Недопустимость злоупотребления правом на подачу жалобы в Европейский Суд

Жалобы сравнительно редко признаются неприемлемыми по этому критерию. Однако это может быть вызвано, например, использованием грубой лексики, в особенности оскорбительных высказываний о Европейском Суде по правам человека, его подразделениях и (или) Судьях, намеренным введением Страсбургского Суда в заблуждение и т.п.

Метки

  1. Фоминский .С.Л.

    вот где есть хоть один случай, когда лексика на одном языке, проходя перевод в секции, принимая новую форму – была бы сочтена грубой как в первой форме, и был бы явный отказ в приемлемости с указанием этой причины?

    Можете показать хоть один случай?

    • Здравствуйте!

      Судя по Вашему вопросу, Вы предполагаете, что жалобы, поступившие в Европейский Суд по правам человека на языках, отличных от его официальных языков – английского и французского, переводятся на них. Однако это не так. В переводе жалоб нет необходимости. На первых этапах производства по делу Судьи ориентируются на одно-трехстраничные резюме жалоб, подготовленные юристами Секретариата Страсбургского Суда. На последующих этапах заявитель представляет письменные возражения (меморандум) на официальных языках Европейского Суда по правам человека, если только ему не было предоставлено право выполнить их на ином языке. В любом случае у Судей почти не возникает необходимости в обращении к жалобе на этом этапе. Однако юристы Секретариата, а в случае коммуницирования жалобы также представители властей государства-ответчика знакомятся с жалобой в оригинале.

      В качестве примера объявления жалобы неприемлемой в связи с использованием заявителем оскорбительных высказываний в адрес Судей и сотрудников Секретариата Европейского Суда по правам человека, а также представителей властей государства-ответчика см. Решение по вопросам приемлемости жалоб “Дюрингер и другие и Грюнже против Франции” (Duringer and Others and Grunge v. France, NN 61164/00 и 18589/02) от 04 февраля 2003 года.

      С уважением,

      Олег Анищик

  2. Фоминский .С.Л.

    Есть такие части: 1 краткая форма жалобы, она бывает эмоциональной, скомканной, срочной. после этого формируется формуляр, и после этого может быть дальнейшая переписка, дополнения материалов , документов и комментариев. Это годы.

    Вот скажите мне, первая часть, вторая (формуляр), третья (переписка), – вот к ним этот критерий, применить трудно, да и ознакамливать сторону и суд с материалом трудно (первая может быть действительно скомканной), так как же с языками? Секретариат готовит резюме, получая сырье в виде скомканного, плюс формуляра, плюс переписки за годы. И как бы это резюме могло бы содержать что-то оскорбительное? И как вот из огромного кома материала, выделить что-то оскорбительное (в адрес судей, тем более), если есть такая рекурсивная процедура как меморандум?

    То есть, вот пишет человек “ВС РФ – ЧМО”. Секретариат перерабатывает “ВС РФ – увы ЧМО”, заявитель “Да, да, я проверял, садомиты и не понимают права ст. 8 ЕКПЧ”, ЕСПЧ получает “Нарушена ст. 8 ЕКПЧ садомитами из ВС РФ”.

    Как при такой процедуре переписки может оказаться ликвидирован признак для критерия приемлемости? Каких именно судей нельзя обозвать Идиотами?

    • Здравствуйте!

      Мы рекомендуем воздержаться от того, чтобы обзывать как бы то ни было кого бы то ни было, особенно Судей и других работников Европейского Суда по правам человека, в рамках любой корреспонденции, адресованной Страсбургскому Суду. Подобные высказывания не могут позитивно сказаться на судьбе жалобы, в том числе помочь в обосновании наличия соответствующих нарушений и (или) соблюдении критериев приемлемости. В лучшем случае они не произведут никакого эффекта.

      При оценке ситуации на предмет злоупотребления правом на обращение с жалобой в Европейский Суд по правам человека оценивается вся корреспонденция, адресованная Страсбургскому Суду, в том числе дополнения к жалобе и иные письма, направляемые вслед за формуляром. Это следует хотя бы из содержания названного выше Решения по делу Дюрингера и других.

      Однако это не означает, что Европейский Суд по правам человека всегда приходит к выводу о нарушении рассматриваемого критерия приемлемости жалобы в случае наличия в ней или иной корреспонденции от заявителя грубых или потенциально оскорбительных высказываний. Напротив, если речь идет о высказываниях в адрес властей государства-ответчика, обычно Страсбургский Суд признает жалобу неприемлемой по данному критерию лишь в случае выявления заведомого обмана, никак не связанного с ними, например, подделки документов или явного сокрытия от Струсбургского Суда сведений о тех или иных решениях, принятых по делу. Об этом свидетельствуют десятки решений Европейского Суда по правам человека, в которых сказано об отклонении просьбы властей государства-ответчика признать жалобу неприемлемой по причине использования заявителем нецензурных выражений.

      В Решении по делу Дюрингера и других не приводится цитат, касающихся высказываний в адрес Судей и других работников Европейского Суда по правам человека, но лишь указано, что заявителем высказаны “серьезные обвинения, затрагивающие достоинство ряда Судей и сотрудников Секретариата”, равно как отмечено, что заявитель “систематически пытался оклеветать Судей и сотрудников Секретариата, французских политиков, а также обвинял ряд конкретных французских судей в совершении серьезных преступлений”. Кроме того Европейский Суд по правам человека упоминает “в высокой степени оскорбительные и необоснованные замечания заявителя”, а также тот факт, что он обратился в Страсбругский Суд сразу с несколькими жалобами от имени вымышленных людей (под псевдонимами).

      Что касается переводов текстов, направляемых на языках, отличных от официальных языков Европейского Суда по правам человека, то, надо полагать, при необходимости они могут быть сделаны для Судей (например, в ответ на соответствующие заявления властей государства-ответчика и сотрудников Секретариата). Кроме того, многие Судьи владеют не только официальными языками Страсбургского Суда.

      С уважением,

      Олег Анищик

      • Фоминский .С.Л.

        Да, вот нашел пример:
        Предварительное возражение Правительства относительно предполагаемого злоупотребления правом подачи жалобы

        В переписке, а не в письменных возражениях относительно жалобы, Правительство выдвинуло предварительное возражение о том, что заявитель злоупотребил правом подачи жалобы по смыслу Статьи 35 § 3 Конвенции. Оно сообщает, что некоторые утверждения, содержащиеся в объяснениях заявителя относительно самых высоких должностных лиц и самого Представителя России в Европейском Суде, были оскорбительными, в чем и выразилось вышеуказанное злоупотребление. Ссылаясь на решение по делу L.R. v. Austria (№ 2424/65, решение Комиссии от 24 мая 1966), оно просит Суд признать жалобу неприемлемой.
        Суд напоминает, что использование оскорбительных утверждений может привести к признанию жалобы неприемлемой только при экстраординарных обстоятельствах, например, если эти утверждения сознательно базировались на несуществующих фактах (см., например, Akdivar and Others v. Turkey, Постановление от 16 сентября 1996, Сборник Постановлений и Решений 1996-IV стр. 1206, §§ 53-54; Varbanov v. Bulgaria, № 31365/96, § 36, ECHR 2000-X; Assenov and Others v. Bulgaria, решение Комиссии от 27 июня 1996, Решения и Сообщения 86-B (DR), стр. 54), однако, Власти не говорят, что дело обстоит именно так в данном деле.
        Действительно, в некоторых исключительных случаях постоянное использование оскорбительных или провокационных утверждений заявителем в адрес Государства-ответчика можно расценить как злоупотребление правом подачи жалобы в Европейский Суд (см., в числе последних, Duringer and Grunge v. France (реш.), №№ 61164/00 и 18589/02, ECHR 2003-II, аналогичное Stamoulakatos v. The United Kingdom, № 27567/95, решение Комиссии от 9 апреля 1997; L.R. v. Austria, процитировано выше; X. v. Germany, № 2724/66, решение Комиссии от 10 февраля 1967; и X. and Y. v. Germany, № 2625/65, решение Комиссии от 30 сентября 1968, Отчеты 28, стр. 26 – 42). Однако, в данном деле Власти не указывают, какие выражения или утверждения в объяснениях заявителя они считают оскорбительными или унизительными, и Суд не видит никаких необоснованных или провокационных утверждений в объяснениях заявителя (см. Kolosovskiy v. Latvia (реш.), № 50183/99, 29 января 2004).
        Суд считает, что хотя некоторые из утверждений заявителя являются не относящимися к делу и чрезмерно эмоциональными, они не являются обстоятельствами такого вида, которые оправдали бы решение объявить его жалобу неприемлемой по причине злоупотребления им правом подачи жалобы. Из этого следует, что предварительное возражение должно быть отклонено.

        • Виктор Павлович Первушин

          Спасибо, коллега товарищ С.Л. Фоминский.
          Ваш изыскания, надесь, мне не пригодятся, – ибо я НИКОГДА не допускаю ОСКОРБИТЕЛЬНЫХ УТВЕРЖДЕНИЙ, – но, тем не менее успокоили и воодушевили меня, как Заявителя (подателя) Жалобв в Европейский Суд по правам человека, – естественно, Жалоб о нарушении Российской Федерацией (государством, что ПРОШУ не путать с Отечеством, ибо это, как говорится, “две большие разницы”, особенно в реалиях дня сегодняшнего, впрочем и недавнего капээсэсовского прошлого…) прав, гарантированных Европейской Конвенцией по правам человека и Протоколами к Ней.
          С уважением,
          Виктор Первушин.

  3. Татьяна

    какие критерии нужны для страсбурга чтобы рассмотрели дело в приоритетном порядке

  4. Елена

    Можно ли в жалобе делать в тексте подчёркивание слов и выделение жирным шрифтом? Или следует писать только одним шрифтом без выделений и подчёркиваний? Спасибо.