Исполнение Постановлений ЕСПЧ в 2014 г.: Доклад Минюста

Опубликован Минюстом России 14 декабря 2015 года
(без приложений)

ДОКЛАД
о результатах мониторинга
правоприменения в Российской Федерации за 2014 год

(Извлечение)

Мониторинг выполнения постановлений
Европейского Суда по правам человека

В соответствии с Указом № 657 Минюстом России в 2014 году продолжено осуществление мониторинга правоприменения в целях выполнения постановлений Европейского Суда по правам человека (далее – Европейский Суд), в связи с которыми необходимо принятие (издание), изменение или признание утратившими силу (отмена) законодательных и иных нормативных правовых актов Российской Федерации (приложения № 4 и 5).

По состоянию на 20 августа 2015 г. приняты меры по совершенствованию законодательства Российской Федерации в связи с 4 постановлениями Европейского Суда по конкретным делам, а также в связи с пилотным постановлением от 15 января 2009 г. по делу “Бурдов против Российской Федерации (№ 2)” (Burdov v. Russia (№ 2), жалоба № 33509/04, и  255 постановлениями Европейского Суда, объединенными в группу дел “Тимофеев” (Timofeyev).

В частности, в рамках выполнения постановления Европейского Суда от 27 марта 2008 г. по делу “Штукатуров против Российской Федерации” (Shtukaturov v. Russia), жалоба № 44009/05, вступил в силу с 2 марта 2015 г. Федеральный закон от 30 декабря 2012 г. № 302-ФЗ “О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации”, предусматривающий введение института частичной дееспособности в целях наиболее полной защиты прав и интересов граждан, страдающих психическими расстройствами.

Для обеспечения реализации прав подозреваемых и обвиняемых на обращение в Европейский Суд с учетом выводов Европейского Суда, изложенных в постановлении от 10 июня 2010 г. по делу “Захаркин против Российской Федерации” (Zakharkin v. Russia), жалоба № 1555/04, принят Федеральный закон от 28 июня 2014 г. № 193-Ф3 “О внесении изменения в  статью 18 Федерального закона “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений”.

В рамках выполнения постановления Европейского Суда от  28 октября  2010 г. по делу “Борис Попов против Российской Федерации” (Boris Popov v. Russia), жалоба № 23284/04, Федеральным законом от  30 декабря 2012 г. № 304-ФЗ “О внесении изменений в Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации” в законодательство Российской Федерации введены положения, направленные на защиту от произвольного вмешательства в право на уважение корреспонденции осужденных к лишению свободы.

С учетом правовых позиций Европейского Суда, выраженных в  постановлении от 10 мая 2012 г. по делу “Путинцева против Российской Федерации” (Putintseva v. Russia), жалоба № 33498/04, издан Указ Президента Российской Федерации от 25 марта 2015 г. № 161 “Об утверждении Устава военной полиции Вооруженных Сил Российской Федерации и внесении изменений в некоторые акты Президента Российской Федерации”, в  соответствии с которым из Устава гарнизонной и караульной служб Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 10 ноября 2007 г. № 1495 “Об утверждении общевойсковых уставов Вооруженных Сил Российской Федерации” (далее – Указ № 1495), исключены нормы, позволявшие применять оружие по военнослужащим, содержащимся на гауптвахте, для пресечения их побега без адекватных и эффективных мер защиты от произвола при применении силы. Одновременно в этих же целях в Уставе военной полиции Вооруженных Сил Российской Федерации закреплены новые нормы, регулирующие рассматриваемые правоотношения.

В рамках выполнения пилотного постановления Европейского Суда от 15 января 2009 г. по делу “Бурдов против Российской Федерации (№ 2)” (Burdov v. Russia), жалоба № 33509/04, а также 255 постановлений Европейского Суда, входящих в группу дел “Тимофеев” (Timofeyev), были приняты федеральные законы от 30 апреля 2010 г. № 68-ФЗ “О компенсации за  нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок” и № 69-ФЗ “О  внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с  принятием Федерального закона “О компенсации за нарушение права на  судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок”, которыми создано внутригосударственное средство правовой защиты от нарушений права, связанных с несоблюдением разумных сроков исполнения судебного акта, предусматривающее обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации. Данное средство правовой защиты признано Европейским Судом эффективным по смыслу Конвенции о защите прав человека и основных свобод. В результате принятия указанных федеральных законов, их применения с учетом практики Европейского Суда и разъяснений, изложенных в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23  декабря 2010  г. № 30/64 “О  некоторых вопросах, возникших при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок”, удалось добиться существенного сокращения жалоб рассматриваемой категории как в российские суды, так и в Европейский Суд, а также фактического переноса бремени защиты прав граждан на национальный уровень.

В настоящее время продолжается работа по внесению в законодательство Российской Федерации изменений, связанных с рядом постановлений Европейского Суда.

В порядке реализации запланированных мероприятий по выполнению пилотного постановления Европейского Суда от 10 января 2012 г. по делу “Ананьев и другие против Российской Федерации” (Ananyev and Others v. Russia), жалобы № 42525/07 и № 60800/08, приняты 9  федеральных законов, а также одно постановление Правительства Российской Федерации и ряд ведомственных нормативных правовых актов. В частности, в 2015 году приняты федеральные законы от 8 марта 2015 г. № 21-ФЗ “Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации”, № 22-ФЗ “О введении в действие Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации” и № 23-Ф3 “О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с введением в действие Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации”, а также Федеральный конституционный закон от 8 марта 2015 г. № 1-ФКЗ “О внесении изменений в Федеральный конституционный закон “Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации” и Федеральный конституционный закон “О военных судах Российской Федерации” в связи с введением в действие Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации”. Указанные федеральные законы предусматривают создание существенно усовершенствованного превентивного национального средства правовой защиты от нарушений, связанных с необеспечением надлежащих условий содержания в следственных изоляторах и местах лишения свободы, и в полной мере корреспондируют с выводами, изложенными в указанном пилотном постановлении Европейского Суда.

На рассмотрении Государственной Думы находятся 2 законопроекта, разработанные с учетом выводов Европейского Суда, содержащихся в  постановлениях от 22 марта 2012 г. по делу “Константин Маркин против Российской Федерации” (Konstantin Markin v. Russia), жалоба № 30078/06, и от  18 апреля 2013 г. по делу “Агеевы против Российской Федерации” (Ageyevy v. Russia), жалоба № 7075/10.

В настоящее время федеральные органы исполнительной власти продолжают работу по подготовке проектов нормативных правовых актов в  рамках исполнения постановлений Европейского Суда от 28 октября 2003 г. по делу “Ракевич против Российской Федерации” (Rakevich  v.  Russia), жалоба № 58973/00, от 14 марта 2013 г. по делу “Олейников против Российской Федерации” (Oleynikov  v.  Russia), жалоба № 36703/04, от 27 марта 2014 г. по  делу “Матыцина против Российской Федерации” (Matytsina v. Russia), жалоба № 58428/10, пилотных постановлений Европейского Суда от 10 января 2012 г. по делу “Ананьев и другие против Российской Федерации” (Ananyev and Others v. Russia), жалобы № 42525/07 и № 60800/08, от 1 июля 2014 г. по делу “Герасимов и другие против Российской Федерации” (Gerasimov and Others v. Russia), жалобы № 29920/05 и другие, а также ряда постановлений Европейского Суда, объединенных в группу дел “Гарабаев” (Garabayev).

Проблемы правового регулирования, обозначенные в постановлении Европейского Суда от 6 июня 2013 г. по делу “Авилкина и другие против Российской Федерации” (Avilkina and Others v. Russia), жалоба № 1585/09, были разрешены путем внесения изменений в законодательство Российской Федерации, в частности Федеральным законом от 23 июля 2013 г. № 205-ФЗ “О внесении изменений в отдельные законодательные акты в связи с уточнением полномочий органов прокуратуры Российской Федерации по вопросам обработки персональных данных”. Также был издан приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 22 ноября 2013 г. № 506 “Об утверждении и введении в действие Инструкции о порядке обработки в органах прокуратуры Российской Федерации персональных данных, полученных в связи с осуществлением прокурорского надзора” и принято постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 г. № 21 “О  применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней”.

По результатам дополнительной проработки в 2014 году вопроса о совершенствовании порядка истребования прокурором конфиденциальной медицинской документации, который предусматривал бы возможность получения добровольного согласия гражданина на истребование касающихся его медицинских сведений и обжалования соответствующих действий органов прокуратуры до представления документов в распоряжение прокурора, в целях выполнения постановления Европейского Суда от 6 июня 2013 г. по делу “Авилкина и другие против Российской Федерации” (Avilkina and Others v. Russia), жалоба № 1585/09, с учетом имеющейся правоприменительной практики в настоящее время признано нецелесообразным внесение дополнительных изменений в законодательство Российской Федерации.

По результатам мониторинга правоприменения за 2013 – 2014 годы
предполагается организовать работу:

ФСКН России, МВД России, ФСБ России, Минюста России во взаимодействии с Верховным Судом Российской Федерации и Генеральной прокуратурой Российской Федерации – по дополнительной проработке вопроса о необходимости внесения в законодательство Российской Федерации изменений в целях обеспечения правовой определенности понятия “провокация”, а также четкой и предсказуемой процедуры санкционирования проведения проверочных закупок наркотических средств и иных аналогичных оперативно-разыскных мероприятий независимым органом (судом или органом прокуратуры) в целях исполнения постановлений Европейского Суда, объединенных в группу дел “Ваньян” (Vanyan) (пункт 3 приложения № 5);

МВД России, Минюста России, ФСКН России, ФСБ России во взаимодействии с Верховным Судом Российской Федерации, Генеральной прокуратурой Российской Федерации и Следственным комитетом Российской Федерации – по подготовке изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (далее – УПК РФ), направленных на реализацию постановлений Европейского Суда, объединенных в группу дел “Царенко” (Tsarenko) и предусматривающих установление максимального срока (сроков), на который возможно продление содержания под стражей для ознакомления с материалами уголовного дела, определение порядка продления соответствующих сроков, в том числе после истечения предельного срока, установленного для применения данной меры пресечения, в частности нормы о возможности (невозможности) неоднократного продления соответствующих сроков после истечения предельного срока, установленного для применения данной меры пресечения, и контролируемости соответствующих сроков, о дифференциации сроков ознакомления с материалами дела и содержания в этих целях обвиняемых под стражей (в том числе после истечения предельных сроков, установленных для применения данной меры пресечения) в зависимости от конкретных обстоятельств, о недопустимости обоснования продления срока содержания под стражей только необходимостью ознакомления обвиняемого с материалами дела без учета всех других предусмотренных УПК РФ обстоятельств и изложения их в судебном постановлении (пункт 4 приложения № 5);

Минюста России и Минфина России во взаимодействии с Верховным Судом Российской Федерации и Генеральной прокуратурой Российской Федерации – по дальнейшей проработке основных подходов к решению вопросов, касающихся установления оснований и порядка возмещения государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) суда (судьи), а также определения подведомственности и подсудности соответствующих дел, в целях реализации постановлений Европейского Суда от 13 декабря 2011 г. по делу “Васильев и Ковтун против Российской Федерации” (Vasilyev and Kovtun v. Russia), жалоба № 13703/04, и Конституционного Суда Российской Федерации от 25 января 2001 г. № 1-П по делу о проверке конституционности положения пункта 2 статьи 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан И.В.Богданова, А.Б.Зернова, С.И.Кальянова и Н.В.Труханова (пункт 5 приложения  № 5);

ФМС России, ФССП России, Минюста России во взаимодействии с Верховным Судом Российской Федерации и Генеральной прокуратурой Российской Федерации – по разработке проекта федерального закона о внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ) в части установления максимальных сроков содержания в специальных учреждениях в целях административного выдворения и депортации, оснований и порядка установления, продления и приостановления срока содержания в соответствующих учреждениях, а также возможности, оснований и порядка замены данной ограничительной меры на более мягкую, не связанную с лишением свободы, в целях реализации постановлений Европейского Суда, объединенных в группу дел “Азимов” (Azimov), в том числе 7 постановлений Европейского Суда, вынесенных в период с января 2014 г. по июнь 2015 г. (пункт 9 приложения  № 5).

Доступ прокуратуры к врачебной тайне: Об исполнении Постановления ЕСПЧ

Российские власти проинформировали Комитет Министров Совета Европы о ряде изменений в российском законодательстве, которыми, по их утверждению, была создана система законного и пропорционального доступа прокуратуры к конфиденциальной медицинской информации, призванная не допустить нарушений, аналогичных признанному ЕСПЧ в Постановлении по делу «Авилкина и другие против России» (Avilkina and Others v. Russia, жалоба N 1585/09) от 06 июня 2013 года.

В частности, в соответствующем отчете от 17 октября 2014 года российские власти сослались на положения нового Федерального закона “Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации” от 21 ноября 2011 года N 323-ФЗ, в соответствии с которым сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении, составляют врачебную тайну, медицинская организация обязана соблюдать врачебную тайну. В июле 2013 года в указанный Федеральный закон были внесены дополнения, предусматривающие необходимость предоставления сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия гражданина или его законного представителя по запросу органов прокуратуры в связи с осуществлением ими прокурорского надзора. Реализация этих полномочий органов прокуратуры регулируется Приказом Генпрокуратуры России от 22 ноября 2013 года N 506 “Об утверждении и введении в действие Инструкции о порядке обработки в органах прокуратуры Российской Федерации персональных данных, полученных в связи с осуществлением прокурорского надзора”. Он, в частности, предусматривает, что субъекты персональных данных имеют право на получение информации, касающейся обработки их персональных данных, в том числе содержащей сведения о:

— подтверждении факта обработки персональных данных в органах прокуратуры,
– правовых основаниях и целях обработки персональных данных,
– лицах, которые имеют доступ к персональным данным или которым могут быть раскрыты персональные данные на основании федерального закона,
– обрабатываемых персональных данных, относящихся к соответствующему субъекту персональных данных, об источнике их получения,
– сроках обработки персональных данных, в том числе сроках их хранения в органе прокуратуры.

Власти также сослались на то, что российское законодательство предусматривает возможность получения компенсации за незаконное разглашение врачебной тайны, приведя два примера из судебной практики присуждения таких компенсаций.

ЕСПЧ отклонил все обращения о передаче российских дел в Большую Палату

7 октября Коллегия в составе пяти членов Большой Палаты ЕСПЧ отклонила все обращения в о передаче российских дел в Большую Палату.

Таким образом, 7 октября вступили в силу следующие Постановления Палаты: Продолжить чтение…

7 октября будут рассмотрены обращения о передаче дел в Большую Палату

7 октября Коллегия в составе пяти членов Большой Палаты ЕСПЧ рассмотрит в соответствии со статьей 43 Европейской Конвенции обращения о передаче в Большую Палату следующих дел: 

«Масхадова и другие против России» (Maskhadova and Others v. Russia, жалоба N 18071/05, Постановление Палаты оглашено 06 июня 2013 года, обращение подано заявителями);  Продолжить чтение…