Результаты заседания Коллегии Большой Палаты ЕСПЧ 16 февраля

Коллегия в составе пяти членов Большой Палаты Европейского Суда по правам человека отказала в удовлетворении всех обращений российских властей о передаче дел в Большую Палату. Соответственно, согласно подпункту С пункта 2 статьи 44 Конвенции о защите прав человека и основных свобод Постановления Палаты по следующим делам вчера вступили в силу:

Обыск у дочери подозреваемого в нарушение статьи 8: Постановление ЕСПЧ

Наименование дела на русском языке: Мисан против России

Наименование дела на английском языке: Misan v. Russia

ФИО заявительницы: Татьяна Петровна Мисан

Номер жалобы: 4261/04

Дата оглашения Постановления: 02 октября 2014 года

Выводы ЕСПЧ (единогласно):

  • объявить жалобу в части, касающейся обыска в жилище заявительницы, приемлемой, а в остальной части – неприемлемой;
  • признать нарушение статьи 8 Конвенции в связи с тем, что обыск в квартире заявительницы, которая являлась дочерью подозреваемого и сама ни в чем не подозревалась и не обвинялась, был проведен в отсутствие относимых и достаточных оснований, а также гарантий, которые могли бы удерживать мероприятие в разумных пределах, то есть вмешательство в право заявительницы на уважение ее жилища не было “необходимым в демократическом обществе”.

Ни одна из сторон разбирательства не предоставила ЕСПЧ копию постановления прокурора о производстве обыска. Поэтому судить о наличии в нем указания на относимые и достаточные основания проведения обыска затруднительно. Однако важно, что вопрос об их наличии не рассматривался национальными судами: получения предварительной судебной санкции по закону на момент вынесения постановления (2003 год) не требовалось, а в ходе последующего контроля суд ограничился рассмотрением вопроса о наличии у прокурора полномочий по вынесению постановления. Мотивировки судебных актов судов обеих инстанций не содержат указания на основания вывода о том, что в квартире заявительницы могут быть обнаружены доказательства, касающиеся уголовного дела в отношении ее отца.

ЕСПЧ также рассмотрел вопрос о масштабах обыска. Как следует из протокола этого следственного действия, постановление содержало указание на достаточно конкретную цель его проведения: обнаружение черновых расчетов зарплаты, подлежащей выплате отцу заявительницы и другим офицерам военного судна “Аргун”. Однако в протоколе также было указано на возможность осуществлять поиск “предметов и документов <…> и других носителей информации, изобличающих [отца заявительницы] в причастности к преступной деятельности”. Эта часть, по мнению ЕСПЧ, была сформулирована слишком широко, что давало сотрудникам органов внутренних возможность поступать по своему ничем не ограниченному усмотрению при определении того, какие предметы и документы подлежат изъятию. Слишком общие формулировки постановления отразились на ходе обыска. У заявительницы были изъяты предметы, принадлежащие не только ее отцу (паспорт моряка), но и ей: ее паспорт моряка, ее принтер и несколько дискет. И в рамках последующего судебного контроля в отношении проведенного обыска суды не привели никакого обоснования относимости этих предметов к уголовному делу в отношении отца заявительница, а российские власти в рамках разбирательства в Страсбурге не представили никаких доказательств того, что эти предметы были приобщены к материалам уголовного дела в отношении отца заявительницы и использовались в рамках судебного разбирательства по его уголовному делу;

  • присудить наследникам скончавшейся заявительницы – Людмиле Александровне Королевой и Елизавете Михайловне Мисан 7500 евро в возмещение морального вреда и 750 евро в возмещение издержек;
  • отказать в удовлетворении требований о справедливой компенсации в оставшейся части

Продолжить чтение…