Жестокое обращение с больным экс-мэром Махачкалы Амировым: Постановление ЕСПЧ

Наименование дела на русском языке: Амиров против России.

Наименование дела на английском языке: Amirov v. Russia.

ФИО заявителя: Саид Джапарович Амиров.

Номер жалобы: 51857/13.

Дата оглашения Постановления: 27 ноября 2014 года.

Выводы ЕСПЧ (единогласно):

  • объявить жалобу приемлемой;
  • признать, что в нарушение статьи 34 Конвенции Россия не выполнила обеспечительные меры, примененные ЕСПЧ 16 августа 2013 года в соответствии с Правилом 39 Регламента, согласно которым власти государства-ответчика должны были немедленно провести независимое медицинское обследование заявителя с целью установления того, соответствовало ли лечение, получаемое им в период нахождения под стражей, состоянию его здоровья, совместимы ли с этим состоянием условия, в которых он содержится, и требуется ли помещение заявителя в больницу. В ответ на эти меры власти представили два документа, подготовленных 17 июля и 17 августа 2013 года врачами больницы N 20, в которых не содержалось ответов на вопросы ЕСПЧ и которые фактически ограничивались ответом на вопрос о том, страдает ли заявитель заболеваниями, входящими в Перечень тяжелых заболеваний, препятствующих содержанию под стражей подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений, утвержденный Постановлением Правительства РФ от 14 января 2011 года N 3. Вместе с этим власти представили подготовленные ими самостоятельно – а не независимыми медицинскими работниками – ответы на поставленные ЕСПЧ вопросы. Страсбургский Суд 29 августа 2013 года напомнил властям о том, что приняты обеспечительные меры, неисполнение которых может привести к выводу о нарушении статьи 34 Конвенции. Однако в ответ был получен лишь перевод на английский язык данных ранее ответов властей на вопросы ЕСПЧ;
  • признать нарушение статьи 3 Конвенции в связи с бесчеловечным и унижающим достоинство обращением с прикованным к инвалидной коляске заявителем, страдающим параличом нижних конечностей, а также большим числом заболеваний, влияющих на его нервную, мочевыделительную, мышечную и эндокринную системы, оставленным без жизненно необходимого лечения, без должного ухода и медицинского наблюдения, без тщательной оценки его состояния и адекватной диагностики все увеличивающегося числа проблем со здоровьем, в отношении которого медицинские сотрудники мест содержания под стражей не следовали рекомендациям медиков, к которым обращался заявитель, что было усугублено его содержанием в нестерильных и антисанитарных условиях и созданием тем самым дополнительного риска, принимая во внимание нагрузки на иммунную систему;
  • признать, что не было допущено нарушения пункта 3 статьи 5 Конвенции;
  • присудить справедливую компенсацию морального вреда в размере 15000 евро и издержек в размере 850 евро (компенсация должна быть выплачена в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в силу; за все время просрочки выплаты, если таковая будет иметь место, также должны быть выплачены проценты в размере, равном предельной ставке рефинансирования Европейского центрального банка, применяемой в период просрочки, плюс три процентных пункта);
  • отказать в удовлетворении требований о справедливой компенсации в оставшейся части.

Со ссылкой на статью 46 Конвенции в описательно-мотивировочной части Постановления Страсбургский Суд – в целях оказания содействия государству-ответчику в исполнении настоящего Постановления – также указал индивидуальные меры, которые следует предпринять для этого: помещение заявителя в специализированное медицинское учреждение, где он находился бы под постоянным медицинским контролем и получал бы необходимые ему медицинские услуги. При этом, как указал ЕСПЧ, ничто в настоящем Постановлении не должно толковаться как препятствующее его помещению в медицинское учреждение пенитенциарной системы, если таковое способно гарантировать предоставление необходимого медицинского надзора и ухода. Властям также следует регулярно проверять состояние заявителя, в т.ч. с привлечением независимых медицинских экспертов. Продолжить чтение…

Отказ в ВУД по факту смерти в ИВС – уже нарушение статьи 2: Постановление ЕСПЧ

Наименование дела на русском языке: Карсакова против России.

Наименование дела на английском языке: Karsakova v. Russia.

ФИО заявителя: Ольга Николаевна Карсакова.

Номер жалобы: 1157/10.

Дата оглашения Постановления: 27 ноября 2014 года.

Выводы ЕСПЧ (единогласно):

  • объявить жалобу приемлемой;
  • признать нарушение статьи 2 Конвенции по существу в связи с неоказанием брату заявительницы – Михаилу Тимину – адекватной медицинской помощи в период его нахождения в ИВС, несмотря на то, что он жаловался на головные боли, колики, страдал – предположительно после 10-дневного запоя – от абстинентного синдрома и интоксикации, ему дважды вызывали скорую помощь, и хотя после первого вызова по рекомендации прибывшей бригады он был доставлен в больницу, где ему была оказана помощь, аналогичная рекомендация, данная и во второй раз, была проигнорирована, в результате чего брат заявительницы провел двое суток в одиночной камере без медицинской помощи, пока не скончался;
  • признать процедурные нарушение статьи 2 Конвенции в связи с тем, что уголовное дело по факту смерти брата заявительницы в период его нахождения под стражей не было возбуждено, что само по себе уже свидетельствует о неэффективности расследования;
  • признать, что отсутствует отдельный предмет разбирательства по жалобе на нарушение статьи 13 Конвенции, взятой в сочетании со статьей 2;
  • присудить справедливую компенсацию морального вреда в размере 25000 евро (компенсация должна быть выплачена в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в силу; за все время просрочки выплаты, если таковая будет иметь место, также должны быть выплачены проценты в размере, равном предельной ставке рефинансирования Европейского центрального банка, применяемой в период просрочки, плюс три процентных пункта);
  • отказать в удовлетворении требований о справедливой компенсации в оставшейся части.

Продолжить чтение…

Иск реабилитированного – не средство защиты от нарушений статьи 5 § 3

Наименование дела на русском языке: Шаля против России.

Наименование дела на английском языке: Shalya v. Russia.

ФИО заявителя: Александр Викторович Шаля.

Номер жалобы: 27335/13.

Дата оглашения Постановления: 13 ноября 2014 года.

Выводы ЕСПЧ (единогласно):

  • объявить жалобу приемлемой;
  • признать нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции;
  • присудить справедливую компенсацию морального вреда в размере 2700 евро (компенсация должна быть выплачена в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в силу; за все время просрочки выплаты, если таковая будет иметь место, также должны быть выплачены проценты в размере, равном предельной ставке рефинансирования Европейского центрального банка, применяемой в период просрочки, плюс три процентных пункта);
  • отказать в удовлетворении требований о справедливой компенсации в оставшейся части.

Постановление примечательно выводом Европейского Суда по правам человека о том, что предъявление реабилитированным требований о возмещении причиненного вреда не представляет собой внутреннего средства правовой защиты от предполагаемых нарушений пункта 3 статьи 5 Конвенции. Соответственно, предъявление таких требований не является условием обращения в ЕСПЧ с жалобой на указанные нарушения (обратите внимание, что обратной стороной этого вывода является вывод о том, что – по общему правилу – предъявление названных требований не влияет на исчисление шестимесячного срока на подачу жалобы в ЕСПЧ).

Страсбургский Суд пришел к такому выводу, отметив, что присуждение реабилитированному компенсации не зависит от установления того, были ли нарушены его права, гарантированные пунктом 3 статьи 5 Конвенции, в частности, были ли постановления о продлении меры пресечения в виде заключения под стражу обоснованными и был ли общий срок содержания под стражей чрезмерно длительным (пусть сама длительность и принимается во внимание при определении размера компенсации). Возмещение присуждается реабилитированному на основании собственно оправдания или прекращения уголовного преследования (дела).

Страсбургский Суд также напомнил, что – по общему правилу – вопрос о том, были ли заявителем исчерпаны внутренние средства правовой защиты, решается применительно к дню подачи жалобы. По настоящему делу заявитель обратился в ЕСПЧ до признания за ним права на реабилитацию. Поэтому его отказ от предъявления иска о возмещении морального вреда после признания за ним права на реабилитацию тем более не свидетельствует о неисчерпании внутренних средств правовой защиты (требование о возмещении имущественного вреда было им подано и удовлетворено, что по изложенным выше причинам также на его статус жертвы не повлияло). Продолжить чтение…

Рассмотрение жалобы 2-й инстанцией без осужденного по его просьбе: Постановление

Наименование дела на русском языке: Богомолов против России.

Наименование дела на английском языке: Bogomolov v. Russia.

ФИО заявителя: Дмитрий Борисович Богомолов.

Номер жалобы: 57502/12.

Дата оглашения Постановления: 30 октября 2014 года.

Выводы ЕСПЧ (единогласно):

  • объявить жалобу приемлемой в части, касающейся условий содержания под стражей в ИЗ-50/3 (Серпухов, Московская область), а в остальной части – неприемлемой (жалоба в ЕСПЧ была объявлена неприемлемой и в части, касающейся рассмотрения поданной заявителем кассационной жалобы на приговор судом второй инстанции в его отсутствие, поскольку он сам написал в жалобе, что просит рассмотреть ее без его участия);
  • признать нарушение статьи 3 Конвенции в связи с условиями содержания под стражей (это нарушение было признано самими российскими властями);
  • присудить справедливую компенсацию морального вреда в размере 5000 евро (за почти год содержания в ненадлежащих условиях) и издержек в размере 860 евро (компенсация должна быть выплачена в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в силу; за все время просрочки выплаты, если таковая будет иметь место, также должны быть выплачены проценты в размере, равном предельной ставке рефинансирования Европейского центрального банка, применяемой в период просрочки, плюс три процентных пункта);
  • отказать в удовлетворении требований о справедливой компенсации в оставшейся части.

Продолжить чтение…

Снова провокации преступлений: Постановление

Наименование дела на русском языке: Носко и Нефедов против России.

Наименование дела на английском языке: Nosko and Nefedov v. Russia.

ФИО заявителей: Алла Владимировна Носко и Николай Поликарпович Нефедов.

Номера жалоб: 5753/09 и 11789/10.

Дата оглашения Постановления: 30 октября 2014 года.

Выводы ЕСПЧ (единогласно):

  • объединить жалобы в одно производство;
  • объявить жалобы приемлемыми в части, касающейся признания заявителей виновными в совершении преступлений, спровоцированных сотрудниками милиции, а в остальной части – неприемлемыми;
  • признать нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции в отношении обоих заявителей;
  • присудить справедливую компенсацию морального вреда в размере 3000 евро каждому и издержек Носко в размере 1202,83 евро (компенсация должна быть выплачена в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в силу; за все время просрочки выплаты, если таковая будет иметь место, также должны быть выплачены проценты в размере, равном предельной ставке рефинансирования Европейского центрального банка, применяемой в период просрочки, плюс три процентных пункта);
  • отказать в удовлетворении требований о справедливой компенсации в оставшейся части.

Позже здесь будет изложено более подробное описание основного содержания этого Постановления.

Продолжить чтение…

Вынесение Постановлений по делам-клонам ради их пересмотра в России

Наименование дела на русском языке: Давыдов против России.

Наименование дела на английском языке: Davydov v. Russia.

ФИО заявителя: Павел Викторович Давыдов.

Номер жалобы: 18967/07.

Дата оглашения Постановления: 30 октября 2014 года.

Выводы ЕСПЧ (единогласно):

  • отказать в удовлетворении ходатайства российских властей об исключении жалобы из списка подлежащих рассмотрению дел на основании односторонней декларации (заявления), которой признано нарушение и предложена компенсация за него;
  • объявить жалобу приемлемой;
  • признать нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с отменой в порядке (старого) надзора вступившего в законную силу судебного решения, которым заявителю была присуждена компенсация вреда, причиненного здоровью в связи со службой, за определенный период времени, а также назначена к выплате с 01 ноября 2005 года ежемесячная компенсация, подлежащая индексации;
  • присудить справедливую компенсацию морального вреда в размере 2000 евро (компенсация должна быть выплачена в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в силу; за все время просрочки выплаты, если таковая будет иметь место, также должны быть выплачены проценты в размере, равном предельной ставке рефинансирования Европейского центрального банка, применяемой в период просрочки, плюс три процентных пункта);
  • отказать в удовлетворении требований о справедливой компенсации в оставшейся части (ЕСПЧ оставил российским судам решение вопроса о компенсации убытков, причиненных отменой вступившего в законную силу судебного решения, принятого в пользу заявителя).

Постановление, безусловно, примечательно именно первым выводом. В частности, его мотивировкой. Российские власти признали нарушение права заявителя, предложили компенсацию за него и в связи с этим просили Европейский Суд по правам человека исключить жалобу из списка подлежащих рассмотрению дел. Заявитель возражал против этого, поскольку в случае исключения жалобы из списка подлежащих рассмотрению дел производство по ней завершилось бы вынесением ЕСПЧ соответствующего Решения, которое содержало бы ссылку на признание нарушения российскими властями. Однако ни такое Решение ЕСПЧ, ни соответствующая односторонняя декларация (заявление) властей не рассматриваются в качестве основания для пересмотра дела на национальном уровне по новым обстоятельствам. В отличие от Постановления ЕСПЧ, которым он сам признает нарушение прав заявителя. Поскольку статья 392 ГПК РФ относит к новым обстоятельствам, в связи с которыми могут быть пересмотрены вступившие в законную силу судебные акты, “установление Европейским Судом по правам человека нарушения положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Европейский Суд по правам человека”. Как отметил ЕСПЧ, возможность пересмотра вступивших в законную силу судебных актов по новым обстоятельствам в связи с признанием нарушения российскими властями в односторонней декларации (заявлении), равно как и в связи с вынесением ЕСПЧ Решения о прекращении производства по делу на основании такой декларации не вытекает – во всяком случае прямо – и из Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 21 от 27 июня 2013 года “О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней”. Принимая все это во внимание, ЕСПЧ решил, что прекращение им производства по делу на основании односторонней декларации (заявления) властей может привести к тому, что заявитель лишится возможности рассмотрения национальными судами вопроса о необходимости пересмотра вступивших в законную силу судебных актов в связи с допущенным в отношении него нарушением. По мнению Страсбургского Суда, это было бы несовместимо с принципом уважения прав человека, сформулированным в Конвенции.

Добавлю от себя, что это, конечно, не означает, что ЕСПЧ полностью прекратит исключать жалобы из списка подлежащих рассмотрению дел на основании односторонних деклараций (заявлений) российских властей. Поскольку ситуации бывают разными. И далеко не в каждом случае пересмотр вступивших в законную силу актов российских судов может представлять собой способ исправления нарушения Конвенции или Протокола к ней. Во всяком случае, с учетом признания нарушения и предложения компенсации за него российскими властями в рамках разбирательства по жалобе, поданной в ЕСПЧ. Применительно к делу, рассмотренному ЕСПЧ, его решение, надо полагать, в немалой степени обусловлено тем, что отмененным в надзоре решением суда заявителю были присуждены ежемесячные платежи, восстановления которых он хотел добиться, а не только фиксированная сумма.

Однако данное Постановление Европейского Суда по правам человека показывает, что в надлежащих случаях заявители действительно могут просить ЕСПЧ отказать в удовлетворении ходатайства властей о прекращении производства по делу на основании их односторонней декларации (заявления), приведя аргументы в пользу того, что пересмотр вступивших в законную силу судебных актов на национальном уровне может представлять собой средство – и, возможно, наилучшее – исправления соответствующего нарушения. При этом не стоит забывать, что речь должна идти о том нарушении, в отношении которого жалоба была коммуницирована властям. Потому что жалобу на остальные нарушения ЕСПЧ объявит неприемлемой (если он не сделал этого ранее). Например, бессмысленно просить продолжить производство по делу в вынесением Постановления, чтобы попробовать в результате этого добиться пересмотра уголовного дела, если жалоба была коммуницирована только в части условий содержания в СИЗО или колонии, даже если в принципе в этой жалобе также предъявлялись претензии к справедливости судебного разбирательства по предъявленному заявителю уголовному обвинению. Продолжить чтение…

Продление истекшего срока содержания под стражей следующим днем: Постановление

Наименование дела на русском языке: Сигарев против России.

Наименование дела на английском языке: Sigarev v. Russia.

ФИО заявителя: Евгений Михайлович Сигарев.

Номер жалобы: 53812/10.

Дата оглашения Постановления: 30 октября 2014 года.

Выводы ЕСПЧ (единогласно):

  • объявить жалобу приемлемой в части, касающейся законности содержания заявителя под стражей, а в остальной части – неприемлемой;
  • признать нарушение подпункта С пункта 1 статьи 5 Конвенции в связи с тем, что заявитель содержался под стражей с 24:00 14 марта 2010 года, когда истек срок продленной в отношении него меры пресечения, и до 17:45 15 марта 2010 года, когда суд вынес постановление об очередном ее продлении;
  • признать, что не было допущено нарушения пункта 3 статьи 5 Конвенции (избирая и продлевая меру пресечения в виде заключения заявителя под стражу, суды ссылались на конкретные доказательства того, что он отказывает давление на свидетелей и других обвиняемых, противодействует расследованию, на тяжесть преступления, в совершении которого обвинялся заявитель, суды ссылались при принятии решений только как на один из факторов, расследование был завершено в течение одного года, еще 7 месяцев заняло судебное разбирательство, значимых периодов бездействия властей не было).

Продолжить чтение…

Избиение в милиции и неэффективное расследование: Постановление ЕСПЧ

Наименование дела на русском языке: Бобров против России.

Наименование дела на английском языке: Bobrov v. Russia.

ФИО заявителя: Валерий Николаевич Бобров.

Номер жалобы: 33856/05.

Дата оглашения Постановления: 23 октября 2014 года.

Выводы ЕСПЧ (единогласно):

  • объявить жалобу приемлемой в части, касающейся нарушений статьи 3 Конвенции, а в остальной части – неприемлемой;
  • признать нарушение статьи 3 Конвенции по существу в связи с бесчеловечным и унижающим достоинство обращением с заявителем в тольяттинской милиции после задержания. ЕСПЧ пришел к такому выводу, т.к. согласно медицинским документам обнаруженные у заявителя кровоподтек на груди и перелом ребра были получены им после задержания. В случаях, когда повреждения получены лицом в период, когда он лишен свободы и находится в руках государства, бремя доказывания того факта, что лица, за которых государство несет ответственность, непричастны к этому, ложится на государство. Ни в рамках расследования, проведенного на национальном уровне, ни в рамках разбирательства в Страсбургском Суде никаких доказательство того, что заявитель, как утверждали власти, причинил повреждения сам себе, представлено не было. При том, что администрация ИВС, в котором содержался заявитель во время получения им повреждений, ни о каких случаях нанесения им повреждений самому себе не сообщала. Принимая во внимание все это, ЕСПЧ пришел к выводу о том, что повреждения были получены заявителем при описанным им обстоятельствах, то есть в результате избиения сотрудниками милиции после задержания;
  • признать процессуальное нарушение статьи 3 Конвенции в связи с тем, что не было проведено тщательного и эффективного расследования обстоятельств получения заявителем повреждений. В частности, не были опрошены врачи, диагностировавшие повреждения, обнаруженные у заявителя, не была назначена судебно-медицинская экспертиза.

Требования о присуждении справедливой компенсации по делу не заявлялись. Продолжить чтение…

Исчисление срока подачи жалобы на условия в СИЗО: Постановление ЕСПЧ

Наименование дела на русском языке: Мела против России.

Наименование дела на английском языке: Mela v. Russia.

Имя заявителя: Ричард Мела (Richard Mela).

Номер жалобы: 34044/08.

Дата оглашения Постановления: 23 октября 2014 года.

Выводы ЕСПЧ (единогласно):

  • объявить жалобу приемлемой в части, касающейся статьи 3, подпункта С пункта 3 статьи 5 и статьи 13 Конвенции, а в остальной части – неприемлемой;
  • признать нарушение статьи 3 Конвенции в связи с тем, что условия содержания под стражей в СИЗО-1 Санкт-Петербурга (“Крестах”) и исправительной колонии ИК-6 (также Санкт-Петербург) были бесчеловечными и унижающими достоинство;
  • признать нарушение статьи 13 Конвенции в связи с отсутствием внутренних средств правовой защиты от неадекватных условий содержания под стражей и отбывания наказания;
  • признать нарушение подпункта С пункта 1 статьи 5 Конвенции, поскольку, вопреки положениям части 1 статьи 100 УПК РФ, по истечении 10 суток с момента задержания, после которого в отношении заявителя была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, он не был выпущен на свободу, хотя обвинение ему предъявлено не было;
  • присудить справедливую компенсацию морального вреда в размере 6500 евро (компенсация должна быть выплачена в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в силу; за все время просрочки выплаты, если таковая будет иметь место, также должны быть выплачены проценты в размере, равном предельной ставке рефинансирования Европейского центрального банка, применяемой в период просрочки, плюс три процентных пункта);
  • отказать в удовлетворении требований о справедливой компенсации в оставшейся части.

Несмотря на формулировку первого пункта резолютивной части Постановления, из его мотивировочной части следует, что жалоба заявителя, поданная на нарушение статьи 3 Конвенции в связи с условиями содержания под стражей в “Крестах”, частично была объявлена неприемлемой как поданная с пропуском шестимесячного срока.

По мнению Судей Европейского Суда по правам человека, нахождение сначала в СИЗО, а затем в колонии в условиях, предположительно не соответствующих требованиям статьи 3 Конвенции, не образует единой длящейся ситуации, даже если заявителя периодически перемещают из колонии в СИЗО, как имело место в данном случае (замечу, это общее правило, из которого могут быть сделаны исключения; так ЕСПЧ объединял периоды содержания в СИЗО и колонии в единую длящуюся ситуацию, когда речь шла только о переполненности СИЗО и колоний).

Соответственно, в силу отсутствия внутренних средств правовой защиты шестимесячный срок на обращение в ЕСПЧ с жалобой на условия содержания в СИЗО до отправки в колонию начинает течь с прекращением пребывания заявителя в таких условиях, то есть с отправкой в колонию.

Заявитель по этому делу был отправлен в колонию 04 августа 2008 года. Поэтому его жалоба на условия содержания под стражей в СИЗО до отправки в колонию, поданная 07 апреля 2008 года, соответствует требованию о шестимесячном сроке (она была подана еще до того, как этот срок в принципе начал течь, что вполне логично, принимая во внимание, что речь идет о длящейся ситуации и отсутствии внутренних средств правовой защиты).

После отправки в колонию заявителя возвращали в СИЗО на периоды с 02 по 16 ноября 2009 года, с 11 февраля по 27 сентября 2010 года, с 07 октября 2010 года по 14 февраля 2011 года, с 21 марта по 06 июня 2011 года и, наконец, с 01 августа по 26 сентября 2011 года. В течение всего этого времени приговор оставался вступившим в силу, а заявитель считался отбывающим наказание по нему. Это важно, т.к. если заявителя возвращают из колонии в СИЗО, например, после отмены приговора, то это уже иная ситуация.

Эти пять периодов содержания под стражей в СИЗО, куда заявителя возвращали из колонии, также не образуют единой длящейся ситуации. Поэтому шестимесячный срок на подачу жалобы на условия содержания в СИЗО исчисляется отдельно в отношении каждого из таких периодов (в силу отсутствия внутренних средств правовой защиты течь он начинает с отправкой заявителя из СИЗО обратно в колонию).

Жалоба на условия содержания в СИЗО в указанные пять периодов была подана в ЕСПЧ 23 февраля 2012 года. К этому времени в отношении первых четырех периодов шестимесячный срок на подачу жалобы в ЕСПЧ истек (в отношении последнего из этих четырех периодов он начал течь в июне 2011 года и, соответственно, истек в декабре того же года). И только жалоба на условия содержания в СИЗО в последний период – с 01 августа по 26 сентября 2011 года – была подана в рамках шестимесячного срока, который начал течь в конце сентября 2011 года и истек только в конце марта 2012 года.

При этом все периоды содержания в колонии, напротив, образуют единую длящуюся ситуацию, несмотря на то, что содержание в колонии прерывалось в связи с отправкой заявителя в СИЗО. Как единую длящуюся ситуацию образуют отдельные (имеющие между собой перерывы) периоды содержания под стражей в СИЗО до (первой) отправки в колонию с целью отбывания назначенного наказания. Конечно, если сами условия содержания под стражей или отбывания наказания существенно не изменяются. Но, повторюсь, единую длящуюся ситуацию не образуют периоды содержания в СИЗО и в колонии. И таковую не образуют отдельные периоды возвращения в СИЗО после отправки в колонию.

Продолжить чтение…

Россия бездействовала в отношении матери, похитившей ребенка: Постановление ЕСПЧ

Наименование дела на русском языке: V.P. против России.

Наименование дела на английском языке: V.P. v. Russia.

Номер жалобы: 61362/12.

Дата оглашения Постановления: 23 октября 2014 года.

Выводы ЕСПЧ (единогласно):

  • объявить жалобу приемлемой;
  • признать нарушение статьи 8 Конвенции в связи с тем, что российскими властями не было проявлено должного усердия при исполнении на территории России решения молдавского суда об определении в качестве места жительства сына заявителя места жительства самого заявителя.

ЕСПЧ пришел к выводу, что мать сына заявителя незаконно переместила ребенка в Россию и удерживала его в России по смыслу статьи 8 Конвенции, который аналогичен смыслу этих понятий, содержащихся в Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей 1980 года, практика применения которой может быть использована ЕСПЧ, несмотря на то, что эта Конвенция не вступила в силу в отношении России на момент рассмотрения дела в российских судах и, соответственно, не применялась.

Поэтому статья 8 Конвенции в данном случае требовала от государства предпринять меры, направленные на воссоединение заявителя с сыном.

При этом Страсбургский Суд пришел к выводу, что и решение молдавского суда, и определение Мосгорсуда о его принудительном исполнении были вынесены в наилучших интересах ребенка. В частности, мать не была лишена возможности общения с ребенком, т.к. могла вернуться для этого из России, с которой у нее не было достаточной связи, в Молдову, гражданкой которой она является.

Что касается действий (бездействия) российских властей, то, во-первых, ЕСПЧ признал, что рассмотрение ходатайства заявителя о принудительном исполнении решения молдавского суда было чрезмерно длительным. Даже если заявитель несколько повлиял на время рассмотрения этого ходатайства, общаясь с российскими судами не непосредственно, а через министерства юстиции Молдовы и России, основные задержки были вызваны самими судами. Сначала суд первой инстанции посчитал, что решение молдавского суда не требует принудительного исполнения. И эта позиция была ошибочной, что позже признал Верховный Суд РФ. При этом из-за возврата заявителю документов через два министерства юстиции им был пропущен срок на обжалование принятого судом первой инстанции определения, что привело к необходимости его восстановления и вновь вызвало задержку. Определение, принятое по результатам повторного рассмотрения ходатайства судом первой инстанции, было обжаловано матерью ребенка и отменено Верховным Судом РФ с отправкой дела на новое рассмотрение во второй раз. Причем оба раза Верховный Суд РФ ссылался на отсутствие некоторых документов. Однако, по мнению ЕСПЧ, их было легко получить, особенно принимая во внимание, что дело поступило в суд через министерства юстиции, что делало его заслуживающим серьезного рассмотрения. Страсбургский Суд также учел и предмет разбирательства, который требовал скорейшего рассмотрения дела.

Во-вторых, судебные приставы-исполнители отказались предпринимать меры по исполнению решения молдавского суда, ссылаясь на то, что оно не требует принятия каких-либо мер. И заявителю потребовалось еще одно обращение в суд для того, чтобы признать бездействие приставов незаконным. Все это позволило матери ребенка, постоянно доступной для принятия мер, направленных на исполнение решения суда (ее место работы и место жительства были известны, она постоянно обращалась в миграционную службу, ребенок посещал детский сад), спокойно уклоняться от его исполнения в течение более года, а в итоге покинуть Россию к моменту признания судом незаконным бездействия приставов;

  • присудить справедливую компенсацию морального вреда в размере 7000 евро и издержек в размере 1000 евро (компенсация должна быть выплачена в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в силу; за все время просрочки выплаты, если таковая будет иметь место, также должны быть выплачены проценты в размере, равном предельной ставке рефинансирования Европейского центрального банка, применяемой в период просрочки, плюс три процентных пункта);
  • отказать в удовлетворении требований о справедливой компенсации в оставшейся части.

Продолжить чтение…