Украина снимает с себя обязательства по Конвенции в Крыму

Обратите внимание:

Заявление украинских властей, о котором написано ниже, было получено Генеральным Секретарем Совета Европы и зарегистрировано 09 июня 2015 года.

Верховная Рада Украины приняла сегодня Постановление об утверждении Заявления Верховной Рады Украины «Об отступлении Украины от отдельных обязательств, определенных Международным пактом о гражданских и политических правах и Конвенцией о защите прав человека и основных свобод».

Согласно тексту Постановления Верховная Рада Украины одобрила заявление об отступлении, в частности, от отдельных обязательств по статьям 5, 6, 8 и 13 Конвенции, которые гарантируют права на свободу и личную неприкосновенность, справедливое судебное разбирательство, уважение личной и семейной жизни, жилища и корреспонденции и внутренние средства правовой защиты, на период до полного прекращения вооруженной агрессии Российской Федерации, а именно до момента вывода всех незаконных вооруженных формирований, управляемых, контролируемых и финансируемых Российской Федерацией, российских оккупационных войск, ее военной техники с территории Украины, восстановления полного контроля Украины за государственной границей Украины, восстановления конституционного строя и порядка на оккупированной территории Украины. Министерству иностранных дел Украины поручено проинформировать Генерального секретаря Совета Европы в соответствии со статьей 15 Конвенции о принятом Заявлении и об изменении территории, на которую распространяется отступление Украины от обязательств по Конвенции. Хотя здесь речь идет об изменении территории, на которую распространяется отступление (зміну території, на яку поширюється відступ), в связи с чем можно предположить, что ранее Украина уже сообщала Генеральному секретарю Совета Европы о тех или иных отступлениях от своих обязательств по Конвенции на иной территории, на сегодняшний день никаких заявлений Украины на этот счет не зарегистрировано.

В пункте 2 самого Заявления Верховной Рады говорится, что Российская Федерация как государство, которое фактически оккупировало и контролирует часть Донецкой и Луганской областей, отвечает за соблюдение и защиту прав человека на этих территориях как по международному гуманитарному праву, так и по международному праву прав человека. При этом, как видим, речи не идет о том, что Украина не признает также и за собой обязательства по Конвенции на указанной территории. И содержание пунктов 4—8 Заявления, согласно которым Украина отступает только от некоторых обязательств на части территории названных областей, свидетельствует о том, что в принципе она признает все свои остальные обязательства по Конвенции на всей территории Украины, в т.ч. на всей территории Донецкой и Луганской областей. В пункте 3 Заявления отступление от обязательств по Конвенции объясняется чрезвычайным обстоятельством, угрожающим жизни нации, по смыслу пункта 1 статьи 15 Конвенции: продолжающейся вооруженной агрессией Российской Федерации против Украины, которая сопровождается совершением военных преступлений и преступлений против человечности как регулярными Вооруженными Силами Российской Федерации, так и незаконными вооруженными формированиями, управляемыми, контролируемыми и финансируемыми Российской Федерацией. В пунктах 4—8 Заявления названы конкретные законы, которые вызывают необходимость отступления от положений статей 5, 6, 8 и 13 Конвенции. Во всех случаях речь фактически идет о районах проведения антитеррористической операции. В пункте 9 Заявления делается вывод, что Украина пользуется своим правом на отступление от обязательств по статьям 5, 6, 8 и 13 Конвенции в отдельных районах Донецкой и Луганской областей Украины, определенных Антитеррористическим центром при Службе безопасности Украины, в связи с проведением антитеррористической операции, на период до полного прекращения вооруженной агрессии Российской Федерации, восстановления конституционного строя и порядка на оккупированной территории Украины. В пункте 10 Заявления говорится, что Украина оставляет за собой право принимать меры, которые будут основанием для отступления от других обязательств по Конвенции, о чем при необходимости будет проинформирован Генеральный секретарь Совета Европы.

Однако наиболее примечательным является первый пункт Заявления, в котором указано, что в связи с аннексией и временной оккупацией Российской Федерацией неотъемлемой части территории Украины – Автономной Республики Крым и города Севастополя, осуществленной в результате вооруженной агрессии против Украины, полную ответственность (повну відповідальність) за соблюдение прав человека и выполнение соответствующих международных договоров на аннексированной и временно оккупированной территории Украины несет Российская Федерация.

Из текстов Заявления и Постановления не совсем понятно, касается ли пункт 1 Заявления отступления Украины от ее обязательств по Конвенции. Потому что в Постановлении, с одной стороны, речь идет только об отступлении от отдельных обязательств по статьям 5, 6, 8 и 13 Конвенции, а с другой, Министерству иностранных дел Украины поручено проинформировать Генерального секретаря Совета Европы в соответствии со статьей 15 Конвенции о принятом Заявлении и об изменении территории, на которую распространяется отступление Украины от обязательств по Конвенции, в то время как Заявление начинается с пункта, в котором речь идет фактически о попытке снять с себя все обязательства по Конвенции применительно к территории Крыма и Севастополя.

В связи с этим считаю важным отметить, что, во-первых, статья 15 Конвенции, на которую ссылается Верховная Рада Украины, не предусматривает возможности отступления от ряда обязательств, в частности, по статье 2 Конвенции, гарантирующей право на жизнь, за исключением случаев гибели людей в результате правомерных военных действий, и статье 3 Конвенции, запрещающей пытки, бесчеловечное и унижающее достоинство обращение и наказание, даже в случае войны или при иных чрезвычайных обстоятельствах, угрожающих жизни нации, на которые ссылаются украинские власти. Во-вторых, хотя статьи 56 и 58 Конвенции предусматривают возможность распространить Конвенцию на территорию, за сношения которой государство отвечает, посредством заявления, адресованного Генеральному секретарю Совета Европы, а также впоследствии денонсировать Конвенцию применительно к такой территории, по мнению Европейского Суда по правам человека, эти положения не могут быть интерпретированы как дающие государству право ограничить действие Конвенции на части своей территории посредством такого заявления, т.е. уменьшить свою юрисдикцию по смыслу статьи 1 Конвенции (см. Решение ЕСПЧ по делу “Илашку и другие против Молдовы и России” (Ilaşcu and Others v. Moldova and Russia, жалоба N 48787/99) от 04 июля 2001 года). Другими словами, государство в принципе не может отступить от ряда своих обязательств, в т.ч. на части своей территории, не денонсировав Конвенцию целиком (что Украиной не сделано). Таким образом, если содержание пункта 1 Заявления Верховной Рады – это попытка сделать заявление об отступлении Украины от всех обязательств по Конвенции в отношении территории Крыма и Севастополя, то в части статей, отступление от обязательств по которым недопустимо, это заявление фактически ничтожно.

Написанное выше не означает, что применительно к обстоятельствам конкретного дела ЕСПЧ не может прийти к выводу, что заявитель, подавший жалобу на Украину (вместе с Россией или отдельно), в которой речь идет о нарушениях, предположительно допущенных на территории Крыма или Севастополя, не находится под юрисдикцией Украины по смыслу статьи 1 Конвенции. Тем, кого интересует вопрос о возможности подачи жалобы в ЕСПЧ в отношении нарушений, предположительно допущенных на территории Крыма и Севастополя, как на Россию, так и на Украину, рекомендую соответствующую заметку Филипа Лича (Philip Leach). Напомню, что полгода назад ЕСПЧ сообщал о 20 ожидающих рассмотрения жалобах против Украины, России или обоих государств, касающихся событий в Крыму.

Закладка постоянная ссылка.

Возможность комментирования заблокирована.