Компенсация со ссылкой на ст. 5 Конвенции не лишила статуса жертвы: Постановление ЕСПЧ

Наименование дела на русском языке: Шкарупа против России.

Наименование дела на английском языке: Shkarupa v. Russia.

Имя заявителя: Игорь Владимирович Шкарупа.

Номер жалобы: 36461/05.

Дата оглашения Постановления: 15 января 2015 года.

Выводы ЕСПЧ:

  • объявить приемлемой жалобу на нарушения статей 3 и 13 Конвенции условиями содержания под стражей (единогласно) и пункта 3 статьи 5 Конвенции (большинством голосов), а в остальной части – неприемлемой (большинством голосов);
  • признать нарушение статьи 3 Конвенции условиями содержания под стражей (единогласно);
  • признать нарушение статьи 13 Конвенции в связи с отсутствием соответствующих внутренних средств правовой защиты (единогласно);
  • признать нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции в связи с длительным содержанием заявителя под стражей в отсутствие достаточных оснований (шестью голосами Судей против одного);
  • присудить справедливую компенсацию морального вреда в размере 6500 евро и издержек в размере 3400 евро (компенсация должна быть выплачена в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в силу; за все время просрочки выплаты, если таковая будет иметь место, также должны быть выплачены проценты в размере, равном предельной ставке рефинансирования Европейского центрального банка, применяемой в период просрочки, плюс три процентных пункта);
  • отказать в удовлетворении требований о справедливой компенсации в оставшейся части.

Постановление сопровождается особым мнением Судьи от России Дмитрия Дедова, в котором он выражает свое несогласие с выводами большинства Судей Палаты, что заявитель не утратил статус жертвы нарушения пункта 3 статьи 5 Конвенции, несмотря на присуждение ему на национальном уровне – после оправдания и признания за ним права на реабилитацию – компенсации, в т.ч. в связи с содержанием под стражей, причем со ссылкой на статью 5 Конвенции.

По мнению большинства Судей Палаты, заявитель не утратил статус жертвы, т.к. суд присудил ему компенсацию в связи с оправданием, а не в связи с признанием нарушения статьи 5 Конвенции, пусть он на нее и сослался, без необходимого для утраты статуса жертвы явного или подразумеваемого вывода о том, что заявитель содержался под стражей чрезмерно долго или в отсутствие относимых и достаточных оснований.

Судья Дедов отметил, что национальный судья не обязан ссылаться на Конвенцию, ее отдельные статьи или, “как требовала Палата по настоящему делу”, на какой-либо пункт или подпункт статьи 5 Конвенции.

Я не вижу в Постановлении Палаты ничего, что могло бы быть интерпретировано мной как требование сослаться на какой-либо пункт или подпункт статьи 5 Конвенции (и в принципе на статью 5 Конвенции или Конвенцию в целом) при присуждении компенсации как условие утраты статуса жертвы. В частности, я не вижу ничего подобного в пунктах 74-77 Постановления, на которые ссылается российский Судья. Как написано выше, большинство Судей Палаты указали, что заявитель, по их мнению, не утратил статус жертвы, т.к. национальный суд не признал ни того, что он содержался под стражей чрезмерно долго, ни того, что он был лишен свободы в отсутствие относимых и достаточных оснований.

По мнению Дедова, национальный суд признал нарушение права заявителя, указав, что тот явился “жертвой ареста или заключения под стражу”, был “незаконно привлечен к уголовной ответственности, незаконно задержан … и в дальнейшем незаконно подвергнут применению в качестве меры пресечения подписки о невыезде”. Таким образом, национальный суд не был обязан признавать, что содержание под стражей было чрезмерно длительным или необоснованным по смыслу статьи 5 Конвенции. При этом, по мнению Дедова, данное дело отличается от дела Лабита, на Постановление Большой Палаты по которому сослалось большинство Судей (“Лабита против Италии” (Labita v. Italy, жалоба N 26772/95) от 06 апреля 2000 года), поскольку там компенсация явилась автоматическим следствием оправдания, а по российскому праву компенсация морального вреда требует предварительного признания незаконности действий тех, за кого государство несет ответственность. И суд признал незаконность таких действий, присуждая заявителю компенсацию. Судья Дедов также отметил, что, по его мнению, настоящее дело по тем же причинам отличается от дела Шаля, где компенсация, как и в случае Лабиты, явилась автоматическим следствием оправдания.

См. также:
Судья Дедов: О плохом заявителе и хороших милиционерах
Судья ЕСПЧ от России пригрозил заявителям убийством
Иногда лучше жевать, или Очередное особое мнение Судьи Дедова
Вновь чудеса аргументации российского Судьи Дмитрия Дедова


Текст Постановления:
Открыть документ в браузере. Язык - английский.Открыть или скачать документ в формате PDF. Язык - английский.Открыть или скачать документ в формате DOC(x). Язык - английский.


Состав ЕСПЧ, принявший Постановление: Палата (Первая секция).

Вступление в силу: Если в течение трех месяцев со дня оглашения Постановления ни заявитель (никто из заявителей), ни власти Российской Федерации не подадут обращения о передаче дела в Большую Палату ЕСПЧ, настоящее Постановление вступит в силу по истечении трех месяцев со дня его оглашения, то есть 15 апреля 2015 года. Если хотя бы одна из сторон разбирательства подаст такое обращение и оно будет отклонено Коллегией Большой Палаты ЕСПЧ, то настоящее Постановление вступит в силу в день принятия решения Коллегии. В случае удовлетворения обращения дело будет передано в Большую Палату, а настоящее Постановление никогда не вступил в силу. Окончательным решением по делу станет решение Большой Палаты ЕСПЧ (статьи 42-44 Конвенции). Если по истечении трех месяцев со дня оглашения Постановления Палаты на титульном листе его текста отсутствует выполненное шрифтом красного цвета слово «FINAL» (на французском — «DÉFINITIF»), обозначающее, что Постановление является окончательным, за которым следовала бы дата вступления его в силу, то это косвенно указывает на то, что властями государства-ответчика или заявителем (любым из них) подано обращение о передаче дела в Большую Палату. Прямо на подачу такого обращения указывает надпись: «Request for referral to the Grand Chamber pending» (на французском — «Demande de renvoi devant la Grande Chambre en cours»), т.е. «Обращение о передаче дела на рассмотрение в Большую Палату ожидает рассмотрения», также размещаемая на титульном листе Постановления ЕСПЧ. Если в удовлетворении обращения (обращений) будет отказано, эта надпись сменится на надпись «FINAL»/«DÉFINITIF». Если его (их) удовлетворят, то на надпись «Referral to the Grand Chamber» (на французском — «Renvoi devant la Grande Chambre»), означающую, что дело передано на рассмотрение в Большую Палату ЕСПЧ. Все указанные надписи могут размещаться с некоторой задержкой.

Значимость Постановления (с точки зрения его вклада в развитие практики ЕСПЧ): низкая, Постановление не вносит вклада в развитие практики ЕСПЧ, ограничивается применением существующей практики.

Метки , , , , , , . Закладка постоянная ссылка.

Возможность комментирования заблокирована.