Европейский Суд о недобровольной “явке с повинной”, полученной без адвоката

Сегодня, 13 июля 2010 года, Третья Секция (Палата) Европейского Суда по правам человека огласила Постановление по делу «Лопата против России» (Lopata v. Russia, жалоба N 72250/01).

Страсбургский Суд признал, что имели место:

нарушение статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с отсутствием эффективного расследования обстоятельств предполагаемого бесчеловечного или унижающего достоинство обращения с заявителем сотрудниками милиции в ходе получения от него «явки с повинной»;

нарушение подпункта C пункта 3 статьи 6 (право на защиту) и пункта 1 статьи 6 (право на справедливое судебное разбирательство в целом) Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с тем, что суд практически полностью обосновал свои вывод о виновности заявителя в совершении убийства названной «явкой с повинной», в добровольности написания которой имелись сомнения, полученной в отсутствие защитника и без тщательного рассмотрения обстоятельств получения признания заявителя;

нарушение статьи 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (право на обращение с индивидуальной жалобой) из-за оказания представителями властей недопустимого давления на заявителя на заявителя в связи с его обращением в Европейский Суд по правам человека.

Александр Константинович Лопата в настоящее время отбывает наказание в виде девяти лет лишения свободы за убийство Д. – знакомого своей дочери.

В августе и сентябре 2000 года заявитель был арестован в связи с расследованием убийства Д.

Александр Константинович утверждал, что в обоих случаях он подвергся избиению с целью добиться написания им «явки с повинной». В частности, 8 и 9 сентября 2000 года, по его словам, он был подвергнут насилию со стороны сотрудников Учалинского ГРОВД, которые били его головой об стену, выкручивали руки, сдавливали шею, наносили удары в пах, заставляли опереться руками об стену и раздвинуть ноги, после чего ударяли по ним, чтобы он упал, пристегивали наручниками к столу, спускали штаты и грозили «изнасиловать» резиновой дубинкой. Периодически его возвращали в камеру, чтобы он обдумал «свое признание». Не выдержав издевательств, 9 сентября 2000 года Александр Константинович был вынужден написать «явку с повинной».

Через несколько дней по прибытии в следственный изолятор города Белорецка заявитель не был осмотрен врачом. Однако его состояние – наличие ран и синяков на лице и теле – подтверждалось словами адвоката, допущенного к Александру Константиновичу только 12 сентября, а также его сокамерников. Только 14 сентября он был осмотрен врачом, зафиксировавшим его жалобы на боли в левом ухе, однако не указавшем на какие-либо телесные повреждения.

Как только заявителю была предоставлена возможность встретиться с адвокатом, он сразу же отказался от своей «явки с повинной» и заявил, что она была получена под давлением. Он продолжал повторять это как в своих заявлениях о возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников милиции, так и в суде, где решался вопрос о его виновности в совершении убийства.

24 сентября 2000 года в возбуждении уголовного дела было отказано со ссылками на результаты осмотра врачом 14 сентября 2000 года и объяснения сотрудников милиции, которые отрицали применение насилия. Дополнительная проверка, проведенная в 2005 году, также не привела к возбуждению уголовного дела.

Приговором от 15 января 2001 года Александр Константинович был признан виновным в убийстве Д. Выводы суда были практически полностью основаны на полученной от него «явке с повинной». Его утверждения о том, что она получена под давлением, были отклонены судом.

06 января 2004 года, после коммуникации властям государства-ответчика жалобы, поданной заявителем в Европейский Суд по правам человека, Александра Константиновича посетил сотрудник ГУИН Г. По утверждениям заявителя, он пытался оказать на него давление с тем, чтобы тот изменил свою жалобу. В противном случае ему обещали организовать смерть в течение двух недель. Впоследствии заявитель был еще дважды допрошен в связи с его обращением в Страсбургский Суд. Александр Константинович также утверждал, что после посещения Г. он был переведен в камеру с худшими условиями отбывания наказания и был вынужден отказаться от работы сварщиком. Ему также угрожали возбуждением уголовного дела за заведомо ложный донос.

Обосновывая свой вывод о нарушении статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, Европейский Суд по правам человека отметил, что результаты медицинского смотра заявителя от 14 сентября 2000 года вызывают вопросы. В частности, несмотря на жалобы Александра Константиновича на боли в ухе, врач не осмотрел его, равно как не выяснил обстоятельства их происхождения. Более того, несмотря на многочисленные заявления Александра Константиновича и его адвоката, касающиеся качества проведенного осмотра, врач не был вызван в суд в качестве свидетеля. Прокуратурой не были допрошены сотрудники милиции, заявитель, его адвокат, медицинский персонал следственного изолятора и сокамерники Александра Константиновича (как в отделе милиции, так и в изоляторе). Несмотря на то, что некоторые сотрудники милиции были позже допрошены в суде в ходе разбирательства по предъявленному заявителю обвинению, в их показаниях усматривались значительные противоречия. Так, один из сотрудников милиции, опрошенный в связи я заявлением Александра Константиновича о возбуждении уголовного дела, признал, что принимал участие в его допросе, однако в суде он показал, что он не работал в тот день. Другой сотрудник милиции одновременно и признавался в суде в том, что участвовал в допросе заявителя, и отрицал свое присутствие на нем.

В связи со сказанным Страсбургский Суд пришел к выводу, что ни в ходе проверки по заявлению о возбуждении уголовного дела, ни в рамках суда над Александром Константиновичем по предположительно имевшему место факту избиения его сотрудниками милиции не было проведено эффективного расследования, что представляет собой нарушение обязательств государства по статье 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Однако по причине неэффективности расследования, а также отсутствия доказательств, которые позволили бы вне всяких разумных сомнений признать, что Александр Константинович действительно подвергся избиению при обстоятельствах, описанных им, Европейский Суд по правам человека не нашел оснований для вывода о нарушении статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с предположительным применением к нему насилия сотрудниками милиции как таковым.

В части статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод Европейский Суд по правам человека указал, что заявитель не имел возможности встретиться со своим адвокатом до 12 сентября 2000 года. Никаких доказательств того, что Александр Константинович отказался от права на защиту посредством обращения к адвокату, также не имеется. Сразу после указанной встречи заявитель отказался от своей «явки с повинной». Более того, суды первой и второй инстанций признали, что «явка» была получена в отсутствие защитника.

В связи с этим Страсбургский Суд пришел к выводу, что использование для обвинения заявителя в совершении преступления «явки с повинной», добровольный характер получения которой вызывает сомнения, написанной в отсутствие защитника и при обстоятельствах, которые не были тщательно проверены судами, представляет собой нарушение пункта 1 и подпункта C пункта 3 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Относительно предполагаемого нарушения статьи 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод представители российских властей заявили, что посещение заявителя сотрудником ГУИН имело целью получение информации, которая позволила бы им подготовиться к разбирательству дела в Страсбургском Суде. Однако каких-либо доказательств, например, протокола этой беседы, которые могли бы опровергнуть утверждения Александра Константиновича, касающиеся обстоятельств этой встречи, представлено не было. Более того, никакой связи между визитом Г. и проведенной год спустя, в 2005, проверкой обстоятельств дела заявителя также не усматривается.

Несмотря на отсутствие каких-либо документов, подтверждающих утверждения заявителя, что он был переведен в камеру с худшими условиями отбывания наказания, Европейский Суд по правам человека отметил, что Александр Константинович вполне мог быть запуган встречей с Г. и последующими допросами, касающимися поданной им жалобы.

Таким образом, Страсбургский Суд пришел к выводу, что на заявителя было оказано недопустимое давление, представляющее собой вмешательство в право на обращение с индивидуальной жалобой в нарушение статьи 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Европейский Суд по правам человека присудил заявителю 15000 евро в качестве компенсации за причиненный ему моральный вред, а также 5700 евро в возмещение расходов, связанных с обращением в Страсбургский Суд.

Текст Постановления Европейского Суда по правам человека (на английском языке) можно скачать здесь.

__________________________________________________________________________
Сообщение справочно-информационного центра «Европейский Суд по правам человека»

Метки , , , , , , , , , . Закладка постоянная ссылка.

Возможность комментирования заблокирована.