Конвенционное право

В Европейский Суд по правам человека можно обратиться с жалобой на нарушения только так называемых конвенционных прав. Это – один из критериев приемлемости жалобы в Страсбургский Суд. Поэтому необходимо понять, что это означает.

Термин «конвенционное право» используется для обозначения принадлежащего лицу

(1) субъективного права, которое

(2) прямо названо в Конвенции о защите прав человека и основных свобод или Протоколах к ней, и

(3) содержание которого определяется Европейским Судом по правам человека и закрепляется в его решениях.

Все три названных составляющих понятия «конвенционное право» являются важными.

«Субъективное право» – это отдельный юридический термин. Им обозначается система правомочий лица, которому на основании норм права принадлежит то или иное благо. Нормы права, то есть правила поведения, в свою очередь основаны на источниках права. Источниками конвенционных прав, что видно из приведенного выше определения, являются Конвенция о защите прав человека и основных свобод и Протоколы к ней, а также практика Европейского Суда по правам человека. Безусловно, Страсбургский Суд, наряду с Конвенцией о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней, использует и иные источники международного права.

1. Среди основных правомочий лица, охватываемых понятием «субъективное право», можно назвать возможности:

(1) пользоваться лежащим в основе права благом, то есть извлекать из него выгоду, равно как добровольно отказаться от него, если это допустимо;

(2) потребовать от любого иного лица, в том числе от государственных органов (должностных лиц), не чинить препятствий в пользовании данным благом;

(3) обратиться к государству в лице соответствующих органов (должностных лиц), когда пользование благом практически невозможно без их активных действий;

(4) обратиться к государству в лице соответствующих органов (должностных лиц) за защитой, когда

(а) то или иное частное лицо или другой государственный орган (должностное лицо) чинят препятствия в пользовании благом либо

(б) другой государственный орган отказывается совершить активные действия, без которых пользование благом становится невозможным.

Например, применительно к субъективному праву собственности на квартиру благом будут являться все те выгоды, которые лицо может получить от владения, пользования, распоряжения своей недвижимостью. Человек может проживать в квартире и пользоваться ей как своим домом, может сдать ее в аренду или продать, получив за это деньги (которые также являются собственностью и могут быть использованы как благо), извлекать из нее выгоду другими многочисленными способами. Если кто-то другой в отсутствие надлежащих субъективных прав претендует на эту квартиру, собственник может потребовать прекратить соответствующие действия. Если необходимо, собственник может обратиться к уполномоченным государственным органам за защитой от неправомерного посягательства на его квартиру со стороны других лиц.

Для определения понятия «конвенционное право» нам необходим только первый из названных элементов понятия «субъективное право». Другими словами, право является конвенционным, если пользование лежащим в его основе благом гарантировано Конвенцией о защите прав человека и основных свобод или Протоколами к ней в их трактовке Европейским Судом по правам человека.

Остальные элементы понятия «субъективное право» важны для понимания иных критериев приемлемости жалобы в Европейский Суд по правам человека.

2. Конвенция о защите прав человека и основных свобод и Протоколы к ней гарантируют соблюдение далеко не всех прав, которые могут принадлежать человеку в соответствии с национальным правом.

Если перечислить только наименования, то Конвенция о защите прав человека и основных свобод и Протоколы к ней гарантируют соблюдение лишь следующих прав и свобод:

(1) право на жизнь (статья 2 Конвенции о защите прав человека и основных свобод),

(2) право не подвергаться пыткам, бесчеловечному и унижающему достоинство обращению и наказанию (статья 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод),

(3) право не подвергаться рабству и принудительному труду (статья 4 Конвенции о защите прав человека и основных свобод),

(4) право на свободу и личную неприкосновенность (статья 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод),

(5) право на справедливое судебное разбирательство (статья 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод),

(6) право на то, чтобы уголовные законы не имели обратной силы (статья 7 Конвенции о защите прав человека и основных свобод),

(7) право на уважение частной и семейной жизни (статья 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод),

(8) свобода мысли, совести и религии (статья 9 Конвенции о защите прав человека и основных свобод),

(9) свобода выражения мнения (статья 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод),

(10) свобода собраний и объединений (статья 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод),

(11) право на вступление в брак (статья 12 Конвенции о защите прав человека и основных свобод),

(12) право на эффективное средство правовой защиты от нарушений конвенционных прав (статья 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод),

(13) право на защиту от дискриминации при пользовании конвенционными правами (статья 14 Конвенции о защите прав человека и основных свобод),

(14) право на уважение собственности (статья 1 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод),

(15) право на образование (статья 2 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод),

(16) право на свободные выборы (статья 3 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод),

(17) право не быть лишенным свободы за долги (статья 1 Протокола № 4 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод),

(18) свобода передвижения (статья 2 Протокола № 4 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод),

(19) право граждан не быть высланными из своей страны (статья 3 Протокола № 4 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод),

(20) право на то, чтобы не быть повергнутым коллективной высылке (статья 4 Протокола № 4 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод),

(21) право на процедурные гарантии в случае высылки (статья 1 Протокола № 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод),

(22) право осужденного за совершение преступления на пересмотр решения судом второй инстанции (статья 2 Протокола № 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод),

(23) право осужденного на компенсацию в случае судебной ошибки (статья 3 Протокола № 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод),

(24) право не подвергаться наказанию за преступление дважды (статья 4 Протокола № 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод),

(25) право на равноправие супругов (статья 5 Протокола № 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод),

(26) право на обращение с индивидуальной жалобой в Европейский Суд по правам человека (статья 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод) и несколько других прав, связанных с действием Конвенции о защите прав человека и основных свобод как таковой. 

3. Кажется очевидным, что если право не названо в Конвенции о защите прав человека и основных свобод или Протоколах к ней, лицо не может обратиться с жалобой на его нарушение в Европейский Суд по правам человека. Соответственно, если право названо, то можно жаловаться в Страсбургский Суд.

Однако из самого текста Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней часто невозможно понять, каково содержание каждого из названных выше прав. При этом каждое право – и конвенционное, и не относящееся к таковым – имеет множество аспектов. И ни в одной частной ситуации право не может быть затронуто во всем множестве его проявлений. Речь всегда идет о каких-то отдельных аспектах права.

Право толкования Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней на основании статьи 32 самой Конвенции принадлежит исключительно Европейскому Суду по правам человека. Таким образом, определение содержания каждого права, названного в Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколах к ней, находится в руках Европейского Суда по правам человека и реализуется им при вынесении решений по индивидуальным делам.

Следовательно, определение того, затронуто ли в конкретной ситуации, в которой оказалось лицо, то или иное принадлежащее ему право, гарантированное Конвенцией о защите прав человека и основных свобод и Протоколами к ней, а если затронуто, то в каких именно аспектах, практически невозможно без обращения к практике Европейского Суда по правам человека. Более того, сам Страсбургский Суд также не стоит на месте. С помощью своей практики он может с течением времени, а иногда и применительно к отдельным государствам-членам Совета Европы расширять или сужать содержание того или иного права.

Сказанное можно проиллюстрировать примером. Так, Конституция Российской Федерации и российское процессуальное законодательство хотя бы формально гарантируют соблюдением многих принципов справедливого судебного разбирательства при рассмотрении любых споров. Но статья 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод гарантирует справедливое судебное разбирательство только споров о гражданских правах и обязанностях, либо в случае предъявления лицу уголовного обвинения. Таким образом, рассуждая теоретически, если спор не подпадает ни под одну из этих двух категорий, лицо не может подать жалобу в Европейский Суд по правам человека, так как конвенционное право на справедливое судебное разбирательство не затронуто. Однако понять, что Европейский Суд по правам человека относит к «спорам о гражданских правах и обязанностях» и что называет «уголовным обвинением», можно только после анализа практики Европейского Суда по правам человека. Более того, фактически вопрос может быть поставлен только следующим образом: исходя из практики Европейского Суда по правам человека, затронуто ли в данной конкретной ситуации, в которой оказалось лицо, принадлежащее ему право на справедливое судебное разбирательство спора о гражданских правах и обязанностях или разбирательство в отношении предъявленного ему уголовного обвинения. Очевидно, что ответить на этот вопрос без анализа практики Страсбургского Суда и одновременно материалов конкретного дела невозможно.

Очень важно обратить внимание на то, что в целом ряде случаев в конкретной ситуации могут оказаться затронутыми сразу несколько прав, принадлежащих одному и тому же лицу. И часть из них могут быть конвенционными, а часть – гарантироваться исключительно национальным правом, но не охраняться Конвенцией о защите прав человека и основных свобод и Протоколами к ней. В этом случае жалобу в Европейский Суд по правам человека необходимо подавать на нарушения именно конвенционных прав, даже если лицо считает, что в наибольшей степени оно пострадало от нарушения иных своих прав.

Например, Конвенция о защите прав человека и основных свобод и Протоколы к ней не гарантируют соблюдение многих из тех прав, которые в России обозначаются термином «трудовые права». Если человек считает, что его уволили без соблюдения требований трудового законодательства, то часть его субъективных прав, затронутых этим решением, может быть конвенционными, а часть – нет. Так, если лицо сможет обосновать, что действия работодателя затронули (среди прочего) его право собственности на те или иные выплаты, то можно будет сделать вывод, что затронуто его конвенционное право, прямо названное в статье 1 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Это очень важно понимать, так как в соответствии с критериями приемлемости жалобы в Европейский Суд по правам человека жертва нарушения конвенционного права должна исчерпать средства правой защиты от нарушения именно этого права на национальном уровне. Это значит, что если лицо обращается за защитой от неправомерных действий работодателя в суд, то оно должно прямо указать суду, что затронуто право собственности, так как в защиту именно этого конвенционного права в случае неудачи можно обратиться в Страсбургский Суд. Если же лицо не заявит об этом, а просто перечислит в своем исковом заявлении допущенные работодателем нарушения Трудового кодекса Российской Федерации, то средства правой защиты могут считаться неисчерпанными.

Метки ,

  1. Виктор Павлович Первушин

    Уважаемые господа!
    А вот как быть в такой ситуации:
    Столкнулся с тем, что появились веские основания, говорящие о том, что мои Жалобы в Европейский Суд систематически ПЕРЕХВАТЫВАЮТСЯ, считаю, российскими должностными лицами, имеющими СЛУЖЕБНЫЙ доступ к Международной корреспонденции… – подробности, если надо, приведу отдельно. Хотя уже и здесь об этом говорил ранее в вопросах.
    Поэтому, когда в очередной раз были нарушены мое права, гарантированные Европейской Конвенцией: “судья”, не имеющая надлежащих полномочий в виде Указа Президента России о назначении на должность, не только приняла дело к производству, но и, не проведя обязательной подготовки к судебному разбирательству, сразу разослала письма в органы власти, выставляющие меня в самом негативном свете (дело касалось неуплаты Транспортного налога, взыскании пени, – но УВЕДОМЛЕНИЯ МрИ ФНС РФ мне НЕ ПОСТУПАЛИ…!!!),
    – ТО на этот раз направил в Европейский Суд по правам человека жалобу, как предварительную, уже по ФАКСУ…!!!
    С третьей попытки ФАКС был принят (отметка на квитанции – “ОК” о её доставке).
    И вот, прошло уже почти 2 (!!!) года, но из ЕСПЧ нет ни слуху, ни духу. Хотя посылал заказные письма – ответа на этот вопрос не имею, нет и не Формуляра жалобы нет и Бланка Доверенности, что просил выслать в заявлениях и указанной Жалобе…!
    Что делать дальше?
    Может привлечь к делу ИНТЕРПОЛ???
    Но как это сделать?
    С уважением,
    Виктор Павлович Первушин.

    • Здравствуйте!

      Мы не в полной мере понимаем, в чем состоят Ваши вопросы. Однако обращаем внимание, что Секретариат Европейского Суда по правам человека направляет заявителю ответы далеко не на все жалобы, если он подал их более одной (читайте об этом, например, здесь).

      Олег Анищик

  2. Виктор Павлович Первушин

    Уважаемые господа с Сайта «Европейский суд.RU»!
    Позвольте задать вам следующий вопрос:
    Как известно, НАДЗОРНЫЕ инстанции суда Российской Федерации давно признаны НЕЭФФЕКТИВНЫМ средством правовой защиты. О том, что это именно так и обстоит, говорит хотя бы тот факт, что не где-нибудь, а в Верховном Суде РФ бесследно исчезли – нет ни ответа, ни привета, – более двух десятков надлежаще составленных и оформленных надзорных жалоб, поданных УЖЕ на имя Председателя Верховного Суда Российской Федерации.
    В условиях, когда Госдумой РФ (как после этого следует относиться к этому представительному органу, в первую очередь призванному и обязанному защищать законные интересы, права и свободы человека и гражданина?!?) приняты законы, которые огранивают срок надзорного обжалования, этот, считаю, позорный факт становится непреодолимым препятствием не только в деле защиты законных интересов, прав и свобод ЧЕЛОВЕКА и гражданина, гарантированных как Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод.
    – Когда, Кем и где точно принят Документ, которым НАДЗОРНЫЕ инстанции суда (да, наверное, и Генпрокуратуры РФ) Российской Федерации признаны НЕЭФФЕКТИВНЫМ средством правовой защиты???
    С уважением,
    Виктор Павлович Первушин.

  3. Загребельный Виктор

    Вопрос по поводу статьи 13 Конвенции: Является ли отсутствием эффективных мер правовой защиты отказ Министерства Внутренних Дел о проведении внутреннего расследования: мое требование звучало просто – указать где именно в Протоколе о правонарушении имеется моя подпись, на которую ссылается инспектор (моя подпись отсутствует в протоколе, в связи с тем, что меня с протоколом не ознакомили и не вручили мне копию), где показания свидетелей, указанных в протоколе (мое требование в момент составления протокола о внесении моих пассажиров как свидетелей, в связи с тем, что никого больше рядом не было, было инспекторами проигнорировано), затребовать у оператора мобильной связи распечатку моих звонков с моего мобильного телефона, за дату составления протокола (по факту моей остановки, я дважды звонил на телефон доверия полиции: один раз – в связи с отказом общаться со мной на понятном мне языке, второй раз, по фактам, указанным в том числе и в скобках выше).
    Ответ на мое заявление пришел ошеломительный: по вашему делу имеется окончательное решение, и МВД не в силах его оспорить.

    Второй факт отсутствия эффективных мер: я дважды обращался в судебную инстанцию с требованием дачи разъяснений.
    Первый раз я обратился, с заявлением, ссылаясь в самом начале и в самом конце моего заявления на положения законодательства о даче разъяснений.
    спустя 17 дней, судебная инстанция ВМЕСТО РАЗЪЯСНЕНИЙ, РАССМАТРИВАЕТ СВОЕ ЖЕ РЕШЕНИЕ В РЕВИЗИОННОМ ПОРЯДКЕ (ССЫЛАЯСЬ ПРИ ЭТОМ НА ТО, ЧТО ТАК ПОТРЕБОВАЛ Я), И ВЫНОСИТ РЕШЕНИЕ, КОТОРОЕ НИКТО ИЗ СТОРОН НЕ ТРЕБОВАЛ.

    Второй раз я подал Заявление о даче разъяснений, ссылаясь на тот факт, что разъяснения мне необходимы для Европейского Суда по Правам Человека. При этом, я прямо указывал, что – только для ЕСПЧ мне нужны разъяснения какие именно документы подтверждают что я получал протокол под роспись (смотреть выше), какие документы подтверждают, что мне были отправлены как повестка, так и решение первой инстанции, либо какие документы подтверждают получение мной этих документов (в решениях не указаны ни один из документов, подтверждающих выводы судебной инстанции, как я считаю в связи с тем, что их в деле просто нет: детальное изучение дела это подтверждает, а единственный документ, который указывается в решении, противоречит выводу судебной инстанции). Также, я просил разъяснить, каким образом повестка на последнее рассмотрение была отправлена таким образом, что я ее получил не за 5 дней до заседания, а спустя 5 часов после начала заседания. И последний вопрос, который я требовал разъяснить – каким образом, заявление о даче разъяснений, в решении превратилось в заявление о пересмотре в ревизионном порядке.
    Ответ пришел следующего содержания: Решения являются окончательными и не могут быть оспорены. Все затребованные вами факты, указаны в резолютивной части Решений. Если вам непонятны какие либо положения Решений, то вы можете, путем подачи заявления, потребовать перевода Решений, на понятный вам язык.
    (Как я указывал чуть выше – в двух Решениях указывается всего лишь один документ, который полностью противоположен выводам судебной инстанции).

    Ну и можно ли признать отсутствием эффективных мер, многочисленные обращения в органы прокуратуры и органы надзора за судебными структурами, с получением отписок очень похожих на описанное выше.

    • Здравствуйте!

      Статья 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод гарантирует внутригосударственные средства правой защиты только от предполагаемых нарушений других прав, предусмотренных Конвенцией и Протоколами к ней, если, конечно, гарантии самой соответствующей статьи Конвенции или Протокола к ней не оказываются шире, чем гарантии статьи 13 Конвенции. По Вашему вопросу не представляется возможным судить, о предполагаемом отсутствии эффективных средств правовой защиты от предполагаемые нарушений какого именно права или каких именно прав, гарантированных Конвенцией и Протоколами к ней, идет речь. Поэтому на него невозможно ответить.

      Также обращаем внимание, что данный сайт посвящен исключительно вопросам обращения в Европейский Суд по правам человека с жалобами на нарушения, предположительно допущенные властями Российской Федерации, о чем написано вверху его главной страницы. Ваш вопрос, судя по предшествующему, касается претензий, предъявляемых властям Молдовы. Другими словами, Ваш вопрос не относится к тематике данного сайта и мы в любом случае не можем на него ответить, в частности, по той причине, что оценка ситуации на предмет наличия или отсутствия внутригосударственных средств правой защиты предполагает необходимость анализа национального законодательства и практики его применения, в то время как мы не работаем с законодательством стран, отличных от России.

      С уважением,

      Олег Анищик

  4. Загребельный Виктор

    Олег – огромное спасибо за ответ: к счастью я уже нашел ответ на свой вопрос.
    С праздником Вас

  5. Могу ли я обратиться с жалобой на государство, от казывающееся расследовть преступление связанное с нарушением моего авторского права? Я обратилась в Останкинскуб прокуратуру г. Москвы 26 мая 2010 г. и до сих пор внятного ответа не получила, пересылка моего заявления между ведомствами БЭП протекает уже год.

    • Здравствуйте!

      Европейский Суд по правам человека рассматривает только жалобы на предполагаемые нарушения прав, гарантированных Конвенцией о защите прав человека и основных свобод и Протоколами к ней. Указанные международные договоры не гарантируют как такового права на возбуждение уголовного дела и привлечение к уголовной ответственности частных или должностных лиц. Поэтому сам по себе отказ в возбуждении уголовного дела и, соответственно, проведении расследования не может являться нарушением Конвенции и Протоколов к ней и основанием для обращения с жалобой в Европейский Суд по правам человека.

      Однако государство обязано провести эффективное расследование случаев посягательства на права лица, гарантированные ему Конвенцией и Протоколами к ней, как со стороны частных, так и должностных лиц, если без этого защита указанных прав невозможна какими-либо иными способами, например, посредством самостоятельного обращения лица в суд в порядке гражданского судопроизводства. Читайте об этом здесь. Судить по заданному вопросу о доступности Вам средств защиты от предполагаемых посягательств на Ваши авторские права, которые не связны с проведением уголовного расследования (даже если предположить, что с учетом обстоятельств дела они защищаются теми или иными статьями Конвенции и Протоколов к ней), не представляется возможным. Соответственно, мы не можем ответить на вопрос о том, возможно ли в Вашем случае вести речь о возникновении обязательства государства по возбуждению уголовного дела и проведению эффективного расследования.

      С уважением,

      Олег Анищик

  6. Тамара

    В результате объединения двух субъектов Российской Федерации новым субъектом упразднен порядок выплаты доплаты к пенсии по государственной гражданской службы “упраздненного” субъекта, новым порядком ее размер снижен в 5 раз. Хотя Федеральным Конституционным Законом об объединении предусмотрено, что обязанности упраздняемого субъекта переходят к вновь создаваемому. Обжаловали закон субъекта в Конституционный Суд РФ – жалоба не принята к производству, в судебном порядке вплоть до Верховного Суда обжаловали и новый порядок назначения доплаты. Везде получили отказ. Рассматривались ли Европейским судом такие жалобы? Заранее спасибо!

    • Здравствуйте!

      Европейский Суд по правам человека рассматривает только жалобы на нарушения прав, гарантированных Конвенцией о защите прав человека и основных свобод и Протоколами к ней.

      Ни Конвенция, ни Протоколы к ней не гарантируют как таковое право на получение пенсии или доплаты к ней, равно как право на ее получение в определенном размере (см., например, Решение Европейского Суда по правам человека по вопросам приемлемости жалобы «Аунола против Финляндии» (Aunola v. Finland, жалоба N 30517/96) от 15 марта 2001 года).

      Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции, гарантирующая право на уважение собственности, защищает лишь имеющееся у лица имущество, в том числе имущество, в отношении которого у лица имеется основанное на законе, то есть правомерное, ожидание его получения. Однако ничто в Вашем вопросе не свидетельствует о том, закон соответствующего субъекта федерации, предусматривавший доплату к пенсии, сохранил свою силу после объединения этого субъекта федерации с другим субъектом. Равно как ничто в Вашем вопросе не свидетельствует о том, что Вам не была выплачена доплата к пенсии, на которую Вы имели право на основании указанного закона в то время, когда он действовал, то есть до объединения, в том числе о том, что вновь созданный субъект федерации не выполнил перешедших к нему обязательств по выплате задолженности по выплате доплаты к пенсии, которая могла образоваться к моменту его создания. Вновь созданный субъект федерации своими законами право на доплату пенсии Вам не гарантировал, о чем Вы прямо пишете. Таким образом, ничто не свидетельствует о наличии у Вас после объединения субъектов федерации имущества в смысле статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в виде права требования доплаты к пенсии, которое было бы основано на законе, действующем в этот период времени. Это, в частности, подтверждается и судебными решениями, принятыми по Вашему делу, что особенно важно в силу отнесения Европейским Судом по правам человека вопросов толкования и применения норм национального права в первую очередь к юрисдикции национальных судов. Соответственно, право на уважение имущества в смысле статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции не могло быть нарушено в силу отсутствия самого имущества.

      В своем Постановлении по делу «Булгакова против России» (Bulgakova v. Russia, жалоба N 69524/01) от 18 января 2007 года Европейский Суд по правам человека также прямо указал, что «перерасчет пенсии и последующее уменьшение ее размера как таковые не нарушают статью 1 Протокола N 1 к Конвенции» (пункт 47; см. также пункт 49 Постановления по делу «Юрий Романов против России» (Yuriy Romanov v. Russia, жалоба N 69341/01) от 25 октября 2005 года, пункт 59 Постановления по делу «Кутепов и Аникеенко против России» (Kutepov and Anikeyenko v. Russia, жалоба N 68029/01) от 25 октября 2005 года, пункт 43 Постановления по делу «Найденков против России» (Naydenkov v. Russia, жалоба N 43282/02) от 07 июня 2007 года (в части уменьшения размеров социальных пособий)).

      Поэтому из Вашего вопроса не усматривается признаков нарушения каких-либо прав, гарантированных Конвенцией и Протоколами к ней и, соответственно, оснований для обращения с жалобой в Европейский Суд по правам человека.

      С уважением,

      Олег Анищик

  7. Михаил Владимирович

    Существуют ли решения Европейского суда по правам человека, обязывающие восстановить ранее производившиеся и приостановленные в 2008 году доплаты к пенсии бывшим государственным гражданским служащим Санкт-Петербурга?

  8. Артем

    Здравствуйте!
    Приемлема ли будет жалоба в ЕСПЧ, поданная с соблюдением установленной формы, но без ссылок на прецеденты ЕСПЧ по различным делам, а с трактовкой несоблюдения статей Конвенции исключительно по мнению заявителя?

    • Здравствуйте!

      Мы не можем оценить приемлемость жалобы, о которой нам ничего не известно. Тем более мы не можем судить о том, будет ли поданная Вами жалоба объявлена приемлемой Европейским Судом по правам человека. Поэтому мы не можем ответить на Ваш вопрос.

      Если Вы хотели спросить, может ли отсутствие в жалобе ссылок на практику Европейского Суда по правам человека само по себе привести к признанию ее неприемлемой, то нет, не может, поскольку к жалобе не предъявляется требований, касающихся необходимости ссылаться на практику Европейского Суда по правам человека.

      С уважением,

      Олег Анищик

  9. Светлана

    Может ли быть признана приемлемой жалоба на нарушение права на уважение имущества в смысле статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции в случае:
    1. Уволен из органов внутренних дел, краткая формулировка из заключения ВВК “Негоден по состоянию здоровья. Военная травма”.
    2. МСЭ установила 30% утраты профессиональной трудоспособности.
    3. Суд первой и апелляционной инстанций в удовлетворении моего искового заявления об обязании МСЭ установить 100% утраты профессиональной трудоспособности отказал (несмотря на имеющиеся НПА и приведенную мной правоприменительную практику и постановления Пленума ВС РФ).
    4. Считаю, что увольнение свидетельствует о 100% утрате профессиональной трудоспособности, однако государственные органы в лице МСЭ, а также судебные органы чинят препятствия в виде неправильного толкования НПА и неприменения практики ВС РФ, в связи с чем я лишен возможности обратиться с заявлением о возмещении вреда здоровью в виде компенсации утраченного заработка в адекватном размере.