Неисполнение Постановления ЕСПЧ? Не выдворяют, но РВП не дают

Постановлением от 27 сентября 2011 года по делу “Алим против России” (Alim v. Russia, жалоба N 39417/07) ЕСПЧ признал, что в случае выдворения заявителя из России, где он проживает со своей гражданской женой и двумя детьми, являющимися российскими гражданами, будет нарушена статья 8 Конвенции.

Письмом от 24 октября 2014 года представитель заявителя сообщил Комитету Министров Совета Европы, что камерунец Мустафа Алим не может добиться признания законности своего пребывания на территории России, а также получить регистрацию, отсутствие которой фактически лишает его возможности реализации ряда прав: ФМС России предлагает ему добровольно покинуть страну, а затем в целью законного въезда в нее на основании требуемой заявителю визы обратиться в российское посольство за рубежом, не давая, конечно, никаких гарантий, что в праве въезда обратно не будет отказано.

Российские власти и сами не скрывают, что считают Мустафу Алима “дефакто находящимся в России незаконно”, а узаконивание его пребывания в России без выезда из страны возможно, хотя выдворение ему, принимая во внимание Постановление ЕСПЧ, не грозит.

Нельзя исключить, что речь идет о новых нарушениях прав Мустафы Алима.

Примечательно, что Постановление ЕСПЧ по делу Алима было отобрано Верховным Судом РФ для включения в Обзор судебной практики за четвертый квартал 2012 года:

“В Постановлении по делу “Алим против России” от 27 сентября 2011 г. Европейский Суд установил, что исполнение российскими властями постановления суда о выдворении заявителя будет являться нарушением статьи 8 Конвенции в связи с несоблюдением права Алима на уважение его семейной жизни.

Обстоятельства дела: в 1995 году заявитель прибыл в Российскую Федерацию и стал проживать на основании визы.

С 2003 или 2004 года заявитель сожительствовал с гражданкой Российской Федерации. В апреле 2005 года гражданка А. родила сына. Заявитель официально признал отцовство.

9 сентября 2006 года истек срок действия документа, представляющего заявителю право на пребывание в Российской Федерации.

25 октября 2006 года гражданка А. родила дочь. Хотя заявитель никогда официально не признавал отцовство, он никогда его не оспаривал, и девочка получила его отчество.

В ноябре 2006 года заявитель был привлечен к административной ответственности в связи с нарушением им как иностранным гражданином режима пребывания (проживания) в Российской Федерации.

В январе 2007 года заявитель был повторно привлечен судом к административной ответственности за нарушение режима пребывания (проживания) в Российской Федерации, и в качестве наказания ему назначен административный штраф и административное выдворение за пределы Российской Федерации. В целях исполнения постановления об административном выдворении заявитель был помещен в специальное помещение, где содержался с 11 января по 16 июля 2007 года.

Адвокат заявителя безуспешно пытался оспорить постановление по делу об административном правонарушении в части назначения наказания в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации.
Позиция Европейского Суда: “…для оценки того, является ли мера по выдворению необходимой… и соответствует ли она преследуемой законной цели” следует руководствоваться следующими критериями:

  • характером и тяжестью правонарушения, совершенного заявителем;
    длительностью пребывания заявителя в стране, из которой он/она должен (должна) быть выдворен(а);
  • периодом времени, истекшим с момента совершения правонарушения, и поведением заявителя в этот период;
  • гражданством различных заинтересованных лиц;
  • семейным положением заявителя, в частности длительностью брака, и другими факторами, выражающими наличие семейной жизни у пары;
  • знал(а) ли супруг(а) о правонарушении на тот момент, когда она(а) вступал(а) в брак с заявителем;
  • есть ли в браке дети, и если есть, сколько им лет;
  • тяжестью трудностей, с которыми вероятно столкнется супруг(а) заявителя в стране, в которую должен быть выдворен заявитель”.

При этом Европейский Суд, во-первых, указал, что “понятие “семьи” не ограничивается основанными на браке взаимоотношениями и может включать другие фактические “семейные” отношения, когда стороны проживают совместно вне брака. Во-вторых, …ребенок, рожденный в результате брачных отношений, в силу закона является частью соответствующей “семьи” с момента и в силу самого факта его или ее рождения. Существование или отсутствие “семейной жизни” в смысле статьи 8 Конвенции зависит от фактического существования на практике тесных личных связей, в частности очевидной заинтересованности и обязательств отца в отношении ребенка до и после рождения.”.

В настоящем деле Европейский Суд сделал вывод, что “отсутствие оценки органами власти влияния их решений на семейную жизнь заявителя должно рассматриваться в качестве выходящего за пределы свободы усмотрения властей”.

Применительно к обстоятельствам данного дела Европейский Суд указал, что “… вопрос в отношении существования личной и (или) семейной жизни не был рассмотрен на национальном уровне, также отсутствует оценка органами власти влияния их решений на семейную жизнь заявителя”.

При таких обстоятельствах Европейский Суд признает, что “…не было убедительно доказано, что несоблюдение заявителем требований о регистрации иностранных граждан явно перевешивает тот факт, что заявитель проживал в Российской Федерации в течение значительного периода времени в сожительстве с гражданкой России, с которой он имеет двоих детей.”.

Европейский Суд пришел к выводу, что высылка гражданина из Российской Федерации являлась бы нарушением статьи 8 Конвенции”.

Метки , , , . Закладка постоянная ссылка.

Возможность комментирования заблокирована.