ЕСПЧ потребовал немедленно освободить Навального

Такое решение было принято 16 февраля 2021 г. в качестве обеспечительной меры в рамках рассмотрения новой жалобы, поданной 20 января, на основании правила/статьи 39 Регламента ЕСПЧ со ссылкой на “существо и степень риска для жизни заявителя” (“nature and extent of risk to the applicant’s life”) и “в свете в целом обстоятельств лишение заявителя свободы” (“in the light of the overall circumstances of the applicant’s current detention”).

Ходатайство о принятии обеспечительных мер было подано 21 января, однако его рассмотрение было отложено с целью предоставления властям возможности высказать свою позицию о том, имеется ли реальный риск для жизни заявителя, а если да, то как обеспечиваются его безопасность и благополучие под стражей, проводится ли регулярный мониторинг места его содержания под стражей на соответствие европейским стандартам. Власти ответили 26 января, что заявитель содержится в надлежащим образом охраняемом учреждении, его камера находится под видеонаблюдением, они описали условия содержания под стражей, указали на наличие доступа к электронной коммуникации, возможность делать звонки и общаться со своими защитниками и членами общественной наблюдательной комиссии. 03 февраля заявитель представил свои возражения, касающиеся необеспечения достаточных гарантий его жизни и здоровья. И 16 февраля с учетом всего этого ЕСПЧ принял решение применить названную выше обеспечительную меру.

Пресс-релиз на английском, опубликованный 17 февраля (PDF).

Обеспечительные меры, принимаемые Европейским Судом по правам человека (единолично председателем соответствующей Секции или другим судьей, назначенным для рассмотрения соответствующих ходатайств – это не предмет для рассмотрения Палатой ЕСПЧ, это процедурные меры) в соответствии с Правилом 39 Регламента ЕСПЧ до/без рассмотрения жалобы по существу (т.е. на предмет того, были ли допущены нарушения) и даже до/без её рассмотрения на предмет приемлемости, заключаются в запрете государству совершать те действия, которые могут привести к причинению непоправимого и одновременно существенного ущерба жизни, здоровью, а в исключительных случаях – личной и семейной жизни заявителя, либо в указании государству на необходимость совершения определенных действий с целью предотвращения указанного ущерба. При этом заявитель должен обратиться в Европейский Суд по правам человека с prima facie (на первый взгляд) обоснованной жалобой на нарушение его права на жизнь, права не подвергаться пыткам, бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию, в исключительных случаях – права на личную и семейную жизнь, которое как раз и может привести к причинению его жизни, здоровью либо личной (семейной) жизни непоправимого и существенного ущерба. Таким образом, обеспечительные меры, направленные на защиту жизни и здоровья, применяются при наличии следующих условий: во-первых, это вывод судьи ЕСПЧ, рассматривающего поданное ходатайство, о наличии реального риска причинения смерти или существенного и непоправимого вреда здоровью, во-вторых, наличие поданной в ЕСПЧ жалобы, в которой утверждается, что причинение смерти или указанного вреда здоровью является следствием заявленных в ней нарушений, и, по предварительной оценке судьи, эта жалоба не является ни явно необоснованной, ни очевидно неприемлемой (на самом деле собственно формуляр жалобы может быть подан даже после заявления ходатайства о принятии обеспечительных мер, когда таковые требуются очень срочно), в-третьих, предпринятые (иные предложенные) государством меры, если таковые имеют место, не способны, по мнению судьи, обеспечить надлежащую защиту жизни и здоровья от такого вреда. Обеспечительные меры могут быть в любой момент в таком же простом порядке отменены (или изменены), в т.ч. если цели их применения были обеспечены тем или иным альтернативным способом.

Отмечу, что Россия, к сожалению, многократно признавалась нарушившей статью 34 Конвенции, предусматривающую право на обращение в Страсбургский Суд, именно по причине неисполнения обеспечительных мер, предписанных ЕСПЧ (эффективная реализация права на подачу жалобы тесно связана с действиями властей, которые, по мнению ЕСПЧ, должны быть совершены в рамках реализации обеспечительных мер, или от которых, напротив, следовало воздержаться). В качестве примеров см. следующие Постановления Европейского Суда: “Н.О. против России” (N.O. v. Russia, жалоба N 80022/17) от 02 февраля 2021 г., “Р.А. против России” (R.A. v. Russia, жалоба N 2592/17) от 09 июля 2019 г., “О.О. против России” (O.O. v. Russia, жалоба N 36321/16) от 21 мая 2019 г., “Хусейнов против России” (Khuseynov v. Russia, жалоба N 1647/16) от 17 октября 2017 г., “Майленский против России” (Maylenskiy v. Russia, жалоба N 12646/15) от 04 октября 2016 г., “Кондрулин против России” (Kondrulin v. Russia, жалоба N 12987/15) от 20 сентября 2016 г., “Патранин против России” (Patranin v. Russia, жалоба N 12983/14) от 23 июля 2015 г., “Мухитдинов против России” (Mukhitdinov v. Russia, жалоба N 20999/14) от 21 мая 2015 г., “Амиров против России” (Amirov v. Russia, жалоба N 51857/13) от 27 ноября 2014 г., “Мамажонов против России” (Mamazhonov v. Russia, жалоба N 17239/13) от 23 октября 2014 г., “Камалиевы против России” (Kamaliyevy v. Russia, жалоба N 52812/07) от 03 июня 2010 г. и, наконец, печально известное дело “Штукатуров против России” (Shtukaturov v. Russia, жалоба N 44009/05) от 27 марта 2008 г.

Метки , , . Закладка постоянная ссылка.

Возможность комментирования заблокирована.