518-ФЗ ставит крест на эффективности кассации и надзора по УПК?

См. также

заметку “ЕСПЧ: Новая кассация по уголовным делам – неэффективна”, в которой написано, что ЕСПЧ не признал средством правовой защиты процедуру кассационной обжалования, предусмотренную УПК РФ в редакции, вступившей в силу 11 января 2015 года.

См. также

заметку “Новая кассация по ГПК РФ и 6-месячный срок обращения в ЕСПЧ”, в которой речь идет, в частности, о том, может ли оценка, данная Страсбургским Судом процедуре обжалования вступивших в законную силу судебных актов, предусмотренной ГПК РФ, быть экстраполирована на процедуру, предусмотренную УПК РФ в редакции, действующей с 01 января 2012 года (и в т.ч. с 11 января 2015 года).

Отмена Федеральным законом N 518-ФЗ сроков подачи кассационных и надзорных жалоб по уголовным делам с высокой вероятностью приведет Европейский Суд по правам человека к выводу, что обращения с такими жалобами не представляют собой внутренних средств правовой защиты по смыслу пункта 1 статьи 35 Конвенции и, соответственно, не влияют на исчисление шестимесячного срока на подачу жалобы в Страсбургский Суд.

Как известно, подача надзорных жалоб на вступившие в законную силу судебные решения в порядке, предусмотренном УПК РФ в редакции, действовавшей до 01 января 2013 года, не признавалась ЕСПЧ внутренним средством правовой защиты и не влияла на исчисление шестимесячного срока на обращение в Страсбургский Суд. К такому выводу ЕСПЧ пришел в Решении по вопросам приемлемости жалобы «Бердзенишвили против России» (Berdzenishvili v. Russia, жалоба N 31697/03) от 29 января 2004 года и никогда своего мнения по этому вопросу не менял. В первую очередь такое решение было вызвано неопределенностью сроков обжалования судебных решений в порядке надзора.

01 января 2013 года вступили в силу внесенные Федеральным законом N 433-ФЗ от 29 декабря 2010 года изменения в УПК РФ, касающиеся апелляционного, кассационного и надзорного порядка пересмотра судебных решений. В частности, были ограничены сроки подачи кассационных и надзорных жалоб. При этом кассационными теперь стали называться жалобы на вступившие в законную силу судебные решения, не считая подаваемых в Президиум Верховного Суда РФ, которые сохранили название надзорных.

И хотя специфические полномочия Председателя Верховного Суда РФ и его заместителей, к которым у ЕСПЧ также имелись претензии (см. часть 3 статьи 401.8 и часть 3 статьи 412.5 УПК РФ), сохранились, появление в законе сроков обжалования вступивших в законную силу судебных решений позволяло с разумной вероятностью допустить, что Страсбургский Суд может признать новые кассацию и надзор эффективными средствами правовой защиты.

Поэтому вплоть до принятия ЕСПЧ решения по данному вопросу, которое до сих пор не принято, я рекомендовал считать обращения с кассационными и надзорными жалобами в порядке, предусмотренном УПК РФ в редакции, вступившей в силу 01 января 2013 года, спорными внутренними средствами правовой защиты. Т.е. не учитывать их при исчислении шестимесячного срока на обращение в ЕСПЧ с жалобой на нарушения, предположительно допущенные нижестоящими судами, однако подавать кассационные и надзорные жалобы, в т.ч на имя Председателя Верховного Суда РФ в порядке, предусмотренном частью 3 статьи 401.8 УПК РФ и частью 3 статьи 412.5 УПК РФ (когда это возможно), и незамедлительно сообщать о результатах в Секретариат Европейского Суда по правам человека. Чтобы обезопасить себя от любого решения ЕСПЧ по вопросу о том, являются ли обращения с кассационными и надзорными жалобами внутренними средствами правовой защиты.

Однако 31 декабря 2014 года Президент РФ подписал Федеральный закон N 518-ФЗ, которым из УПК РФ исключены упоминания о годичном сроке обжалования вступивших в законную силу судебных решений в кассационном и надзорном порядке (статьи 401.6 и 412.9 УПК РФ, касающиеся ограничений в повороте к худшему, не изменились). Кроме того, из Федерального закона от 29 декабря 2010 года N 433-ФЗ была исключена норма о том, что лица, не воспользовавшиеся правом на обжалование в порядке надзора судебных решений, вступивших в законную силу до 01 января 2013 года, либо реализовавшие его не в полном объеме, вправе обжаловать такие судебные решения только до 01 января 2014 года (одновременно исключена норма о пересмотре таких судебных решений в порядке, предусмотренном УПК РФ в редакции, действовавшей до 01 января 2013 года).

Примечательно, что Правительство РФ дало отрицательный официальный отзыв на законопроект со следующей формулировкой (отзыв дан на первоначальную редакцию, в которой речь шла только про кассационные жалобы): “Установление законодателем пресекательного срока для кассационного обжалования согласуется с принципом правовой определенности. Принцип правовой определенности ограничивает возможность кассационного обжалования вступивших в законную силу приговоров в целях улучшения положения осужденного. Указанный принцип в целях предотвращения злоупотребления правом лицами, участвующими в деле (как правило, проигравшей стороной), не позволяет неограниченно долго ставить под сомнение окончательные акты судебной власти, а также устанавливает невозможность инициирования пересмотра вступившего в законную силу решения суда органами государственной власти и лицами, чьи права не были затронуты судебным разбирательством. Вместе с тем принцип правовой определенности не исключает возможность пересмотра судебных решений ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств (глава 49 УПК). Данная процедура используется для исправления судебных ошибок, и согласно части первой статьи 414 УПК пересмотр обвинительного приговора в пользу осужденного никакими сроками не ограничен. На основании изложенного Правительство Российской Федерации не поддерживает законопроект”.

Федеральный закон N 518-ФЗ был опубликован на официальном интернет-портале правовой информации в день подписания. И, соответственно, вступает в силу 11 января 2015 года (статья 6 Федерального закона от 14 июня 1994 года N 5-ФЗ).

Таким образом, порядок обжалования вступивших в законную силу судебных решений в кассационном и надзорном порядке, предусмотренный УПК РФ в редакции, вступающей в силу 11 января 2015 года, с высокой вероятностью будет признан Европейским Судом по правам человека не относящимся к внутренним средствам правовой защиты по смыслу пункта 1 статьи 35 Конвенции.

Соответственно, при исчислении шестимесячного срока на обращение в Страсбургский Суд заявителям, как я и рекомендовал ранее, тем более не следует учитывать возможность обращения в суды с кассационными и надзорными жалобами. Решение о том, подавать ли такие жалобы, остается за ними. Несмотря на очень небольшую вероятность, что порядок обжалования вступивших в законную силу судебных решений, который начнет действовать 11 января 2015 года, будет признан ЕСПЧ эффективным средством правовой защиты, я не могу взять на себя ответственность сказать, что такое – по тем или иным причинам – абсолютно невозможно, а потому подача кассационных и надзорных жалоб – с точки зрения обращения в ЕСПЧ – бессмысленна, равно как и сообщение Страсбургскому Суду о результатах. Поэтому я продолжу разъяснять заявителям, что обращения с кассационными и надзорными жалобами представляют собой спорные средства правовой защиты, но в связи со вступлением в силу Федерального закона N 518-ФЗ перестану настоятельно рекомендовать подавать такие жалобы и сообщать о результатах их рассмотрения в ЕСПЧ.

См. также: Исчисление срока на обращение в ЕСПЧ после ликвидации ВАС РФ

Закладка постоянная ссылка.

Возможность комментирования заблокирована.