Пример обоснованного длительного лишения свободы: Постановление ЕСПЧ

Наименование дела на русском языке: Хлоев против России.

Наименование дела на английском языке: Khloyev v. Russia.

Имя заявителя: Андрей Русланович Хлоев.

Номер жалобы: 46404/13.

Дата оглашения Постановления: 05 февраля 2015 года.

Выводы ЕСПЧ (единогласно):

  • объявить жалобу неприемлемой;
  • признать, что в нарушение статьи 34 Конвенции Россия не выполнила обеспечительные меры, примененные ЕСПЧ в соответствии с Правилом 39 Регламента, согласно которым власти государства-ответчика должны были немедленно провести независимое медицинское обследование заявителя с целью установления того, соответствовало ли лечение, получаемое им в период нахождения под стражей, состоянию его здоровья, совместимы ли с этим состоянием условия, в которых он содержится, и требуется ли помещение заявителя в больницу. Власти представили заключение эксперта, однако даже национальный суд признал его неадекватным, в частности, по той причине, что оно было дано без осмотра заявителя;
  • признать нарушение статьи 3 Конвенции в связи с неоказанием заявителю адекватной медицинской помощи в период его нахождения под стражей. К этому выводу ЕСПЧ пришел в немалой степени из-за того, что не было проведено независимое медицинское обследование заявителя в рамках примененных Страсбургским Судом обеспечительных мер. Это было упущением властей, и именно оно не позволило разрешить противоречия между данными, касающимися поставленных ЕСПЧ вопросов, представленными властями и заявителем, в то время как бремя доказывания в данном случае лежит на государстве, поскольку заявитель смог продемонстрировать, что – пусть и на первый взгляд – его утверждения небезосновательны;
  • признать, что не было допущено нарушения пункта 3 статьи 5 Конвенции. Решения национальных судов о содержании заявителя под стражей в течение 20 месяцев были обоснованными.

Продолжить чтение…

Процедурные нарушения при недобровольной госпитализации: Постановление ЕСПЧ

Европейский Суд по правам человека признал, что в отношении заявительницы был нарушен пункт 1 статьи 5 Конвенции, в т.ч. в связи с явным нарушением национальных законов, поскольку ее интересы не были должным образом представлены в рамках разбирательства о ее недобровольной госпитализации в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь.

Представительница управления здравоохранения мэрии города, которая, по мнению национального суда и утверждению властей, также представляла интересы заявительницы, никаких специальных указаний на этот счет от суда не получала и была весьма пассивна в ходе разбирательства по делу, в частности, не стала участвовать в прениях.

Что касается указания в протоколе судебного заседания на представление интересов заявительницы ее сыном, то национальному суду было известно, что он страдает шизофренией, он не явился в судебное заседание, а мать отказалась от представления им ее интересов, сказав, что не велела ему открывать кому-либо дверь в квартиру.

Таким образом, интересы заявительницы были представлены в суде первой инстанции лишь ей самой, хотя, по мнению медиков, у нее были бредовые идеи и отсутствовало критическое отношение к собственному состоянию.

Кроме того, заявительница прямо указала в своей жалобе в суд второй инстанции, что хочет быть представленной лицом, оказывающим профессиональную юридическую помощь, а также принять участие в рассмотрении ее жалобы. Однако первая ее просьба была проигнорирована, а в отношении второй суд указал, что заявительница была уведомлена о времени заседания, но не явилась. ЕСПЧ отметил в связи с этим, что едва ли заявительница могла явиться без разрешения и помощи администрации медицинской организации, в которую она была недобровольно госпитализирована (и которую уведомила о своем желании принять участие в заседании суда второй инстанции). Поэтому национальному суду следовало выяснить, что в связи с этим было сделано медицинской организацией и насколько обоснованными были соответствующие решения.

Наконец, заявительнице даже не была вручена копия решения суда первой инстанции, что повлияло на обоснованность ее жалобы на это решение и тем самым на выводы об оставлении ее без удовлетворения, что прямо следует из определения суда второй инстанции. И хотя доказательства отправки копии решения суда в медицинскую организацию для вручения заявительнице действительно имеются, нет никаких доказательств собственно вручения копии решения суда заявительнице.

Наименование дела на русском языке: Мифобова против России.

Наименование дела на английском языке: Mifobova v. Russia.

Имя заявительницы: Людмила Васильевна Мифобова.

Номер жалобы: 5525/11.

Дата оглашения Постановления: 05 февраля 2015 года.

Выводы ЕСПЧ (единогласно):

  • объявить жалобу на нарушения пунктов 1 и 4 статьи 5 Конвенции в связи с недобровольной госпитализацией в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь, приемлемой, а в остальной части – неприемлемой;
  • признать нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции;
  • признать, что отсутствует необходимость отдельного рассмотрения жалобы на нарушение пункта 4 статьи 5 Конвенции;
  • признать, что отсутствует необходимость в присуждении справедливой компенсации.

Текст Постановления:
Открыть документ в браузере. Язык - английский.Открыть или скачать документ в формате PDF. Язык - английский.Открыть или скачать документ в формате DOC(x). Язык - английский.


Состав ЕСПЧ, принявший Постановление: Палата (Первая секция).

Вступление в силу: 05 мая 2015 года.

Значимость Постановления (с точки зрения его вклада в развитие практики ЕСПЧ): низкая, Постановление не вносит вклада в развитие практики ЕСПЧ, ограничивается применением существующей практики.

Необычное длительное неисполнение решения суда: Постановление ЕСПЧ

Решение суда первой инстанции о восстановлении заявителя на работе, подлежащее в этой части немедленному исполнению, оставалось неисполненным – из-за того, что Ханты-Мансийский “Институт природопользования Севера”, являвшийся обособленным структурным подразделением Тюменской государственной сельскохозяйственной академии, где работал заявитель, был ликвидирован – в течение почти года и четырех месяцев, пока президиум суда автономного округа в порядке надзора не изменил решение суда первой инстанции и апелляционное определение, указав, что по закону и с учетом разъяснений Пленума Верховного Суда РФ судам следовало не восстанавливать заявителя на работе в ликвидированном структурном подразделении, а признавать его уволенным со дня вынесения решения суда первой инстанции по пункту 1 части первой статьи 81 ТК РФ в связи с ликвидацией организации. И хотя российские власти считали, что решение суда было исполнено без задержек, считая днем его исполнения день выплаты денежной компенсации, также присужденной заявителю, Европейский Суд по правам человека не согласился с этим: властям потребовался почти год и четыре месяца, чтобы разрешить несложную проблему, применительно к которой существовали конкретные разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, а заявитель, для которого вопрос о его занятости был очень важным, все это время оставался в подвешенном состоянии, при том, что исполнение решения суда в этой части, которое по закону должно было быть незамедлительным, требовало особого усердия со стороны властей, не проявленного ими.

Наименование дела на русском языке: Гордеев против России.

Наименование дела на английском языке: Gordeyev v. Russia.

Имя заявителя: Николай Михайлович Гордеев.

Номер жалобы: 40618/04.

Дата оглашения Постановления: 05 февраля 2015 года.

Выводы ЕСПЧ (единогласно):

  • объявить жалобу приемлемой в части, касающейся задержки исполнения решения суда от 17 января 2005 года в части немедленного восстановления заявителя на работе, а в остальной части объявить жалобу неприемлемой;
  • признать нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции;
  • присудить справедливую компенсацию морального вреда в размере 2000 евро (компенсация должна быть выплачена в течение трех месяцев; за все время просрочки выплаты, если таковая будет иметь место, также должны быть выплачены проценты в размере, равном предельной ставке рефинансирования Европейского центрального банка, применяемой в период просрочки, плюс три процентных пункта);
  • отказать в удовлетворении требований о справедливой компенсации в оставшейся части.

Продолжить чтение…

Иммунитет судей от диффамационных исков правомерен: Постановление ЕСПЧ

Европейский Суд по правам человека пришел к выводу, что запрет на подачу иска о защите чести, достоинства и деловой репутации в отношении сведений, изложенных в обращении в адрес адвокатской палаты судьей, рассматривающим дело, представителем по которому выступал заявитель как адвокат, не представляет собой нарушения права на доступ к суду, являющегося одним из элементов права на справедливое судебное разбирательство спора о гражданских правах и обязанностях, которое гарантировано пунктом 1 статьи 6 Конвенции.

Судья сообщил Президенту Тульской областной адвокатской палаты о неявках в судебное заседание заявителя и еще одного адвоката, что привело к неоправданной задержке судебного разбирательства и сопровождалось многочисленными обращениями от имени представляемого ими по делу лица в адрес различных органов и СМИ, в которых они пытались переложить ответственность за свою некомпетентность и непрофессионализм на судебную систему, выражая тем самым неуважение к суду. В связи с этим судья просил рассмотреть вопрос о привлечении заявителя к дисциплинарной ответственности.

Страсбургский Суд указал, что судья действовал в своем профессиональном качестве, его обращение было сделано в полном соответствии с национальным законом (подпункт 4 пункта 1 статьи 20 Кодекса профессиональной этики адвоката, пункт 2 статьи 13 и – косвенно – пункт 1 статьи 226 ГПК РФ), не было публичным, содержание обращения не стало известно кому-либо, не считая органов адвокатской палаты. Заявитель не был лишен возможности оспаривать правдивость сообщенной информации в рамках разбирательства в адвокатской палате, к которому он не предъявлял никаких претензий и о результатах и последствия которого ничего ЕСПЧ не сообщил. Наконец, иммунитет судьи не является абсолютным: соответствующие требования к нему могут быть предъявлены, если вступившим в законную силу приговором суда установлена его вина в преступном злоупотреблении либо вынесении заведомо неправосудного судебного акта.

Наименование дела на русском языке: Сергей Зубарев против России.

Наименование дела на английском языке: Sergey Zubarev v. Russia.

Имя заявителя: Сергей Павлович Зубарев.

Номер жалобы: 5682/06.

Дата оглашения Постановления: 05 февраля 2015 года.

Выводы ЕСПЧ (единогласно):

Продолжить чтение…

Компенсация за пытки без расследования – остаешься жертвой: Постановление ЕСПЧ

Европейский Суд по правам человека пришел к выводу, что признание властями пыток заявителя сотрудниками угрозыска Железнодорожного РОВД Воронежа (равно как и неэффективности соответствующего расследования) в сочетании с присуждением ему национальным судом компенсации за пытки в размере 840000 рублей (в 2011 году), к которой Страсбургский Суд не предъявил явных претензий, хотя и добавил к этой сумме 20000 евро, не лишило заявителя статуса жертвы (наличие и сохранение которого является одним из условий приемлемости жалобы в ЕСПЧ), поскольку эффективное расследование по факту пыток так и не было проведено.

Наименование дела на русском языке: Раззаков против России.

Наименование дела на английском языке: Razzakov v. Russia.

Имя заявителя: Рашид Шамурадович Раззаков.

Номер жалобы: 57519/09.

Дата оглашения Постановления: 05 февраля 2015 года.

Выводы ЕСПЧ (единогласно):

  • объявить жалобу на нарушения статьи 3 Конвенции приемлемой, а в остальной части – неприемлемой;
  • признать нарушение статьи 3 Конвенции по существу в связи с тем, что заявитель подвергся пыткам в милиции (нарушение признано российскими властями);
  • признать нарушение статьи 3 Конвенции в процессуальной части – в связи с неэффективностью соответствующего расследования (нарушение также признано российскими властями);
  • присудить справедливую компенсацию морального вреда в размере 20000 евро и издержек в размере 3300 евро (компенсация должна быть выплачена в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в силу; за все время просрочки выплаты, если таковая будет иметь место, также должны быть выплачены проценты в размере, равном предельной ставке рефинансирования Европейского центрального банка, применяемой в период просрочки, плюс три процентных пункта);
  • отказать в удовлетворении требований о справедливой компенсации в оставшейся части.

Продолжить чтение…