Отравление Навального: вопросы ЕСПЧ

Европейский Суд по правам человека

Дата коммуницирования жалобы:
(коммуницирование –
это сообщение о жалобе властям государства-ответчика – О.А.)
12 января 2021 г.

Дата опубликования сведений о коммуницировании жалобы:
01 февраля 2021 г.

[неофициальный перевод Олега Анищика;
оригинал на английском языке]

ТРЕТЬЯ СЕКЦИЯ

Жалоба № 36418/20

Алексей Анатольевич НАВАЛЬНЫЙ
против России,
подана 21 августа 2020 г.

ИЗЛОЖЕНИЕ ФАКТОВ

Заявитель, Алексей Анатольевич Навальный, гражданин России, 1976 года рождения, проживает в г. Москве. Его интересы в Суде представляет О. Михайлова, адвокат, практикующий в г. Москве.

А. Обстоятельства дела

Обстоятельства дела, представленные заявителем, можно резюмировать следующим образом.

20 августа 2020 г. заявитель вылетел из г. Томска в г. Москву. Во время полета он внезапно почувствовал острое недомогание и потерял сознание. Самолет совершил вынужденную посадку в г. Омске, и заявитель, который впал в кому, был доставлен в городскую больницу, где был подключен к системе жизнеобеспечения.

В тот же день соратник заявителя, г-н Г., подал в Следственный комитет Российской Федерации заявление о возбуждении уголовного дела, утверждая, что заявитель был намеренно отравлен неизвестным веществом. Он заявил, что это было покушение на убийство, связанное с политической деятельностью заявителя.

22 августа 2020 г. заявитель был переведен на лечение в клинику Шарите в г. Берлине.

27 августа 2020 г. заявление г-на Г. о возбуждении уголовного дела было направлено в Западно-Сибирское следственное управление на транспорте Следственного комитета.

01 сентября 2020 г. Г. подал в Басманный районный суд г. Москвы жалобу на основании ст. 125 УПК РФ на бездействие Следственного комитета.

03 сентября 2020 г. начальник управления по рассмотрению обращений Следственного комитета представил в Басманный районный суд письменное объяснение, в котором указал, что ст. 125 УПК РФ в данном случае не применима, поскольку отсутствует какое бы то ни было решение, которое можно было бы обжаловать на её основании.

На следующий день Правительство Германии сделало заявление. Его более поздняя версия, опубликованная Управлением прессы и информации Федерального правительства Германии в виде пресс-релиза, гласила:

«02 сентября 2020 года федеральное правительство объявило, что по запросу Charité – Universitätsmedizin Berlin специализированная лаборатория Бундесвера провела токсикологические тесты на образцах, полученных от Алексея Навального. По результатам этих исследований были обнаружены явные доказательства наличия химического нервно-паралитического агента из группы «Новичок».

Это является серьезным нарушением Конвенции о запрещении химического оружия (КЗХО). Поэтому федеральное правительство обратилось к Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) с просьбой помочь проанализировать доказательства, связанные с делом Навального. Этот запрос о помощи в ОЗХО был сделан в соответствии со статьей VIII 38 (e) КЗХО, которая позволяет всем государствам-участникам получать техническую помощь от ОЗХО.

На этом основании ОЗХО взяла образцы для исследований у г-на Навального и предприняла необходимые меры для того, чтобы они были изучены в специализированных лабораториях ОЗХО.

Более того, федеральное правительство попросило Францию и Швецию как европейских партнеров провести независимую экспертизу полученных в Германии доказательств на основе новых образцов, взятых у г-на Навального. Затем результаты исследований, проведенных специализированными лабораториями Франции и Швеции, были опубликованы и подтвердили выводы немецких исследований.

В рамках усилий, не связанных с исследованиями ОЗХО, которые все еще продолжаются, три лаборатории независимо друг от друга уже представили доказательства того, что отравление г-на Навального было вызвано нервно-паралитическим агентом из группы «Новичок».

Мы еще раз призываем Россию сделать заявление в отношении этого инцидента. Мы активно консультируемся с нашими европейскими партнерами относительно возможных дальнейших шагов».

04 сентября 2020 г. Басманный районный суд отказал в удовлетворении жалобы г-на Г. на том основании, что его заявление было направлено в соответствующее управление и он как представитель заявителя, действующий от его имени, мог получить доступ к информации, касающейся рассмотрения этого заявления. Следовательно, его права не были нарушены.

Г-н Г. подал жалобу в Московский городской суд, заявив, что Следственный комитет не возбудил уголовное дело и не вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в установленный законом трехдневный срок.  Более того, он указал, что обязательство расследовать предполагаемое покушение на убийство возникло также из публичного заявления властей Германии о том, что покушение на жизнь заявителя было совершено с использованием химического агента из группы «Новичок».

18 сентября 2020 г. следователь УВД г. Томска вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту предполагаемого покушения на убийство заявителя на том основании, что на тот момент отсутствовала объективная информация, которая свидетельствовала бы о совершении каких-либо умышленных преступных действий в отношении заявителя. Было отмечено, что доследственная проверка продлена до 19 сентября, что запрос о предоставлении информации был направлен в компетентные органы Германии и что в предыдущий период было невозможно получить объяснения от г-жи П., одного из членов команды заявителя, которая вместе с ним приезжала в г. Томск.

В тот же день заместитель начальника УВД г. Томска отменил вышеуказанное постановление и продлил доследственную проверку еще на 30 дней. В решении указывалось, что должны были быть опрошены жена заявителя и его врач, а также г-жа П., и что необходимо предпринять другие шаги для завершения проверки.

21 сентября 2020 г. г-н Г. на основании ст.ст. 125, 144 и 145 УПК РФ обжаловал бездействие УВД г. Томска в Кировский районный суд г. Томска.

28 сентября 2020 г. Мосгорсуд оставил без изменения решение Басманного районного суда от 04 сентября 2020 г., не установив нарушений норм процессуального или материального права.

02 октября 2020 г. Кировский районный суд г. Томска отказал в удовлетворении жалобы г-на Г., не усмотрев оснований для вывода о бездействии следственных органов или нарушении ими установленных законом сроков.

07 октября 2020 г. г-н Г. обжаловал решение Кировского районного суда. Со слов заявителя, апелляционное производство еще не завершено.

16 октября 2020 г. следователь УВД г. Томска вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту покушения на убийство заявителя на том основании, что не было получено объективной информации, свидетельствующей о совершении в отношении заявителя каких-либо умышленных преступных действий. Было отмечено, что в ходе проверки опросили более 200 человек, в том числе медицинский персонал, персонал авиакомпании и пассажиров соответствующего рейса, персонал гостиницы, ресторанов и кафе аэропорта, а также провели осмотры несколько мест и предметов. Также было отмечено, что отсутствовала возможность опросить заявителя, г-жу П. и других лиц, получение объяснений от которых было необходимо для принятия законного и обоснованного решения; кроме того, от властей Германии не было получено ответа на ранее отправленный им запрос о правовой помощи.

В тот же день заместитель начальника УВД г. Томска отменил вышеуказанное постановление и продлил доследственную проверку еще на 30 дней.

30 октября 2020 г. Кировский районный суд г. Томска рассмотрел и отказал в удовлетворении ещё одной жалобы г-на Г. на бездействие УВД г. Томска. Суд пришёл к выводу, что следственные органы действовали законно. Суд также отклонил ходатайство о возврате личных вещей заявителя, изъятых в рамках проверки, указав, что этот вопрос ему не подсуден. В формуляре жалобы от 2 ноября 2020 г. заявитель выразил намерение обжаловать это решение.

(Раздел с изложением применимых норм национального права, положений УПК РФ, опущен – О.А.)

ЖАЛОБА

Заявитель со ссылкой на ст. 2 в сочетании со ст. 13 Конвенции подал жалобу на то, что он был отравлен химическим веществом, к которому имеет доступ только государственная служба безопасности, и что российские власти не провели эффективного расследования покушения на его убийство.

ВОПРОСЫ СТОРОНАМ

1. Исчерпал ли заявитель все эффективные внутренние средства правовой защиты, как того требует п. 1 ст. 35 Конвенции, в связи с тем, что производство по апелляционной жалобе на решение Кировского районного суда от 02 октября 2020 г. еще не завершено, а также в связи с отсутствием информации о состоянии производства по делу после решения того же суда от 30 октября 2020 г. (ссылки на применимую практику ЕСПЧ опущены – О.А.)?

Властям предлагается предоставить актуальную информацию о состоянии обоих разбирательств.

2. Было ли в данном случае нарушено право заявителя на жизнь, гарантированное ст. 2 Конвенции?

В частности, принимая во внимание процессуальные гарантии права на жизнь (применимая практика ЕСПЧ вновь опущена – О.А.), была ли проверка, проведенная национальными властями, осуществлена в нарушение ст. 2 Конвенции?