Юридически интересные коммуникации 12—16.10.2015

Судя по вопросу 2.1 по делу «Assotsiatsiya NGO GOLOS and Others v. Russia», обращение в Конституционный Суд РФ может быть признано эффективным внутренним средством правовой защиты от того конкретного предполагаемого нарушения статьи 10 Конвенции, на которое подана жалоба Ассоциации «Голос»: “Has the first applicant [“GOLOS”] exhausted domestic remedies as regards the complaint under Article 10 of the Convention, in so far as a constitutional complaint was concerned?” Обратите внимание, что речь идет о средствах защиты не от нарушений статьи 6, на которые жалоба тоже подана. И поэтому – не о возможности исчисления 6-месячного срока на обращение в ЕСПЧ с жалобой на предполагаемую несправедливость разбирательства в судах общей юрисдикции или арбитражных судах со дня принятия решения по жалобе, тем или иным образом касающейся этого разбирательства, поданной в КС РФ. Ранее ЕСПЧ никогда не признавал обращение в КС РФ внутренним средством правовой защиты от каких бы то ни было нарушений. Хотя и обратного тоже не признавал. Коммуникация по этому делу примечательна также тем, что в вопросах ЕСПЧ фактически констатирована применимость статьи 6 Конвенции в ее «уголовной» части к разбирательству по делу об административном правонарушении, за совершение которого Ассоциации грозил штраф в размере от 30 до 100 тысяч рублей (ч. 1 ст. 5.5 КоАП РФ): “Did the first applicant have a fair hearing in the determination of the “criminal charge”, in accordance with Article 6 § 1 of the Convention?” Хотя решения о признании всех разбирательство по КоАП РФ “уголовными” в указанном смысле ЕСПЧ пока не принимал.

Жалоба «Medovshchikov v. Russia» коммуницирована, несмотря на то, что по одному из дел, которых она касается, ЕСПЧ неизвестно, обратился ли заявитель с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ, а по другому известно, что его кассационная жалоба была оставлена Верховным Судом РФ без рассмотрения как поданная с пропуском процессуального срока. Оба разбирательства имели место после 01 января 2012 года, когда в ГПК РФ были внесены существенные изменения, касающиеся обжалования вступивших в законную силу судебных актов, получившие свою оценку в Решении ЕСПЧ по делу «Абрамян и Якубовские против России». Согласно этому Решению до обращения в ЕСПЧ – по общему правилу – необходимо подавать кассационную жалобу в ВС РФ. Однако, коммуницировав жалобу, ЕСПЧ все же поставил вопрос о том, были ли заявителем исчерпаны внутренние средства правовой защиты. Возможно, ЕСПЧ предполагает, что по данному конкретному делу подача кассационных жалоб могла не представлять собой внутреннего средства правовой защиты, т.е. не могла – теоретически и практически – привести к признанию и исправлению нарушений. При этом заявителем действительно не пропущен 6-месячный срок на обращение в ЕСПЧ, исчисленный со дня вступления в законную силу решения по второму делу. Возможно, коммуницирование этой жалобы вызвано какими-то иными соображениями, касающимися правила об исчерпании внутренних средств правовой защиты.

По делу «Turava and Others v. Georgia» ЕСПЧ поставил вопрос о применимости статьи 6 Конвенции в «уголовной» части к разбирательствам о привлечении судей к дисциплинарной ответственности: “Was Article 6 § 1 of the Convention applicable to the proceedings in the present cases under its civil or criminal heads?” Хотя, казалось бы, этот вопрос разрешен не так давно в пользу неприменимости в Постановлении по делу «Олександр Волков против Украины» (92—95): “the Court considers that the facts of the present case do not give grounds for a conclusion that the applicant’s dismissal case related to the determination of a criminal charge within the meaning of Article 6 of the Convention. Accordingly, this Article is not applicable under its criminal head”. Стоит заметить, что по делу Turava также поставлены вопросы о применимости и нарушении статьи 7 Конвенции. При этом очевидно, что если неприменима статья 6 в «уголовной» части, то неприменима и 7-я.

Закладка постоянная ссылка.

Возможность комментирования заблокирована.