Переводы решений ЕСПЧ по Навальному

[в открытом доступе по ссылкам по будням с 20 до 24 часов (МСК), круглосуточно по выходным; в любое время любой перевод может быть запрошен на имейл; из-за авторских прав на переводы я не могу воспроизвести их на своём сайте, извините за неудобства!]

По делу “Ив Роше”. [альтернативный перевод – очень большого размера скан на сайте Генпрокуратуры] Постановление ЕСПЧ от 17 октября 2017 г. по делу “Навальные (Navalnyye) против России” (жалоба N 101/15). По делу обжалуются привлечение братьев Навальных к уголовной ответственности за действия, которые в период, относившийся к обстоятельствам дела, являлись законными, а также произвольное и несправедливое производство по их делу, их уголовное преследование и осуждение имели иные цели, кроме осуществления правосудия, в частности ограничение общественной и политической деятельности Алексея Навального. По делу допущено нарушение пункта 1 статьи 6 и статьи 7 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в отношении обоих братьев.

Самое важное:

По делу “Кировлес”. Постановление ЕСПЧ от 23 февраля 2016 г. по делу “Навальный и Офицеров (Navalnyy and Ofitserov) против России” (жалобы N 46632/13 и 28671/14). По делу обжалуется несправедливое привлечение к уголовной ответственности и производство по уголовному делу. По делу допущено нарушение требований статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Краткая мотивировка.

«59. Заявители были осуждены за мошенничество в сфере предпринимательской деятельности и легализацию денежных средств по предварительному сговору. …В приговоре указывалось следующее: оба заявителя учредили агентство “ГПА” с намерением использовать его для фиктивной предпринимательской деятельности, [Олег Навальный] использовал инсайдерскую информацию и убедил двух клиентов “Почты России”, компании “МПК” и “Ив Роше Восток”, воспользоваться услугами агентства “ГПА”, при этом он ввел в заблуждение этих клиентов относительно ценовой политики агентства “ГПА” и ее отношений с “Почтой России”, таким образом, лишив их свободы выбора исполнителей, [Олег Навальный] продвигал услуги своей компании, зная, что она будет заключать субдоговоры на выполнение индивидуальных задач с другими компаниями и что агентство “ГПА” получало разницу между платежами, полученными от клиентов, и ценой, указанной в субдоговорах. Внутригосударственные суды заключили, что последняя маржа составляла сумму, похищенную заявителями у компаний “МПК” и “Ив Роше Восток” через агентство “ГПА”, и квалифицировали ее как выручку от преступной деятельности, следовательно, использование этой выручки для оплаты аренды помещения агентства “ГПА”, юридических услуг, выплаты дивидендов заявителям и переводов аффилированным компаниям составляло легализацию денежных средств. <…>

64. <…> Судя по документам, не утверждалось, что агентство “ГПА” не исполняло договоры. Напротив, оказанные им услуги соответствовали предусмотренным в договорах. Кроме того, сделки, указанные в договорах, были в действительности исполнены всеми сторонами. Что касается использования субдоговоров, то в качестве общего правила экспедиторы вправе передавать оказание этих услуг по субдоговорам (статья 805 ГК РФ), и во внутригосударственных судах не утверждалось, что стороны пришли к иному заключению. Кроме того, клиенты агентства “ГПА” не возражали против оказания услуг третьими лицами, что, по-видимому, являлось общей практикой в этой сфере… По сути отсутствовал спор между сторонами относительно исполнения данных соглашений до дела о мошенничестве.

65. <…> По мнению внутригосударственных судов, [Олег Навальный] был обязан рекомендовать клиентам более дешевые альтернативы услугам агентства “ГПА” и предлагать им те же ставки, которые устанавливали стороны субдоговоров. Однако это обязательство не было основано на условиях договоров или на правовых нормах, регулирующих доверенность и обязанность проявлять заботливость в коммерческих сделках между компаниями.

66. <…> …Агентство “ГПА” было создано для целей извлечения прибыли, и заявители, соответственно, преследовали ту же цель, что и любой другой учредитель коммерческой организации. Внутригосударственные суды не ссылались на метод определения явно криминального “мотива личной выгоды” в том, что было законным коммерческим предприятием в отношении “МПК” и “Ив Роше Восток”.

67. Кроме того, классификация прибыли агентства “ГПА” как “похищенного имущества” в отсутствие какой-либо квалификации демонстрировала, что границы между деянием, вменяемым заявителям, и обычной предпринимательской деятельностью были по сути неразличимы.

68. Принимая во внимание вышеизложенное, Европейский Суд приходит к выводу, что при определении уголовных обвинений против заявителей преступление, предусмотренное статьей 159.4 УК РФ, действовавшей в момент их осуждения, было широко и непредсказуемо истолковано в ущерб заявителям. Он полагает, что подобное толкование не могло считаться составляющим развитие, согласующееся с существом преступления… С учетом вышеизложенного было невозможно предвидеть, что действия заявителей в отношении их сделок с компаниями “МПК” и “Ив Роше Восток” составят мошенничество или мошенничество в сфере предпринимательской деятельности. Следовательно, было также невозможно предвидеть, что прибыль агентства “ГПА” составит выручку от преступления, которая может составлять легализацию денежных средств в соответствии со статьей 174.1 УК РФ.

69. Соответственно, имело место нарушение статьи 7 Конвенции в отношении обоих заявителей. <…>

83. <…> Европейский Суд отмечает, что заявители на всем протяжении судебного разбирательства утверждали, что конкретные действия, вменявшиеся им… составляли законное по существу поведение, неотличимое от обычной предпринимательской деятельности, предусмотренной ГК РФ… Тем не менее ни суд первой инстанции, ни апелляционный суд не рассмотрели эти возражения. Внутригосударственные суды не установили, что составляло “отсутствие рассмотрения” в отношении обвинения в общем мошенничестве, так же как они не определили, что составляло неисполнение договорных обязательств, и не дали конкретную характеристику мошенничества в сфере предпринимательской деятельности. Следовательно, они не рассмотрели эти и другие существенные элементы преступления, упомянутые в анализе Европейского Суда в соответствии со статьей 7 Конвенции (см. §§ 64 – 67 настоящего Постановления) или не дали надлежащую оценку доводов защиты. Следовательно, решения, принятые внутригосударственными судами по уголовному делу заявителей, были произвольными и необоснованными…

84. Европейский Суд приходит к выводу, что судебное рассмотрение настоящего дела было омрачено произволом, который отличался от неправильной правовой квалификации или ошибки в применении внутригосударственного уголовного законодательства. Это умаляло справедливость уголовного разбирательства таким фундаментальным способом, что делало иные уголовно-процессуальные гарантии не имеющими значения.

85. С учетом вышеизложенного Европейский Суд устанавливает нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в отношении обоих заявителей…”

Отказ Президиума Верховного Суда РФ, формально возобновившего производство по уголовному делу ввиду новых обстоятельств – в связи с признанием ЕСПЧ нарушений, отменить приговор и апелляционное определение со следующей мотивировкой:

“При… обстоятельствах, установленных судом и свидетельствующих о том, что Навальный О.А. и Навальный А.А., совершив мошенничество в особо крупном и крупном размерах, заведомо совершали финансовые операции с целью придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению похищенными денежными средствами, с выводом [ЕСПЧ] относительно того, что они не могли предвидеть уголовную ответственность по ст.ст. 159.4, 174.1 УК РФ, согласиться нельзя.

Таким образом, Президиум Верховного Суда Российской Федерации не усматривает оснований для вывода о неправильном применении судом материального закона, устанавливающего преступность деяния, его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия.

Установленные судом фактические обстоятельства совершения преступлений содержат все признаки составов уголовно наказуемых деяний, предусмотренных Уголовным кодексом Российской Федерации.

Оснований для оценки действий осужденных как законной
предпринимательской деятельности, осуществляемой в рамках гражданско-правовых отношений, не имеется.

Установленные по уголовному делу обстоятельства, указывающие на незаконное использование ими для хищения чужого имущества путем обмана договоров в сфере предпринимательской деятельности, обязательства по которым заведомо не могли быть исполнены, свидетельствуют о незаконности и недобросовестности их действий, совершенных в обход закона с противоправной целью, что в силу положений ч.1 ст. 10 ГК РФ является недопустимым при осуществлении гражданских прав”.

Обращение представителей Алексея Навального в Комитет Министров Совета Европы, надзирающий за исполнением Постановлений ЕСПЧ (этим занимается именно Комитет Министров, а не ЕСПЧ), с информацией о его задержании 17 января 2021 г. и других новых важных обстоятельствах и просьбой рассмотреть вопрос об исполнении Постановления ЕСПЧ на ближайшем (мартовском) заседании, призвать российские власти немедленно освободить Алексея Навального и прекратить его преследование в любых формах, принять все меры для эффективного и быстрого исполнения Постановления ЕСПЧ, в частности, отмены судебных актов, признанных вынесенными в нарушение статей 6 и 7 Конвенции, принять промежуточную резолюцию о намеренном неисполнении Россией Постановления ЕСПЧ и предложить конкретный план по его исполнению [объёмный скан на английском языке].

По домашнему аресту. [альтернативный перевод – очень большого размера скан на сайте Генпрокуратуры] Постановление ЕСПЧ от 09 апреля 2019 г. по делу “Навальный (Navalnyy) против России (N 2)” (жалоба N 43734/14). По делу обжалуется помещение Алексея Навального под домашний арест по политическим мотивам, направленное на то, чтобы не допустить его к участию в общественной жизни и политической деятельности, а также отсутствие возможности эффективно оспорить законность домашнего ареста. По делу допущено нарушение требований статей 5, 10 и статьи 18 во взаимосвязи со статьей 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

По отказу в выдаче загранпаспорта. Постановление ЕСПЧ от 15 мая 2018 г. по делу “Навальный (Navalnyy) против России” (жалоба N 32963/16). По делу обжалуется отказ в выдаче Алексею Навальному заграничного паспорта по причине неотбытия назначенного ему наказания за совершенное правонарушение, а также отсутствие эффективных внутренних средств правовой защиты в отношении его жалобы из-за формального и поверхностного характера судебного рассмотрения запрета на выезд. По делу допущено нарушение требований статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

По задержанию после митинга против фальсификации результатов выборов в Госдуму в 2011 г. Постановление ЕСПЧ от 04 декабря 2014 г. по делу “Навальный и Яшин (Navalnyy and Yashin) против России” (жалоба N 76204/11). По делу обжалуются незаконное задержание заявителей, являющихся лидерами политической оппозиции и активистами общественных организаций, после участия в митинге и содержание под стражей, ненадлежащие условия содержания под стражей и отсутствие эффективных средств правовой защиты. По делу допущено нарушение статьи 11, пункта 1 статьи 6, пункта 1 статьи 5 и статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Краткая мотивировка.

По административным арестам. [альтернативный перевод – очень большого размера скан на сайте Генпрокуратуры] Постановление ЕСПЧ от 15 ноября 2018 г. по делу “Навальный (Navalnyy) против России” (жалоба N 29580/12 и четыре другие). По делу обжалуется нарушение права Алексея Навального на свободу мирных собраний и права на свободу и личную неприкосновенность административными арестами на публичных мероприятиях. Он также утверждал, что административные разбирательства в судах Российской Федерации не имели гарантий справедливого судебного разбирательства. По делу допущено нарушение требований пункта 1 статьи 5, пункта 1 статьи 6, статьи 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Ещё одно дело по административным арестам. Постановление ЕСПЧ от 02 февраля 2017 г. по делу “Навальный (Navalnyy) против России” (жалобы N 29580/12, 36847/12, 11252/13, 12317/13 и 43746/14). По делу обжалуются нарушения права на свободу мирных собраний и права на свободу и личную неприкосновенность в связи с административным арестом на публичных мероприятиях. По делу допущено нарушение требований пункта 1 статьи 5, пункта 1 статьи 6, статьи 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Пресс-релиз ЕСПЧ на русском (PDF для скачивания).

По Болотной. Это самое свежее Постановление ЕСПЧ – по делу “Навальный и Гунько против России” (жалоба N 75186/12), оглашенное 10 ноября 2020 г., поэтому его перевод ещё не опубликован в юридических изданиях. Жалобы касались задержания на Болотной площади 06 мая 2012 г. и последующих событий. ЕСПЧ признал нарушения статей 3, 5, 6 и 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Оригинальный текст на английском можно посмотреть здесь.

ЕСПЧ: Навальный и Яшин были задержаны и осуждены в нарушение Конвенции

Обратите внимание:

Постановление ЕСПЧ от 04 декабря 2014 года, о котором написано на этой странице, вступило в силу 20 апреля 2015 года на основании пункта 2(c) статьи 44 Конвенции в связи с отказом Коллегии Большой Палаты ЕСПЧ в удовлетворении обращения российских властей о передаче дела в Большую Палату.

Наименование дела на русском языке: Навальный и Яшин против России.

Наименование дела на английском языке: Navalnyy and Yashin v. Russia.

Имена заявителей: Алексей Анатольевич Навальный и Илья Валерьевич Яшин.

Номер жалобы: 76204/11.

Дата оглашения Постановления: 04 декабря 2014 года.

Дело касается обстоятельств задержания Алексея Навального и Ильи Яшина 05 декабря 2011 года вскоре после согласованного митинга на Чистых прудах в Москве против предполагаемой фальсификации результатов прошедших накануне выборов в Госдуму, их перевозки между отделами полиции, условий содержания в отделе позиции “Китай-город”, признания виновными в неповиновении законным требованиям сотрудников полиции с назначением наказания в виде административного ареста на срок 15 суток. Подробнее о фактических обстоятельствах, которых касалась жалоба, написано здесь.

Выводы ЕСПЧ (единогласно):

  • объединить рассмотрение возражений властей о неисчерпании заявитетелями внутренних средств правовой защиты в отношении жалобы на нарушение статьи 3 Конвенции с рассмотрением этой жалобы по существу и отклонить их, поскольку ранее ЕСПЧ уже признавал, что от нарушения статьи 3 Конвенции условиями содержания под стражей в России нет внутренних средств правовой защиты;
  • объявить жалобу приемлемой;
  • признать нарушение статьи 11 Конвенции, гарантирующей свободу собраний, поскольку единственной причиной прекращения полицией спонтанного шествия группы людей, включавших заявителей, которые шли с согласованного митинга, было то, что это шествие не было согласовано. Национальные суды не стали оценивать реальный риск, который заявители и группа людей, в которую они входили, представляли для общественного порядка и безопасности дорожного движения, на которые ссылались власти, и была ли, соответственно, необходимость разгонять их. Таким образом, власти не смогли подтвердить наличие “насущной общественной потребности” прерывать спонтанное шествие. Кроме того, отсутствовала “насущная общественная потребность” задерживать заявителей и препровождать их в отдел полиции вместо того, чтобы составить протоколы об административных правонарушениях на месте, при том, что именно для этого сотрудники полиции попросили их пройти в автобус. Наконец, примененное к заявителям наказание – 15 суток административного ареста – не соответствовало тяжести правонарушения и потому было непропорциональным по смыслу статьи 11 Конвенции;
  • признать нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции, гарантирующей право на справедливое судебное разбирательство, поскольку суды обосновали свои решения исключительно показаниями сотрудников полиции, отказавшись исследовать видеозаписи и выслушать свидетелей со стороны защиты, ограничились рассмотрением вопроса о том, имело ли место неповиновение со стороны заявителей сотрудникам милиции, оставив без внимания вопрос о законности требований сотрудников полиции и отклонив соответствующие вопросы, заданные им в ходе допроса, а также признали заявителей виновными без обоснования полицейскими того, что их вмешательство в гарантированную заявителям свободу собраний было оправданным. В свете этого отсутствует необходимость рассмотрения жалобы на нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в остальной части;
  • признать нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции, гарантирующей право на свободу и личную неприкосновенность, поскольку с момента прибытия заявителей в ОМВД по району Северное Измайлово, – когда, по мнению ЕСПЧ, и закончился период их доставления с целью составления протокола об административном правонарушении по смыслу статьи 27.2 КоАП РФ, которое не читается частью административного задержания и для которого не установлено никакой предельной продолжительности, в то время как срок административного задержания по общему правилу не должен превышать 3 часа, – и до момента составления протоколов об административных правонарушениях в отделе полиции «Китай-город», то есть в третьем отделе полиции, куда заявителей доставили, прошло почти 6 часов непризнанного и недокументированного лишения свободы, что недопустимо. Более того, после составления протоколов об административных правонарушениях заявители были подвергнуты административному задержанию на срок до 48 часов – по части 3 статьи 27.5 КоАП РФ – как лица, в отношении которых ведется производство по делу об административном правонарушении, влекущем в качестве одной из мер административного наказания административный арест. Однако российские власти не представили никакого обоснования выбора столь суровой меры обеспечения производства по делу, в частности, обоснования невозможности его обеспечения посредством применения менее суровой меры. Поэтому и оставление заявителей на ночь в отделе полиции «Китай-город» было необоснованным и произвольным;
  • признать нарушение статьи 13 Конвенции в сочетании со статьей 3, гарантирующей право на внутренние средства правовой защиты от нарушений статьи 3, в связи с отсутствием таких средств;
  • признать нарушение статьи 3 Конвенции условиями содержания в отделе полиции «Китай-город» в камере – с бетонным полом, без окон, без санузла, без мебели, не считая скамьи шириной 47 см., без матрацев, – предназначенной для пребывания в ней в течение не более трех часов, после многочасовой перевозки между отделами полиции без доступа к еде и воде;
  • признать, что отсутствует необходимость рассмотрения жалобы на нарушение статьи 18 Конвенции, гарантирующей, в частности, право не быть лишенными физической свободы с целью умаления свободы собраний, на нарушение которого жаловались заявители;
  • присудить справедливую компенсацию морального вреда в размере 26000 евро каждому и справедливую компенсацию издержек в размере 2500 евро Навальному (компенсация должна быть выплачена в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в силу; за все время просрочки выплаты, если таковая будет иметь место, также должны быть выплачены проценты в размере, равном предельной ставке рефинансирования Европейского центрального банка, применяемой в период просрочки, плюс три процентных пункта);
  • отказать в удовлетворении требований о справедливой компенсации в оставшейся части.

Постановление сопровождается совпадающим особым мнением Судьи Пинто де Альбукерке, который представил развернутое альтернативное обоснование нарушения свободы собраний.

См. также пресс-релиз Европейского Суда по правам человека (на русском).

Продолжить чтение…

Европейский Суд начал рассмотрение жалобы Навального и Яшина

Обратите внимание:

04 декабря 2014 года ЕСПЧ огласил свое Постановление по этой жалобе.

08 февраля 2012 года Европейский Суд по правам человека коммуницировал властям Российской Федерации жалобу, поданную 11 декабря 2011 года Алексеем Навальным и Ильей Яшиным, то есть официально сообщил властям государства-ответчика о подаче ими жалобы. Страсбургский Суд также потребовал от сторон представить в надлежащий срок письменные отзывы (меморандумы), содержащие ответы на вопросы, касающиеся предполагаемых нарушений права Алексея Навального и Ильи Яшина не подвергаться бесчеловечному или унижающему достоинство обращению, их права на свободу и личную неприкосновенность и права на справедливое судебное разбирательство, а также свободы выражения мнения и свободы собраний. Продолжить чтение…