ЕСПЧ рассмотрел жалобы родственников жертв Катынского расстрела

Обратите внимание:

21 октября 2013 года Большая Палата Европейского Суда по правам человека огласила свое окончательное Постановление по данному делу. Постановление Палаты от 16 апреля 2012 года, о котором написано ниже, не вступило и уже никогда не вступит в силу, будучи замененным Постановлением Большой Палаты.

Сегодня, 16 апреля 2012 года, Европейский Суд по правам человека огласил свое Постановление по делу «Яновец и другие против России» (“Янович и другие против России”; Janowiec and Others v. Russia, жалобы NN 55508/07 и 29520/09).

Дело было инициировано родственниками 12 жертв Катынского расстрела, полицейских и военнослужащих польской армии, военного врача и директора начальной школы, которые вместе более чем с 21000 других поляков после вторжения Красной армии на территорию Польши в сентябре 1939 года были заключены в лагеря и тюрьмы, а в апреле – мае 1940 года расстреляны сотрудниками НКВД без суда и следствия и погребены в Катынском лесу под Смоленском и поселках Пятихатки и Медное.

В 1990 году Главная военная прокуратура СССР начала расследование обстоятельств Катынского расстрела. В 2004 году оно было прекращено со ссылкой на смерть обвиняемых. Как и все материалы дела, соответствующее постановление являлось секретным, поскольку, по утверждению властей, содержало сведения, составляющие государственную тайну. Поэтому материалы расследования не были доступны заявителям.

Европейский Суд по правам человека рассмотрел две претензии заявителей к российским властям. Первая из них касалась того, что власти не осуществили эффективного расследования обстоятельств Катынского расстрела. Проведение такового представляет собой одно из обязательств государства, вытекающих из  права на жизнь, гарантированного статьей 2 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Вторая претензия заявителей заключалась в том, что российские власти нарушили в отношении них статью 3 Конвенции, гарантирующую, в частности, право не подвергаться бесчеловечному и унижающему достоинство обращению, отказавшись предоставлять сведения о судьбе их родственников и постоянно отказывая в удовлетворении всех их ходатайств, направленных на получение информации об этом. Кроме того, прекращение расследования в 2004 году превратило жертв Катынского расстрела просто в “лиц, пропавших без вести”. О бесчеловечном и унижающем достоинство обращении, по мнению заявителей, также свидетельствовали решения российских судов, утверждавших, что судьба их родственников после того, как те оказались “в распоряжении” НКВД, просто неизвестна, что является отрицанием исторического факта. Наконец, о нарушении в отношении заявителей статьи 3 Конвенции, по их мнению, свидетельствовал и отказ российский властей в реабилитации их родственников со ссылкой на то, что установить конкретные юридические основания их расстрела не представилось возможным и, более того, высказывание предположений, что среди них могли быть уголовники, заслуживающие смертной казни.

Своим Постановлением Палата из 7 Судей Европейского Суда по правам человека 5 голосами против 2 (Судей от России и Чехии) решила, что по отношению к заявителям, родившимся до 1940 года и имевшим эмоциональную связь со своими родственниками – жертвами Катынского расстрела, российские власти проявили бесчеловечное обращение в нарушение статьи 3 Конвенции, а также единогласно решила, что в отношении других заявителей статья 3 Конвенции нарушена не была.

Также Палата 4 голосами Судей против 3 постановила, что Россия нарушила свои обязательства сотрудничать с Европейским Судом по правам человека, вытекающие из статьи 38 Конвенции, в связи с отказом предоставить копию вынесенного в 2004 году постановления о прекращении уголовного дела.

Наконец, 4 голосами Судей (от России, Украины, Чехии и Словении) против 3 Палата согласилась с утверждениями российских властей о том, что Страсбургский Суд не имеет права рассматривать по существу жалобу на нарушение статьи 2 Конвенции в связи с предполагаемой неэффективностью расследования обстоятельств Катынского расстрела, т.к. подавляющее большинство процессуальных действий в рамках расследования имели место до 05 мая 1998 года, когда Конвенция о защите прав человека и основных свобод вступила в силу в отношении Российской Федерации, а после указанной даты не было получено никаких доказательств, которые свидетельствовали бы о необходимости проведения нового расследования в рамках процессуальных обязательств России, вытекающих из статьи 2 Конвенции, распространяющейся на нее только с 05 мая 1998 года и не имеющей обратной силы. Это вытекает из общего правила, согласно которому международные договоры не имеют обратной силы, выраженного, например, в статье 28 Венской Конвенции о праве международных договоров.

В связи с распространившимися в интернете утверждениями, что Европейский Суд по правам человека признал Россию невиновной массовом расстреле поляков под Катынью, обращаю внимание, что Страсбургский Суд в принципе не рассматривал по существу вопрос о том, виновата ли Россия в расстреле как таковом. Поэтому он не принимал и не мог принять решения о невиновности или виновности России в расстреле поляков. Более того, заявители по данному делу в принципе не обращались в Европейский Суд по правам человека с требованием признать Россию виновной в как таковом расстреле их родственников, поскольку в данной части они изначально признавали, что Страсбургский Суд не имеет права рассматривать жалобу на предполагаемые нарушения, имевшие место в 1940 году, т.е. за 58 лет до вступления Конвенции в силу в отношении России.

Также добавлю, что хотя Европейский Суд по правам человека, действительно, практически прямо признал в пункте 140 своего Постановления, что Катынский расстрел является военным преступлением в смысле IV Гаагской Конвенции о законах и обычаях сухопутной войны 1907 года и Женевской Конвенции об обращении с военнопленными 1929 года, на что обращается особое внимание во многих публикациях в интернете, это не было решением по существу разбирательства, т.к. Страсбургский Суд в принципе не является судом, который может рассматривать вопросы о том, имело ли место военное преступление. Это был лишь промежуточный вывод в цепочке рассуждений, касающихся вопроса о возможности рассмотрения по существу жалобы на нарушение статьи 2 Конвенции.

Оглашенное сегодня Постановление Палаты Европейского Суда по правам человека не является окончательным, т.е. оно не вступило в силу. Согласно пункту 1 статьи 43 Конвенции в течение трех месяцев с даты его оглашения любая из сторон, т.е. любой из заявителей или государство-ответчик, вправе обратиться в Европейский Суд по правам человека с просьбой пересмотреть дело на уровне Большой Палаты. Если хотя бы одна из сторон обратится с такой просьбой и она будет удовлетворена, Постановление Палаты никогда не вступит в силу. Если просьба будет отклонена, Постановление вступит в силу в день ее отклонения. Если ни одна из сторон не обратится с указанной просьбой, Постановление вступит в силу по истечении трех месяцев со дня его оглашения.

Вероятность обжалования Постановления заявителями достаточно высока. Не менее высока и вероятность передачи дела на рассмотрение Большой Палаты. В частности, особые мнения Судей Шпильманна, Виллигера и Нюссбергер, приобщенные к тексту Постановления Палаты, в котором они выражают свое несогласие с выводом остальных четырех Судей Палаты о невозможности рассмотрения по существу жалобы на нарушение статьи 2 Конвенции, а также прямо заявляют о нарушении Россией статьи 2 Конвенции, начинаются с прямого – и при этом в буквальном смысле подчеркнутого – заявления о том, что “дело поднимает серьезный вопрос, касающийся применения Конвенции, а также серьезные вопросы общего характера”, то есть цитирования оснований передачи дела в Большую Палату, предусмотренных пунктом 2 статьи 43 Конвенции.

Пресс-релиз Европейского Суда по правам человека (на русском языке; формат PDF)

Дополнительная информация

Метки , , , , , , . Закладка постоянная ссылка.

  1. Владимир

    Почему суд не принял документы нашего архива, в частности письмо Берии № 794/Б

    • Здравствуйте!

      Мне неизвестно, на каком основании Вы полагаете, что Европейский Суд по правам человека “не принял документы… архива, в частности[,] письмо Берии N 794/Б”.

      Напротив, Европейский Суд по правам человека в пункте 21 своего Постановления от 16 апреля 2012 года прямо ссылается на общедоступные (официально опубликованные в интернете по решению Президента РФ Д.А. Медведева) электронные образы подлинников архивных документов по “проблеме Катыни” из “пакета N 1”, первым из которых идет названное Вами письмо (докладная записка). Более того, хотя и без прямой ссылки (однако указан автор, адресат и примерная дата), об этом письме (докладной записке), причем с цитатой (воспроизводится последнее предложение первого абзаца на первой странице), речь идет в пункте 13 указанного Постановления Страсбургского Суда.

      Олег Анищик

  2. Михаил

    Здравствуйте, Олег!

    Пп.10-21 Постановления Суда относятся к части 1/А (Обстоятельства дела). Это описательная часть постановления, представляющая точку зрения сторон и не имеющая ничего общего с мнение самого суда. По сути дела, это – повторение мотивировки, которая была использована истцом при составлении иска.

    Что же касается письма Берии, то есть данные одной экспертизы: http://www.katyn.ru/index.php?go=Pages&in=view&id=946

    Интересно Ваше мнение по поводу этой экспертизы и, вообще, по поводу подлинности документов из “пакета №1”.

    • Здравствуйте!

      Нигде на данном сайте, в т.ч. непосредственно выше, не написано, что пункты 10-21 Постановления Европейского Суда по правам человека “имеют что-то общее” с мнением Суда. Заданный Владимиром вопрос, ответ на который приведен выше, не состоит в том, высказывал ли Страсбургский Суд какое-либо мнение о письме N 794/Б. В любом случае ничто в Постановлении ЕСПЧ не свидетельствует о том, что он “не принял документы… архива, в частности[,] письмо Берии N 794/Б”, что бы ни означал в данной фразе глагол “принимать”.

      В пунктах 10-21 Поставления приведены факты дела, представленные или не оспариваемые – как указано в пункте 9 – сторонами.

      Мнение Страсбургского Суда, основанное, в частности, на этих фактах, приводится, среди прочего, в пункте 136 Постановления: “Возвращаясь к установленным фактам по делу, Суд отмечает, что родственники заявителей, взятые в плен после вторжения Советской Красной Армии (sic! – О.А.) на территорию Польши и содержавшиеся в советских тюремных лагерях (sic! – О.А.), были казнены на основании решений Политбюро [ЦК] ВКП(б) в апреле и мае 1940 года”.

      Вопросы о “подлинности документов из “пакета N 1”, равно как и касающиеся экспертизы одного из этих документов к тематике данного сайта не относятся. По меньшей мере по этой причине я не могу высказаться по ним.

      Олег Анищик