Европейский Суд начал рассмотрение жалобы Навального и Яшина

Обратите внимание:

04 декабря 2014 года ЕСПЧ огласил свое Постановление по этой жалобе.

08 февраля 2012 года Европейский Суд по правам человека коммуницировал властям Российской Федерации жалобу, поданную 11 декабря 2011 года Алексеем Навальным и Ильей Яшиным, то есть официально сообщил властям государства-ответчика о подаче ими жалобы. Страсбургский Суд также потребовал от сторон представить в надлежащий срок письменные отзывы (меморандумы), содержащие ответы на вопросы, касающиеся предполагаемых нарушений права Алексея Навального и Ильи Яшина не подвергаться бесчеловечному или унижающему достоинство обращению, их права на свободу и личную неприкосновенность и права на справедливое судебное разбирательство, а также свободы выражения мнения и свободы собраний.

 

[Неофициальный перевод на русский язык Олега Анищика]

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

 

Жалоба N 76204/11

Алексей Анатольевич НАВАЛЬНЫЙ и Илья Валерьевич ЯШИН

против России

подана 11 декабря 2011 года

 

ИЗЛОЖЕНИЕ ФАКТОВ

 

ФАКТИЧЕСКИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

Заявители, Алексей Анатольевич Навальный и Илья Валерьевич Яшин, являются гражданами Российской Федерации 1976 и 1983 годов рождения соответственно, проживающими в городе Москве. Их интересы в Европейском Суде по правам человека представляют практикующие в городе Москве юристы О[льга] Михайлова и В[адим] Прохоров соответственно.

Фактические обстоятельства дела, представленные заявителями, сводятся к следующему.

 

А. [Фактическое и административное] задержание заявителей

04 декабря 2011 года в России проходили выборы в Государственную Думу.

05 декабря 2011 года заявители приняли участие в митинге на Чистых Прудах в городе Москве. Цель митинга была сформулирована организаторами как протест против предполагаемой фальсификации результатов выборов. Митинг был надлежащим образом согласован с Мэрией Москвы.

[Илья Яшин] был ведущим митинга. [Алексей Навальный] выступил на нем с речью, призывающей к проведению новых, честных выборов, в которой он назвал [политическую партию] «Единая Россия», лидировавшую на прошедших выборах, «партией жуликов и воров». В митинге принимало участие по разным подсчетам от 5 000 до 10 000 человек.

После митинга заявители вместе с группой людей направились в сторону станции метро «Кузнецкий Мост», около которой [Алексей Навальный] оставил свою автомашину. Они шли по тротуару, не мешая движению по дороге транспортных средств. Внезапно сотрудники внутренних войск и ОМОНа преградили им дорогу. Без какого-либо представления и без предъявления каких-либо требований они окружили группу протестантов, среди которых были заявители, прижав их к стене дома. Окруженная группа людей начала скандировать: «Один за всех, и все за одного!». Затем сотрудники полиции начали задерживать протестантов. Никто из них не оказывал никакого сопротивления, все подчинились сотрудникам полиции и проследовали за ними в полицейские автобусы. Заявители были арестованы около 20:45 и были препровождены в полицейский автобус, стоявший неподалеку. По сообщениям в общей сложности в то же время было задержано около 300 человек.

Около 21:40 заявители были доставлены в отдел МВД России (ОМВД) по району Северное Измайлово города Москвы. В 23:40 [Алексей Навальный] был подвергнут личному досмотру, который длился до 00:15. Его личные вещи, включая мобильный телефон, удостоверение адвоката, часы, деньги, кредитные карты, водительское удостоверение и некоторые предметы одежды, были изъяты. [Илья Яшин] также был досмотрен, его мобильный телефон, ремень, часы, свисток и значок с надписью: «Против партии жуликов и воров» были изъяты.

Списки изъятых предметов были приведены в протоколах досмотров, однако сами изъятые вещи не были приобщены к материалам дела, и их судьба заявителям неизвестна.

Заявители потребовали, чтобы их защитники, прибывшие к ОМВД и представившие необходимые документы, подтверждающие их полномочия, были допущены к ним, однако заявителям было отказано в этом. Заявителям также не позволили сделать телефонные звонки своим семьям.

Оба заявителя подали в дежурную часть ОМВД заявления о нарушении их прав при задержании.

Около 0:45 06 декабря 2011 года заявители были перевезены из ОМВД по району Северное Измайлово в ОМВД по району Восточный города Москвы. Они прибыли туда около 1:45. Они снова потребовали допустить к ним защитников и предоставить возможность позвонить, однако им снова было отказано в этом. [Алексей Навальный] подал жалобу на этот отказ.

Около 2 часов ночи того же дня заявители были перевезены в отдел полиции (ОП) «Китай-город». В 2:30 в отношении каждого из заявителей был составлен протокол о доставлении лица, совершившего административное правонарушение. В 2:40 в отношении заявителей были составлены протоколы об административном задержании. После этого в отношении каждого из заявителей был составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном [частью 1 статьи] 19.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях – неповиновении законным требованиям сотрудников полиции. В основу протоколов об административных правонарушениях были положены рапорты двух сотрудников полиции – И[лькина] и Ф[едярина], которые утверждали, что они потребовали от заявителей, чтобы они прошли в полицейский автобус для оформления протокола об административных правонарушениях, однако те стали отталкивать их руками, в связи с чем были задержаны.

В ОП «Китай-город» заявители потребовали допустить к ним защитников и предоставить им возможность позвонить своим семьям, однако им было отказано в этом.

Заявители утверждают, что условия содержания в ОП «Китай-город» были бесчеловечными и унижающими достоинство. В частности, они были помещены в камеры, состоящие из металлических клеток с бетонным полом без окон и мебели, не считая узких деревянных скамей. Какого-либо сантехнического оборудования, матрацев и спальных принадлежностей не было. Заявители не получали ни еды, ни воды до того момента, пока позже в тот же день им не позволили получить передачи от родственников с питьевой водой и сушками.

[Алексей Навальный] оставался в камере до 15 часов 06 декабря 2011 года, [Илья Яшин] – до 10 часов утра того же дня.

После этого заявители были доставлены в суд, где дела об административных правонарушениях были рассмотрены мировым судьей судебного участка [N 369, исполнявшей обязанности мирового судьи судебного участка] N 370 Тверского района города Москвы [Боровковой]. Перед заседанием заявителям впервые было позволено встретиться со своими защитниками.

 

B. Судебные разбирательства по делам об административных правонарушениях

По утверждениям заявителей вход в здание суда был заблокирован сотрудниками полиции, и публика не была допущена в зал судебного заседания.

Сначала было рассмотрено дело [Ильи Яшина], а затем – [Алексея Навального].

 

1. Рассмотрение мировым судьей административного дела в отношении [Ильи] Яшина

Дело рассматривалось мировым судьей Б[оровковой]. В начале заседания [Илья] Яшин заявил судье отвод, утверждая, что она относится к нему необъективно и предвзято, так как ранее – 02 января 2011 года – она  рассматривала в отношении него дело об административном правонарушении, признала его виновным и назначила наказание в виде административного ареста сроком на 5 суток. [Илья] Яшин подал на судью Б[оровкову] ряд жалоб, касающихся предполагаемых нарушений его прав в рамках указанного дела, и вел против нее кампанию в интернет-блогах. Мировой судья отказала в удовлетворении заявления о ее отводе.

После этого [Илья] Яшин заявил ходатайство о вызове и допросе пяти свидетелей, включая двух сотрудников полиции, подавших рапорты, И[лькина] и [Ф]едярина, и [Алексея Навального]. Ходатайство было удовлетворено в отношении обоих сотрудников полиции и свидетеля защиты Б[арабанова], а в отношении [Алексея Навального] и дежурного по ОП «Китай-город» [Кукова] в удовлетворении ходатайства было отказано.

[Илья] Яшин также подал мировому судье заявление о признании незаконными действий и решений сотрудников ОМВД по району Северное Измайлово, однако это заявление было оставлено без рассмотрения.

В судебном заседании были допрошены сотрудники полиции И[лькин] и Ф[едярин] и свидетель Б[арабанов]. Сотрудники полиции заявили, что после митинга, в котором принимал участие [Илья] Яшин, группа людей в составе примерно 60 человек приняла участие в несанкционированном шествии по Чистопрудному бульвару, улицам Большая Лубянка, Кузнецкий мост и Рождественская, выкрикивая различные лозунги. Они потребовали от [Ильи] Яшина, чтобы он прошел в полицейский автобус для оформления протокола об административном правонарушении, однако он не отреагировал, стал отталкивать сотрудников полиции И[лькина] и Ф[едярина] руками. [Илья] Яшин и Б[арабанов], напротив, утверждали, что они не слышали никаких требований со стороны сотрудников полиции, и указали, что заявитель был задержан без каких-либо предупреждений.

Со слов заявителя после удаления в совещательную комнату мировой судья через судебного пристава отдавала распоряжения, адресованные лицам, находившимся в зале судебного заседания, касающиеся запрета на видеосъемку. По-видимому, из интернета она узнала, что кто-то из присутствующих в зале судебного заседания ведет скрытую съемку и транслирует видеозапись по интернету.

В своем постановлении, вынесенном в тот же день, мировой судья согласилась с версией событий, изложенной сотрудниками полиции, и признала [Илью] Яшина виновным в неповиновении законным требованиям сотрудников полиции. Она назначила ему наказание в виде административного ареста на срок 15 суток.

 

1. Рассмотрение мировым судьей административного дела в отношении [Алексея] Навального

Дело в отношении [Алексея Навального] было рассмотрено после завершения рассмотрения дела [Ильи Яшина] тем же мировым судьей Б[оровковой]. В перерыве между судебными заседаниями по указанным делам защитник [Алексея Навального] смог бегло ознакомиться с материалами дела [Ильи] Яшина и впервые получил возможность встретиться с [Алексеем] Навальным.

Рассмотрение дела в отношении [Алексея] Навального началось при полном отсутствии публики, которой не было позволено войти в зал судебного заседания. Многие не могли попасть в здание суда, которое было окружено полицейским кордоном. Позже, уже в ходе судебного заседания, в ответ на настоятельные требования заявителя восьми журналистам было позволено пройти в зал судебного заседания.

В начале судебного заседания [Алексей Навальный] заявил следующие ходатайства. Он заявил ходатайство о передаче дела для рассмотрения в суд по месту его жительства. Затем он заявил ходатайство о вызове и допросе пяти очевидцев его задержания, в том числе [Ильи Яшина]. Ходатайство было удовлетворено в отношении двух свидетелей, Т[ушина] и А[сратяна], в отношении остальных свидетелей в его удовлетворении было отказано.

Свидетели Т[ушин] и А[сратян] показали, что по пути с митинга они видели группу людей на тротуаре, что сотрудники полиции объявляли через мегафон: «Ваши действия незаконны» – когда они окружили эту группу людей и задержали [Алексея] Навального, и что тот не сопротивлялся при задержании. Допрошенные в судебном заседании сотрудники полиции И[лькин] и Ф[едярин] дали показания, аналогичные тем, которые они дали по делу [Ильи Яшина].

[Алексей] Навальный заявил ходатайство об исследовании видеозаписей, сделанных свидетелями Т[ушиным] и А[сратяном], и приобщении их к материалам дела. Он также подал ходатайство об истребовании и исследовании видеозаписей, которые имелись в распоряжении полиции. Однако в удовлетворении этих ходатайств было отказано. Со слов [Алексея] Навального большинство вопросов, заданных им свидетелям, были сняты судьей. Она также оставила без рассмотрения его жалобы, касающиеся нарушений права встретиться с защитником и права на телефонный разговор [в целях уведомления близких родственников о его задержании и месте нахождения], предположительно незаконного лишения свободы в течение первых шести часов после его [фактического] задержания, изъятия его личных вещей и бесчеловечных и унижающих достоинство условий содержания в ОП «Китай-город».

Как и по делу [Ильи Яшина], мировой судья согласилась с версией событий, изложенной сотрудниками полиции, и признала [Алексея] Навального виновным в неповиновении законным требованиям сотрудников полиции. Ему также было назначено наказание в виде административного ареста на срок 15 суток.

 

3. Рассмотрение дел судом второй инстанции

06 декабря 2011 года оба заявителя подали жалобы на постановления мирового судьи о признании их виновными в совершении административных правонарушений.

07 декабря 2011 года Тверской районный суд города Москвы рассмотрел жалобы заявителей в рамках двух отдельных заседаний. В обоих случаях суд признал несостоятельными жалобы на отказ допросить свидетелей и приобщить к материалам дела доказательства, на которые ссылалась сторона защиты. Суд также отказал в удовлетворении ходатайств о допросе этих свидетелей и исследовании видеозаписей. Кроме того, суд признал несостоятельной жалобу на нарушение мировым судьей тайны совещательной комнаты в рамках разбирательства по делу [Ильи Яшина]. В тот же день суд оставил жалобы заявителей без удовлетворения, а постановления мирового судьи – без изменения.

 

ЖАЛОБЫ

Со ссылкой на статью 3 Конвенции [о защите прав человека и основных свобод, гарантирующую, в частности, право не подвергаться бесчеловечному или унижающему достоинство обращению,] заявители жалуются на предположительно плохие условия их содержания в ОП «Китай-город» и перевозки между ОМВД (ОП). Они также утверждают, что вопреки требованиям статьи 13 Конвенции они не располагают внутригосударственными средствами правовой защиты в отношении указанных жалоб на нарушения статьи 3 Конвенции.

Ссылаясь на статью 5 Конвенции[, гарантирующую право на свободу и личную неприкосновенность], заявители утверждают, что их задержание и арест были произвольными и осуществлены в отсутствие правовых оснований и соответствующего судебного решения.

Они также жалуются на нарушения в отношении них пункта 1 и подпунктов B, C и D пункта 3 статьи 6 Конвенции в связи с тем, что разбирательства, в рамках которых они были признаны виновными в совершении административных правонарушений, не были справедливыми и публичными. В частности, они жалуются на то, что публика не была допущена в зал судебного заседания, их право на защиту было нарушено, им не было предоставлено достаточно времени для подготовки своей защиты. Они также жалуются на то, что, проведя ночь в трех разных ОМВД (ОП) и переездах между ними, а также в ужасных условиях ОП «Китай-город», на следующий день они не были в состоянии предстать перед судом. Кроме того, они жалуются на отказ суда исследовать видеозаписи их задержания, сделанные представителями средств массовой информации и полиции. Также они жалуются на отказ вызвать и допросить свидетелей и утверждают, что большинство вопросов, заданных ими свидетелям обвинения, были сняты судьей. Наконец, они жалуются на нарушение судом принципа равенства сторон в связи с отказом вызвать ряд свидетелей защиты и принять во внимание показания допрошенных свидетелей, придавая при этом вес показаниям двух сотрудников полиции.

Со ссылкой на статьи 10 и 11 Конвенции[, гарантирующие свободу выражения мнения и свободу собраний,] заявители утверждают, что их задержание и арест являются результатами преследования за участие в оппозиционном митинге на Чистых Прудах 05 декабря 2011 года.

Наконец, со ссылкой на статью 18 Конвенции заявители жалуются на то, что ограничения их прав, гарантированных статьями 5, 10 и 11 Конвенции, не преследовали допустимых целей, а были вызваны политической местью.

 

 ВОПРОСЫ СТОРОНАМ

1. Соответствовали ли условия перевозки заявителей между ОМВД (ОП) и условия их содержания в ОП «Китай-город» 06 декабря 2011 года требованиям статьи 3 Конвенции? В частности,

(а) Была ли заявителям предоставлена еда и вода в течение первых шести часов после их задержания и во время их перевозки?

(b) Каковы размеры камер, в которых заявители содержались в ОП «Китай-город»?

(c) Имели ли заявители достаточный доступ к естественному и искусственному освещению?

(d) Имелась ли в камерах вентиляция?

(e) Были ли заявителям предоставлены спальные места и спальные принадлежности?

(f) Каким образом был организован доступ к санитарно-гигиеническим удобствам?

(g) Была ли заявителям предоставлена еда и питьевая вода в ОП «Китай-город»?

 

2. Имелись ли в распоряжении заявителей внутригосударственные средства правовой защиты в отношении указанных выше претензий, касающихся нарушений статьи 3 Конвенции, как того требует статья 13 Конвенции?

 

3. Соответствовало ли лишение заявителей свободы в период с 20:45 05 декабря 2011 года до 10 часов утра (в отношении [Ильи Яшина]) и 15 часов (в отношении [Алексея Навального]) 06 декабря 2011 года требованиям пункта 1 статьи 5 Конвенции? В частности,

(a) Каковы были юридические основания задержания заявителей 05 декабря 2011 года?

(b) Преследовало ли лишение заявителей свободы какие-либо из целей, предусмотренных пунктом 1 статьи 5 Конвенции?

 

4. Применимы ли гарантии пункта 1 статьи 6 Конвенции к разбирательствам по делам об административных правонарушениях, которых касается данная жалоба? Если да, то были ли заявителям обеспечены гарантии справедливого судебного  разбирательства, предусмотренные пунктом 1 и подпунктами B, C и D пункта 3 статьи 6 Конвенции? Применительно к судебным разбирательствам в отношении каждого из заявителей

(a) Был ли соблюден принцип равенства сторон, в частности, применительно к решению судом вопросов об исследовании и оценке доказательств?

(b) Было ли разбирательство публичным, как того требует пункт 1 статьи 6 Конвенции?

(c) Имели ли заявители возможность эффективно принимать участие в разбирательстве по их делам, как того требует подпункт B пункта 3 статьи 6 Конвенции, принимая во внимание их утверждения о том, что им не было предоставлено достаточно времени и возможностей для подготовки к своей защите и они не были в состоянии предстать перед судом после ночи, проведенной в различных ОМВД (ОП) в ужасных условиях?

(d) Имели ли заявители возможность защищать себя лично, как того требует подпункт C пункта 3 статьи 6 Конвенции, принимая во внимание их утверждения о том, что им не была обеспечена возможность встречи с защитниками вплоть до момента, непосредственно предшествующего началу судебного заседания?

(e) Была ли заявителям предоставлена возможность допрашивать показывающих против них свидетелей и обеспечить допрос свидетелей в их пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против них, как того требует подпункт D пункта 3 статьи 6 Конвенции?

 

5. Имело ли место вмешательство в реализацию заявителями свободы выражения мнения в смысле пункта 1 статьи 10 Конвенции? Если да, то было ли такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в смысле пункта 2 статьи 10 Конвенции?

 

6. Имело ли место вмешательство в реализацию заявителями свободы собраний в смысле пункта 1 статьи 11 Конвенции? Если да, то было ли такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в смысле пункта 2 статьи 11 Конвенции?

 

7. Были ли заявители лишены [физической] свободы с целью умаления их свободы собраний и свободы выражения мнения в нарушение статьи 18 Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по правам человека по делу «Гусинский против России» (Gusinskiy v. Russia, жалоба N 70276/01) от 19 мая 2004 года)?

Метки , , , , , . Закладка постоянная ссылка.

Возможность комментирования заблокирована.