Внук Сталина проиграл дело о “кровожадном людоеде”: Решение ЕСПЧ

Наименование дела на русском языке: Джугашвили против России.

Наименование дела на английском языке: Dzhugashvili v. Russia.

Имя заявителя: Евгений Яковлевич Джугашвили.

Номер жалобы: 41123/10.

Дата принятия Решения: 09 декабря 2014 года.

Дата публикации Решения: 15 января 2015 года.

Выводы ЕСПЧ (единогласно): жалоба объявлена неприемлемой в полном объеме.

О содержании жалобы, публикаций, которых она касается, и решений национальных судов по данному делу можно прочитать здесь.

ЕСПЧ указал, что если расценивать жалобу как поданную в защиту права на уважение личной и семейной жизни Иосифа Сталина, то заявитель не имеет права на подачу такой жалобы, поскольку эти права, гарантированные статьей 8 Конвенции, являются непередаваемыми.

Что касается указанных прав самого заявителя, то ЕСПЧ отметил, что при некоторых условиях личная жизнь и идентичность лица может быть затронута репутацией умершего члена его семьи, что дает возможность ссылаться на статью 8 Конвенции, как это признано в Постановлении ЕСПЧ по делу “Путистин против Украины” (Putistin v. Ukraine, жалоба N 16882/03) от 21 ноября 2013 года, касающемся публикации в СМИ информации об участии отца заявителя в “Матче смерти”, что могло быть интерпретировано как его сотрудничество с Гестапо. Однако, хотя обе спорные публикации по делу Евгения Джугашвили так или иначе касались его деда, ЕСПЧ указал, что в данном случае он не готов проводить параллели с делом Путистина. Оно касалось репутации частного лица, футболиста, по воле судьбы оказавшегося участником “Матча смерти”, чья роль в соответствующих событиях не только не была лидирующей и ограничивалась лишь простым участием, но и не имела прямого влияния на его политическую, военную или иного рода публичную карьеру. В отличие от настоящего дела, касающегося репутации всемирно известной публичной персоны. В связи с этим следует различать оскорбительные нападки на частных лиц, чья репутация является составляющей репутации членов их семей, остающейся под защитой статьи 8 Конвенции, и правомерную критику публичных фигур, которые, занимая руководящие позиции, подвергают себя тем самым повышенному общественному вниманию. 

Первая публикация, которой касается настоящее дело, вносит вклад в общественную дискуссию относительно событий в Катыни и затрагивает, среди прочего, вопрос о роли бывшего советского руководства, которую оно предположительно сыграло в них. Вторая публикация содержит по сути авторскую интерпретацию решения суда, касающегося той же темы и, таким образом, представляет собой продолжение той же самой дискуссии.

Исторические события огромной важности, затрагивающие судьбы множества людей, как и исторические личности, вовлеченные в них и ответственные за них, неминуемо остаются открытыми для тщательного исторического изучения и критики по стороны общества, поскольку представляют собой предмет интересов общества.

Принимая во внимание, что дела, подобные этому, требуют соблюдения баланса между правом на уважение личной жизни и свободой выражения мнения, ЕСПЧ напомнил, что составляющей этой свободы, гарантированной статьей 10 Конвенции, является поиск исторической истины. И ЕСПЧ не предназначен для разрешения продолжающихся среди историков споров о соответствующих исторических событиях. В противном случае речь шла бы о юридическом вмешательстве в исторические дебаты, что неминуемо перенесло бы споры историков с публичных площадок в залы судебных заседаний.

Кроме того, по настоящему делу национальные власти провели сравнение конкурирующих прав и свобод в соответствии с критериями, выработанными ЕСПЧ. А потому для замены своей точкой зрения позиции национальных судов требуются очень веские причины. В этой связи ЕСПЧ отметил, что национальные суды приняли во внимание вклад публикаций в общественную дискуссию, привлекающую большое общественное внимание, роль соответствующего лица и предмет спора, содержание, форму и информационную ценность публикаций. Во-первых, суды исходили из того, что публикации внесли свой вклад в спор о фактических обстоятельствах события исключительной общественной значимости и исключительного общественного интереса. Во-вторых, суды установил, что историческая роль предка заявителя предполагает более высокую степень терпимости к общественному вниманию и критике его личности и поступков. Наконец, что касается содержания и формы, национальные суды отметили высокую эмоциональную окраску отдельных утверждений, однако сочли, что они находятся в пределах допустимой критики. При этом суды прямо и явно приняли во внимание применимую практику ЕСПЧ, включая разграничение между утверждениями о фактах и оценочными суждениями.

Соответственно, ЕСПЧ посчитал, что национальные суды обеспечили соблюдение справедливого баланса между журналистской свободой выражения мнения и правами заявителя, гарантированными статьей 8 Конвенции. Поэтому жалоба заявителя является неприемлемой как явно необоснованная.


Текст Решения:
Открыть документ в браузере. Язык - английский.Открыть или скачать документ в формате PDF. Язык - английский.Открыть или скачать документ в формате DOC(x). Язык - английский.


Состав ЕСПЧ, принявший Решение: Палата (Первая секция).

Вступление в силу: Решение вступило в силу в день принятия и является окончательным (пункт 2 статьи 28 Конвенции).

Значимость Решения (с точки зрения его вклада в развитие практики ЕСПЧ): низкая, Решение не вносит вклада в развитие практики ЕСПЧ, ограничивается применением существующей практики.

Метки , , , , , , , , . Закладка постоянная ссылка.

Возможность комментирования заблокирована.