ЕСПЧ не признавал допустимым отрицание геноцида армян

Практически все СМИ написали сегодня, что ЕСПЧ признал допустимым отрицание геноцида армян: «Турецкий политик <…> имел право отрицать, что массовые убийства армян в Османской империи в 1915 году были геноцидом, постановил в четверг Страсбургский суд», «Европейский суд по правам человека <…> постановил, что отрицание геноцида армян является допустимым в рамках свободы слова», «Большая палата Европейского суда по правам человека <…> постановила, что турецкий политик Догу Перинчек не мог быть судим за отрицание того, что массовые убийства армян в Османской империи в 1915 году являлись геноцидом», «Европейский суд по правам человека <…> пришел к выводу, что отрицание геноцида армян является допустимым в рамках свободы слова», «Отрицание геноцида армян укладывается в рамки свободы слова и не может преследоваться по закону[.] Такое постановление вынесла Большая палата Европейского суда по правам человека», «Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) вынес вердикт по резонансному делу <…>, придя к выводу, что отрицание геноцида армян является допустимым в рамках свободы слова. Суд постановил, что запрещение отрицания геноцида противоречит 10-й статье Европейской конвенции по правам человека, в которой гарантируется свобода слова», «Страсбургский Суд счел проявлением свободы слова отрицание геноцида армян», «Европейский суд по правам человека в Страсбурге постановил <…>, что турецкий политик Догу Перинчек имел право отрицать факт геноцида во время массовых убийств армян в Османской империи в 1915 году» и т.д.

Однако оглашенное сегодня Постановление Большой Палаты ЕСПЧ по делу «Перинчек против Швейцарии» (Perinçek v. Switzerland, жалоба N 27510/08) таких выводов не содержит. Напротив, 10 Судей из 17, большинством голосов которых было принято решение о нарушении свободы слова, прямо и явно отказались высказываться о том, имело ли место в принципе отрицание заявителем геноцида армян. Для принятия решения по его жалобе Страсбургскому Суду этого не требовалось: Большая Палата рассмотрела вопрос о том, была ли свобода выражения мнения заявителя нарушена в результате привлечения его к уголовной ответственности за свои слова. А для ответа на этот вопрос неважно, что его привлекли к ответственности именно по статье, запрещающей отрицание геноцида. Вот что написано по этому поводу в п. 229 Постановления Большой Палаты: «Суд должен в первую очередь рассмотреть вопрос о характере его [заявителя] высказываний. При этом [Суд] не будет устанавливать, могут ли они надлежащим образом быть охарактеризованы как отрицание геноцида или его оправдание по смыслу пункта 4 статьи 261 bis Уголовного кодекса Швейцарии <…>. Эти вопросы касаются толкования и применения швейцарского права и относятся к подлежавшим разрешению швейцарскими судами <…>. Надлежащий вопрос заключается в том, относятся ли высказывания [заявителя] к тому типу выражения [мнения], которое заслуживает повышенной или пониженной защиты согласно статье 10 Конвенции, и [этот вопрос] в конечном счете должен быть разрешен Судом, принимая при этом во внимание выводы швейцарских судов в этом отношении» (п. 229). Нигде по тексту Постановления Большая Палата не делает вывода, что произнесенные заявителем слова, которые швейцарскими судами были охарактеризованы как отрицание геноцида, действительно представляли собой такое отрицание. (Более того, Постановление также не содержит вывода, что соответствующие события в принципе представляли собой геноцид: Большая Палата особо отметила в п. 102 своего Постановления, что ЕСПЧ не только не обязан, но и не имеет права давать юридически значимый ответ на вопрос об этом. При этом 7 Судей, проголосовавших против вывода о нарушении статьи 10 Конвенции, указали в своем особом мнении, что геноцид армян – это однозначно установленный исторический факт. Таким образом, хотя Страсбургский Суд и не приходил к выводу о геноциде армян, ни один из Судей не высказался против этого.)

Отметив чувствительность данного вопроса для армянского сообщества, Судьи Страсбургского Суда указали, что слова заявителя не были направлены к возбуждению вражды или нетерпимости, он не выражал презрения или ненависти по отношению к жертвам событий 1915 года и последующих лет, он не называл армян лжецами и не высказывал в отношении них ругательств. Его жесткие утверждения о том, что геноцид армян – это большая международная ложь, были направлены против «империалистов» и их предполагаемых коварных планов в отношении Османской империи и Турции. Таким образом, слова заявителя по вопросу, привлекающему значительное общественное внимание, заслуживали повышенной защиты со стороны статьи 10 Конвенции.

При этом высказывания заявителя, согласно выводам большинства Судей Большой Палаты, не затрагивали национальную идентичность армян, имели, будучи частью выступлений на трех публичных мероприятиях, весьма ограниченное распространение, заявитель был привлечен за свои слова к суровой – уголовной – ответственности, хотя привлечение его к таковой не вытекало из международных обязательств Швейцарии. Принимая во внимание все эти факторы, ЕСПЧ решил, что имело место нарушение свободы слова заявителя.

Большая Палата особо отметила разницу между настоящим делом, касающимся выступлений заявителя в Швейцарии, не имеющей прямой связи с событиями в Османской империи почти вековой давности, и отрицанием Холокоста в Австрии, Бельгии, Германии, Франции. По мнению большинства Судей Большой Палаты, «основанием для признания отрицания [Холокоста] преступлением является не столько то обстоятельство, что это однозначно установленный исторический факт, но то, что в свете исторического контекста, в котором находятся соответствующие государства, <…> его отрицание, даже если оно обряжено в форму беспристрастного исторического исследования, должно неизменно рассматриваться как коннотация антидемократической идеологии и антисемитизма. Отрицание Холокоста становится таким образом вдвойне более опасным, особенно в странах, которые испытали на себе ужасы нацизма и могут рассматриваться как несущие особую моральную ответственность за дистанциирование от массовых зверств, которые они совершили или к которым подстрекали, предполагающую, среди прочего, запрет их отрицания» (п. 243). Жалобы на привлечение к ответственности за отрицание Холокоста, поданные против указанных стран, были признаны ЕСПЧ неприемлемыми. Здесь же, вероятно, стоит заметить, что ранее Срасбургский Суд признавал нарушение со стороны Турции свободы выражения мнения в результате привлечения к ответственности за сделанное в Турции утверждение, что геноцид армян имел место (см. Постановление по делу «Гючлю против Турции» (Güçlü v. Turkey, жалоба N 27690/03) от 10 февраля 2009 года). С учетом всего этого сегодняшнее Постановление Большой Палаты не вступает в явные противоречия с предшествующей практикой ЕСПЧ. (Судья от Германии Ангелика Нюссбергер, голосовавшая за нарушение статьи 10 Конвенции по процедурным основаниям, не согласилась в своем особом мнении с приведенными выше аргументами большинства Большой Палаты, отметив, что “законодательство, выражающее солидарность с жертвами геноцида и преступлений против человечества, должно быть возможным везде, даже в отсутствие прямой связи с событиями или жертвами, даже если прошло много времени, и даже если законодательство не преследует прямо цели предотвращения конфликтов”. Эти аргументы подвергнуты критике и в совместном особом мнении 7 Судей, проголосовавших против вывода о нарушении статьи 10 Конвенции. Они отметили, что подобный подход позволяет прийти к выводу, будто отрицание в Европе геноцида в Руанде или геноцида в Камбоджи защищено свободой слова чуть ли не безгранично, что едва ли отражает универсальные ценности, закрепленные в Конвенции. Критике меньшинства Судей Большой Палаты подверглось и акцентирование их коллегами внимания на факторе времени: 7 Судей задались вопросами, следует ли из этого, что через 20—30 лет отрицание Холокоста будет допустимо, и как это соотносится с отсутствием срока давности в отношении военных преступлений и преступлений против человечества.)

Наконец, вероятно, стоит обратить внимание, что сегодняшнее Постановление Большой Палаты не имеет отношения к вопросу о том, допустим ли как таковой запрет отрицания геноцида: «По данному делу от Суда не требуется решения вопроса о том, может ли в принципе криминализация отрицания геноцида или других исторических фактов быть оправдана. В отличие от конституционных судов Франции и Испании, которые имеют право – а суть и обязанность – оценивать соответствующие положения законодательства абстрактно <…>, по делу, основанному на индивидуальной жалобе, Суд связан обстоятельствами конкретного дела» (п. 226).

И еще. Заявитель просил взыскать со Швейцарии 100000 евро в возмещение морального вреда, 20000 евро в возмещение убытков и 35000 евро в возмещение расходов, в т.ч. на оказание ему юридической помощи. В удовлетворении всех этих требований ему было отказано. Большая Палата 12 голосами Судей против 5 решила, что само по себе признание нарушения статьи 10 Конвенции является достаточной компенсацией морального вреда, а остальные требования единогласно признала недостаточно обоснованными.

Два дела о свободе слова переданы в Большую Палату ЕСПЧ

02 июня 2014 года Коллегия в составе 5 членов Большой Палаты ЕСПЧ передала на рассмотрение Большой Палаты два дела о свободе слова:

«Пентикайнен против Финляндии» (Pentikäinen v. Finland, жалоба N 11882/10), в Постановлении по которому от 04 февраля 2014 года Палата ЕСПЧ отказалась признать нарушение статьи 10 Европейской Конвенции в связи с привлечением заявителя к ответственности за неподчинение требованиям полицейских покинуть место проведения демонстрации против форума “Азия – Европа”, где он остался с небольшой группой протестующих в качестве фотографа и журналиста, освещавшего это событие на основании редакционного задания, несмотря на прекращение мероприятия полицией в связи с тем, что оно приобрело насильственный характер; и Продолжить чтение…