитающееся заявителю, в соответствии с величиной прожиточного минимума. При пересчете суммы пособия заявителя суд применил коэффициент 1,92, основанный на данных, предоставленных областным комитетом статистики. В результате ежемесячное пособие увеличилось до 4 800 российских рублей, а ежемесячная надбавка на питание увеличилась до 576 рублей. Суд предписал ответчику выплатить заявителю пересчитанную сумму с 1 января 2002 г. за вычетом уже выплаченных сумм. 16 апреля 2003 г. решение было оставлено без изменений по результатам рассмотрения кассационной жалобы Ростовским областным судом и вступило в законную силу.], вынесенного в его пользу, с учетом того факта, что оно было оставлено без изменений в кассационном порядке, нарушила его право по п. 1 ст. 6 Конвенции и ст. 1 Протокола № 1.

Суд напомнил, что «…в целях соблюдения принципа правовой определенности, который закреплен в статье 6 Конвенции, окончательные решения, по общему правилу, не должны ставиться под сомнение. Отступления от этого принципа оправданы, только если они необходимы для исправления фундаментальных ошибок. Одна лишь возможность существования двух точек зрения по данному вопросу не является основанием для пересмотра» (п. 21 постановления).

Европейский Суд пришел к выводу, что «…в любом случае, окончательное решение в пользу заявителя было отменено только натом основании, что суды нижестоящих инстанций неверно истолковали существующее внутригосударственное законодательство… Соответственно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола № 1» (пп. 22–23 постановления).

 

В сфере уголовно-правовых и уголовно-процессуальных отношений

 <…>

Практика Европейского Суда по правам человека

Постановление Европейского Суда по правам человека по жалобе № 5678/06 «Юдицкая и другие против России» (вынесено 12 февраля 2015 г., вступило в силу 12 мая 2015 г.).

Заявители жаловались на то, что обыск, проведенный в их кабинетах, и изъятие их компьютеров, содержащих конфиденциальную информацию, привели к нарушению их прав, предусмотренных ст. 8 Конвенции.

Европейский Суд установил, что «…постановление о проведении обыска от 6 мая 2005 г. было вынесено районным судом по ходатайству следователя в рамках предварительного следствия по уголовному делу в отношении определенного круга лиц по обвинениям в получении взяток при отягчающих обстоятельствах» (п. 28 постановления).

Суд отметил, что «…только адвокат И.Т. являлся подозреваемым по соответствующему уголовному делу. В отношении заявителей не осуществлялось никакого уголовного преследования. Тем не менее, районный суд указал, что юридическая фирма являлась одной из сторон фиктивного договора, и разрешил обыск всего помещения фирмы» (п. 28 постановления).

Суд также подчеркнул, что «…постановление о проведении обыска не было четко сформулированным, что предоставляло следователям неограниченную свободу усмотрения при проведении обыска. В постановлении не было указано, почему недостаточно было обыскать только кабинет и компьютер И.Т. Более того, при вынесении постановления судья не затронул вопрос о том, подлежат ли защите конфиденциальные материалы, хотя судья знал, что заявители являлись членами коллегии адвокатов и располагали документами, защищенными адвокатской тайной» (п. 29 постановления).

Европейский Суд отметил, что «…чрезмерная расплывчатость формулировок постановления проявилась в том, каким образом был произведен обыск…не было обеспечено никаких гарантий против нарушения адвокатской тайны, таких как, например, запрет на изъятие документов, на которые распространяется адвокатская тайна, или наблюдение за обыском со стороны независимого от следственной группы наблюдателя, способного указать, на какие документы распространяется адвокатская тайна…Присутствие двоих понятых объективно нельзя было считать достаточным средством защиты, учитывая, что они не являлись профессионалами, обладающими юридической квалификацией, и следовательно, не были способны определить, какие материалы являются конфиденциальными…что касается электронных данных, хранившихся на компьютерах заявителей, которые были изъяты следователем, то по всей видимости, во время обыска не соблюдались никакие процедуры фильтрации» (п. 30 постановления).

Европейский Суд пришел к выводу о том, что «…обыск, проведенный в отсутствие обоснованного подозрения или средств защиты от вмешательства в профессиональную тайну в кабинетах заявителей, и изъятие их компьютеров вышли за пределы «необходимых в демократическом обществе» для достижения преследуемой законной цели. Таким образом, имело место нарушение требований статьи 8 Конвенции» (п. 32 постановления).

 

Постановление Европейского Суда по правам человека по жалобе № 25435/06 «Беленко против России» (вынесено 18 декабря 2014 г., вступило в силу 18 марта 2015 г.).

Заявитель жаловалась на нарушение ст. 2 Конвенции в связи с тем, что халатность врачей привела к смерти ее дочери.

Европейский Суд установил нарушение ст. 2 Конвенции в ее процессуальном аспекте в связи с необеспечением эффективного расследования по заявлению Беленко Т.А. о незаконных действиях персонала клинического психоневрологического диспансера (отмечены: длительность расследования, неоднократные отмены постановлений о прекращении уголовного дела ввиду неполноты расследования, неисполнение следователем в течение 2,5 лет постановления районного суда о признании незаконным постановления о прекращении уголовного дела и устранении допущенных в ходе следствия нарушений, а также утрата медицинских документов дочери заявителя) (пп. 80–85 постановления).

Вместе с тем Европейский Суд отклонил жалобы заявителя на нарушение материального аспекта ст. 2 Конвенции, поскольку, как отмечено, лечащие врачи соблюдали применимые нормы и процедуры, использовали научно обоснованные методы лечения, одобренные лекарственные средства и медицинское оборудование (пп. 71–74 постановления).

 

Постановление Европейского Суда по правам человека по жалобе № 41152/06 «Аванесян против России» (вынесено 18 сентября 2014 г., вступило в силу 18 декабря 2014 г.).

Заявитель утверждал, что обследование его жилого помещения было проведено в нарушение ст. 8 Конвенции и что он не имел в своем распоряжении эффективного средства правовой защиты, как того требует ст. 13 Конвенции.

Европейский Суд подчеркнул, что «…в специфичном контексте негласных операций могут существовать причины для проведения судебного рассмотрения без сторон (ex parte) с тем, чтобы не допустить предупреждения о предстоящем обследовании. В этом случае понятие эффективного средства правовой защиты не предполагает возможность оспаривания выдачи разрешения до проведения обследования… Однако после того, как обследование было проведено или заинтересованному лицу каким-либо иным образом стало известно о существовании разрешения, должна существовать процедура, при помощи которой это лицо могло бы оспорить правовые и фактические основания этого разрешения и получить компенсацию в случае, если постановление о разрешении проведения обследования было незаконным или само обследование было проведено незаконно» (п. 29 постановления).

Европейский Суд также отметил, что «…судебное постановление о разрешении на проведение оперативно-розыскных мероприятий  не может быть пересмотрено вышестоящим судом. Закон «Об оперативно- розыскной деятельности» не предусматривает возможности обжалования этого решения даже после того, как необходимость содержать его в тайне пропадает либо потому что обследование было проведено, либо потому что заинтересованному лицу стало известно о существовании этого постановления… жалоба руководителю органа, действия которого оспариваются, не отвечает обязательным стандартам независимости, необходимым для обеспечения достаточной защиты от превышения должностных полномочий. Жалоба прокурору также не является эффективным средством правовой защиты, поскольку она не дает подавшему ее лицу права на непосредственное участие в осуществлении государством своих надзорных полномочий» (пп. 30, 32 постановления).

Суд установил, что «…понятие эффективного средства правовой защиты не предусматривает возбуждение уголовного производства в отношении лиц, проводивших обследование. Кроме того, преследование сотрудников милиции, даже если оно окажется эффективным, возможно только в отношении их собственных действий и не может привести к проверке по существу законности судебного разрешения на проведение обследования» (п. 34 постановления).

Судом обращено внимание на то, что «…постановление от 22 марта 2006 г. не основывалось на каких-либо обоснованных подозрениях в отношении Аванесяна С.Г., что заявитель также не являлся подозреваемым и в отношении его не осуществлялось никакого уголовного преследования, что при этом постановление не было четко сформулировано и не содержало указания на то, какие именно запрещенные или полученные незаконным путем предметы предполагалось обнаружить в ходе обследования, и, таким образом, сотрудникам милиции предоставлялась неограниченная свобода усмотрения» (п. 44 постановления).

Отмечено также, что судебное разрешение на проведение оперативно-розыскных мероприятий, в том числе на обследование жилища, может быть получено в отсутствие лица и без его уведомления об этом. Однако, как отмечено, если лицу стало известно о таком судебном постановлении (в том числе после проведения соответствующего оперативно-розыскного мероприятия), оно должно иметь возможность его обжалования (в том числе для получения компенсации, если постановление и осуществленные на его основании действия были незаконными), но российское законодательство не предоставляет такой возможности.

Следовательно, Суд пришел к выводу, что в данном деле было допущено нарушение ст. 8 Конвенции, а также ст. 13 Конвенции во взаимосвязи со ст. 8.

 

Постановление Европейского Суда по правам человека по жалобе № 12440/04 «Шехов против России» (вынесено 19 июня 2014 г., вступило в силу 17 ноября 2014 г.).

Заявитель жаловался со ссылкой на ст. 6 Конвенции, что судебные разбирательства по уголовному делу в его отношении являлись несправедливыми ввиду ряда процессуальных нарушений. В частности, он  жаловался  на  то,  что  во  время  рассмотрения  его  кассационной жалобы в Верховном Суде Российской Федерации его интересы не были представлены адвокатом.

Европейский Суд установил, что «…заявитель никогда явно не отказывался от своих прав на защиту и при этом не было предпринято попыток назначить адвоката или перенести слушание с целью обеспечения присутствия адвоката» (п. 43 постановления).

Суд подчеркнул, что «…принимая во внимание три фактора — (a) широкие полномочия судов высших инстанций в России, (b) тяжесть обвинений, выдвинутых против заявителей и (c) суровость приговора, который был им вынесен — Суд считает, что интересы правосудия требовали, чтобы для целей справедливого слушания дела заявителям должен быть представлен адвокат на слушании по его жалобе» (п. 44 постановления).

Европейским Судом обращено внимание на то, что «…в настоящем деле заявитель предстал перед судом присяжных и, следовательно, юрисдикция кассационного суда была ограничена правовыми вопросами. Правовые вопросы в деле заявителя были особенно сложными… в своих жалобах заявитель добивался повторной квалификации уголовного преступления и полагался на собственную защиту… без услуг практикующего представителя заявитель не мог сформулировать аргументы, поднятые в жалобе, и не мог компетентно выступить в суде по соответствующим правовым вопросам, что означает, что заявитель был не в состоянии эффективно защищать себя. Более того, суд кассационной инстанции обладал широкими полномочиями при вынесении решения по его жалобе и его решение являлось окончательным» (п. 45 постановления).

Таким образом, Суд постановил, что имело место нарушение п. 1 ст. 6 совместно с подп. (c) п. 3 ст. 6 Конвенции.

Заявитель также жаловался со ссылкой на ст. 34 Конвенции, что его переписка с Судом вскрывалась администрацией исправительной колонии, что последняя отказалась отправлять некоторые из его писем в Суд и персонал исправительной колонии угрожал заявителю в связи с подачей его жалобы в Суд.

Европейский Суд пришел к выводу, что «…вскрытие корреспонденции могло оказать запугивающий эффект на заявителя, и удержание вложений (включая форму жалобы и пояснительную записку, форму доверенности и уведомление для заявителей) негативно влияло на способность заявителя на эффективную подготовку его  жалобы  в Суд. Положение заявителя являлось особенно уязвимым, так как в это время у него не имелось представителя в судебных разбирательствах в Суде и, следовательно, он зависел от администрации исправительной колонии в отношении обеспечения его переписки с Судом и остальным миром. Следовательно, вскрытие писем от Суда и удержание вложений являлось вмешательством в осуществление права заявителя на подачу индивидуальной жалобы, что несовместимо с обязательством государства-ответчика в соответствии со ст. 34 Конвенции» (п. 63 постановления).

См. также постановление Европейского Суда по правам человека по жалобе № 66373/13 «Халиков против России» (вынесено 26 февраля 2015 г., вступило в силу 6 июля 2015 г.).

Жалобы, коммуницированные Российской Федерации в декабре 2013 года

Дата принятия решения о коммуницировании жалобы: 02 декабря 2013 года

Номер жалобы: 38004/12

Наименование дела: Алехина и другие против России (Alekhina and Others v. Russia)

Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика с целью представления ими письменных возражений, касающихся предполагаемого(ых) нарушения(й) следующей(их) статьи(ей) Конвенции о защите прав человека и основных свобод и (или) Протоколов к ней:

статья 3 Конвенции;

статья 5 Конвенции;

пункт 3 статьи 5 Конвенции;

статья 6 Конвенции;

пункт 1 статьи 6 Конвенции;

подпункт C пункта 3 статьи 6 Конвенции;

подпункт D пункта 3 статьи 6 Конвенции;

статья 10 Конвенции;

пункт 1 статьи 10 Конвенции

Изложение фактов и вопросы сторонам (на английском или французском языке):

____________________

Дата принятия решения о коммуницировании жалобы: 04 декабря 2013 года

Номер жалобы: 41900/06

Наименование дела: Попков против России (Popkov v. Russia)

Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика с целью представления ими письменных возражений, касающихся предполагаемого(ых) нарушения(й) следующей(их) статьи(ей) Конвенции о защите прав человека и основных свобод и (или) Протоколов к ней:

статья 6 Конвенции;

пункт 1 статьи 6 Конвенции;

статья 8 Конвенции;

пункт 1 статьи 8 Конвенции;

статья 13 Конвенции;

статья 35 Конвенции

Изложение фактов и вопросы сторонам (на английском или французском языке):

____________________

Дата принятия решения о коммуницировании жалобы: 09 декабря 2013 года

Номер жалобы: 13627/09

Наименование дела: Шардаков против России (Shardakov v. Russia)

Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика с целью представления ими письменных возражений, касающихся предполагаемого(ых) нарушения(й) следующей(их) статьи(ей) Конвенции о защите прав человека и основных свобод и (или) Протоколов к ней:

статья 5 Конвенции;

подпункт С пункта 1 статьи 5 Конвенции;

пункт 3 статьи 5 Конвенции

Изложение фактов и вопросы сторонам (на английском или французском языке):

____________________

Дата принятия решения о коммуницировании жалобы: 09 декабря 2013 года

Номер жалобы: 13627/09

Наименование дела: Шардаков против России (Shardakov v. Russia)

Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика с целью представления ими письменных возражений, касающихся предполагаемого(ых) нарушения(й) следующей(их) статьи(ей) Конвенции о защите прав человека и основных свобод и (или) Протоколов к ней:

статья 5 Конвенции;

подпункт С пункта 1 статьи 5 Конвенции;

пункт 3 статьи 5 Конвенции

Изложение фактов и вопросы сторонам (на английском или французском языке):

____________________

Дата принятия решения о коммуницировании жалобы: 12 декабря 2013 года

Номер жалобы: 43183/06

Наименование дела: Горбунов против России (Gorbunov v. Russia)

Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика с целью представления ими письменных возражений, касающихся предполагаемого(ых) нарушения(й) следующей(их) статьи(ей) Конвенции о защите прав человека и основных свобод и (или) Протоколов к ней:

статья 6 Конвенции;

подпункт С пункта 3 статьи 6 Конвенции

Изложение фактов и вопросы сторонам (на английском или французском языке):

____________________

Дата принятия решения о коммуницировании жалобы: 12 декабря 2013 года

Номер жалобы: 27405/09

Наименование дела: Киян против России (Kiyan v. Russia)

Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика с целью представления ими письменных возражений, касающихся предполагаемого(ых) нарушения(й) следующей(их) статьи(ей) Конвенции о защите прав человека и основных свобод и (или) Протоколов к ней:

статья 5 Конвенции;

пункт 1 статьи 5 Конвенции;

статья 2 Протокола N 4 к Конвенции;

пункт 1 статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции

Изложение фактов и вопросы сторонам (на английском или французском языке):

____________________

Дата принятия решения о коммуницировании жалобы: 12 декабря 2013 года

Номер жалобы: 24651/06

Наименование дела: Тихомиров против России (Tikhomirov v. Russia)

Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика с целью представления ими письменных возражений, касающихся предполагаемого(ых) нарушения(й) следующей(их) статьи(ей) Конвенции о защите прав человека и основных свобод и (или) Протоколов к ней:

статья 3 Конвенции;

статья 6 Конвенции;

пункт 1 статьи 6 Конвенции;

статья 13 Конвенции

Изложение фактов и вопросы сторонам (на английском или французском языке):

____________________

Дата принятия решения о коммуницировании жалобы: 12 декабря 2013 года

Номер жалобы: 39169/07

Наименование дела: Темников против России (Temnikov v. Russia)

Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика с целью представления ими письменных возражений, касающихся предполагаемого(ых) нарушения(й) следующей(их) статьи(ей) Конвенции о защите прав человека и основных свобод и (или) Протоколов к ней:

статья 3 Конвенции;

статья 13 Конвенции

Изложение фактов и вопросы сторонам (на английском или французском языке):

____________________

Дата принятия решения о коммуницировании жалобы: 16 декабря 2013 года

Номер жалобы: 25724/08

Наименование дела: Чебану против России (Chebanu v. Russia)

Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика с целью представления ими письменных возражений, касающихся предполагаемого(ых) нарушения(й) следующей(их) статьи(ей) Конвенции о защите прав человека и основных свобод и (или) Протоколов к ней:

статья 5 Конвенции;

подпункт C пункта 1 статьи 5 Конвенции

Изложение фактов и вопросы сторонам (на английском или французском языке):

____________________

Дата принятия решения о коммуницировании жалобы: 19 декабря 2013 года

Номер жалобы: 33330/11

Наименование дела: Джалагония против России (Dzhalagoniya v. Russia)

Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика с целью представления ими письменных возражений, касающихся предполагаемого(ых) нарушения(й) следующей(их) статьи(ей) Конвенции о защите прав человека и основных свобод и (или) Протоколов к ней:

статья 6 Конвенции;

пункт 1 статьи 6 Конвенции;

статья 8 Конвенции;

пункт 1 статьи 8 Конвенции;

пункт 2 статьи 8 Конвенции;

статья 13 Конвенции

Изложение фактов и вопросы сторонам (на английском или французском языке):

____________________

Дата принятия решения о коммуницировании жалобы: 19 декабря 2013 года

Номер жалобы: 78035/13

Наименование дела: Авясов против России (Avyasov v. Russia)

Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика с целью представления ими письменных возражений, касающихся предполагаемого(ых) нарушения(й) следующей(их) статьи(ей) Конвенции о защите прав человека и основных свобод и (или) Протоколов к ней:

статья 8 Конвенции;

пункт 1 статьи 8 Конвенции;

статья 14 Конвенции

Изложение фактов и вопросы сторонам (на английском или французском языке):

____________________

Дата принятия решения о коммуницировании жалобы: 19 декабря 2013 года

Номер жалобы: 32325/06

Наименование дела: Останко против России (Ostanko v. Russia)

Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика с целью представления ими письменных возражений, касающихся предполагаемого(ых) нарушения(й) следующей(их) статьи(ей) Конвенции о защите прав человека и основных свобод и (или) Протоколов к ней:

статья 8 Конвенции;

пункт 1 статьи 8 Конвенции;

пункт 2 статьи 8 Конвенции

Изложение фактов и вопросы сторонам (на английском или французском языке):

____________________

Дата принятия решения о коммуницировании жалобы: 19 декабря 2013 года

Номер жалобы: 72780/12

Наименование дела: Мурадели против России (Muradeli v. Russia)

Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика с целью представления ими письменных возражений, касающихся предполагаемого(ых) нарушения(й) следующей(их) статьи(ей) Конвенции о защите прав человека и основных свобод и (или) Протоколов к ней:

статья 8 Конвенции;

пункт 1 статьи 8 Конвенции

Изложение фактов и вопросы сторонам (на английском или французском языке):

____________________

Дата принятия решения о коммуницировании жалоб: 19 декабря 2013 года

Номера жалоб: 6312/1353390/13, 62630/1363686/13  

Наименование дела: Луцкевич и 3 других жалобы против России (Lutskevich and 3 other applications v. Russia)

Дело объединяет следующие жалобы:

Луцкевич против России (Lutskevich v. Russia), жалоба N 6312/13;

Гущин против России (Gushchin v. Russia), жалоба N 53390/13;

Полихович против России (Polikhovich v. Russia), жалоба N 62630/13;

Зимин против России (Zimin v. Russia), жалоба N 63686/13

Жалобы коммуницированы властям государства-ответчика с целью представления ими письменных возражений, касающихся предполагаемого(ых) нарушения(й) следующей(их) статьи(ей) Конвенции о защите прав человека и основных свобод и (или) Протоколов к ней:

статья 3 Конвенции;

статья 5 Конвенции;

пункт 3 статьи 5 Конвенции;

статья 10 Конвенции;

пункт 1 статьи 10 Конвенции;

статья 11 Конвенции;

пункт 1 статьи 11 Конвенции

Изложение фактов и вопросы сторонам (на английском или французском языке):

____________________

Дата принятия решения о коммуницировании жалобы: 19 декабря 2013 года

Номер жалобы: 16899/13

Наименование дела: Кочеров и Сергеева против России (Kocherov and Sergeyeva v. Russia)

Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика с целью представления ими письменных возражений, касающихся предполагаемого(ых) нарушения(й) следующей(их) статьи(ей) Конвенции о защите прав человека и основных свобод и (или) Протоколов к ней:

статья 8 Конвенции;

пункт 1 статьи 8 Конвенции;

пункт 2 статьи 8 Конвенции;

статья 14 Конвенции

Изложение фактов и вопросы сторонам (на английском или французском языке):

____________________

Дата принятия решения о коммуницировании жалобы: 19 декабря 2013 года

Номер жалобы: 51329/08

Наименование дела: Васильев против России (Vasilyev v. Russia)

Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика с целью представления ими письменных возражений, касающихся предполагаемого(ых) нарушения(й) следующей(их) статьи(ей) Конвенции о защите прав человека и основных свобод и (или) Протоколов к ней:

статья 5 Конвенции;

пункт 3 статьи 5 Конвенции;

статья 6 Конвенции;

пункт 1 статьи 6 Конвенции;

подпункт C пункта 3 статьи 6 Конвенции

Изложение фактов и вопросы сторонам (на английском или французском языке):

____________________

Дата принятия решения о коммуницировании жалобы: 19 декабря 2013 года

Номер жалобы: 76695/11

Наименование дела: Удальцов против России (Udaltsov v. Russia)

Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика с целью представления ими письменных возражений, касающихся предполагаемого(ых) нарушения(й) следующей(их) статьи(ей) Конвенции о защите прав человека и основных свобод и (или) Протоколов к ней:

статья 3 Конвенции;

статья 5 Конвенции;

пункт 1 статьи 5 Конвенции;

подпункт А пункта 1 статьи 5 Конвенции;

подпункт С пункта 1 статьи 5 Конвенции;

пункт 4 статьи 5 Конвенции;

статья 6 Конвенции;

пункт 1 статьи 6 Конвенции;

подпункт C пункта 3 статьи 6 Конвенции;

статья 7 Конвенции

Изложение фактов и вопросы сторонам (на английском или французском языке):

____________________

Дата принятия решения о коммуницировании жалобы: 19 декабря 2013 года

Номер жалобы: 71862/13

Наименование дела: Кривов против России (Krivov v. Russia)

Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика с целью представления ими письменных возражений, касающихся предполагаемого(ых) нарушения(й) следующей(их) статьи(ей) Конвенции о защите прав человека и основных свобод и (или) Протоколов к ней:

статья 3 Конвенции;

статья 5 Конвенции;

подпункт С пункта 1 статьи 5 Конвенции;

пункт 3 статьи 5 Конвенции;

статья 6 Конвенции;

пункт 1 статьи 6 Конвенции;

статья 10 Конвенции;

пункт 2 статьи 10 Конвенции;

статья 11 Конвенции;

пункт 2 статьи 11 Конвенции

Изложение фактов и вопросы сторонам (на английском или французском языке):

____________________

Дата принятия решения о коммуницировании жалобы: 19 декабря 2013 года

Номер жалобы: 41936/09

Наименование дела: Гугля против России (Guglya v. Russia)

Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика с целью представления ими письменных возражений, касающихся предполагаемого(ых) нарушения(й) следующей(их) статьи(ей) Конвенции о защите прав человека и основных свобод и (или) Протоколов к ней:

статья 3 Конвенции;

статья 5 Конвенции;

пункт 3 статьи 5 Конвенции

Изложение фактов и вопросы сторонам (на английском или французском языке):

____________________

Дата принятия решения о коммуницировании жалобы: 19 декабря 2013 года

Номер жалобы: 36985/07

Наименование дела: Гогитидзе против России (Gogitidze v. Russia)

Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика с целью представления ими письменных возражений, касающихся предполагаемого(ых) нарушения(й) следующей(их) статьи(ей) Конвенции о защите прав человека и основных свобод и (или) Протоколов к ней:

статья 5 Конвенции;

пункт 3 статьи 5 Конвенции;

пункт 5 статьи 5 Конвенции

Изложение фактов и вопросы сторонам (на английском или французском языке):