Решения ЕСПЧ не будут исполняться в РФ: Законопроект

16 мая 2022 г. в Госдуму были внесены приведенные ниже законопроекты, предусматривающие, что «Постановления Европейского Суда по правам человека, вынесенные после 16 марта 2022 г., не подлежат исполнению в Российской Федерации». (Дополнение: в вариантах законопроектов ко второму чтению речь идёт о постановлениях ЕСПЧ, вступивших в силу после 15 марта 2022 г., т.е. о ещё большем числе постановлений.)

Законопроекты предполагают внесение в КАС РФ, АПК РФ, ГПК РФ и УПК РФ таких изменений, которые исключают установление Европейским Судом по правам человека нарушений из числа оснований для пересмотра судебных актов по новым обстоятельствам.

Понятно, что всё это касается и выплат (предоставления) присужденных компенсаций (в денежной форме или «в натуре»). Полномочия Генпрокуратуры по организации выплат компенсаций по постановлениям ЕСПЧ, вынесенным до указанной выше даты, предполагается сохранить до конца 2022 г.

Эти законопроекты явно входят в противоречия с положениями пункта 1 статьи 46 Конвенции о защите прав человека и основных свобод: «Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются исполнять окончательные постановления Суда по делам, в которых они являются сторонами». Напомню, что Конвенция ратифицирована Россией: федеральным законом (№ 54-ФЗ от 30 марта 1998 г.), сохраняющим свою силу. Конечно, Конвенция в целом прекращает своё действие в случае её денонсирования (которое, кстати, не имело места), а также в случае, если сторона Конвенции, которой является или во всяком случае являлась Россия, перестаёт быть членом Совета Европы. Это предусмотрено пунктом 3 статьи 58 Конвенции: «Любая Высокая Договаривающаяся Сторона, которая перестает быть членом Совета Европы, на тех же условиях перестает быть и Стороной настоящей Конвенции». Согласно позиции ЕСПЧ, Конвенция остаётся полностью обязательной для России до середины сентября 2022 г. Это является следствием толкования и применения ЕСПЧ положений пункта 1 статьи 58 Конвенции о дополнительных шести месяцах: «Высокая Договаривающаяся Сторона может денонсировать настоящую Конвенцию только… по истечении шести месяцев после направления уведомления Генеральному секретарю Совета Европы». Также следует напомнить положения пункта 2 той же статьи 58 Конвенции: «Денонсация не освобождает соответствующую Высокую Договаривающуюся Сторону от ее обязательств по настоящей Конвенции в отношении любого действия, которое могло явиться нарушением таких обязательств и могло быть совершено ею до даты вступления денонсации в силу». Однако вопросы о действии Конвенции в отношении нарушений, которые произошли до прекращения членства России в Совете Европы (будь то в результате выхода из него, о котором заявила Россия, или в результате исключения, решение о чём приняли органы Совета Европы), т.е. до середины марта 2022 г., имеет смысл рассматривать отдельно от вопросов о нарушениях, которые допущены (и могут быть допущены) в течение указанных выше дополнительных шести месяцев. Как видно по тексту законопроектов, такие различия как раз не проводятся. Т.е. Россия пытается освободиться от обязательств в том числе в отношении тех нарушений, которые были допущены (могут быть признаны ЕСПЧ как допущенные), когда Россия точно была членом Совета Европы и точно была обязана соблюдать Конвенцию (и ратифицированные ей Протоколы). Однако, как было указано выше, Конвенция прямо предусматривает, что освобождение от таких обязательств невозможно. Ни «задним числом», ни каким бы то ни было иным образом. Конвенция, повторюсь, была добровольно ратифицирована Россией. И обязательства по статье 58 Конвенции были добровольно приняты Россией на себя. И Конвенция прямо предусматривает невозможность избавиться от этих обязательств. Другими словами, государство заранее приняло на себя обязательство — на случай прекращения действия Конвенции в отношении него — признавать все свои обязательства, которые возникли до вступления такого прекращения в силу. А это обязательства в отношении любых нарушений, которые могут быть признаны как совершенные до этого момента. Нарушения же признаются как раз-таки постановлениями ЕСПЧ. Прекращение же действия Конвенции ни в какой интерпретации невозможно до середины марта 2022 года, даже если Россия считает, что после этого Конвенция в целом прекратила своё действие в отношении неё. В этом смысле обязательство по пункту 2 статьи 58 Конвенции особенное: оно «переживает» прекращение действия в отношении государства Конвенции в целом, сохраняется даже после этого (как, скажем, обязательство оплаты по гражданско-правовому договору, которое уже наступило, сохраняется и после прекращения действия договора, в т.ч. если его действие было прекращено по тем или иным причинам досрочно.). И обязательство по сохранению этого обязательства даже после прекращения действия Конвенции Россия взяла на себя при её ратификации. И не может от него избавиться никакими федеральными законами. Здесь я, кстати, напомню, что, согласно ч. 4 статьи 15 Конституции РФ, «если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора». И даже если условно согласиться с точкой зрения, согласно которой Конвенция в целом прекратила действие в отношении России с середины марта 2022 г. (а не прекратит своё действие в середине сентября, как решил ЕСПЧ), то она, повторюсь, в любом случае действовала до середины марта, и непризнание выводов ЕСПЧ о нарушениях, допущенных до середины марта 2022 г., весьма трудно увязать с положениями статьи 58 Конвенции, которые, согласно Конституции РФ, имеют приоритет над федеральными законами, пытающимися «задним числом» избавиться от добровольно принятых на себя Россией обязательств по международному договору — обязательств признавать свои обязательства, касающиеся нарушений, допущенных, пока Конвенция действует в отношении страны (т.е. во всяком случае до середины марта 2022 г.). Соответственно, в случае принятия этих федеральных законов данный вопрос фактически неминуемо окажется на рассмотрении сначала судов общей юрисдикции, а затем, если они не встанут на сторону заявителей, и Конституционного Суда РФ.

Тем, кто на сегодняшний день решает для себя, обращаться ли ему в ЕСПЧ (будь то в отношении нарушений, которые произошли до середины марта, или позже), а также тем, кто думает, продолжать ли работать в отношении коммуницированных жалоб (по которым ещё не поданы письменные замечания и требования о компенсации, когда они необходимы), я могу сказать следующее: безусловно, вы можете отказаться от обращения в ЕСПЧ или от поддержки коммуницированной жалобы, если считаете, что при имеющихся рисках неисполнения постановления ЕСПЧ, если оно будет вынесено, это в наибольшей степени соответствует вашим интересам (в том числе если потенциальные затраты превышают потенциальные выгоды, взятые с учетом этого риска и различных другие рисков, которые никто не отменял — как риск признания жалобы неприемлемой или необоснованной). Однако без постановления ЕСПЧ, которым были бы признаны нарушения, у вас не будет никаких шансов на их исправление. В то время как при наличии такого постановления некоторые шансы могут остаться, даже если они, возможно, окажутся нереализуемыми вскоре после признания нарушений. Другими словами, если вы, например, считаете, что было допущено нарушение вашего права на уважение имущества, то, в случае обращения в ЕСПЧ или продолжения работы по поддержке коммуницированной жалобы, вы можете — потенциально — добиться признания этого нарушения со стороны ЕСПЧ, и даже если вы не сможете добиться исправления этого нарушения вскоре после такого признания (возврата имущества, выплаты компенсации за него), то нельзя исключить, что вы сможете добиться этого позже, например, когда/если Россия вернётся в Совет Европы или признает необходимость исполнения своих обязательств (либо будет найден способ исполнить их за счёт России). Обязательства России по исправлению нарушений, признанных ЕСПЧ, сами по себе никуда не исчезнут. (Более того, напомню, что в отношении денежных обязательств автоматически начисляются проценты за всё время задержки их исполнения.) Другое дело, что если нарушение таково, что его исправление требует совершения каких-то действий «в натуре», причём эти действия имеют смысл только в течение некоторого времени, ситуация может быть иной. Например, если речь идёт о необходимости пересмотра уголовного дела, со временем человек может отбыть наказание, и даже некоторые перспективы пересмотра в будущем могут уже не иметь для него большого значения. Но здесь, повторюсь, каждый должен сам для себя решать вопрос о балансе между потенциальными затратами и потенциальными выгодами с учетом всех имеющихся рисков. (Собственно, так было всегда. Просто сейчас количество и «степень» рисков увеличились.) Однако без постановления ЕСПЧ, которым было бы признано нарушение, шансов на его исправление (когда бы то ни было) не будет вообще (во всяком случае, исправление, которое являлось бы следствием признания этого нарушения со стороны ЕСПЧ).

Я не могу сказать, будет ли Комитет Министров Совета Европы, осуществляющий надзор за исполнением Постановлений ЕСПЧ, придумывать какой-то механизм получения (хотя бы в денежной части) присужденных ЕСПЧ компенсаций, если их окажется невозможно получить в случае принятия этого законопроекта. Но я рекомендовал бы заявителям (а точнее их представителям), дела которых сейчас находятся на этапе коммуникации, но по которым ещё не представлены (но должны быть представлены) требования о справедливой компенсации, задуматься над тем, чтобы — хотя бы в качестве одной из альтернатив — попытаться максимально «монетизировать» эти требования, на случай невозможности исправления нарушений «в натуре». В том числе представлять требования о выплате денежной компенсации в тех случаях, в которых она — по общему правилу — ранее ЕСПЧ не присуждалась именно из-за того, что в российском законодательстве предусмотрена (и пока всё ещё предусмотрена) возможность исправления нарушения «в натуре», в первую очередь посредством пересмотра дела.

Добавлю для интересующихся, что, судя по делам, которые я веду, Генпрокуратура прекратила какую бы то ни было переписку с Европейским Судом по правам человека: в частности, она не представляет письменные замечания по коммуницированным жалобам (и не запрашивает дополнительное время для этого — просто никак не реагирует), не комментирует документы от заявителей, не делает ничего. Однако Европейский Суд по правам человека, который некоторое время, кажется, всё же ожидал какой-то реакции от российских властей, с недавних пор активно взялся за рассмотрение жалоб против России: сообщил, что российские власти не отвечают и назначил по таким делам время для представления позиций заявителей, т.е. фактически продолжил рассмотрение жалоб, несмотря на игнорирование со стороны Генпрокуратуры. Примечательно, что по некоторым делам заявителям пересылаются старые заявления российских властей, сделанные ранее в рамках других дел, но которые — в принципе, исходя из специфики дел — могли бы быть сделаны и по рассматриваемым в настоящее время делам. И заявителям предлагается прокомментировать эти позиции российских властей, как если бы они были высказаны последними в рамках новых дел.

Вносится депутатами
Государственной Думы
П.В. Крашенинниковым, Д.В. Бессарабовым,
сенаторами Российской Федерации
А.А. Клишасом, В.В. Полетаевым

Проект
124020-8

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН
О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации

Статья 1

Внести в Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» (в редакции Федерального закона от 17 ноября 1995 года № 168-ФЗ) (Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации, 1992, № 8, ст. 366; Собрание законодательства Российской Федерации, 1995, № 47, ст. 4472; 2011, № 1, ст. 16; 2017, №11, ст. 1536; 2021, № 27, ст. 5093) следующие изменения:

1) в пункте 1 статьи 6 слова «статьями 9-1, 22, 27, 30, 33, 39-1 и 39-2» заменить словами «статьями 9-1, 22, 27, 30, 33 и 39-1»;

2) в статье 39-1:

а) в пункте 1 слова «(за исключением споров, рассматриваемых Европейским Судом по правам человека)» исключить;

3) в статье 39-2:

а) наименование признать утратившим силу;

б) пункты 1-4 признать утратившими силу;

в) пункт 5 признать утратившим силу;

г) пункты 6-8 признать утратившими силу.

Статья 2

Внести в Федеральный закон от 15 июля 1995 года № ЮЗ-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» (Собрание законодательства Российской Федерации, 1995, № 29, ст. 2759; 2003, № 50, ст. 4847; 2010, № 27, ст. 3416; 2011, № 49, ст. 7056; 2013, № 44, ст. 5633) следующие изменения:

1) часть пятую статьи 18 признать утратившей силу;

2) в части второй статьи 21 слова «в Европейский Суд по правам человека» заменить словами «а также в соответствии с международными договорами Российской Федерации в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека».

Статья 3

Внести в Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 1997, № 2, ст. 198; 1998, № 30, ст. 3613; 2003, № 50, ст. 4847; 2006, № 19, ст. 2059; 2008, № 45, ст. 5140; 2010, № 27, ст. 3416; 2012, № 53, ст. 7629; 2013, № 44, ст. 5633; 2017, № 31, ст. 4749; 2021, № 24, ст. 4235) следующие изменения:

1) в части четвертой статьи 15 слова «Европейский Суд по правам человека,» исключить;

2) в части четвертой статьи 89 слова «в том числе с представителями в Европейском Суде по правам человека, лицами, оказывающими осужденным юридическую помощь в связи с намерением обратиться в Европейский Суд по правам человека,» исключить;

3) в части шестой статьи 158 слова «в том числе с представителями в Европейском Суде по правам человека, лицами, оказывающими осужденным военнослужащим юридическую помощь в связи с намерением обратиться в Европейский Суд по правам человека,» исключить.

Статья 4

В части 2 статьи 2 Федерального закона от 30 апреля 2010 года № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2010, № 18, ст. 2144) слова «разумности, справедливости и практики Европейского Суда по правам человека» заменить словами «разумности и справедливости».

Статья 5

Внести в Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 2015, № 10, ст. 1391; 2018, № 31, ст. 4854; № 49, ст. 7523) следующие изменения:

1)в пункте 4 части 4 статьи 180 слова «постановления и решения Европейского Суда по правам человека,» исключить;

2) пункт 6 части 2 статьи 346 признать утратившим силу;

3) пункт 4 части 1 статьи 350 признать утратившим силу.

Статья 6

Признать утратившими силу:

1) пункт 4 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 2002, № 30, ст. 3012);

2) пункт 4 части четвертой статьи 392 и пункт 6 статьи 395 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 2002, № 46, ст. 4532);

3) пункт 4 статьи 1 Федерального закона от 1 июля 2021 года № 265-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2021, № 27, ст. 5093) в части, касающейся статьи 39-2.

Статья 7

1. Постановления Европейского Суда по правам человека, вынесенные после 16 марта 2022 года, не подлежат исполнению в Российской Федерации.

2. В целях исполнения постановлений Европейского Суда по правам человека, вынесенных до 16 марта 2022 года, суды Российской Федерации могут при необходимости применять пункт 6 части 2 статьи 346 и пункт 4 части 1 статьи 350 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации (в редакции, действовавшей до дня вступления в силу настоящего Федерального закона), пункт 4 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации
(в редакции, действовавшей до дня вступления в силу настоящего Федерального закона), пункт 4 части четвертой статьи 392 и пункт 6 статьи 395 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей до дня вступления в силу настоящего Федерального закона).

Статья 8

1. Настоящий Федеральный закон вступает в силу со дня его официального опубликования, за исключением подпунктов «а» и «в» пункта 3 статьи 1 и пункта 3 статьи 6 настоящего Федерального закона.

2. Подпункты «а» и «в» пункта 3 статьи 1 и пункт 3 статьи 6 настоящего Федерального закона вступают в силу с 1 января 2023 года.

Президент
Российской Федерации

Вносится депутатами
Государственной Думы
П.В.Крашенинниковым, Д.В.Бессарабовым,
сенаторами Российской Федерации
А.А.Клишасом, В .В .Полетаевым

Проект № 124013-8

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН
О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации

Статья 1

Внести в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 2001, № 52, ст. 4921; 2007, № 24, ст. 2830; 2013, № 17, ст. 2031) следующие изменения:

1) в части четвертой статьи 413:

а) пункт 1 изложить в следующей редакции:
«1) признание постановлением Конституционного Суда Российской Федерации нормативного акта или его отдельного положения не соответствующими Конституции Российской Федерации либо соответствующими Конституции Российской Федерации в данном Конституционным Судом Российской Федерации истолковании, с которым расходится используемое в приговоре, определении или постановлении суда толкование, в связи с обращением лица, к которому нормативный акт или его отдельное положение применены в приговоре, определении или постановлении суда, а в случаях, предусмотренных Федеральным
конституционным законом от 21 июля 1994 года № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации», в связи с обращением иного лица;»;

б) пункт 2 признать утратившим силу;

2) пункт 3 части четвертой статьи 414 признать утратившим силу;

3) часть пятую статьи 415 изложить в следующей редакции:
«5. Пересмотр приговора, определения или постановления суда по обстоятельствам, указанным в пункте 1 части четвертой статьи 413 настоящего Кодекса, осуществляется Президиумом Верховного Суда Российской Федерации по представлению Председателя Верховного Суда Российской Федерации не позднее одного месяца со дня поступления этого представления. По результатам рассмотрения представления Президиум Верховного Суда Российской Федерации отменяет или изменяет судебные решения по уголовному делу в соответствии с постановлением Конституционного Суда Российской Федерации. Копии постановления Президиума Верховного Суда Российской Федерации в течение 3 суток направляются в Конституционный Суд Российской Федерации, лицу, в отношении которого принято данное постановление, и прокурору.».

Статья 2

1. Постановления Европейского Суда по правам человека,
вынесенные после 16 марта 2022 года, не подлежат исполнению в
Российской Федерации.

2. В целях исполнения постановлений Европейского Суда по правам человека, вынесенных до 16 марта 2022 года, суды Российской Федерации могут при необходимости применять пункт 2 части четвертой статьи 413 и пункт 3 части четвертой статьи 414 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей до дня вступления в силу настоящего Федерального закона) в порядке, предусмотренном частью пятой статьи 415 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (в редакции настоящего Федерального закона).

Статья 3

Настоящий Федеральный закон вступает в силу со дня его официального опубликования.

Президент
Российской Федерации

Исключение России из Совета Европы: Что с ЕСПЧ?

Когда прекратилось членство России в Совете Европы?

С 16 марта 2022 года, как указано в соответствующем решении Комитета Министров Совета Европы.

Когда Россия перестаёт быть стороной Конвенции о защите прав человека и основных свобод (и, соответственно, перестаёт быть обязанной соблюдать и способной нарушить её)? 

C 16 сентября 2022 года. Такое решение, опубликованное 23 марта 2022 года, принял Европейский Суд по правам человека на своём пленарном заседании 22 марта 2022 года. Он также прямо указал, что ЕСПЧ имеет право рассматривать жалобы на нарушения Россией Конвенции (и, соответственно, ратифицированных ей Протоколов к ней), которые произошли до 16 сентября 2022 года.

Аналогичные решения изложены в резолюции Комитета Министров Совета Европы от 23 марта 2022 года (п. 7). В ней же указано, что Комитет Министров продолжит обеспечивать надзор на исполнением Россией Постановлений ЕСПЧ и реализацией мировых соглашений. Представители России продолжат принимать участие в заседаниях Комитета Министров по этим вопросам с целью предоставления и получения информации по делам, по которым Россия является государством-ответчиком либо заявителем, без права участия в принятии решений Комитетом и голосования.

Что будет с рассматриваемыми жалобами против России (и с теми, которые ещё будут поданы)?

16 марта 2022 года ЕСПЧ временно приостановил рассмотрение жалоб против России, чтобы определиться с юридическими последствиями прекращения членства страны в Совете Европы с точки зрения организации в связи с этим работы Суда.

Однако на планарном заседании 22 марта 2022 г. принял решение немедленно отменить введенное 16 марта приостановление рассмотрения жалоб против России. Таким образом, в настоящее время жалобы против России рассматриваются в обычном порядке (но об отмене ограничений, введенных из-за отсутствия авиасообщения, не объявлялось).

Поскольку у меня имеется полная информация обо всех жалобах, включая состояние производства по каждой из них (кроме анонимизированных, данные о которых скрыты, но которых должно быть относительно немного), я могу сказать, что по состоянию на начало этого года на рассмотрении ЕСПЧ находилось порядка 18 тысяч жалоб против России (17787, если быть точным, включая 9 межгосударственных (три из них объединены в одно производство), к которым позже добавилась ещё одна жалоба Украины), из которых порядка 12 тысяч (12366) находились на самом первом этапе разбирательства (т.е. они не только не были коммуницированы, но в отношении них не было принято даже первичного решения о том, признавать ли их неприемлемыми целиком и сразу, в упрощенном порядке, либо же коммуницировать), включая немногим более 5 тысяч (5378), которые были поданы в течение последнего года (соответственно, исходя из практики, следует ожидать, что порядка 90 процентов из них будут признаны неприемлемыми на первом этапе, в суперупрощенном порядке, единоличными Судьями). Итого получается примерно 13 тыс. жалоб против России, которые потенциально требуют рассмотрения Палатами или Комитетами. Плюс какая-то часть потенциально заинтересующих ЕСПЧ жалоб на нарушения, которые совершены недавно и ещё будут совершены в течение ближайшего полугода (а учитывая происходящие события, таких потенциально важных жалоб может быть куда больше обычно отбираемых ЕСПЧ примерно 10 процентов от всех поступающих).

Что прямо сейчас делать заявителям, чьи жалобы находятся на рассмотрении ЕСПЧ (либо их представителям)?

Ничего, если ЕСПЧ не просил вас сделать что бы то ни было конкретное. Либо ранее не потребовал сделать что-то, что ещё не сделано (и, соответственно, должно быть сделано).

Однако если у заявителя не назначен в качестве представителя профессиональный юрист с электронным кабинетом eComms на сервере ЕСПЧ, я настоятельно рекомендую задуматься над тем, чтобы назначить его. Потому что в противном случае вы не сможете получать от ЕСПЧ никакой важной информации по вашему делу, если Страсбургский Суд будет рассылать такую, поскольку из-за отсутствия авиасообщения с Россией и вызванных этим проблем с доставкой почты ЕСПЧ ещё с 10 марта 2022 г. прекратил использовать бумажную корреспонденцию в отношении жалоб против России. Подробнее об этом написано здесь.

Когда именно будет утрачена возможность обратиться в ЕСПЧ с жалобой на Россию?

Во-первых, жалобу совершенно точно нельзя будет подать на нарушения, которые совершены после того момента, как Россия перестанет быть стороной Конвенции. Это следует из положений первого абзаца статьи 34 Конвенции: «Суд может принимать жалобы от любого физического лица, любой неправительственной организации или любой группы частных лиц, которые утверждают, что явились жертвами нарушения одной из Высоких Договаривающихся Сторон их прав, признанных в настоящей Конвенции или в Протоколах к ней».

Во-вторых, жалобу можно будет подать на нарушения российскими властями Конвенции (или ратифицированных ранее Россией Протоколов к ней), которые были допущены до того момента, как Россия перестанет быть стороной Конвенции. Об этом, как было написано выше, ЕСПЧ уже прямо высказался.

В-третьих, нужно понимать, что означает, что нарушение допущено. Бывают, условно говоря, одномоментные нарушения, а бывают длящиеся. Одномоментное нарушение не обязательно совершается таким образом, что до того момента, с которым связывается вывод, что нарушение допущено, властями не осуществлялось совершенно никаких действий, никакого бездействия, не принималось никаких решений, которые были бы важны с точки зрения вывода о том, что нарушение допущено. Нет, напротив: могли совершаться действия, могло иметь место бездействие, могли выноситься решения, которые значимы для вывода, что — в итоге — нарушение было допущено. Однако применительно к одномоментному нарушению всегда имеется весьма определенный момент, применительно к которому можно сказать, что до него нарушение ещё не допущено, а после него — уже совершено и завершено. Например, когда человек оказывается лишенным имущества по решению суда, и вот это лишение имущества представляет собой то вмешательство в право на уважение принадлежащего ему имущества, которое совершено, по его утверждению, с нарушением статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции, то момент, когда указанное решение суда становится так называемым окончательным, приобретает силу res judicata, нарушение считается совершившимся и завершившимся. Обратите внимание, что до этого момента едва ли возможно говорить, что такое нарушение совершилось. Пусть бы даже какие-то органы и лица, а также сам суд предпринимали что-то, к чему имеются претензии, на которых так или иначе основаны утверждения, что — в итоге — было допущено нарушение. Соответственно, если применительно к этому примеру решение суда стало окончательным в указанном выше смысле уже после того, как Россия престаёт быть стороной Конвенции, то жалоба на это нарушение с высочайшей вероятностью будет объявлена ЕСПЧ неприемлемой. Если решение, о котором написано выше, вообще не вынесено на момент, когда Россия перестаёт быть стороной Конвенции, то у меня нет абсолютно никаких разумных сомнений, что претензии к этому решению не соответствуют критерию времени, т.е. что соответствующая жалоба в случае подачи будет объявлена неприемлемой. Что касается случаев, когда решение вынесено до того момента, когда Россия перестаёт быть стороной Конвенции, а окончательным, — если применять общие правила, — стало после этого, то тут — теоретически — возможны варианты. Их при желании можно обсуждать с потенциальными заявителями, хотя риск признания соответствующей жалобы не соответствующей критерию времени очень велик.

Описанный выше случай следует отличать от ситуации, когда обращение в российский суд представляет собой средство защиты от нарушения, которое (предположительно) было допущено до этого (не судом). Например, орган расследования налагает арест на имущество, и заявитель считает, что это сделано в нарушение того же права на уважение его имущества. В данном случае можно (и нужно) обращаться с соответствующей жалобой в национальный суд. Но если суд встанет на сторону органа расследования, то не суд в данном случае будет нарушителем материального права на уважение имущества (хотя он может — отдельно — нарушить процессуальные гарантии этого права или же «приложить руку» к их нарушению). Соответственно, в этой ситуации важно, был ли арест наложен в то время, когда Россия являлась стороной Конвенции. А время производства в российских судах — неважно. С точки зрения решения вопроса о том, когда допущено это нарушение. Но если мы добавим к этому примеру предположение, что суд, рассматривая жалобу в отношении наложения ареста на имущество, допустил другое нарушение — права на справедливое судебное разбирательство спора о гражданских правах и обязанностях, то вот это право может, по общему правилу, считаться нарушенным также лишь тогда, когда соответствующее решение суда станет окончательным, res judicata. И если это произошло уже после того, как Россия престаёт быть стороной Конвенции, то жалоба на нарушение права на справедливое судебное разбирательство с высочайшей вероятностью будет объявлена неприемлемой как не соответствующая критерию времени совершения нарушения (а вот жалоба в отношении нарушения материальной составляющей права на уважение имущества, допущенного в результате наложения ареста, будет, повторюсь, соответствовать критерию времени, пусть бы соответствующее судебное разбирательство, в ходе которого заявитель пытался защитить своё право, закончилось уже после того, как Россия перестаёт быть стороной Конвенции; сравните, например, решение ЕСПЧ по делу «Meltex Ltd v. Armenia» от 25 мая 2008 г. и Постановление ЕСПЧ по делу «Lepojic v. Serbia» от 06 ноября 2007 г.). Собственно, в этом случае к жалобе на нарушение права на справедливое судебное разбирательство применимы ровно те же рассуждения, который приведены в конце прошлого абзаца: если решение по существу этого разбирательства (например, обвинительный приговор, если его постановлением завершается рассмотрение по существу предъявленного потенциальному заявителю уголовного обвинения, либо постановление суда, которым разрешен по существу цивильный спор) вообще не было вынесено до того, как Россия перестаёт быть стороной Конвенции, то мне неизвестно никаких разумных аргументов в пользу соответствия жалобы на нарушение права на справедливое судебное разбирательство по такому делу критерию времени (кроме как когда речь идёт о чрезмерной длительности такого разбирательства, когда оно стало таким ещё до того, как Россия перестала быть стороной Конвенции); если же решение было вынесено до этого, а стало окончательным — уже после, то тут можно обсуждать варианты аргументации в пользу соответствия жалобы критерию времени, хотя шансы на согласие с этим ЕСПЧ в любом случае будут очень маленькими.

Обратите внимание, что — по общему правилу — решение суда считается окончательным, res judicata, когда исчерпаны внутренние средства правовой защиты от соответствующего нарушения (это может быть позже, чем вступление такого решения суда в законную силу по смыслу национального законодательства — это так, если после этого в стране существуют ещё средства защиты, которые ЕСПЧ признаёт доступными и эффективными, что применительно к России в большинстве случаев именно так). Конечно, заявитель может попытаться обосновать, что то, что по общему правилу считается средством защиты, применительно к обстоятельствам его дела таковым не являлось. И тем самым он может попытаться сдвинуть момент нарушения (с тем, чтобы он попадал на тот период, когда Россия являлась стороной Конвенции). Но для этого нужно иметь серьезные аргументы на этот счёт. И быть готовым, что с ними не согласятся. Ну, и вообще хорошо понимать, о чём я пишу.

Наконец, кроме одномоментных нарушений бывают длящиеся. Длящиеся нарушения (длящиеся ситуации, представляющие собой нарушения) — это такие, которые сохраняются в течение некоторого периода времени и в любой момент этого периода уже считаются совершившимися, хотя и не завершившимися. В течение всего этого периода времени есть основания утверждать, что уже имеет место всё, что необходимо, чтобы прийти к выводу, что нарушение совершено. И утверждать, что оно при этом сохраняется. И каждый день происходит вновь и вновь, как в «дне сурка»: каждый день заключенный просыпается и вновь обнаруживает себя в бесчеловечных условиях содержания, как и вчера, как и позавчера, каждый день взыскатель встаёт и убеждается, что решение национального суда, которым те, за кого государство несёт ответственность, должны совершить действия в его пользу, остаётся неисполненным, как и вчера, как и позавчера. Это — длящиеся нарушения. (Речь именно о нарушении как таковом, а не о его последствиях. Сохранение последствий нарушения не является определяющим для вывода о том, является ли нарушение длящимся, когда оно произошло, когда закончилось в указанном смысле.)

Если речь о длящемся нарушении, которое сохранялось до последнего дня, когда Конвенция являлась обязательной для России, то при отсутствии внутригосударственных средств правовой защиты от такого нарушения четырёхмесячный срок для обращения с жалобой на него в ЕСПЧ считается начавшим течь (и истекать) сразу после того, как Россия перестаёт быть стороной Конвенции. Это так, поскольку с этого момента нарушение прекращается. А с прекращением длящегося нарушения, от которого нет внутренних средств правовой защиты, начинается течение срока для обращения в ЕСПЧ с жалобой на это нарушение (который не начинает течь, пока длящееся нарушение сохраняется). Нарушение в данном случае прекращается не потому, что его фактически прекратят допускать, а потому что то, что делалось (или не делалось), перестаёт считаться нарушением — из-за прекращения действия в отношении России Конвенции и Протоколов, которые и предусматривали, что это считалось нарушением.

В любом случае, конечно, любую спорную ситуацию необходимо анализировать на предмет потенциального соблюдения критерия времени (как и каждого другого критерия приемлемости) в рамках оценки перспектив обращения в ЕСПЧ, если заявитель серьёзно относится к возможной подаче жалобы в Страсбург.

Таким образом, вопрос следует формулировать так: когда должны быть допущены нарушения, с жалобами на которые против России можно обратиться в ЕСПЧ? Они должны быть допущены до того момента, когда Конвенция перестала быть обязательной для России (т.е. до 16 сентября 2022 года). А когда были исчерпаны средства правовой защиты от этих нарушений (при наличии таковых) — неважно (с точки зрения соблюдения критерия времени совершения нарушения, ratione temporis). (Другое дело, что если нарушение таково, что вывод о его совершении можно сделать только в момент исчерпания внутренних средств правовой защиты, то просто момент его совершения совпадает с моментом исчерпания внутренних средств правовой защиты.)

Стоит ли теперь (имеет ли смысл) обращаться в ЕСПЧ с жалобами против России тем, кто этого ещё не сделал, но у кого есть такая возможность (т.е. нарушение уже допущено или будет совершено в период до 16 сентября 2022 года)?

Это решать только и исключительно вам. Однако если значимость потенциального признания ЕСПЧ того, что российские власти допустили нарушение, для вас сравнима с или превалирует над теми рисками, которые потенциально сулит исключение России из Совета Европы (в т.ч. возможные проблемы с исполнением Постановлений ЕСПЧ), с учетом также рисков признания жалобы неприемлемой (вне связи с исключением России из Совета Европы, а просто в результате применения к ней критериев приемлемости, вероятность удовлетворения жалобы которым может быть разной) и, наконец, затрат, которые связаны с подачей жалобы и процессом её рассмотрения, то, надо полагать, обращаться, а если нет, то нет.

В любом случае, пожалуйста, не нужно спрашивать меня об этом в частной переписке. Я могу помочь оценить шансы признания жалобы приемлемой и удовлетворения и соответствующие этому риски, могу оценить потенциальные затраты на производство в ЕСПЧ, на этой странице я уже написал всё, что хотел написать о рисках, связанных с исключением России из Совета Европы, а вот значимость — для вас — потенциального признания Страсбургским Судом нарушений, пожалуйста, оценивайте самостоятельно; я могу лишь помочь понять, что в принципе можно, а также в принципе нельзя получить по результатам обращения в ЕСПЧ — и с какой вероятностью, в т.ч. для этого и проводится оценка перспектив обращения в ЕСПЧ в отношении жалоб как против России, так и любых других стран (членов Совета Европы, конечно).

Можно ли обратиться в ЕСПЧ с жалобой на Россию, если не исчерпаны внутренние средства правовой защиты (т.е. если, например, российские суды, в которые необходимо обратиться до подачи жалобы в Страсбург, ещё не завершили рассмотрение дела на национальном уровне)?

В первую очередь, исключение России из Совета Европы абсолютно никак не влияет на необходимость соблюдения требования об исчерпании внутренних средств правовой защиты. Если мы исходим из того, что нарушение было допущено, когда Россия является стороной Конвенции (в противном случае никакого нарушения Конвенции или Протокола быть не может, соответствующая жалоба не отвечает критерию времени), то в отношении него в любом случае необходимо исчерпать внутренние средства правовой защиты, есть они есть. Потому что если средства защиты есть, но не исчерпаны, то это делает соответствующую жалобу неприемлемой по меньшей мере по этому основанию.

Другое дело, возможна ли собственно подача жалобы в ЕСПЧ до исчерпания внутренних средств правовой защиты. Я не могу исключить, что такие жалобы не будут признаваться неприемлемыми на первом этапе производства, если ЕСПЧ заинтересуется жалобой по существу (и речи не будет идти о её более или менее явной неприемлемости по какому-то другому основанию, отличному от соблюдения правила об исчерпании внутренних средств правовой защиты). Дело в том, что жалоба должна отвечать всем критериям приемлемости (чтобы быть рассмотренной по существу) на тот момент, когда ЕСПЧ рассматривает её на предмет приемлемости. (На момент подачи жалоба должна отвечать лишь требованиям, предъявляемым к оформлению.) Но вот момент рассмотрения жалобы на предмет удовлетворения критериям приемлемости определяет сам ЕСПЧ. Когда Секретариат по получении жалобы сразу видит её достаточно явную неприемлемость, в том числе явное неисчерпание (недоисчерпание) внутренних средств правовой защиты, он может сразу же запустить довольно быстрый процесс признания жалобы неприемлемой на первом же этапе производства. Однако Секретариат может этого и не делать. Он может не принимать первичного решения по жалобе, если согласится подождать, когда заявитель (до)исчерпает внутренние средства правовой защиты, если заявитель прямо указал в жалобе, что он собирается это сделать. Секретариат раньше иногда поступал так, когда он, во-первых, заинтересовывался предметом жалобы, во-вторых, жалоба не представлялась очевидно (практически бесспорно) неприемлемой по какому-то другому основанию (отличному от соблюдения правила об исчерпании внутренних средств правовой защиты). Подача жалобы в таких случаях (обычно не терпящих отлагательства) давала возможность Секретариату подготовить жалобу к коммуницированию в ожидании исчерпания заявителем внутренних средств правовой защиты, а как только заявитель сообщал о безуспешном обращении ко всем таким средствам, незамедлительно запускать жалобу в содержательную работу. Таким образом, в принципе у Секретариата ЕСПЧ есть возможность дать шанс быть содержательно рассмотренной и той жалобе, которая подана до исчерпания внутренних средств правовой защиты (с их (до)исчерпанием после подачи жалобы и сообщением ЕСПЧ о результатах). Но нужно понимать, зачем вы обращаетесь в ЕСПЧ заблаговременно. Это, возможно, имеет смысл делать, например, если вы рассчитываете подпасть под какие-то более эффективные процедуры (до)рассмотрения «российских» жалоб, которые могут быть реализованы в ближайшее время (а позже могут оказаться уже куда менее эффективными). Однако вы должны быть готовы к тому, что в регистрации жалобы откажут в связи с её преждевременностью. Либо признают её неприемлемой. Впрочем, такие решения сами по себе не препятствуют подаче жалобы вновь — уже после исчерпания внутренних средств защиты. В т.ч. подаче ровно той же самой жалобы, к которой лишь дописываются сведения об исчерпании, доприкладывются соответствующие документы.

Будет ли Россия исполнять Постановления ЕСПЧ, вынесенные в отношении жалоб на нарушения, допущенные в то время, когда Россия являлась стороной Конвенции?

Читайте об этом здесь.

Куда ещё можно обращаться с жалобами против России?

В органы ООН. Однако не спешите делать это, если ваша жалоба уже находится на рассмотрении ЕСПЧ либо вы собираетесь обратиться в ЕСПЧ с жалобой на Российскую Федерацию. Поскольку этим вы можете сделать ваши обращения неприемлемыми. Я отдельно напишу об этом подробнее.

Дополнение от 07 апреля 2022 г.: Обратите внимание, что Совет по правам человека ООН, участие к котором России было приостановлено, не является тем органом, в который можно было подавать индивидуальные жалобы/сообщения. В частности, его не следует путать с Комитетом по правам человека ООН.

Утрачивают ли граждане России право на обращение в ЕСПЧ с жалобами на другие страны (члены Совета Европы)?

Абсолютно нет. Обращение в ЕСПЧ в принципе не обусловлено гражданством (и наличием такового; во всяком случае, когда само нарушение не связано с конкретным гражданством или его отсутствием). Поэтому при наличии обоснованных претензий в нарушении другим государством (членом Совета Европы) гарантированных Конвенцией и ратифицированными этим государством Протоколами к ней прав российского гражданина он может подать в ЕСПЧ соответствующую жалобу против такого государства.

Что изменится применительно к обращению в ЕСПЧ с жалобами на другие страны (члены Совета Европы) в связи с прекращением членства России?

Русский язык не является официальным языком ни в одной из остающихся в Совете Европы стран. Соответственно, подача в ЕСПЧ жалобы — против любого государства — на русском языке после того, как Россия перестанет быть стороной Конвенции, не соответствует требованиям пункта 2 статьи 34 Регламента ЕСПЧ в отношении языка. Поэтому я настоятельно не рекомендую подавать после 15 сентября 2022 г. жалобы на другие государства на русском языке. Потому что такая жалоба может быть признана не соответствующей требованиям к оформлению, а жалобы, не соответствующие таким требованиям, даже не прерывают течение срока для обращения в ЕСПЧ.

Вероятно, следует ожидать изменения практики ЕСПЧ в отношении других стран, которая зависела от того, что Россия должна соблюдать Конвенцию. В первую очередь я веду речь о практике рассмотрения ходатайств о запрете выдачи другими странами — членами Совета Европы обвиняемых (подозреваемых) по запросу России. Как мы можем видеть хотя бы по статистике за прошлый год, в 46 случаях из 56 в удовлетворении более или менее обоснованного ходатайства о запрете выдачи России было отказано (ходатайства, явно выходящие за рамки соответствующей меры, даже не включаются в эту статистику, что понятно из сравнения с этими данными по общему числу поданных в принципе ходатайств). Это в немалой степени связано именно с тем, что Россия сама являлась членом Совета Европы, и предполагалось, в отсутствие очень серьёзных доказательств обратного, что в ней возможно обеспечение соблюдения конвенционных прав выдаваемого. Однако теперь это будет не так. И можно ожидать цифр, скорее соответствующих ходатайствам о запрете выдачи Беларуси (которая членом Совета Европы никогда не была): за прошлый год 53 из 62 таких ходатайств, напротив, были удовлетворены ЕСПЧ.

ЕСПЧ: Появилось средство защиты добросовестных приобретателей

Опубликованным сегодня решением по делу «Олховик и другие против России» (Olkhovik and Others v. Russia) от 22 февраля 2022 г. ЕСПЧ признал, что с 01 января 2020 г. в России создано то, что на сегодняшний день представляется доступным и адекватным средством правовой защиты добросовестных приобретателей от истребования от них жилья без компенсации. Более того, поскольку это новое средство защиты предполагает возможность обращения к нему в особом порядке в течение трёх лет, с 01 января 2020 г. по 31 декабря 2022 г., тех, от кого жилое помещение было истребовано властями ещё до 01 января 2020 г., ЕСПЧ решил — в порядке исключения — признать неприемлемыми также и жалобы, поданные до 01 января 2020 г., поскольку для заявителей по ним открылась возможность обратиться к этому новому средству правовой защиты — и такая возможность сохраняется до конца этого года. Обратите внимание, что условием обращения добросовестного приобретателя, от которого жильё было истребовано до 01 января 2020 г., в суд с иском о выплате однократной компенсации, как это предусмотрено ч. 2 ст. 2 ФЗ № 299-ФЗ и возможность чего сохраняется лишь по 31 декабря 2022 г., является отсутствие, по не зависящим от добросовестного приобретателя причинам, в течение шести месяцев взыскания (или неполное взыскание) по исполнительному документу, выданному на основании вступившего в законную силу судебного акта о возмещении добросовестному взыскателю убытков, возникших в связи с истребованием от него жилого помещения. Соответственно, если у добросовестного приобретателя на сегодняшний день, когда ЕСПЧ опубликовал свою оценку нового законодательства, отсутствует такое судебное решение, уже вступившее в законную силу, неисполнение (неполное) исполнение которого в течение не менее шести месяцев, исчисляемых со дня предъявления исполнительного документа, является условием обращения за компенсацией до 31 декабря 2022 г., то довольно трудно представить себе, чтобы за оставшиеся до конца 2022 г. года девять с половиной месяцев можно успеть и получить такое решение, и дождаться вступления его в законную силу, и предъявить к исполнению соответствующий исполнительный документ, и выждать ещё шесть месяцев после этого, чтобы убедиться, что исполнение по нему в полном объёме не произведено. При том, что ЕСПЧ явно выражает своё понимание, что то, что он признаёт сегодня (впервые) средством правовой защиты, доступным — лишь до 31 декабря 2022 г. — тем, кто обратился с жалобами в Страсбург ещё до 01 января 2020 г., является многоходовым (см. п. 35-36) и обращение к нему требует шести месяцев (если в течение них решение о взыскании убытков останется не исполненным полностью) плюс всего того времени, что требуется для обращения в суд, вынесения, вступления в законную силу решения о взыскании убытков и предъявления к исполнению соответствующего исполнительного документа. Мне сложно представить, что при таких условиях указанное средство защиты окажется практически доступным для заявителей, которые на сегодняшний день ещё не обратились в российский суд с требованиями о взыскании убытков. (А если на сегодняшний день, когда, не устаю повторять, впервые было признано наличие такого средства защиты, для заявителя, обратившегося в ЕСПЧ ещё до 01 января 2020 г., истек срок исковой давности предъявления требований о взыскании ущерба (без удовлетворения которого никакой компенсации от государства тоже быть не может), то я и вовсе не понимаю, как это может быть доступным средством правовой защиты.) В любом случае, если вы являетесь таким заявителем, то есть ещё до 01 января 2020 г. подали в ЕСПЧ жалобу на нарушение ваших прав истребованием имущества в пользу государства без компенсации и на сегодняшний день решение по вашей жалобе не вынесено, я рекомендую вам немедленно (даже не незамедлительно, а именно немедленно) обратиться в суд с иском о взыскании убытков, если этого не было сделано раньше, а если вы ранее уже обращались с этим в суд, получили решение суда в вашу пользу, оно вступило в законную силу, не было отменено, вы получили исполнительный документ и представили его ко взысканию, однако не получили полного возмещения в течении шести месяцев, то успеть обратиться за компенсацией по ст. 2 ФЗ № 299-ФЗ до 31 декабря 2022 г., если это уже не было сделано. И если — применительно к первому варианту — вы, действуя без промедлений, по состоянию на самое начало июля этого года не будете располагать вступившим в законную силу решением суда по вашему иску о взыскании убытков, которое можно было бы представить ко взысканию, то, возможно, у вас будут иметься основания для обращения в ЕСПЧ вновь, с обоснованием практической недоступности вам нового средства защиты, потому что из этого будет следовать, что до истечения срока для обращения в суд с требованием о компенсации не истекут шесть месяцев, которые должны истечь с момента предъявления исполнительного документа, чтобы можно было подать иск о компенсации (речь о начале самом начале июля, поскольку иск о компенсации можно будет подать, самое позднее, в первый рабочий день 2023 г., поскольку 31 декабря 2022 г., с которым закон связывает окончание срока для обращения за компенсацией, является субботой, нерабочим днём, поэтому окончание срока для обращения в суд будет перенесено на первый рабочий день нового года, и на этот самый первый рабочий день 2023 г. должно истечь шесть месяцев со дня предъявления к исполнению исполнительного документа, по которому полное удовлетворение на тот момент не будет получено).

Вот аргументация Суда в моём переводе с французского в значимой части (текст в квадратных скобках — мой):

«34. С 1 января 2020 года, в частности, в ответ на постановления Суда, касающиеся возврата квартир [добросовестным приобретателям], в российское законодательство были внесены изменения, направленные на усиление защиты приобретателей жилья. С одной стороны, понятие «добросовестный приобретатель» было упрощено в том смысле, что он стал считаться добросовестным с момента проверки сведений о недвижимости, которую он собирается приобрести, и о продавце в Едином реестре недвижимости; для государственных органов установлен более короткий срок для подачи иска об истребовании жилья; ответственность за вину органа регистрации и других органов теперь четко разграничена от ответственности государства без вины [речь идёт о введении Федеральным законом от 16 декабря 2019 г. № 430-ФЗ третьего абзаца следующего содержания в п. 6 ст. 8.1 ГК РФ: «Приобретатель недвижимого имущества, полагавшийся при его приобретении на данные государственного реестра, признается добросовестным (статьи 234 и 302), пока в судебном порядке не доказано, что он знал или должен был знать об отсутствии права на отчуждение этого имущества у лица, от которого ему перешли права на него», п. 4 следующего содержания — в ст. 302 ГК РФ: «Суд отказывает в удовлетворении требования субъекта гражданского права, указанного в пункте 1 статьи 124 настоящего Кодекса [ это Российская Федерация, субъекты Российской Федерации: республики, края, области, города федерального значения, автономная область, автономные округа, а также городские, сельские поселения и другие муниципальные образования], об истребовании жилого помещения у добросовестного приобретателя, не являющегося таким субъектом гражданского права, во всех случаях, если после выбытия жилого помещения из владения истца истекло три года со дня внесения в государственный реестр записи о праве собственности первого добросовестного приобретателя жилого помещения. При этом бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности приобретателя, или обстоятельств выбытия жилого помещения из владения истца несет субъект гражданского права, указанный в пункте 1 статьи 124 настоящего Кодекса», а также изменении тем же законом п. 4 ст. 234 ГК РФ, теперь имеющего следующий вид (в значимой части): «Течение срока приобретательной давности в отношении вещей, находящихся у лица, из владения которого они могли быть истребованы в соответствии со статьями 301 и 305 настоящего Кодекса, начинается… в случае, если было зарегистрировано право собственности добросовестного приобретателя недвижимой вещи, которой он владеет открыто, — не позднее момента государственной регистрации права собственности такого приобретателя»]. С другой стороны, и это самое главное, механизм предъявления к государству требований о компенсации был в целом открыт для всех добросовестных приобретателей (при условии, что они являются физическими лицами), включая тех, чье жилье должно было быть возвращено до 1 января 2020 года.

35. Условия для использования этого нового средства для получения компенсации следующие: i) лицо, чье жилье было истребовано, должно быть «добросовестным приобретателем»; ii) приобретатель должен получить судебный акт о компенсации ущерба, причиненного истребованием жилья; iii) этот судебный акт должен оставаться неисполненным не менее шести месяцев по причинам, не зависящим от лишенного права собственности приобретателя; iv) приобретатель должен обратиться в суд за получением компенсации от государства. Компенсация призвана покрыть полный материальный ущерб, возникший в результате истребования. Перспективы этого иска не зависят от установления вины властей, в этом случае вступают в силу другие положения об ответственности, основанной на вине, и могут быть взысканы другие суммы [в этом пункте своего Постановления Суд излагает краткое содержание ст. 68.1, введенной в Федеральный закон «О государственной регистрации недвижимости» Федеральным законом от 02 августа 2019 г. № 299-ФЗ, вступившим в силу 01 января 2020 г.: «Статья 68.1. Компенсация добросовестному приобретателю за утрату им жилого помещения[.] 1. Физическое лицо — добросовестный приобретатель, от которого было истребовано жилое помещение в соответствии со статьей 302 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее в настоящей статье — добросовестный приобретатель), имеет право на выплату однократной единовременной компенсации за счет казны Российской Федерации после вступления в законную силу судебного акта об истребовании от него соответствующего жилого помещения. 2. Компенсация, предусмотренная настоящей статьей, выплачивается на основании вступившего в законную силу судебного акта по иску добросовестного приобретателя к Российской Федерации о выплате данной компенсации. Соответствующий судебный акт принимается в случае, если по не зависящим от добросовестного приобретателя причинам в соответствии с вступившим в законную силу судебным актом о возмещении ему убытков, возникших в связи с истребованием от него жилого помещения, взыскание по исполнительному документу произведено частично или не производилось в течение шести месяцев со дня предъявления этого документа к исполнению. 3. Размер компенсации, предусмотренной настоящей статьей, определяется судом исходя из суммы, составляющей реальный ущерб, либо, если соответствующее требование заявлено добросовестным приобретателем, в размере кадастровой стоимости жилого помещения, действующей на дату вступления в силу судебного акта, предусмотренного частью 1 настоящей статьи. 4. Если судом при рассмотрении требований о выплате компенсации, предусмотренной настоящей статьей, установлено, что добросовестному приобретателю возмещены убытки, возникшие в связи с истребованием от него жилого помещения, размер компенсации подлежит уменьшению на сумму возмещенных убытков. 5. В случае выплаты компенсации, предусмотренной настоящей статьей, к Российской Федерации переходит в пределах выплаченной суммы компенсации право (требование), которое добросовестный приобретатель имеет к лицу, ответственному за причинение ему убытков в связи с истребованием от него жилого помещения. 6. Порядок учета перешедших к Российской Федерации прав (требований), предусмотренных частью 5 настоящей статьи, и орган, уполномоченный на предъявление таких требований, устанавливаются Правительством Российской Федерации», — а также отсылает к ч. 2 ст. 66 Федерального закона «О государственной регистрации недвижимости»: «Убытки, причиненные лицу в результате ненадлежащего исполнения органом регистрации прав полномочий, установленных настоящим Федеральным законом, возмещаются в полном объеме за счет казны Российской Федерации»].

36. По мнению Суда, это новое средство правовой защиты в виде компенсации, введенное статьей 68.1 нового Федерального закона, хотя и в несколько этапов, на сегодняшний день представляется доступным заявителям, у которых в принципе есть время до 31 декабря 2022 года, чтобы потребовать от государства компенсацию на основании этой статьи [здесь речь идёт о положениях ст. 2 ФЗ № 299-ФЗ, вступившего в силу, как я указал выше, 01 января 2020 г.: «1. Физическое лицо — добросовестный приобретатель, от которого на основании вступившего в законную силу судебного акта было истребовано жилое помещение в собственность Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования до дня вступления в силу настоящего Федерального закона, вправе в течение трех лет со дня вступления в силу настоящего Федерального закона обратиться с иском к Российской Федерации, субъекту Российской Федерации или муниципальному образованию о выплате однократной компенсации в размере, установленном частями 3 и 4 статьи 68.1 Федерального закона от 13 июля 2015 года N 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости», в случае соблюдения условий, предусмотренных вторым предложением части 2 статьи 68.1 Федерального закона от 13 июля 2015 года N 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости» [т.е.: «соответствующий судебный акт [по иску добросовестного приобретателя к Российской Федерации о выплате компенсации] принимается в случае, если по не зависящим от добросовестного приобретателя причинам в соответствии с вступившим в законную силу судебным актом о возмещении ему убытков, возникших в связи с истребованием от него жилого помещения, взыскание по исполнительному документу произведено частично или не производилось в течение шести месяцев со дня предъявления этого документа к исполнению»] и частью 2 настоящей статьи. 2. В случае, если утрата физическим лицом — добросовестным приобретателем жилого помещения стала следствием ненадлежащего исполнения органом регистрации прав своих полномочий, положения статьи 68.1 Федерального закона от 13 июля 2015 года N 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости» не применяются, а возмещение убытков добросовестному приобретателю осуществляется в соответствии со статьей 66 Федерального закона от 13 июля 2015 года N 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости. 3. Требования о компенсации, предъявленные добросовестным приобретателем, от которого было истребовано жилое помещение на основании вступившего в законную силу судебного акта до дня вступления в силу настоящего Федерального закона, в соответствии с Федеральным законом от 21 июля 1997 года N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» подлежат рассмотрению в соответствии с законодательством, действовавшим на дату предъявления указанных требований.»].

37. Действительно, исчерпание внутренних средств правовой защиты оценивается, по общему правилу, на дату подачи жалобы в Суд. Однако это правило не лишено исключений… Суд отступал от этого общего принципа, когда, как в данном деле, власти пытались решить на национальном уровне проблему, выявленную Судом в его практике… Этот подход отражает растущее значение, которое Суд придает принципу субсидиарности и «совместной ответственности» национальных властей и Суда в реализации требований Конвенции в их интерпретации Судом.

38. Кроме того, средство правовой защиты в виде компенсации, предусмотренное статьей 68.1 нового Федерального закона, в настоящее время представляется надлежащим. По данному делу заявители жаловались на лишение их имущества без компенсации. Однако указанное средство правовой защиты дает им возможность получить полную компенсацию за материальный ущерб, причиненный таким лишением, и, кроме того, не зависит от доказательства вины властей. Следовательно, это средство правовой защиты, скорее всего, приведет к непосредственному исправлению ситуации, на которую поданы жалобы.

39. Суд не располагает доказательствами, свидетельствующими о том, что новое средство правовой защиты не имеет разумных шансов на успех. В этой связи он отмечает, что, с одной стороны, свежая практика свидетельствует об удовлетворении требований о компенсации, поданных добросовестными приобретателями [здесь Суд ссылается на восемь примеров представленных российскими властями постановлений судов, вынесенных в период с 2014 по 2017 г.г., которыми на основании ст. 31.1 ещё старого Федерального закона № 122-ФЗ были удовлетворены иски добросовестных приобретателей, у которых было истребовано жильё, о компенсации, поданные против Министерства финансов РФ; истцы ранее получили судебные решения, обязывающие продавцов или лиц, осужденных по уголовным делам, выплатить суммы, эквивалентные стоимости квартир, или 1 000 000 рублей; суды удовлетворяли иски о компенсации, ссылаясь на Постановление Конституционного суда от 04 июня 2015 г. № 13-П и считая, что выплата компенсации не должна быть обусловлена установлением вины властей и не должна быть источником обогащения истцов]. С другой стороны, Суд указывает, что ни факт наличия сомнений в перспективах успеха средства, которое не обречено на провал явно, ни результат не обуславливают вывод о его эффективности. Напротив, существует заинтересованность в передаче вопроса на рассмотрение национальных судов, чтобы они могли развивать существующее право, используя свои полномочия по его толкованию. Это особенно касается тех случаев, когда новое правовое положение было принято с конкретной целью создания средства правовой защиты, которое может быть направлено на исправление одного из из видов нарушений, чтобы отреагировать на проблему, выявленную Судом…

40. При том, что средство правовой защиты, на которое ссылаются власти, по мнению Суда, в настоящее время представляется доступным и адекватным, заявители, со своей стороны, не доказали, что они не удовлетворяют условиям для получения компенсации из федерального бюджета в соответствии со статьей 68.1 нового Федерального закона. Они также не утверждают, что это средство правовой защиты налагает на них чрезмерное бремя с точки зрения процедуры или затрат…

41. В свете вышеизложенного Суд считает, что на данном этапе у него нет оснований сомневаться в эффективности нового средства правовой защиты в виде компенсации в отношении статьи 1 Протокола № 1 [к Конвенции] в целях возмещения вреда, причиненного добросовестным приобретателям в результате истребования от них жилых помещений…

42. Однако он не исключает пересмотра своей позиции относительно реальной эффективности этого нового средства правовой защиты, если практика национальных судов покажет неэффективность исков о компенсации, поданных против государства, например, из-за длительности разбирательства, чрезмерного формализма, связанного с ним, или неадекватности присужденной компенсации… Он также подчеркивает, что заявители могут, при необходимости, подать новые жалобы в случае, если их иски против государства будут отклонены… Суд фактически оставляет за собой окончательную надзорную юрисдикцию в отношении любых жалоб, поданных заявителями, которые, как того требует принцип субсидиарности, исчерпают доступные внутренние средства правовой защиты…

43. В свете вышеизложенного Суд приходит к выводу, что заявители не исчерпали внутренние средства правовой защиты и, следовательно, их жалобы по статье 1 Протокола № 1 [к Конвенции] должны быть отклонены в соответствии со статьей 35 §§ 1 и 4 Конвенции».

ЕСПЧ потребовал не блокировать «Новую газету»

ЕСПЧ только что опубликовал решение, принятое в отношении российских властей в качестве обеспечительной меры по жалобе, поданной в том числе «Новой газетой»: «воздержаться… от действий и решений, направленных на полное блокирование и запрещение деятельности «Новой газеты», а также от других действий, которые в данных обстоятельствах могут лишить «Новую газету» возможность пользоваться своим правом на свободу слова, гарантированным статьей 10 Конвенции».

Решение было принято по результатам рассмотрения ходатайства с просьбой «указать российским властям не вмешиваться в законную деятельность российских средств массовой информации, включая ‘Новую газету’, освещающих вооруженный конфликт на территории Украины, в частности, воздерживаться от блокирования информации и материалов, содержащих мнения, отличные от официальной точки зрения российских властей; и воздерживаться от полного блокирования и запрещения деятельности российских СМИ, включая ‘Новую газету'». Как отметил ЕСПЧ, «г-н Муратов сослался, в частности, на несколько требований… Роскомнадзора к ‘Новой газете’ удалить конкретные статьи, опубликованные c 24 февраля по 11 марта 2022 года, касающиеся конфликта в Украине, со своего сайта; и привел примеры нескольких других СМИ, которые были заблокированы в России и чья деятельность была прекращена в настоящее время, включая Телеканал ‘Дождь'». Позже заявители сослались «на новые статьи, введенные 04 марта 2022 года в Уголовный кодекс РФ, криминализирующие, в частности, распространение заведомо недостоверной информации о действиях российских вооруженных сил и предусматривающие суровое наказание в виде лишения свободы и денежного штрафа. Ссылаясь на это законодательство, в тот же день ‘Новая газета’ прекратила публикацию материалов о военных действиях в Украине и удалила уже опубликованные материалы на данную тему».

ЕСПЧ: Меры по жалобам против России из-за проблем с почтой

Сегодня ЕСПЧ сообщил, что в связи с перебоями в работе почты (надо полагать, в связи с фактическим отсутствием авиасообщения с Россией, о чем написано в сегодняшнем уведомлении на сайте «Почты Франции») в отношении всех жалоб против России до дальнейшего уведомления будут применены следующие меры:

  • если для связи с представителем заявителя нет возможности использования электронной системы eComms (это личный кабинет на сервере ЕСПЧ, который заводится профессиональным представителям заявителей — юристам; непосредственно заявителям, не являющимся юристами, доступ к этому сервису не предоставляется), то российским властям не будут предлагать представить письменные замечания по делу, хотя ЕСПЧ будет продолжать регистрировать вновь поступающие жалобы и предварительно рассматривать их на предмет приемлемости и существа; (другими словами, напишу от себя, если заявитель не назначил при подаче жалобы профессионального юриста в качестве представителя либо такой профессиональный юрист не указал в формуляре жалобы на использование им сервиса eComms, т.е. если в формуляре жалобы не были заполнены раздел С.2 и — одновременно с ним — п. 37, а также если после подачи жалобы в ЕСПЧ не направлялась доверенность по специально предназначенной для этого форме, в которой были бы заполнены раздел 2.2 и — одновременно с ним — п. 36, то такая жалоба не будет коммуницироваться, даже если ЕСПЧ сочтет, что в принципе для коммуникации есть основания; поэтому, вероятно, следует рекомендовать заявителям подавать новые жалобы против России через профессиональных представителей — юристов, а в отношении жалоб против России, находящихся на рассмотрении ЕСПЧ и не коммуницированных, назначать профессиональных юристов в качестве представителей, что делается, как я уже написал, посредством отправки в ЕСПЧ соответствующей доверенности, если это не было сделано при подаче жалобы или после этого; более того, из написанного ЕСПЧ следует, что заявителям, не назначившим себе профессионального представителя с доступом к eComms, не будут направляться уведомления о регистрации их жалоб (как, надо полагать, и уведомления об отказе в регистрации жалоб, получение которых иногда позволяет вовремя, до истечения срока на обращение в ЕСПЧ, исправить допущенные ошибки — а течение срока не приостанавливается, о чём прямо написано ниже; однако, напомню, что при наличии такого желания заявители могут обратиться ко мне, чтобы узнать, зарегистрирована ли их жалоба ЕСПЧ — об этом написано в отдельном разделе сайта);
  • если имеется возможность использования eComms (другими словами, повторюсь, если представителем заявителя является профессиональный юрист с личным кабинетом в системе eComms), то решения и постановления по делам, готовым к рассмотрению, будут публиковаться и доводиться до сведения сторон (т.е. до заявителей — через их представителей и властей, для переписки с которыми практически всегда используется электронная система связи), в противном случае решения и постановления не будут ни публиковаться, ни доводиться до сведения сторон до дальнейшего уведомления (никаких исключений для видов производства, в том числе упрощенного, когда от властей по общему правилу не требуют письменных замечаний (хотя они всегда имеют право представить свои возражения), не сделано, хотя по таким делам, о нарушениях, в отношении которых сложилась устойчивая практика, WECL, назначение профессионального представителя не требуется; соответственно, если он не был назначен, то заявителям следует либо просто ожидать, когда меры будут отменены (до этого никаких решений по их жалобам не появится), либо думать над назначением представителя с eComms, хотя требования делать это не предъявляется, но и запрета на это нету);
  • при отсутствии возможности использования eComms процессуальные сроки, установленные для стороны (речь идёт о сроках для представления различных документов, в т.ч. письменных замечаний и требований о справедливой компенсации), приостанавливаются до дальнейшего уведомления (в случае использования eComms ничего не меняется: сроки назначаются как обычно и, соответственно, по общему правилу не продляются, для запроса их продления по уважительным причинам должно подаваться соответствующее ходатайство), а новые сроки при отсутствии возможности использования eComms не устанавливаются;
  • вся входящая корреспонденция обрабатывается в обычном порядке (но, добавлю от себя, заявителям, вероятно, следует задумываться о выборе средства доставки корреспонденции в ЕСПЧ, в т.ч. — если это оправдано — смотреть на то, предоставляют ли те или иные курьерские службы возможность действительно оперативной, но главное — надёжной доставки, а также задумываться над дублированием важной корреспонденции факсом — на случай потери почты, вероятность чего теперь, возможно, повысится, хотя она и так никогда не была пренебрежимо малой; я, например, уже давно рекомендую заявителям, которые заказывают жалобы у меня, дублировать отправку формуляра факсом: хотя это не является способом подачи жалобы, это может послужить доказательством отправки жалобы в определенном виде (с определенным содержанием и оформлением) и в определенный срок (не позже даты отправки факса), особенно если это сопровождается почтовой квитанцией о предварительной отправке жалобы бумажной почтой, которую (квитанцию либо хотя бы ссылку на номер для отслеживания) я также рекомендую передать факсом вместе с формуляром жалобы, в том числе чтобы в Секретариате поняли, что жалоба уже отправлена и бумажной почтой и не отвечали на факс с формуляром стандартным уведомлением, что подача жалобы по факсу невозможна);
  • в случае возможности использования eComms исходящая корреспонденция также обрабатывается в обычном порядке;
  • общего приостановления течения срока для обращение в ЕСПЧ не вводится, однако с учетом обстоятельств конкретного дела при наличии исключительных обстоятельств может быть рассмотрен вопрос о том, что течение срока на обращение в ЕСПЧ приостанавливалось в отношении конкретной поданной жалобы;
  • Председатель ЕСПЧ может сделать исключения из приведенных выше правил по своей инициативе или по ходатайству сторон;
  • указанные выше меры будут пересматриваться по ходу развития ситуации с оказанием почтовых услуг и будут автоматически отменены, когда такие услуги окажутся вновь доступны.

Напомню, что профессиональный юрист — представитель заявителя, которому предоставляется доступ к системе eComms — это тот, кто в статье (Правиле) 36 Регламента ЕСПЧ на французском языке называется «un conseil habilité à exercer» (т.е. лицом, имеющим право юридической практики в любой стране — члене Совета Европы, в т.ч. в России), а в варианте Регламента на английском языке именуется «advocate», что часто переводится как «адвокат», однако не имеет прямого отношения к тому, как «адвокатов» определяют национальные законодательства, в т.ч. российское. Как ЕСПЧ отметил, например, в п. 157 Постановления по делу «Захаркин против России» (Zakharkin v. Russia) от 10 июня 2010 г., «представитель заявителя в Суде… …не является профессиональным адвокатом и не состоит в каком бы то ни было адвокатском образовании. Однако, учитывая, что согласно Правилу 36 § 4(a) Регламента Суда разрешение представлять заявителя может быть предоставлено не-адвокату, Договаривающиеся государства должны обеспечить, чтобы представителям заявителей не-адвокатам было разрешено посещать заключенных, которые подали или намереваются подать заявление в Суд, на тех же условиях, что и адвокатам». Я являюсь одним из таких юристов: диплом Самарского государственного университета (на кафедре уголовного процесса и криминалистики которого я проработал 11 лет), которым мне присуждена квалификация «юрист» по специальности «юриспруденция» (серия БВС № 0246021 от 21 июня 1999 г., регистрационный номер 18591), сам по себе, как прямо указано в нём, даёт мне право профессиональной деятельности в России в соответствии с уровнем образования и квалификации и признаётся ЕСПЧ (которому я его отправляю) как свидетельствующий о моём праве представлять заявителей в Страсбурге, что я делаю много лет и о чём можно прочитать в разделе про мои дела. Кроме того, 20 лет назад мне была присуждена ученая степень кандидата юридических наук (диплом серии КТ № 083353 от 22 ноября 2002 г.), и 10 лет как я зарегистрирован в России в качестве занимающегося «деятельностью в области права», код по ОКВЭД 74.11 (ОГРНИП 312784717400220). Как у профессионального представителя заявителей в ЕСПЧ у меня имеется доступ к системе электронной переписки с ЕСПЧ eComms. Поэтому при наличии такого желания обращайтесь, если вам как заявителю потребуется представитель с доступом к этой системе, чтобы в том числе избежать задержек в рассмотрении поданной жалобы.

    Чтобы узнать, чем я могу помочь, .

    В первую очередь укажите, была ли ваша жалоба коммуницирована? Не уверены, что означает "коммуницирование"? Коммуницирование (или коммуникация) - это сообщение. Как это слово буквально и переводится. Это сообщение о поданной в ЕСПЧ жалобе. Сообщение о жалобе властям того государства, против которого она подана. Например, коммуницирование жалобы против России - это сообщение о поданной жалобе российским властям. Чтобы лучше понять, какие выводы можно сделать на основании того факта, что жалоба была коммуницирована, а какие - нельзя, имеет смысл сделать отступление и кратко описать процедуру рассмотрения жалоб ЕСПЧ. После получения формуляра жалобы Секретариат ЕСПЧ решает, соответствует ли её оформление предъявляемым требованиям. Если да, то жалоба регистрируется. Если нет, в её регистрации отказывают. Разрешение вопроса о том, регистрировать ли жалобу, не имеет никакого отношения к её приемлемости. Это вопрос исключительно оформления жалобы. Явно неприемлемая жалоба, если она оформлена в соответствии со всеми предъявляемыми требованиями, будет зарегистрирована (и только после этого признана неприемлемой - потому что принимать решения по вопросам приемлемости можно лишь в отношении жалоб, которые зарегистрированы в качестве таковых, т.е. в отношении жалоб, признанных поданными жалобами, требующими разрешения - до этого есть лишь жалоба как формуляр, как текст). Итак, если жалоба регистрируется, то дальше - на первом этапе разбирательства - в отношении неё могут быть приняты следующие решения (и только такие): (1) признать жалобу неприемлемой в полном объёме - на данном этапе это делается решением единоличного судьи (такое решение является окончательным и не подлежит пересмотру); (2) признать жалобу неприемлемой в какой-то части (решение по жалобе в этой части также является окончательным и не подлежит пересмотру), а в остальной части - коммуницировать (в коммуницированной части жалоба при этом вовсе не признаётся приемлемой - рассмотрение вопроса о её приемлемости в коммуницированной части переносится на следующий этап разбирательства); (3) коммуницировать жалобу в полном объёме (опять-таки, это значит, что решение по вопросам приемлемости жалоба на этом этапе разбирательства не принимается - его разрешение переносится на следующий этап разбирательства. То есть, обратите внимание, на первом этапе разбирательства не может быть принято решение о том, что жалоба - полностью или в какой-то части - приемлема. Соответственно, что значит, что жалоба коммуницирована? Это значит, что на первом этапе разбирательства (до коммуникации), такая жалоба не была признана неприемлемой в полном объёме. Но она при этом могла быть признана неприемлемой в какой-то части, а в остальной части (и только в ней) - коммуницирована. Другими словами, сам факт коммуницирования жалобы вовсе не означает, что она не была признана неприемлемой в какой-то части (и эта часть может быть важной для заявителя - иногда единственной на самом деле важной; например, ЕСПЧ может признать неприемлемой жалобу в части всех заявленных в ней нарушений права на справедливое судебное разбирательство по предъявленному уголовному обвинению, а коммуницировать её только в части, например, чрезмерной длительности лишения свободы в ожидании рассмотрения уголовного дела по существу, условий содержания под стражей и тех или иных других нарушений). С другой стороны, как должно быть понятно из написанного выше, коммуницирование жалобы никогда не означает, что она признана приемлемой хотя бы в какой-то части. Более того, до, без коммуницирования никакая жалоба ни в какой части и не может быть признана приемлемой. Это так хотя бы уже по той причине, что до коммуникации о жалобе по общему правилу даже не сообщали властям государства, против которого она подана. Соответственно, власти не имели возможности заявить, что по тем или иным причинам они считают жалобу неприемлемой. А без предоставления властям как стороне разбирательства по делу такой возможности жалобу никак нельзя объявить приемлемой ни в какой части. Однако жалобу можно объявить неприемлемой, хоть полностью, хоть в части. Для этого коммуницирование жалобы не требуется. ЕСПЧ может объявит жалобу неприемлемой полностью или в части, ничего не сообщая о ней властям государства, против которого она подана. После коммуникации начинается рассмотрение жалоб в коммуницированной части на предмет их приемлемости и по существу, т.е. на предмет того, были ли допущенные заявленные нарушения (по существу жалобы будут рассмотрены в той части, в которой они будут признаны приемлемыми). Частями жалобы я называю заявленные в ней нарушения. Заявление о каждом нарушении - это фактически самостоятельная часть жалобы. И каждая такая часть жалобы должна отвечать сразу всем критериям приемлемости. Соответственно, каждая часть жалобы вот в этом смысле в какой-то момент должна быть рассмотрена на предмет приемлемости и, соответственно, в какой-то момент должна быть объявлена либо приемлемой, либо неприемлемой. Часть жалобы объявляется приемлемой, если ЕСПЧ приходит к выводу, что она отвечает сразу всем критериям приемлемости. Часть жалобы объявляется неприемлемой, если она не отвечает хотя бы одному - любому - требованию приемлемости. О том, объявлена ли коммуницированная жалоба неприемлемой в какой-то части на же первом этапе разбирательства, ЕСПЧ сообщает письмом. Это то же письмо, которым ЕСПЧ сообщает о собственно коммуникации жалобы. Такое письмо отправляется только представителю заявителя, если он был назначен до коммуникации (в т.ч. прямо при подаче жалобы - посредством заполнения соответствующего раздела формуляра и подписания его представителем заявителя). Если заявитель на момент коммуникации не имеет представителя, то такое письмо направляется самому заявителю. Решение о признании жалобы неприемлемой в той или иной части, принятое до коммуникации, практически никогда не имеет текста. Т.е. оно не оформляется в виде отдельного документа. И мотивировка этого решения не включается ни в какой документ. В своём письме ЕСПЧ обычно ограничивается абстрактным указанием на то, что жалоба в оставшейся (некоммуницированной) части признана неприемлемой как не отвечающая требованиям, сформулированным в статьях 34 и 35 Конвенции, без конкретики. О том, что на первом же этапе разбирательства жалоба признана неприемлемой в некоторой части, можно сделать вывод и на основании факта отсутствия упоминания об этой части жалобы в вопросах, которые ЕСПЧ ставит при коммуникации жалоб, рассматриваемых в обычном, неупрощенном, порядке (с постановкой вопросов перед сторонами разбирательства). Как узнать, была ли жалоба коммуницирована? Об этом написано в отдельном разделе сайта.
    Если с момента отправки жалобы в ЕСПЧ уже прошло три месяца, однако вам по-прежнему неизвестна её судьба, вам следует сначала попытаться выяснить её. Как это сделать, написано в отдельном разделе сайта. Если с момента отправки жалобы в ЕСПЧ прошло менее трёх месяцев - и вам ничего неизвестно о её судьбе (и только в этом случае), выбирайте "Нет".
    Рассматривается ли ваша жалоба в упрощенном порядке, без постановки вопросов перед сторонами разбирательства, как касающаяся - в коммуницированной части - исключительно тех нарушений, в отношении которых сложилась практика (WECL)? (В данной базе ЕСПЧ это обозначается следующим статусом (Current state of proceedings): "Application Communicated to Government WITHOUT request for observations - Rule 54 § 2 (b)" (Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика БЕЗ ЗАПРОСА письменных замечаний - Правило 54 §2(b) Регламента". Если это так, нажмите "Да". Если статус вашей жалобы следующий: "Application Communicated to Government WITH request for observations - Rule 54 § 2 (b)" (Жалоба коммуницирована властям государства-ответчика С ЗАПРОСОМ письменных замечаний - Правило 54 §2(b) Регламента), нажимайте "Нет".)
    Судя по вашим ответам, ваша жалоба коммуницирована, при этом она рассматривается в обычном порядке, с запросом письменных замечаний. По таким делам заявитель по общему правилу должен назначить себе в качестве представителя профессионального юриста (если это не было сделано ранее). И именно этот юрист должен подавать необходимые документы в интересах заявителя, включая письменные замечания (ответы на вопросы ЕСПЧ и возражения на аргументы властей) и требования о справедливой компенсации. Если вы хотели бы, чтобы я стал вашим представителем по данной жалобе, что предполагает необходимость подготовки этих документов, а не только (и не столько) просто поддержание переписки с ЕСПЧ в электронном виде через систему eComms, пожалуйста, обратитесь к разделу, в котором изложения условия оказания мной этой услуги и обращения за ней. (Если жалоба была коммуницирована для рассмотрения в обычном порядке, но обмен замечаниями по ней уже завершен, и теперь заявитель лишь ожидает вынесения решения, и ему необходим представитель с доступом к eComms, выберите выше вариант "Да".)

    Когда жалоба не коммуницирована (отсутствуют сведения, что она коммуницирована), в т.ч. если жалоба была подана совсем недавно и о её судьбе ещё в принципе ничего неизвестно (и пока практически невозможно узнать), а также когда жалоба коммуницирована, но рассматривается в упрощенном порядке, я могу предложить стать представителем заявителя в ЕСПЧ только и исключительно с целью поддержания электронной переписки с ЕСПЧ через систему eComms, а также бумажной, если такая потребуется, на мой адрес во Франции. Соответственно, на случай, если в период действия мер, примененных в связи с отсутствием авиасообщения с Россией и связанных с этим проблем с доставкой бумажной почты, ЕСПЧ будет готов предпринять что-то в отношении жалобы, — но не стал бы делать это, т.к. у заявителя не назначен представитель, у которого имелся бы доступ к системе eComms, а переписка с заявителем возможна только бумажной почтой на российский адрес заявителя, — я предлагаю услугу, которая устраняет это препятствие.

    Эта моя услуга включает в себя следующее (всё это изложено в договоре, который заказавший услугу сразу же получает по электронной почте):

    - подготовку формуляра доверенности для назначения меня в качестве представителя заявителя; эта доверенность будет отправлена заказчику услуги по электронной почте; эту доверенность необходимо распечатать, проставить в ней роспись заявителя в п. 32, если речь о физическом лице, либо в п. 52, если речь об организации (расшифровки подписи не требуется, нужен просто росчерк в прямоугольнике напротив указанной мной цифры), проставить дату, когда эта подпись поставлена, в п. 33 или 53 (в зависимости от того, идёт ли речь о физическом лице или организации), в формате ДДММГГГГ, далее необходимо либо сделать качественную фотографию, либо скан страницы доверенности с этой подписью (только этой страницы) и прислать её мне по электронной почте; если по какой бы то ни было причине для заявителя это затруднительно, он может прислать мне по электронной почте только факсимиле (более или менее качественную фотографию/скан его подписи либо любого документа с его подписью), я использую это факсимиле для изготовления качественной копии доверенности с подписью, вышлю заказчику эту доверенность с подписью заявителя, и заказчик должен будет вновь прислать мне эту доверенность и подтвердить в сопроводительном письме, что этой доверенностью заявитель поручает мне представлять его интересы в ЕСПЧ; часто такого варианта доверенности для ЕСПЧ достаточно; на случай, если этого окажется недостаточно (т.е. если ЕСПЧ попросит бумажный вариант с собственноручными подписями или ответа на будет в течение нескольких недель), заказчику необходимо будет выслать мне бумажный вариант доверенности с собственноручной подписью заявителя;

    - отправку полученного формуляра доверенности (с соответствующим сопроводительным письмом) по факсу в ЕСПЧ (заказчик услуги получит по электронной почте копию подтверждения факсимильной службы об успешной доставки доверенности); если заказчик пришлёт мне качественное факсимиле подписи заявителя (а не просто фото/скан подписанной доверенности), что позволяет получить качественную копию формуляра доверенности, практически не отличающуюся от распечатанной, то я могу — в качестве варианта, альтернативного факсу — отправить его в таком виде в ЕСПЧ бумажной почтой со своего адреса во Франции (т.е. направить распечатанный на принтере вариант бумажной почтой), и это входит в стоимость слуги; на случай, если ЕСПЧ всё же потребует представить бумажный вариант доверенности собственноручной подписью заявителя (для этого заказчику необходимо будет выслать мне такой экземпляр), в предлагаемую мной услугу входит его отправка в ЕСПЧ, но не оплата такой отправки (она оплачивается заказчиком дополнительно в зависимости от выбираемого им самим способа отправки);

    - незамедлительную пересылку заказчику по электронной почте любых документов, поступивших по его жалобе из ЕСПЧ (будь то через систему eComms, когда и если ЕСПЧ предоставит доступ к ней по жалобе, о которой идёт речь — обычно это происходит только в случае (после) коммуницирования жалобы, однако я не исключу, что теперь использование eComms будет расширено — или же бумажной почтой на мой адрес во Франции.

    Больше в предлагаемую мной услугу не входит ничего. В частности, в неё не входит подготовка каких бы то ни было документов в интересах заявителя по рассматриваемой жалобе. В эту услугу не входит консультирование заказчика (заявителя) по каким бы то ни было вопросам. Однако всё это можно будет заказать позже отдельно в качестве отдельных услуг по мере необходимости.

    Стоимость указанной выше услуги составляет 10.000 рублей за одну жалобу с одним заявителем. В случае коллективных жалоб — 10.000 рублей плюс по 1.000 рублей за каждого дополнительного заявителя (после второго); в отношении каждого заявителя делается отдельная доверенность.

    Обратите внимание, что вся моя переписка в отношении коллективной жалобы будет вестись только с одним заказчиком этой услуги. После заказа этой услуги (прямо с этой страницы) вы получите на электронную почту договор на её оказание, в котором будут приведены реквизиты для оплаты: "классическим" банковским переводом на мой счёт либо через Систему быстрых платежей, поддерживаемую любым российским банком. (Для нерезидентов России по запросу может быть предоставлен договор с вариантом оплаты на мой счёт в швейцарском банке; в этом случае стоимость услуги составит 100 евро и по 10 евро за каждого дополнительного заявителя.)

    Чтобы заказать описанную выше услугу,

    Укажите номер жалобы (это набор цифр, разделенных косой чертой, которая уже проставлена в форме ниже, поэтому вводить её не нужно: от одной до пяти цифр до черты (вводите только их) и две цифры — после черты (а потом — только их; это две последние цифры года регистрации жалобы либо года заведения внутреннего досье). Если жалоба была подана менее трёх месяцев назад и её номер неизвестен, оставьте эти поля незаполненными.
    /
    Дата ОТПРАВКИ жалобы в ЕСПЧ:
    Укажите те же данные о заявителе, которые приводились с формуляре жалобы. Я исхожу из того, что эти данные не менялись. Если какие-то из этих данных поменялись, укажите в комментариях актуальные данные (если это адрес, указываете его с индексом, пожалуйста). Обратите внимание, что ЕСПЧ всегда необходимо держать в курсе актуального адреса заявителя:
    Дата рождения
    (либо учреждения организации):
    Пол:
    Комментарии (если необходимы):
    Укажите тип вашей жалобы:
    Укажите данные остальных заявителей:
    Дата рождения
    (либо учреждения организации):
    Пол:
    Комментарии (если необходимы):
    После нажатия кнопки "Отправить" необходимо дождаться сообщения, подтверждающего успешную отправку вашего запроса.

    ЕСПЧ — Украина: срочных мер ПО ОТДЕЛЬНЫМ жалобам не будет

    В ответ на запрос обеспечительных (срочных) мер по индивидуальным жалобам против России (это жалобы отдельных лиц, отличные от межгосударственных жалоб Украины против России), в частности, поданных теми, кто укрывается в убежищах, домах и других строениях, опасаясь за свою жизнь из-за непрекращающихся обстрелов и перестрелок, без доступа или с ограниченным доступом к еде, медицинскому обслуживанию, воде, канализации, электричеству и другим взаимосвязанным жизненно необходимым услугам, нуждающимися в гуманитарной помощи и безопасной эвакуации, ЕСПЧ отметил, что он уже указал российским властям 01 марта на необходимость принятия срочных мер, и эти меры, по мнению ЕСПЧ, должны рассматриваются как охватывающие любые ходатайства, поданные лицами, относящимися к названным выше категориям гражданских лиц, которые представляют достаточные доказательства того, что они столкнулись с существенным и неизбежным риском причинения непоправимого вреда их физической целостности или их праву на жизнь, в связи с чем Страсбургский Суд указал российским властям на необходимость в соответствии с их обязательствами по Конвенции обеспечить беспрепятственный доступ гражданского населения к безопасным путям эвакуации, медицинской помощи, еде и другим предметам первой необходимости, беспрепятственное прохождение гуманитарной помощи и передвижение сотрудников гуманитарной помощи.

    Дополнение от 01 апреля 2022 г.: ЕСПЧ уточнил сегодня свои обеспечительные меры, указав, что пути эвакуации должны давать возможность гражданскому населению получить убежище в более безопасных регионах Украины («…the said
    evacuation routes should allow civilians to seek refuge in safer regions of Ukraine»).

    Заявление Украины о её отступлении от Европейской Конвенции

    Генеральный Секретарь Совета Европы опубликовал сегодня информацию о регистрации им 01 марта 2022 г. уведомления, поданного украинскими властями в порядке, предусмотренном статьей 15 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, о следующих отступлениях Украины, начиная с 01 марта 2022 г., в связи с введением 24 февраля 2022 г. военного положения на всей территории Украины на 30 дней и чрезвычайного положения на отдельных территориях страны на тот же срок, что предусматривает возможность ограничения соответствующих конституционных прав и свобод, от своих обязательств, предусмотренных следующими статьями Европейской Конвенции: 4 (п. 3, запрет принудительного труда), 8 (право на уважение личной и семейной жизни, жилища и корреспонденции), 9 (свобода совести), 10 (свобода выражения мнения), 11 (свобода собраний), 13 (право на средства правовой защиты), 14 (запрет дискриминации в пользовании конвенционными правами), 16 (касающуюся ограничения политической деятельности иностранцев), 1 Протокола № 1 (право на уважение имущества), 2 Протокола № 1 (право на образование), 3 Протокола № 1 (право на свободные выборы) и 2 Протокола № 4 (свобода передвижения).

    Добавлю, что на сегодняшний день, согласно данным Бюро Договоров Совета Европы, никаких заявлений России о её отступлении от своих обязательств по Конвенции не регистрировалось.

    ЕСПЧ приостановил рассмотрение всех жалоб против Украины

    На основании ходатайства украинских властей Страсбургский Суд «приостановил рассмотрение всех жалоб против Украины до дальнейшего уведомления» («suspend the examination of all applications against Ukraine until further notice»).

    Однако сохраняется возможность обратиться с ходатайством о принятии в отношении Украины обеспечительных мер в порядке, предусмотренном Правилом (статьей) 39 Регламента ЕСПЧ. (Конечно, сохраняется и возможность просить о принятии таких мер в отношении других государств.)

    Вновь поступающие жалобы против Украины будут регистрироваться для рассмотрения позже.

    Общего приостановления срока на обращение в ЕСПЧ с жалобами против Украины НЕ вводится. Однако впоследствии в отношении каждой жалобы ЕСПЧ рассмотрит вопрос о применении этого срока с учетом исключительных обстоятельств.

    Уже рассматриваемые жалобы против Украины продолжат рассматриваться, однако вынесенные решения и постановления по ним не будут публиковаться, а стороны не будут уведомляться о принятых решениях до дальнейшего распоряжения.

    Течение всех процессуальных сроков в рамках рассматриваемых дел против Украины приостанавливается до дальнейшего уведомления. (Речь идёт о сроках, предоставляемых сторонам разбирательства для совершения различных процессуальных действий, например, представления письменных замечаний и требований о справедливой компенсации.)

    Общего продления трёхмесячного срока для обращения за передачей на рассмотрение Большой Палаты дел против Украины, по которым вынесены постановления палат, НЕ вводится.

    Входящая корреспонденция будет обрабатываться в обычном порядке. Исходящая корреспонденция в отношении жалоб против Украины будет отсылаться при условии работы почты и интернета в Украине.

    Вопрос о сохранении или изменении этих мер будет рассмотрен не позже марта 2022 г.

    ВСЕ ЭТИ МЕРЫ КАСАЮТСЯ ТОЛЬКО И ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ЖАЛОБ ПРОТИВ УКРАИНЫ!

    Дополнение от 31 марта: ЕСПЧ сохранил описанные выше меры — вплоть до дальнейшего уведомления.

    ЕСПЧ требует от России не нападать на школы и больницы

    ЕСПЧ в рамках принятия срочных мер по жалобе «Украина против России (X)», зарегистрированной на основании полученного от украинских властей вчера ходатайства о принятии срочных мер постановил «указать российским властям воздержаться от военного нападения на гражданских лиц и гражданские объекты, включая жилые помещения, автомашины скорой помощи, школы и больницы, и немедленно обеспечить безопасность медицинских учреждений, персонала и бригад сокрой помощи на территориях, подвергшихся нападению или находящихся под осадой российских войск» (indicate to the Government of Russia to refrain from military attacks against civilians and civilian objects, including residential premises, emergency vehicles and other specially protected civilian objects such as schools and hospitals, and to ensure immediately the safety of the medical establishments, personnel and emergency vehicles within the territory under attack or siege by Russian troops).

    ЕСПЧ также отметил, что «военные действия, начавшиеся 24 февраля 2022 года в различных частях Украины… порождают реальный и продолжающийся риск серьезных нарушений конвенционных прав гражданского населения, в частности, по статьям 2 (право на жизнь), 3 (запрет пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания) и 8 (право на уважение частной и семейной жизни) Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод» («the current military action which commenced on 24 February 2022 in various parts of Ukraine… gives rise to a real and continuing risk of serious violations of the Convention rights of the civilian population, in particular under Articles 2 (right to life), 3 (prohibition of torture and inhuman or degrading treatment or punishment) and 8 (right to respect for private and family life) of the European Convention on Human Rights»).

    X в названии жалобы — это цифра 10, означающая, что это уже десятая межгосударственная жалоба, поданная Украиной против России.

    Россия НЕ исключена из Совета Европы

    Вопреки появившимся новостям, Россию не исключали из Совета Европы. И даже не приостанавливали её членства в Совете Европы, как пишут некоторые (приостановления членства вообще не бывает, в чём легко убедиться, посмотрев Устав Совета Европы).

    Комитет Министров Совета Европы только что принял на основании статьи 8 Устава Совета Европы решение приостановить право России на представительство. Это означает, что Россия была лишена некоторых прав, вытекающих из её членства в Совете Европы (которое сохраняется), т.е. была лишена возможности участвовать в принятии ряда решений, однако — и вот это самое важное — Россия при этом сохранила все обязательства, которые вытекают из её, повторюсь, сохраняющегося (и никоим образом не приостановленного) членства в Совете Европы. На Россию продолжают распространяться обязательства по соблюдению Конвенции о защите прав человека и основных свобод. А Европейский Суд по правам человека как орган Совета Европы, в работе которого продолжает принимать участие судья от России, продолжает быть открытым для жалоб на нарушение Россией указанной Конвенции. Как и для жалоб на нарушение Конвенции любым другим государством — членом Совета Европы.

    Решение Комитета Министров было сразу же опубликовано (раньше, чем новости в СМИ). С ним можно ознакомиться на официальном сайте.

    Вот его полный текст в оригинале:

    1426ter meeting, 25 February 2022

    2.3 Situation in Ukraine – Measures to be taken, including under Article 8 of the Statute of the Council of Europe

    Decisions

    The Deputies

    Considering the serious violation by the Russian Federation of its obligations under Article 3 of the Statute of the Council of Europe,

    Referring to their decisions on the situation in Ukraine of 24 February 2022 (CM/Del/Dec(2022)1426bis/2.3),

    Following an exchange of views with the Parliamentary Assembly in the Joint Committee,

    1. agreed to suspend the Russian Federation from its rights of representation in the Council of Europe in accordance with Article 8 of the Statute of the Council of Europe;

    2. agreed that this suspension takes immediate effect in respect of the rights of representation of the Russian Federation in the Committee of Ministers and in the Parliamentary Assembly of the Council of Europe;

    3. invited the Secretary General to notify the Russian Federation accordingly and to provide it with the legal and financial consequences of this decision.

    Вот его перевод (моего авторства):

    1426-е заседание, 25 февраля 2022 года

    2.3. Ситуация в Украине — Меры, которые необходимо принять, в том числе в соответствии со статьей 8 Устава Совета Европы

    Решения

    Депутаты,

    принимая во внимание серьезное нарушение Российской Федерацией своих обязательств, предусмотренных статьей 3 Устава Совета Европы,

    ссылаясь на свои решения по ситуации в Украине от 24 февраля 2022 года (CM/Del/Dec(2022)1426bis/2.3),

    после обмена мнениями с Парламентской Ассамблеей в Совместном комитете,

    1. согласились приостановить действие права Российской Федерации на представительство в Совете Европы в соответствии со статьей 8 Устава Совета Европы;

    2. согласились, что это приостановление вступает в силу немедленно в отношении прав представительства Российской Федерации в Комитете Министров и Парламентской Ассамблее Совета Европы;

    3. предложили Генеральному секретарю уведомить Российскую Федерацию соответствующим образом и ознакомить ее с юридическими и финансовыми последствиями этого решения.

    Действительно, статья 8 Устава Совета Европы предусматривает возможность предложить члену Совета Европы выйти из состава Совета Европы, а если он этого не сделает, то принять решение о том, что такой член перестал состоять в Совете Европы. Вот текст статьи 8 Устава:

    Право на представительство любого члена Совета Европы, грубо нарушающего положения статьи 3, может быть приостановлено, и Комитет министров может предложить ему выйти из состава Совета на условиях, предусмотренных в статье 7. Если такой член Совета Европы не выполняет это предложение, то Комитет министров может принять решение о том, что член, о котором идет речь, перестает состоять в Совете с даты, которую определяет сам Комитет.

    Однако Комитет Министров Совета Европы не принимал решение предложить России выйти из Совета Европы. И тем более не принимал решение о том, что Россия перестаёт состоять в Совете Европы. Которое, к тому же, могло бы быть принято только после принятия решения предложить самостоятельно покинуть Совет Европы — и решение об этом, повторюсь, тоже не принималось.

    Если бы Комитет Министров принял такое решение, то фактически он освободил бы Россию от обязательств, вытекающих из её членства в Совете Европы, в том числе соблюдать Конвенцию о защите прав человека и основных свобод. Россия даже по своей инициативе не могла бы освободиться от таких обязательств так, чтобы это сразу возымело эффект. Даже если бы Россия прямо сейчас заявила о выходе из Совета Европы, то она перестала бы считаться его членом — со всеми вытекающими последствиями относительно своих обязательств — только после 31 декабря 2022 г. Также — теоретически — Россия могла бы денонсировать Конвенцию о защите прав человека и основных свобод (это процедура, противоположная ратификации, если можно так выразиться), однако в результате этого Россия смогла бы освободиться от своих обязательство по Конвенции только через полгода, в течение которых они сохранялись бы. И за нарушение этих обязательств Россию можно привлекать к ответственности, в том числе посредством обращения в Европейский Суд по правам человека. Почему всё это так, можно прочитать здесь. Поэтому нет, Комитет Министров Совета Европы не освобождал Россию от её обязательств соблюдать Европейскую Конвенцию, что стало бы следствием решения считать членство России прекращенным.

    Комитет Министров приостановил право Российской Федерации на представительство, в результате чего Россия была лишена права представительства в органах Совета Европы: Комитете Министров и Парламентской Ассамблее.

    Напомню, что предложение выйти из Состава Совета Европы никогда и никому не делалось, а тем более не принималось решений о том, что государство перестало состоять в Совете Европы.

    Также обращаю внимание, что на сегодняшний день в отношениях между Россией и ЕСПЧ не изменилось ровным счётом ничего: Конвенция и Протоколы обязательны для России, они действуют почти 24 года и продолжают действовать непрерывно. Постановления ЕСПЧ остаются обязательными (это предусмотрено не только Конвенцией, обязательства по которой взяты на себя Россией федеральным законом, сохраняющим свою силу, но и прописано в российских процессуальных кодексах — и эти нормы остаются неизменными), ЕСПЧ принимает жалобы против России, а Россия признаёт его юрисдикцию и участвует в рассмотрении жалобы в ЕСПЧ, в т.ч. через судью от России, все полномочия которого полностью в силе.