Суд признал гараж жилищем со ссылкой на статью 8 Конвенции

Со ссылкой на статью 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод суд общей юрисдикции признал гараж, в котором проживает ответчица, ее дочь и внук, жилищем, а потому распространил на земельный участок, на котором расположен этот гараж, имущественный (исполнительский) иммунитет как на земельный участок, на котором расположено жилое помещение, которое для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, является единственным пригодным для постоянного проживания помещением.

 

ОМСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД 

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
по делу N 33-4659/2014 

(Извлечения)

«Обращаясь в суд с настоящим иском, истцы указали на длительное неисполнение [вынесенного в их пользу] решения суда, в связи с чем просили обратить взыскание на <…> доли в праве общей долевой собственности на земельный участок, расположенный по адресу: г. Омск, <…>.

Отказывая в иске, районный суд исходил из того, что на указанном земельном участке расположено единственное жилье Д., в связи с чем обратить взыскание на данное имущество невозможно в силу закона.

Судебная коллегия с такими выводами районного суда соглашается, полагая их основанными на верном применении норм материального права. <…>

В силу ст. 446 ГПК РФ взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание, а также на земельные участки, на которых расположены такие жилые помещения (их части), за тем же исключением.

Судом установлено, что земельный участок, расположенный по адресу: г. Омск, <…>, д, площадью <…> кв. м, с кадастровым номером <…>, находится в долевой собственности Д. и Б.Т., привлеченной к участию в деле в качестве третьего лица.

На данном участке до пожара, произошедшего <…>, располагалось домостроение N 8, собственниками которого являлись К. и Б.Т. После пожара часть домостроения, принадлежавшего К., восстановлена не была. В настоящее время на спорном земельном участке расположено лишь помещение гаража и фундамент от прежнего дома. При этом Д. проживает в гараже.

Как пояснила в судебном заседании судебной коллегии Д., в гараже кроме нее постоянно проживают ее дочь и внук. Данное обстоятельство кем-либо не оспорено. Доказательств того, что ответчик на праве собственности имеет иное жилье, в материалах дела не имеется.

При таких обстоятельствах, суд верно, сославшись на приведенные выше нормы права, отказал в иске.

Доводы апеллянта о том, что гараж не является жилым помещением, следовательно, положения ст. 446 ГПК РФ к возникшим правоотношениям применены быть не могут, судебной коллегией отклоняются как основанные на неверном толковании норм материального права.

Положение абзаца второго части первой статьи 446 ГПК [РФ], устанавливающее имущественный (исполнительский) иммунитет в отношении принадлежащего гражданину-должнику на праве собственности жилого помещения (его частей), которое является для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в данном жилом помещении, единственным пригодным для постоянного проживания, – поскольку оно направлено на защиту конституционного права на жилище не только самого гражданина-должника, но и членов его семьи, в том числе находящихся на его иждивении несовершеннолетних, престарелых, инвалидов, а также на обеспечение указанным лицам нормальных условий существования и гарантий их социально-экономических прав и в конечном счете на реализацию обязанности государства охранять достоинство личности – имеет конституционные основания.

В соответствии со ст. 25 Конституции РФ жилище неприкосновенно.

Статья 446 ГПК РФ содержит исчерпывающий перечень видов имущества граждан, на которое в системе действующего правового регулирования запрещается обращать взыскание по исполнительным документам в силу целевого назначения данного имущества, его свойств, признаков, характеризующих субъекта, в чьей собственности оно находится. Предоставляя, таким образом, гражданину-должнику имущественный (исполнительский) иммунитет, с тем чтобы – исходя из общего предназначения данного правового института – гарантировать должнику и лицам, находящимся на его иждивении, условия, необходимые для их нормального существования и деятельности, в том числе профессиональной, данная статья выступает процессуальной гарантией реализации социально-экономических прав этих лиц.

Определение того, относится ли конкретное имущество, принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности, к имуществу, на которое может быть обращено взыскание, или оно защищено имущественным (исполнительским) иммунитетом, осуществляется судебным приставом-исполнителем в процессе исполнения соответствующего решения по имеющимся в деле исполнительным документам, а в случае спора – судом.

Указанное согласуется с позицией Европейского Суда по правам человека, который в своей практике исходит из того, что несомненно желательно, чтобы каждый имел место, где он мог бы проживать с достоинством и которое он мог бы назвать домом (Постановления от <…> по делам “Ли (Lee) против Соединенного Королевства”, “Берд (Beard) против Соединенного Королевства”, “Костер (Coster) против Соединенного Королевства” и “Джейн Смит (Jane Smith) против Соединенного Королевства”). (Замечу от себя, что это представляет собой часть аргументации Страсбурского Суда в пользу того, что статья 8 Конвенции не гарантирует право на предоставления жилища, но лишь право на уважение уже имеющегося у лица жилища – О.А.)

При этом Европейский Суд по правам человека указывает, что концепция «жилища» по смыслу статьи 8 Конвенции не ограничена жилищем, занимаемым на законных основаниях или установленным в законном порядке. «Жилище» – это автономная концепция, которая не зависит от классификации в национальном праве. То, является ли место конкретного проживания «жилищем», которое бы влекло защиту на основании пункта 1 статьи 8 Конвенции, зависит от фактических обстоятельств дела, а именно от наличия достаточных продолжающихся связей с конкретным местом проживания (Постановление Европейского Суда по правам человека от <…> Дело “Прокопович (Prokopovich) против Российской Федерации” (жалоба N 58255/00) (Первая секция).

Оценив представленные ответчиком доказательства, в том числе фотографии земельного участка, на котором расположен гараж, который ответчик считает своим домом, суд пришел к обоснованному выводу, что в силу целевого назначения данного имущества, его свойств, признаков на данное имущество не может быть обращено взыскание.

В указанной связи суждения апеллянта о том, что гараж не является жилым помещением, поскольку не соответствует понятию, установленному ст. 15 Жилищного кодекса РФ, носят формальный характер и не могут быть положены в основу удовлетворения заявленных требований».

Примечание: Согласно данным на сайте Омского областного суда номер этого дела не 33-4659/2014, а 33-4661/2014, хотя в тексте определения действительно написано 33-4659/2014. Апелляционное определение вынесено 30 июля 2014 года. О дальнейшем обжаловании сведений в карточке по делу нет.

Метки . Закладка постоянная ссылка.

Возможность комментирования заблокирована.