Нужно ли до ЕСПЧ идти в кассацию и надзор по АПК, КАС и КоАП

На сегодняшний день наконец-то известно, обращение в какие инстанции в порядке, предусмотренном всеми процессуальными кодексами – ГПК РФ, УПК РФ, АПК РФ, КАС РФ и КоАП РФ – в действующих редакциях не представляет собой внутренних средств правовой защиты по смыслу пункта 1 статьи 35 Конвенции, а в какие – является, по общему правилу, необходимым до подачи жалобы в ЕСПЧ. Если говорить кратко, то по ГПК РФ, АПК РФ и КАС РФ требуется, когда это возможно и разумно способно привести к признанию и исправлению нарушения, на которое подается жалоба, пройти не только апелляцию, но и обратиться с кассационными жалобами сначала в президиум суда уровня субъекта РФ, а затем в Судебную коллегию Верховного Суда РФ (обращение к Председателю Верховного Суда РФ как с кассационной, так и с надзорной жалобой, напротив, средством правовой защиты не считается, затраченное на него время шестимесячный срок на подачу жалобы в Страсбург не продлевает), в то время как по УПК РФ и КоАП РФ необходимо и достаточно обращение только в суд второй инстанции (обращение же в вышестоящие российские суды на течение срока для подачи жалобы в Страсбургский Суд не влияет).

По меньшей мере с 06 августа 2014 года должно было стать понятно, что процедура пересмотра вступивших в законную силу судебных актов, предусмотренная КоАП РФ, не соответствует требованиям, предъявляемым к средству правовой защиты по смыслу пункта 1 статьи 35 Конвенции, и, соответственно, обращение к ней не влияет на исчисление шестимесячного срока для подачи жалобы в ЕСПЧ. К такому выводу Страсбургский Суд пришел в опубликованном на днях Решении по делу «Смадиков против России» (Smadikov v. Russia, жалоба N 10810/15) от 31 января 2017 года.

06 августа 2014 года – это день вступления в силу изменений к АПК РФ, в связи с которыми оказались фактически неприменимы выводы Конституционного Суда РФ, содержащиеся в его Определении N 113-О от 04 апреля 2006 года. В то время как только из этих выводов могло следовать, что возможность обжалования вступивших в законную силу судебных актов в порядке, предусмотренном КоАП РФ, ограничена определенным сроком. (В самом КоАП РФ сроки для обжалования вступившего в законную силу судебного акта не прописаны, а в отсутствие срока для обжалования Страсбургский Суд практически всегда приходит к выводу о том, что речь не идет о средстве правовой защиты по смыслу пункта 1 статьи 35 Конвенции.) В названном выше Определении Конституционный Суд РФ указал, что “[в]предь до законодательного урегулирования в [КоАП РФ] пределов и оснований проверки, полномочий судей суда надзорной инстанции, сроков для обжалования (опротестования) вступившего в законную силу судебного акта и порядка рассмотрения жалобы (протеста) в суде надзорной инстанции судам общей юрисдикции при разрешении соответствующих вопросов надлежит руководствоваться положениями главы 36 [АПК РФ]”. (Разбирательство в суде надзорной инстанции в том порядке, который был ранее предусмотрен АПК РФ и на который ссылался Конституционный Суд РФ, признавалось ЕСПЧ средством правовой защиты, с учетом, в частности, конкретного трехмесячного срока на подачу жалобы.)

Оценка КоАП РФ в редакции, действовавшей в период с 20 декабря 2008 года по 06 августа 2014 года, на сегодняшний день, несколько мне известно, ни в одном решении ЕСПЧ пока не дана. В рамках рассмотрения дела «Анненков и другие против России и одна другая жалоба» (Annenkov and Others v. Russia and 1 other application, NN 31475/10 и 16849/11), коммуницированного властям Российской Федерации 30 августа 2012 года, ЕСПЧ фактически поставил вопрос о том, является ли решение судьи районного суда, вынесенное по жалобе на постановление мирового судьи и оставившее его без изменения, окончательным решением по делу в смысле пункта 1 статьи 35 Конвенции. Отдельно по сути поставлен вопрос о том, является ли внутренним средством правовой защиты обращение с жалобами, рассматриваемыми председателем суда уровня субъекта РФ или его заместителем. Однако это дело пока не рассмотрено (производство по одной из двух жалоб, объединенных в дело “Анненков и другие против России и одна другая жалоба”, прекращено).

Оценка надзора, предусмотренного КоАП РФ в редакции, действовавшей с середины 2006 года (когда было опубликовано Определение Конституционного Суда РФ N 113-О от 04 апреля 2006 года) по 20 декабря 2008 года, когда вступил в силу Федеральный закон РФ, отменивший статью 30.11 КоАП РФ, регулировавшую пересмотр вступивших в законную силу судебных постановлений, была дана в Постановлении по делу “Орловская Искра против России” (Orlovskaya Iskra v. Russia, жалоба N 42911/08) от 21 февраля 2017 года. С учетом подачи надзорной жалобы в рамках трехмесячного срока, предусмотренного в то время АПК РФ, на который ссылался Конституционный Суд РФ в своем Определении от 04 апреля 2006 года, ЕСПЧ признал обращение с такой жалобой к председателю областного суда внутренним средством правовой защиты.

Ранее процедура пересмотра вступивших в законную силу судебных актов, предусмотренная КАС РФ, получила оценку, аналогичную оценке соответствующей процедуры, предусмотренной ГПК РФ в редакции, действующей с 01 января 2012 года, в Решении ЕСПЧ по делу «Чигиринова против России» (Chigirinova v. Russia, жалоба N 28448/16) от 13 декабря 2016 года.

Дополнение: Позже ЕСПЧ пришел к выводу, что применительно к случаям (более не актуальным – с момента вступления в силу ФЗ № 451-ФЗ от 28 ноября 2018 г.!), когда по первой инстанции дело было рассмотрено по КАС РФ на уровне суда субъекта РФ, по второй инстанции – Судебной коллегией Верховного Суда РФ, а пересмотр вынесенных судебных актов в кассационном порядке недоступен, но доступен – в течение трёх месяцев! – только надзор на уровне Президиум Верховного Суда РФ (в качестве третьей инстанции), такой надзор относится к эффективным средствам правовой защиты, которые нужно исчерпать до обращения в ЕСПЧ (см. Решение по делу “Галкин против Росии” (Galkin v. Russia), жалоба N 5497/18, от 20 ноября 2018 г.).

Ещё одно дополнение: Затем и измененная процедура обжалования по КАС РФ решений, вынесенных по первой инстанции на уровне суда субъекта РФ, которые сначала могут быть обжалованы в апелляционной порядке в новые апелляционные суды общей юрисдикции, затем в кассационном порядке в Судебную коллегию по административным делам Верховного Суда РФ, а в случае вынесения ей определения – в надзорном порядке, – была рассмотрена ЕСПЧ и признана эффективной на всех указанных этапах, вплоть до обращения с надзорной жалобой в Президиум Верховного Суда РФ (см. Решение ЕСПЧ по делу “Рязанское региональное отделение политической партии “Партия возрождения России” против России” (Ryazan Regional Branch of the Renaissance of Russia Party v. Russia, жалоба N 10520/21) от 11 мая 2021 г.).

Незадолго до этого процедура пересмотра вступивших в законную силу судебных актов, предусмотренная АПК РФ в редакции, действующей с 06 августа 2014 года, получила аналогичную ГПК РФ оценку в Решении ЕСПЧ по делу «Саханов против России» (Sakhanov v. Russia, жалоба N 16559/16) от 18 октября 2016 года.

Другими словами, подача кассационных жалоб в президиум суда уровня субъекта РФ и Судебную коллегию Верховного Суда РФ в порядке, предусмотренном КАС РФ и АПК РФ, по общему правилу признаются эффективными средствами правовой защиты, а подача кассационных и надзорных жалоб на имя Председателя Верховного Суда РФ – нет. Насколько я понимаю, открытым – применительно как к ГПК РФ, так и, соответственно, АПК РФ и КАС РФ – остается лишь вопрос об эффективности обращения с надзорной жалобой непосредственно в Президиум Верховного Суда РФ, когда заявитель в соответствии с процессуальным кодексом имеет право на её подачу.

УПК РФ в редакции, действующей с 11 января 2015 года, был оценен еще раньше, а самым первым – ГПК РФ (в редакции, действующей с 01 января 2012 года).

Закладка постоянная ссылка.

Возможность комментирования заблокирована.