ЕСПЧ: Навальный и Яшин были задержаны и осуждены в нарушение Конвенции

Обратите внимание:

Постановление ЕСПЧ от 04 декабря 2014 года, о котором написано на этой странице, вступило в силу 20 апреля 2015 года на основании пункта 2(c) статьи 44 Конвенции в связи с отказом Коллегии Большой Палаты ЕСПЧ в удовлетворении обращения российских властей о передаче дела в Большую Палату.

Наименование дела на русском языке: Навальный и Яшин против России.

Наименование дела на английском языке: Navalnyy and Yashin v. Russia.

Имена заявителей: Алексей Анатольевич Навальный и Илья Валерьевич Яшин.

Номер жалобы: 76204/11.

Дата оглашения Постановления: 04 декабря 2014 года.

Дело касается обстоятельств задержания Алексея Навального и Ильи Яшина 05 декабря 2011 года вскоре после согласованного митинга на Чистых прудах в Москве против предполагаемой фальсификации результатов прошедших накануне выборов в Госдуму, их перевозки между отделами полиции, условий содержания в отделе позиции “Китай-город”, признания виновными в неповиновении законным требованиям сотрудников полиции с назначением наказания в виде административного ареста на срок 15 суток. Подробнее о фактических обстоятельствах, которых касалась жалоба, написано здесь.

Выводы ЕСПЧ (единогласно):

  • объединить рассмотрение возражений властей о неисчерпании заявитетелями внутренних средств правовой защиты в отношении жалобы на нарушение статьи 3 Конвенции с рассмотрением этой жалобы по существу и отклонить их, поскольку ранее ЕСПЧ уже признавал, что от нарушения статьи 3 Конвенции условиями содержания под стражей в России нет внутренних средств правовой защиты;
  • объявить жалобу приемлемой;
  • признать нарушение статьи 11 Конвенции, гарантирующей свободу собраний, поскольку единственной причиной прекращения полицией спонтанного шествия группы людей, включавших заявителей, которые шли с согласованного митинга, было то, что это шествие не было согласовано. Национальные суды не стали оценивать реальный риск, который заявители и группа людей, в которую они входили, представляли для общественного порядка и безопасности дорожного движения, на которые ссылались власти, и была ли, соответственно, необходимость разгонять их. Таким образом, власти не смогли подтвердить наличие “насущной общественной потребности” прерывать спонтанное шествие. Кроме того, отсутствовала “насущная общественная потребность” задерживать заявителей и препровождать их в отдел полиции вместо того, чтобы составить протоколы об административных правонарушениях на месте, при том, что именно для этого сотрудники полиции попросили их пройти в автобус. Наконец, примененное к заявителям наказание – 15 суток административного ареста – не соответствовало тяжести правонарушения и потому было непропорциональным по смыслу статьи 11 Конвенции;
  • признать нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции, гарантирующей право на справедливое судебное разбирательство, поскольку суды обосновали свои решения исключительно показаниями сотрудников полиции, отказавшись исследовать видеозаписи и выслушать свидетелей со стороны защиты, ограничились рассмотрением вопроса о том, имело ли место неповиновение со стороны заявителей сотрудникам милиции, оставив без внимания вопрос о законности требований сотрудников полиции и отклонив соответствующие вопросы, заданные им в ходе допроса, а также признали заявителей виновными без обоснования полицейскими того, что их вмешательство в гарантированную заявителям свободу собраний было оправданным. В свете этого отсутствует необходимость рассмотрения жалобы на нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в остальной части;
  • признать нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции, гарантирующей право на свободу и личную неприкосновенность, поскольку с момента прибытия заявителей в ОМВД по району Северное Измайлово, – когда, по мнению ЕСПЧ, и закончился период их доставления с целью составления протокола об административном правонарушении по смыслу статьи 27.2 КоАП РФ, которое не читается частью административного задержания и для которого не установлено никакой предельной продолжительности, в то время как срок административного задержания по общему правилу не должен превышать 3 часа, – и до момента составления протоколов об административных правонарушениях в отделе полиции «Китай-город», то есть в третьем отделе полиции, куда заявителей доставили, прошло почти 6 часов непризнанного и недокументированного лишения свободы, что недопустимо. Более того, после составления протоколов об административных правонарушениях заявители были подвергнуты административному задержанию на срок до 48 часов – по части 3 статьи 27.5 КоАП РФ – как лица, в отношении которых ведется производство по делу об административном правонарушении, влекущем в качестве одной из мер административного наказания административный арест. Однако российские власти не представили никакого обоснования выбора столь суровой меры обеспечения производства по делу, в частности, обоснования невозможности его обеспечения посредством применения менее суровой меры. Поэтому и оставление заявителей на ночь в отделе полиции «Китай-город» было необоснованным и произвольным;
  • признать нарушение статьи 13 Конвенции в сочетании со статьей 3, гарантирующей право на внутренние средства правовой защиты от нарушений статьи 3, в связи с отсутствием таких средств;
  • признать нарушение статьи 3 Конвенции условиями содержания в отделе полиции «Китай-город» в камере – с бетонным полом, без окон, без санузла, без мебели, не считая скамьи шириной 47 см., без матрацев, – предназначенной для пребывания в ней в течение не более трех часов, после многочасовой перевозки между отделами полиции без доступа к еде и воде;
  • признать, что отсутствует необходимость рассмотрения жалобы на нарушение статьи 18 Конвенции, гарантирующей, в частности, право не быть лишенными физической свободы с целью умаления свободы собраний, на нарушение которого жаловались заявители;
  • присудить справедливую компенсацию морального вреда в размере 26000 евро каждому и справедливую компенсацию издержек в размере 2500 евро Навальному (компенсация должна быть выплачена в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в силу; за все время просрочки выплаты, если таковая будет иметь место, также должны быть выплачены проценты в размере, равном предельной ставке рефинансирования Европейского центрального банка, применяемой в период просрочки, плюс три процентных пункта);
  • отказать в удовлетворении требований о справедливой компенсации в оставшейся части.

Постановление сопровождается совпадающим особым мнением Судьи Пинто де Альбукерке, который представил развернутое альтернативное обоснование нарушения свободы собраний.

См. также пресс-релиз Европейского Суда по правам человека (на русском).


Текст Постановления:
Открыть документ в браузере. Язык - английский.Открыть или скачать документ в формате PDF. Язык - английский.Открыть или скачать документ в формате DOC(x). Язык - английский.


Состав ЕСПЧ, принявший Постановление: Палата (Первая секция).

Вступление в силу: 20 апреля 2015 года.

Значимость Постановления: средняя, Постановление не вносит значительного вклада в развитие практики ЕСПЧ, однако не ограничивается применением существующей практики.

Метки , , , , , , , , , . Закладка постоянная ссылка.

Возможность комментирования заблокирована.