Внук Сталина против России: Решение ЕСПЧ – 15 января

15 января 2015 года Европейский Суд по правам человека опубликует свое Решение по жалобе «Джугашвили против России» (Dzhugashvili v. Russia, N 41123/10) на предполагаемое нарушение статьи 8 Конвенции, гарантирующей право на уважение личной и семейной жизни, в связи с отказом российских судов в удовлетворении двух исков Евгения Яковлевича Джугашвили к «Новой газете» и ее авторам о признании не соответствующими действительности и унижающими честь и достоинство Сталина следующих высказываний, содержащихся в статье Анатолия Юрьевича Яблокова «Виновным назначен Берия»:

«Сталин и чекисты повязаны большой кровью…»;

«… Сталин и члены Политбюро ВКП(б), вынесшие обязательное для исполнителей решение о расстреле поляков, избежали моральной ответственности за тягчайшие преступления…»;

«… кровожадный людоед…»;

«Секретными протоколами к Пакту Молотова — Риббентропа было предусмотрено, что СССР, несмотря на действовавший с Польшей  договор о ненападении, должен участвовать на стороне Германии в нападении на Польшу. После того как 01 сентября 1939 года Германия начала войну с Польшей, СССР, выполняя свои обязательства перед Германией, 17 сентября 1939 года вторгся в Польшу…»;

«В ходе расследования было установлено, что в действительности 14700 польских военнопленных из трех лагерей НКВД и 7305 польских граждан, содержавшихся в тюрьмах Западной Украины и Западной Белоруссии, по постановлению Политбюро ВКП(б) в апреле—мае 1940 года были расстреляны сотрудниками НКВД СССР и захоронены на территории дач УНКВД и в других местах»;

«Несмотря на подтверждающие правоту этих документов показания бывшего председателя КГБ СССР Шелепина, бывшего начальника Управления по делам военнопленных НКВД Сопруненко, начальника УНКВД по Калининской области Токарева и других, подлинность этих документов была дополнительно тщательно проверена»;

«Впервые документально было подтверждено, что около 22 тысяч жертв катынского преступления казнили по решению Политбюро ЦК ВКП(б) — по политическим и национальным мотивам как «закоренелых, неисправимых врагов советской власти… по национальности свыше 97% поляки»;

«… Обстоятельства этого массового убийства подтверждаются не только этими документами, но и показаниями свидетелей и материалами эксгумаций в местах захоронений»,

а также высказывания, содержащегося в опубликованной после вступления в силу решения суда по первому делу статье Олега Хлебникова «Исторический процесс»:

«на уровне московского районного суда признано право считать И.В. Сталина (Джугашвили) преступником» (выделено в оригинале).

Решение Басманного районного суда города Москвы по первому делу, принятое 13 октября 2009 года и оставленное без изменения апелляционным определением Мосгорсуда от 10 декабря 2009 года, было обосновано, в частности, ссылками на статью 10 Конвенции:

Пленум Верховного Суда РФ в активно используемом судами абз. 3 п. 9 своего Постановления от 24 февраля 2005 г. N 3 разъяснил, что ЕСПЧ в своей практике применения статьи 10 Конвенции различает утверждения о фактах, соответствие которых действительности можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности, в связи с чем к последним неприменима ст. 152 ГК РФ, согласно которой по суду можно требовать опровержения лишь не соответствующих действительности порочащих сведений. Это разъяснение правильное. Однако не следует понимать его таким образом, что статья 10 Конвенции защищает право высказывать абсолютно любые оценочные суждения, даже если они лишены разумных оснований и при этом порочат честь, достоинство и деловую репутацию. В этом можно легко убедиться, посмотрев, например, на Постановление ЕСПЧ по делу «Новая газета» и Бородянский против России».

«В соответствии со статьей 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьей 29 Конституции Российской Федерации, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 ГК РФ, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.

Таким образом, по смыслу действующего гражданского законодательства критерием отличия имеющих место утверждений о фактах и событиях от оценочных суждений (мнений, убеждений) является возможность проверки таких сведений на предмет соответствия их действительности.

Оценивая содержание первого и третьего оспариваемых фрагментов статьи («Сталин и чекисты повязаны большой кровью … »; «… кровожадный людоед … »), суд, на основании оценки всех собранных по делу доказательств в их совокупности, представленных лицами, участвующими в деле, в обоснование требований и возражений, приходит к выводу, что данные фразы утверждениями о фактах не являются, так как представляют собой выражение мнения автора публикации Яблокова А.Ю. относительно сложных, по-разному понимаемых сторонами и неоднозначных событий, имевших место в советской истории.

Изложенное мнение автора статьи представляет собой субъективную оценку Джугашвили (Сталина) И.В. как исторической фигуры и его роли в политике в 30-х — начале 50-х годах ХХ века, а также личную оценку содержания материалов уголовного дела по факту трагических событий в Катыни в апреле-мае 1940 года в отношении польских военнопленных, иных граждан и материалов иных дел в отношении репрессированных лиц, ставших доступными автору статьи Яблокову А.Ю. как лицу, принимавшему участие в качестве следователя в расследовании Главной военной прокуратурой названного уголовного дела и работнику отдела по реабилитации жертв политических репрессий Главной военной прокуратуры.

По сути исковых требований и объяснений участников процесса, данных в судебном заседании, заявленный спор представляет собой непримиримую и острую, но субъективную дискуссию лиц, имеющих различные взгляды по названной проблеме и роли Сталина И.В. в истории. Так, истец полагает, что деятельность Сталина И.В. являлась положительной для общества, в то время как ответчиками дана отрицательная, негативная оценка деяниям Сталина И.В.

Признавать субъективную точку зрения стороны истца или стороны ответчика более значимой и более аргументированной по сравнению с мнением другой стороны суд полагает для себя изначально неприемлемым.

Проходящая в средствах массовой информации дискуссия относительно личности Джугашвили (Сталина) И.В., вызывающая исключительный общественный интерес, требует дополнительных рассуждений и глубокого обсуждения в историческом плане, в связи с чем ограничена быть не может, так как по существу лежит вне правового поля, являясь проявлением элементов гражданского общества в Российской Федерации.

Выражения «повязаны большой кровью» и «кровожадный людоед» в данной статье носят исключительно метафорический характер, в связи с чем заведомо не могут быть проверены на их соответствие объективной действительности, так как употреблены лишь в переносном смысле.

Приведенное понимание вышеуказанных фрагментов статьи именно в качестве одного из способов выражения взглядов автора, не содержащего какие-либо конкретные утверждения о фактах или событиях, дополнительно подтверждается заключительным высказыванием Яблокова А.Ю., содержащимся в данной статье: «Вот что я думаю о перспективах суда над Сталиным и сталинизмом в современной России».

«05 марта 1940 года, действуя по предложению главы НКВД [Л.П. Берия], члены Политбюро [ЦК ВКБ(б)] одобрили расстрел польских военнопленных без суда, который должен был быть приведен в исполнение сотрудниками НКВД. Пленные были убиты и захоронены в братских могилах в разные дни апреля и мая 1940 года» (пункт 153 окончательного Постановления Большой Палаты ЕСПЧ от 21 октября 2013 года по делу «Яновец и другие против России» («Янович и другие против России»; Janowiec and Others v. Russia, жалобы NN 55508/07 и 29520/09)).

Оценивая содержание второго фрагмента статьи, оспариваемого истцом, о том, что «… Сталин и члены Политбюро ВКП (б), вынесшие обязательное для исполнителей решение о расстреле поляков, избежали моральной ответственности за тягчайшие преступления …», суд исходит из положений статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, согласно которой каждый имеет право свободно выражать свое мнение; это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ.

При этом, в силу статьи 1 Федерального закона от 30.03.1998 года № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» судом учитывается правовая позиция Европейского Суда по правам человека, выраженная в его постановлениях.

В соответствии с установившейся прецедентной практикой Европейского Суда свобода выражения мнения составляет одну из существенных основ демократического общества и одно из главных условий для его прогресса и самореализации каждого гражданина. С учетом положения пункта 2 статьи 10 Конвенции она распространяется не только на «информацию» или «идеи», которые благосклонно принимаются или считаются безвредными или нейтральными, но также на оскорбляющие, шокирующие или причиняющие беспокойство. Таковы требования плюрализма, терпимости и широты взглядов, без которых невозможно «демократическое общество» (см. Постановление Европейского Суда от 7 декабря 1976 года по делу «Хэндисайд против Соединенного Королевства», и Постановление Европейского Суда от 23 сентября 1994 года по делу «Йерсилд против Дании»).

Более того, политики заведомо подпадают под более широкие пределы допустимой критики, чем частные лица.

Пресса исполняет важнейшую функцию в демократическом обществе.

Ее важнейшей обязанностью является распространение информации и идей по всем вопросам всеобщего интереса, а общество имеет право на получение указанных сведений.

Журналистская свобода распространяется на возможное использование в определенной степени преувеличений или даже провокации (см. Постановление Европейского Суда от 26 апреля 1995 года по делу «Прагер и Обершлик против Австрии»).

В настоящей статье при формулировании вышеприведенного высказывания Яблоков А.Ю. осуществил свободу выражения мнения посредством газетной публикации, что отражает существенную роль прессы в обеспечении надлежащего функционирования демократического общества.

Затронутые в указанном фрагменте статьи вопросы представляли значительный интерес для социума, в связи с чем Яблоков А.Ю. имел право привлечь к ним внимание общественности посредством прессы, а изложенное им суждение не нарушает справедливый общественный баланс, необходимый в демократическом обществе, между защитой чести и достоинства политического деятеля и правом журналиста на распространение информации по вопросам, представляющим всеобщий интерес, так как отсутствуют какие-либо объективные признаки того, что автор статьи вышел за пределы обычно приемлемой степени критики, преувеличения или провокации при творческом изложении своих взглядов и убеждений, носящих высокую эмоциональную окраску.

Как указано в постановлении Европейского суда по правам человека по делу «Лингенс против Австрии» от 08 июля 1986 года: «Свобода печати наделяет к тому же общество одним из самых совершенных инструментов, позволяющих узнать и составить представление об идеях и позициях политических лидеров. В более общем виде можно сказать, что свобода политической дискуссии составляет стержень концепции демократического общества, которая проходит через всю Конвенцию. Соответственно, пределы допустимой критики в отношении политиков как таковых шире, чем в отношении частного лица. В отличие от последнего, первый должен проявлять и большую степень терпимости к пристальному вниманию журналистов и всего общества, к каждому его слову и действию».

Утверждения истца об оскорбительном характере оспариваемых фрагментов статьи суд также не может принять во внимание, так как оскорбление — это намеренное унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной (циничной, глубоко противоречащей нравственным нормам, правилам поведения в обществе) форме, а никаких разумных оснований полагать, что мнение Яблокова А.Ю., которому он дал в статье понятные и определенные разъяснения, было высказано в статье именно в целях оскорбления Сталина И.В. в непристойной либо неприличной форме, у суда не имеется.

«Опубликованные материалы, многие годы хранившиеся в секретных архивах, <…> свидетельствуют, что Катынское преступление было совершено по прямому указанию Сталина и других советских руководителей» (Постановление ГД ФС РФ от 26 ноября 2010 года N 4504-5 ГД “О Заявлении Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации “О Катынской трагедии и ее жертвах”).

Анализ содержания остальных оспариваемых фрагментов статьи («Секретными протоколами к Пакту Молотова — Риббентропа было предусмотрено, что СССР, несмотря на действовавший с Полыней договор о ненападении, должен участвовать на стороне Германии в нападении на Польшу. После того как 01 сентября 1939 года Германия начала войну с Польшей, СССР, выполняя свои обязательства перед Германией, 17 сентября 1939 года вторгся в Польшу.. »; «В ходе расследования было установлено, что в действительности 14700 польских военнопленных из трех лагерей НКВД и 7305 польских граждан, содержавшихся в тюрьмах Западной Украины и Западной Белоруссии, по постановлению Политбюро ВКП (б) в апреле — мае 1940 года были расстреляны сотрудниками НКВД СССР и захоронены на территории дач УНКВД и в других местах»; «Несмотря на подтверждающие правоту этих документов показания бывшего председателя КГБ СССР Шелепина, бывшего начальника Управления по делам военнопленных НКВД Сопруненко, начальника УНКВД по Калининской области Токарева и других, подлинность этих документов была дополнительно тщательно проверена»; «Впервые документально было подтверждено, что около 22 тысяч жертв катынского преступления казнили по решению Политбюро ЦК ВКП (б) — по политическим и национальным мотивам как «закоренелых, неисправимых врагов советской власти… по национальности свыше 97 % поляки»; «… Обстоятельства этого массового убийства подтверждаются не только этими документами, но и показаниями свидетелей и материалами эксгумаций в местах захоронений»), не позволяет суду сделать вывод о том, что они содержат какие-либо утверждения именно в отношении лично Сталина И. В.

В силу ст. 3 ГПК РФ защите подлежит нарушенное либо оспариваемое право, свобода или законный интерес заинтересованного лица.

По смыслу ст. 152 ГК РФ защита нарушенных прав лица возможна только в том случае, если оспариваемые сведения распространены в отношении конкретного лица — гражданина (физического лица) или организации (юридического лица), которое можно идентифицировать, исходя из смысла и содержания таких сведений, независимо от того, содержится ли в распространенных сведениях имя (наименование) этого лица или нет, и такие сведения порочат честь, достоинство и (или) деловую репутацию.

Фамилия, имя, отчество Сталина И.В., а также какие-либо сведения лично о нем в этих фрагментах статьи не содержатся; смысловое наполнение суждений, отраженных в данных фрагментах статьи, касающихся ряда сложных исторических вопросов, само по себе основанием для отнесения их содержания именно к Сталину И.В. являться не может.

Таким образом, исковые требования о признании сведений, содержащихся в статье Яблокова А.Ю. «Виновным назначен Берия» в приложении (спецвыпуске) Правда ГУЛАГа» № 03 (14) к газете «Новая газета» от 22.04.2009 года, вымышленными, не соответствующими действительности, унижающими честь и достоинство не подлежат удовлетворению, так как признаются судом явно необоснованными по ранее приведенным мотивам».

Метки , , , . Закладка постоянная ссылка.

Возможность комментирования заблокирована.