ЕСПЧ отказал России в обеспечительных мерах против Украины

Сегодня ЕСПЧ принял решение отказать в удовлетворении ходатайства российских властей о принятии обеспечительных мер в рамках производства по жалобе, поданной ими вчера против Украины и зарегистрированной за номером 36958/21.

Как сообщалось Генеральной прокуратурой РФ, “В [поданной вчера] жалобе [против Украины было] заявлено ходатайство о применении ЕСПЧ обеспечительных мер в соответствии с правилом 39 Регламента, обязывающих Украину незамедлительно прекратить такие вопиющие нарушения, как блокировка поступления пресной воды в Крым, ограничение прав национальных и языковых меньшинств, в том числе на свободный доступ к общему и высшему образованию на родном языке, запрет вещания русскоязычных телевизионных и радиоканалов, ограничение доступа к интернет-платформам и печатным изданиям на русском языке”.

Решение ЕСПЧ едва ли может вызвать удивление, принимая во внимание, что обеспечительные меры, принимаемые Европейским Судом в соответствии с Правилом 39 Регламента, заключаются в запрете государству совершать те действия, которые могут привести к причинению одновременно и непоправимого, и существенного (и только такого) ущерба жизни, здоровью, а в исключительных случаях – личной и семейной жизни, жилищу и корреспонденции (и фактически только им), либо в указании государству на необходимость совершения определенных действий с целью предотвращения такого рода ущерба. Также обеспечительные меры могут иногда применяться, чтобы обеспечить потенциальному заявителю возможность подать жалобу в ЕСПЧ, когда этому чинятся фактически непреодолимые препятствия. В абсолютном большинстве случаев обеспечительные меры применяются с целью запрета выдачи заявителя другой стране (его экстрадиции, депортации), в результате которой его жизнь, здоровье, личная (семейная) жизнь подвергнется указанной выше опасности причинения непоправимого и существенного вреда (заметьте, например, что угроза содержания после выдачи под стражей в бесчеловечных условиях не признаётся достаточным основанием для применения обеспечительных мер – этот вред считается вполне поправимым денежной компенсацией), либо когда речь идёт о потенциальных существенных нарушениях в запрашивающем государстве права на справедливое судебное разбирательство по предъявленному уголовному обвинению – до окончания разбирательства по его жалобе в Европейском Суде по правам человека (иногда действие меры продляется до вступления в силу соответствующего постановления ЕСПЧ, т.е. приобретения им статуса “окончательного”, но иногда меры, напротив, отменяются до завершения производства по делу). Также значительное число случаев применения обеспечительных мер приходится на оказание – обычно людям, находящимся в заключении – срочной медицинской помощи либо их доступ к независимому медицинскому обследованию. Оставшиеся случаи применения обеспечительных мер – фактически единичны: проверка информации о месте незаконного удержания и издевательств над сыном заявителя в Чечне, запрет на привлечение заключенного к физическому труду и нагрузкам, а в отношении жалоб не против России – это предотвращение отключения от аппаратов поддержания жизнедеятельности, сохранение эмбрионов, меры, касающиеся передачи ребенка заявительницы в приемную семью, наконец, самое свежее и необычное – запрет на исследование уже полученных властями данных о телефонных переговорах и сообщениях заявительницы.

Метки , , . Закладка постоянная ссылка.

Возможность комментирования заблокирована.