Пример обоснованного длительного лишения свободы: Постановление ЕСПЧ

Наименование дела на русском языке: Хлоев против России.

Наименование дела на английском языке: Khloyev v. Russia.

Имя заявителя: Андрей Русланович Хлоев.

Номер жалобы: 46404/13.

Дата оглашения Постановления: 05 февраля 2015 года.

Выводы ЕСПЧ (единогласно):

  • объявить жалобу неприемлемой;
  • признать, что в нарушение статьи 34 Конвенции Россия не выполнила обеспечительные меры, примененные ЕСПЧ в соответствии с Правилом 39 Регламента, согласно которым власти государства-ответчика должны были немедленно провести независимое медицинское обследование заявителя с целью установления того, соответствовало ли лечение, получаемое им в период нахождения под стражей, состоянию его здоровья, совместимы ли с этим состоянием условия, в которых он содержится, и требуется ли помещение заявителя в больницу. Власти представили заключение эксперта, однако даже национальный суд признал его неадекватным, в частности, по той причине, что оно было дано без осмотра заявителя;
  • признать нарушение статьи 3 Конвенции в связи с неоказанием заявителю адекватной медицинской помощи в период его нахождения под стражей. К этому выводу ЕСПЧ пришел в немалой степени из-за того, что не было проведено независимое медицинское обследование заявителя в рамках примененных Страсбургским Судом обеспечительных мер. Это было упущением властей, и именно оно не позволило разрешить противоречия между данными, касающимися поставленных ЕСПЧ вопросов, представленными властями и заявителем, в то время как бремя доказывания в данном случае лежит на государстве, поскольку заявитель смог продемонстрировать, что – пусть и на первый взгляд – его утверждения небезосновательны;
  • признать, что не было допущено нарушения пункта 3 статьи 5 Конвенции. Решения национальных судов о содержании заявителя под стражей в течение 20 месяцев были обоснованными.

Продолжить чтение…

Процедурные нарушения при недобровольной госпитализации: Постановление ЕСПЧ

Европейский Суд по правам человека признал, что в отношении заявительницы был нарушен пункт 1 статьи 5 Конвенции, в т.ч. в связи с явным нарушением национальных законов, поскольку ее интересы не были должным образом представлены в рамках разбирательства о ее недобровольной госпитализации в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь.

Представительница управления здравоохранения мэрии города, которая, по мнению национального суда и утверждению властей, также представляла интересы заявительницы, никаких специальных указаний на этот счет от суда не получала и была весьма пассивна в ходе разбирательства по делу, в частности, не стала участвовать в прениях.

Что касается указания в протоколе судебного заседания на представление интересов заявительницы ее сыном, то национальному суду было известно, что он страдает шизофренией, он не явился в судебное заседание, а мать отказалась от представления им ее интересов, сказав, что не велела ему открывать кому-либо дверь в квартиру.

Таким образом, интересы заявительницы были представлены в суде первой инстанции лишь ей самой, хотя, по мнению медиков, у нее были бредовые идеи и отсутствовало критическое отношение к собственному состоянию.

Кроме того, заявительница прямо указала в своей жалобе в суд второй инстанции, что хочет быть представленной лицом, оказывающим профессиональную юридическую помощь, а также принять участие в рассмотрении ее жалобы. Однако первая ее просьба была проигнорирована, а в отношении второй суд указал, что заявительница была уведомлена о времени заседания, но не явилась. ЕСПЧ отметил в связи с этим, что едва ли заявительница могла явиться без разрешения и помощи администрации медицинской организации, в которую она была недобровольно госпитализирована (и которую уведомила о своем желании принять участие в заседании суда второй инстанции). Поэтому национальному суду следовало выяснить, что в связи с этим было сделано медицинской организацией и насколько обоснованными были соответствующие решения.

Наконец, заявительнице даже не была вручена копия решения суда первой инстанции, что повлияло на обоснованность ее жалобы на это решение и тем самым на выводы об оставлении ее без удовлетворения, что прямо следует из определения суда второй инстанции. И хотя доказательства отправки копии решения суда в медицинскую организацию для вручения заявительнице действительно имеются, нет никаких доказательств собственно вручения копии решения суда заявительнице.

Наименование дела на русском языке: Мифобова против России.

Наименование дела на английском языке: Mifobova v. Russia.

Имя заявительницы: Людмила Васильевна Мифобова.

Номер жалобы: 5525/11.

Дата оглашения Постановления: 05 февраля 2015 года.

Выводы ЕСПЧ (единогласно):

  • объявить жалобу на нарушения пунктов 1 и 4 статьи 5 Конвенции в связи с недобровольной госпитализацией в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь, приемлемой, а в остальной части – неприемлемой;
  • признать нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции;
  • признать, что отсутствует необходимость отдельного рассмотрения жалобы на нарушение пункта 4 статьи 5 Конвенции;
  • признать, что отсутствует необходимость в присуждении справедливой компенсации.

Текст Постановления:
Открыть документ в браузере. Язык - английский.Открыть или скачать документ в формате PDF. Язык - английский.Открыть или скачать документ в формате DOC(x). Язык - английский.


Состав ЕСПЧ, принявший Постановление: Палата (Первая секция).

Вступление в силу: 05 мая 2015 года.

Значимость Постановления (с точки зрения его вклада в развитие практики ЕСПЧ): низкая, Постановление не вносит вклада в развитие практики ЕСПЧ, ограничивается применением существующей практики.

Необычное длительное неисполнение решения суда: Постановление ЕСПЧ

Решение суда первой инстанции о восстановлении заявителя на работе, подлежащее в этой части немедленному исполнению, оставалось неисполненным – из-за того, что Ханты-Мансийский “Институт природопользования Севера”, являвшийся обособленным структурным подразделением Тюменской государственной сельскохозяйственной академии, где работал заявитель, был ликвидирован – в течение почти года и четырех месяцев, пока президиум суда автономного округа в порядке надзора не изменил решение суда первой инстанции и апелляционное определение, указав, что по закону и с учетом разъяснений Пленума Верховного Суда РФ судам следовало не восстанавливать заявителя на работе в ликвидированном структурном подразделении, а признавать его уволенным со дня вынесения решения суда первой инстанции по пункту 1 части первой статьи 81 ТК РФ в связи с ликвидацией организации. И хотя российские власти считали, что решение суда было исполнено без задержек, считая днем его исполнения день выплаты денежной компенсации, также присужденной заявителю, Европейский Суд по правам человека не согласился с этим: властям потребовался почти год и четыре месяца, чтобы разрешить несложную проблему, применительно к которой существовали конкретные разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, а заявитель, для которого вопрос о его занятости был очень важным, все это время оставался в подвешенном состоянии, при том, что исполнение решения суда в этой части, которое по закону должно было быть незамедлительным, требовало особого усердия со стороны властей, не проявленного ими.

Наименование дела на русском языке: Гордеев против России.

Наименование дела на английском языке: Gordeyev v. Russia.

Имя заявителя: Николай Михайлович Гордеев.

Номер жалобы: 40618/04.

Дата оглашения Постановления: 05 февраля 2015 года.

Выводы ЕСПЧ (единогласно):

  • объявить жалобу приемлемой в части, касающейся задержки исполнения решения суда от 17 января 2005 года в части немедленного восстановления заявителя на работе, а в остальной части объявить жалобу неприемлемой;
  • признать нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции;
  • присудить справедливую компенсацию морального вреда в размере 2000 евро (компенсация должна быть выплачена в течение трех месяцев; за все время просрочки выплаты, если таковая будет иметь место, также должны быть выплачены проценты в размере, равном предельной ставке рефинансирования Европейского центрального банка, применяемой в период просрочки, плюс три процентных пункта);
  • отказать в удовлетворении требований о справедливой компенсации в оставшейся части.

Продолжить чтение…

Иммунитет судей от диффамационных исков правомерен: Постановление ЕСПЧ

Европейский Суд по правам человека пришел к выводу, что запрет на подачу иска о защите чести, достоинства и деловой репутации в отношении сведений, изложенных в обращении в адрес адвокатской палаты судьей, рассматривающим дело, представителем по которому выступал заявитель как адвокат, не представляет собой нарушения права на доступ к суду, являющегося одним из элементов права на справедливое судебное разбирательство спора о гражданских правах и обязанностях, которое гарантировано пунктом 1 статьи 6 Конвенции.

Судья сообщил Президенту Тульской областной адвокатской палаты о неявках в судебное заседание заявителя и еще одного адвоката, что привело к неоправданной задержке судебного разбирательства и сопровождалось многочисленными обращениями от имени представляемого ими по делу лица в адрес различных органов и СМИ, в которых они пытались переложить ответственность за свою некомпетентность и непрофессионализм на судебную систему, выражая тем самым неуважение к суду. В связи с этим судья просил рассмотреть вопрос о привлечении заявителя к дисциплинарной ответственности.

Страсбургский Суд указал, что судья действовал в своем профессиональном качестве, его обращение было сделано в полном соответствии с национальным законом (подпункт 4 пункта 1 статьи 20 Кодекса профессиональной этики адвоката, пункт 2 статьи 13 и – косвенно – пункт 1 статьи 226 ГПК РФ), не было публичным, содержание обращения не стало известно кому-либо, не считая органов адвокатской палаты. Заявитель не был лишен возможности оспаривать правдивость сообщенной информации в рамках разбирательства в адвокатской палате, к которому он не предъявлял никаких претензий и о результатах и последствия которого ничего ЕСПЧ не сообщил. Наконец, иммунитет судьи не является абсолютным: соответствующие требования к нему могут быть предъявлены, если вступившим в законную силу приговором суда установлена его вина в преступном злоупотреблении либо вынесении заведомо неправосудного судебного акта.

Наименование дела на русском языке: Сергей Зубарев против России.

Наименование дела на английском языке: Sergey Zubarev v. Russia.

Имя заявителя: Сергей Павлович Зубарев.

Номер жалобы: 5682/06.

Дата оглашения Постановления: 05 февраля 2015 года.

Выводы ЕСПЧ (единогласно):

Продолжить чтение…

Компенсация за пытки без расследования – остаешься жертвой: Постановление ЕСПЧ

Европейский Суд по правам человека пришел к выводу, что признание властями пыток заявителя сотрудниками угрозыска Железнодорожного РОВД Воронежа (равно как и неэффективности соответствующего расследования) в сочетании с присуждением ему национальным судом компенсации за пытки в размере 840000 рублей (в 2011 году), к которой Страсбургский Суд не предъявил явных претензий, хотя и добавил к этой сумме 20000 евро, не лишило заявителя статуса жертвы (наличие и сохранение которого является одним из условий приемлемости жалобы в ЕСПЧ), поскольку эффективное расследование по факту пыток так и не было проведено.

Наименование дела на русском языке: Раззаков против России.

Наименование дела на английском языке: Razzakov v. Russia.

Имя заявителя: Рашид Шамурадович Раззаков.

Номер жалобы: 57519/09.

Дата оглашения Постановления: 05 февраля 2015 года.

Выводы ЕСПЧ (единогласно):

  • объявить жалобу на нарушения статьи 3 Конвенции приемлемой, а в остальной части – неприемлемой;
  • признать нарушение статьи 3 Конвенции по существу в связи с тем, что заявитель подвергся пыткам в милиции (нарушение признано российскими властями);
  • признать нарушение статьи 3 Конвенции в процессуальной части – в связи с неэффективностью соответствующего расследования (нарушение также признано российскими властями);
  • присудить справедливую компенсацию морального вреда в размере 20000 евро и издержек в размере 3300 евро (компенсация должна быть выплачена в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в силу; за все время просрочки выплаты, если таковая будет иметь место, также должны быть выплачены проценты в размере, равном предельной ставке рефинансирования Европейского центрального банка, применяемой в период просрочки, плюс три процентных пункта);
  • отказать в удовлетворении требований о справедливой компенсации в оставшейся части.

Продолжить чтение…

У не признанных добросовестными приобретателями те же права: Постановление ЕСПЧ

Европейский Суд по правам человека распространил на заявительницу, которой российские суды отказали в признании добросовестной приобретательницей (со ссылкой на то, что ей было известно о т.н. “информационном запрете”, наложенном на квартиру в связи в расследованием соответствующего уголовного дела, квартира была приобретена ей всего через полгода после приватизации и по заниженной цене), принципы, сформулированные им в Постановлении по делу “Гладышева против России” (Gladysheva v. Russia, жалоба N 7097/10) от 06 декабря 2011 года в отношении добросовестных приобретателей, в результате чего признал нарушение прав заявительницы на уважение ее имущества и жилища в связи с истребованием из ее владения квартиры (т.к. ее обмен, предшествующий приватизации продавцом, был оформлен после смерти квартиросъемщика) и выселением.

ЕСПЧ повторил, что к исключительной компетенции государства относится определение условий отчуждения своего имущества и соответствующих процедур, обеспечение их соблюдения и узаконивание передачи права собственности посредством его регистрации, которая предназначена именно для обеспечения дополнительной гарантии права титульного собственника. При таком количестве регулирующих эти процедуры органов, подтвердивших чистоту права собственности на квартиру того лица, у которого заявительница приобрела ее, ни она, ни иной покупатель не должны принимать на себя риск прекращения права собственности по причинам, которые должны были быть устранены в рамках процедур, специально предназначенных для этого. Заявительница не может расплачиваться за упущения властей.

В отношении выселения Страсбургский Суд отметил, что оно представляет собой вмешательство в право на уважение жилища, независимо от того, есть ли у человека другое жилье (власти сообщили ЕСПЧ, что в собственности заявительницы есть другая квартира). И повторил, что вмешательство имеет место, даже если решение о выселении пока не исполнено. Далее ЕСПЧ указал, что принятие такого решения явилось автоматическим следствием истребования квартиры от заявительницы, суды не рассматривали вопрос о пропорциональности данной меры, при том, что квартира была передана государству, а не другому конкретному частному лицу, которое имело бы свой интерес в отношении этой квартиры. Рассуждения властей о том, что квартира будет распределена нуждающимся, являются слишком общими, чтобы интересы этих лиц могли в принципе сравниваться с интересами заявительницы. И в любом случае никто из нуждающихся в жилье не имеет такой связи с данной квартирой, которую имеет заявительница, ни у кого из них нет интереса в получении именно этой квартиры, а не другой подобной. Наконец, хотя в принципе заявительница может обратиться за помощью государства в получении социального жилья, собственно получение такой помощи и ее возможные результаты остаются в настоящее время лишь предметом спекуляции и не могут приниматься во внимание при решении вопроса о соблюдении баланса между интересами заявительницы и общества.

Наименование дела на русском языке: Столярова против России.

Наименование дела на английском языке: Stolyarova v. Russia.

Имя заявительницы: Ирина Петровна Столярова.

Номер жалобы: 15711/13.

Дата оглашения Постановления: 29 января 2015 года. Продолжить чтение…

ЕСПЧ – судам: у заявителей нет заверенных деклараций властей: Постановление

Наименование дела на русском языке: Заворин против России.

Наименование дела на английском языке: Zavorin v. Russia.

Имя заявителя: Алексей Леонидович Заворин.

Номер жалобы: 42080/11.

Дата оглашения Постановления: 15 января 2015 года.

Выводы ЕСПЧ (единогласно):

При рассмотрении Кемеровским областным судом вопроса об очередном продлении срока содержания под стражей заявитель представил полученную им в рамках разбирательства по его жалобе, поданной в ЕСПЧ, одностороннюю декларацию российских властей, признавших нарушение в отношении него пункта 3 статьи 5 Конвенции и предложивших компенсацию за него, от которой он отказался.

Однако суд не стал рассматривать этот документ, сославшись на то, что он представлен на английском языке, не переведен на русский и не заверен надлежащим образом. Документ на русском языке суд также отказался рассматривать из-за того, что он не был заверен.

В связи с этим Европейский Суд по правам человека указал, что сам он не требует никакого заверения представляемых сторонами разбирательства документов, и национальные суды должны знать – при необходимости обратившись за соответствующей юридической консультацией – о такой особенности разбирательства в Страсбургском Суде. Требование представить заверенную копию односторонней декларации властей для заявителя невыполнимо. И в любом случае, если у суда возникли сомнения в подлинности декларации, он имел возможность получить соответствующее подтверждение непосредственно из аппарата Уполномоченного Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека.  Продолжить чтение…

Компенсация со ссылкой на ст. 5 Конвенции не лишила статуса жертвы: Постановление ЕСПЧ

Наименование дела на русском языке: Шкарупа против России.

Наименование дела на английском языке: Shkarupa v. Russia.

Имя заявителя: Игорь Владимирович Шкарупа.

Номер жалобы: 36461/05.

Дата оглашения Постановления: 15 января 2015 года.

Выводы ЕСПЧ:

  • объявить приемлемой жалобу на нарушения статей 3 и 13 Конвенции условиями содержания под стражей (единогласно) и пункта 3 статьи 5 Конвенции (большинством голосов), а в остальной части – неприемлемой (большинством голосов);
  • признать нарушение статьи 3 Конвенции условиями содержания под стражей (единогласно);
  • признать нарушение статьи 13 Конвенции в связи с отсутствием соответствующих внутренних средств правовой защиты (единогласно);
  • признать нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции в связи с длительным содержанием заявителя под стражей в отсутствие достаточных оснований (шестью голосами Судей против одного);
  • присудить справедливую компенсацию морального вреда в размере 6500 евро и издержек в размере 3400 евро (компенсация должна быть выплачена в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в силу; за все время просрочки выплаты, если таковая будет иметь место, также должны быть выплачены проценты в размере, равном предельной ставке рефинансирования Европейского центрального банка, применяемой в период просрочки, плюс три процентных пункта);
  • отказать в удовлетворении требований о справедливой компенсации в оставшейся части.

Постановление сопровождается особым мнением Судьи от России Дмитрия Дедова, в котором он выражает свое несогласие с выводами большинства Судей Палаты, что заявитель не утратил статус жертвы нарушения пункта 3 статьи 5 Конвенции, несмотря на присуждение ему на национальном уровне – после оправдания и признания за ним права на реабилитацию – компенсации, в т.ч. в связи с содержанием под стражей, причем со ссылкой на статью 5 Конвенции.

По мнению большинства Судей Палаты, заявитель не утратил статус жертвы, т.к. суд присудил ему компенсацию в связи с оправданием, а не в связи с признанием нарушения статьи 5 Конвенции, пусть он на нее и сослался, без необходимого для утраты статуса жертвы явного или подразумеваемого вывода о том, что заявитель содержался под стражей чрезмерно долго или в отсутствие относимых и достаточных оснований.

Судья Дедов отметил, что национальный судья не обязан ссылаться на Конвенцию, ее отдельные статьи или, “как требовала Палата по настоящему делу”, на какой-либо пункт или подпункт статьи 5 Конвенции.

Я не вижу в Постановлении Палаты ничего, что могло бы быть интерпретировано мной как требование сослаться на какой-либо пункт или подпункт статьи 5 Конвенции (и в принципе на статью 5 Конвенции или Конвенцию в целом) при присуждении компенсации как условие утраты статуса жертвы. В частности, я не вижу ничего подобного в пунктах 74-77 Постановления, на которые ссылается российский Судья. Как написано выше, большинство Судей Палаты указали, что заявитель, по их мнению, не утратил статус жертвы, т.к. национальный суд не признал ни того, что он содержался под стражей чрезмерно долго, ни того, что он был лишен свободы в отсутствие относимых и достаточных оснований.

По мнению Дедова, национальный суд признал нарушение права заявителя, указав, что тот явился “жертвой ареста или заключения под стражу”, был “незаконно привлечен к уголовной ответственности, незаконно задержан … и в дальнейшем незаконно подвергнут применению в качестве меры пресечения подписки о невыезде”. Таким образом, национальный суд не был обязан признавать, что содержание под стражей было чрезмерно длительным или необоснованным по смыслу статьи 5 Конвенции. При этом, по мнению Дедова, данное дело отличается от дела Лабита, на Постановление Большой Палаты по которому сослалось большинство Судей (“Лабита против Италии” (Labita v. Italy, жалоба N 26772/95) от 06 апреля 2000 года), поскольку там компенсация явилась автоматическим следствием оправдания, а по российскому праву компенсация морального вреда требует предварительного признания незаконности действий тех, за кого государство несет ответственность. И суд признал незаконность таких действий, присуждая заявителю компенсацию. Судья Дедов также отметил, что, по его мнению, настоящее дело по тем же причинам отличается от дела Шаля, где компенсация, как и в случае Лабиты, явилась автоматическим следствием оправдания.

См. также:
Судья Дедов: О плохом заявителе и хороших милиционерах
Судья ЕСПЧ от России пригрозил заявителям убийством
Иногда лучше жевать, или Очередное особое мнение Судьи Дедова
Вновь чудеса аргументации российского Судьи Дмитрия Дедова Продолжить чтение…

Вина заявителя в неисполнении решения суда отсутствует: Постановление ЕСПЧ

Наименование дела на русском языке: Калинин против России.

Наименование дела на английском языке: Kalinin v. Russia.

Имя заявителя: Александр Анатольевич Калинин.

Номер жалобы: 16086/04.

Дата оглашения Постановления: 15 января 2015 года.

Выводы ЕСПЧ (единогласно):

Рассмотрев соответствующие аргументы властей, ЕСПЧ пришел к выводу, что заявитель не виноват в длительном неисполнении вступившего в силу решения суда. Власти утверждали, что он должен был уведомить ответчика – войсковую часть – о принятом решении, но не сделал этого. Однако ЕСПЧ отметил, что власти не доказали, что войсковая часть не получила копию решения суда. Более того, Страсбургский Суд отметил, что этот аргумент удивителен, поскольку представитель войсковой части принимал участие в судебном разбирательстве и, соответственно, ей не могло не быть известно о его исходе. И в любом случае ответчик должен был получить копию судебного акта, и, следователь, заявителю не было никакой необходимости сообщать ему о принятом судом решении. Кроме того, в отличие от ряда рассмотренных ранее дел, в данном случае не было доказательств, что исполнительный лист направлялся заявителю, а он – после получения – длительно не предъявлял его к исполнению. Более того, ничто не свидетельствует о том, что заявителю разъяснялось, какие шаги он должен был предпринять, чтобы решение суда было исполнено. Наконец, в отличие от других дел, в данном случае речь не шла о том, что решение не могло быть исполнено из-за отсутствия сотрудничества со стороны заявителя.  Продолжить чтение…

Малика Юсупова и другие против России (Чечня): Постановление ЕСПЧ

Наименование дела на русском языке: Малика Юсупова и другие против России.

Наименование дела на английском языке: Malika Yusupova and Others v. Russia.

Имена заявителей приведены в Приложении I к Постановлению.

Номера жалоб: 14705/09, 4386/10, 67305/10, 68860/10 и 70695/10.

Дата оглашения Постановления: 15 января 2015 года.

Выводы ЕСПЧ (единогласно):

  • объединить жалобы в одно производство;
  • объявить жалобы в части, касающейся статей 2, 3, 5 и 13 Конвенции, приемлемыми, а в остальной части — неприемлемыми;
  • признать нарушения статьи 2 Конвенции по существу в отношении родственников заявителей;
  • признать процедурные нарушения статьи 2 Конвенции в связи с непроведением расследования обстоятельств исчезновения родственников заявителей;
  • признать нарушения статьи 3 Конвенции в отношении заявителей в связи с исчезновением их родственников и реакцией властей на их страдания;
  • признать нарушения статьи 5 Конвенции в отношении родственников заявителей в связи с незаконным лишением их свободы;
  • признать нарушения статьи 13 Конвенции в сочетании со статьями 2 и 3 Конвенции;
  • присудить справедливую компенсацию убытков в размере 10000 евро, морального вреда в размере 360000 евро и издержек в размере 10000 евро (распределение компенсации изложено в Приложении II к Постановлению);
  • отказать в удовлетворении требований о справедливой компенсации в оставшейся части.

Продолжить чтение…