Прекращение дел по мировым соглашениям 09.12.14: Решение ЕСПЧ

Наименование дела на русском языке: Остроушко и другие против России.

Наименование дела на английском языке: Ostroushko v. Russia.

Дата принятия Решения: 09 декабря 2014 года.

Дата публикации Решения: 15 января 2015 года.

Выводы ЕСПЧ: жалобы исключены из списка подлежащих рассмотрению дел на основании статьи 39 Конвенции, то есть в связи с выводом о том, что между российскими властями и заявителями достигнуты мировые соглашения. Именно к такому выводу ЕСПЧ приходит, когда заявители, как в этих случаях, соглашаются с условиями односторонних деклараций (заявлений) властей, которыми те признают нарушения и предлагают компенсации за них. Все дела касаются чрезмерно длительного неисполнения вступивших в законную силу решений судов, принятых в пользу заявителей.

Номера жалоб Имена заявителей
3666/06 Анатолий Анатольевич Остроушко
2728/07 Лидия Никандровна Лисицина
4304/07 Вячеслав Иванович Шмелев
4305/07 Александр Вячеславович Колобов
5677/07 Николай Иванович Козырков
6198/07 Олег Владимирович Капчинкий
21606/07 Никита Сергеевич Карпенко,
Галина Павловна Карпенко
29731/07 Валентина Ивановна Бугайчук,
Татьяна Васильевна Троцкая,
Алла Федоровна Степаненко,
Светлана Алексеевна Каренко,
Лидия Ивановна Потапова
35568/08 Анатолий Борисович Богданов,
Анастасия Ивановна Богданова
36841/08 Дмитрий Иванович Горохов
37123/08 Артур Аликович Солонина
20478/13 Светлана Ивановна Фефлов

Продолжить чтение…

Неконкретные жалобы не пресекли срок обращения в ЕСПЧ: Решения

Названия дел Номера жалоб Имена заявителей
Шлыков против России
(Shlykov v. Russia)
53399/08 Алексей Николаевич Шлыков
Ефименков против России
(Yefimenko v. Russia)
24883/13 Александр Юрьевич Ефименко
Захаров против России
(Zakharov v. Russia)
49816/08 Олег Григорьевич Захаров

Дата принятия Решений: 09 декабря 2014 года.

Дата публикации Решений: 15 января 2015 года.

Выводы ЕСПЧ: жалобы всех заявителей на условия содержания под стражей объявлены неприемлемыми как поданные с пропуском шестимесячного срока. В своих предварительных жалобах заявители, по мнению Страсбургского Суда, не назвали конкретно существо нарушений, не упомянули никаких фактических обстоятельств, которые касались бы их. Поэтому предварительные жалобы заявителей не прервали течение шестимесячного срока, который в итоге был ими пропущен. Жалоба Шлыкова в остальной части признана неприемлемой по причине отсутствия признаков каких-либо нарушений.

Продолжить чтение…

Прекращение дела по декларации властей 09.12.14: Решение ЕСПЧ

Наименование дела на русском языке: Касаракин против России.

Наименование дела на английском языке: Kasarakin v. Russia.

Имя заявителя: Александр Васильевич Касаракин.

Номер жалобы: 22147/03.

Дата принятия Решения: 09 декабря 2014 года.

Дата публикации Решения: 15 января 2015 года.

Выводы ЕСПЧ: жалоба на условия и чрезмерную длительность содержания под стражей исключена из списка подлежащих рассмотрению дел на основании односторонней декларации (заявления) российских властей, признавших нарушения и предложивших компенсацию за них, а в остальной части – объявлена неприемлемой.

Продолжить чтение…

Прекращение дел из-за утраты заявителями интереса 09.12.14: Решения ЕСПЧ

Названия дел Номера жалоб Имена заявителей
Демяненко против России
(Demyanenko v. Russia)
27034/12 Александр Васильевич Демяненко
Зеленцов против России
(Zelentsov v. Russia)
67042/11 Антон Кириллович Зеленцов
Миронов против России
(Mironov v. Russia)
38428/06 Эдгар Владимирович Миронов
Иванова и Ерохина против России
(Ivanova and Yerokhina v. Russia)
35124/09 Юлия Геннадьевна Иванова,
Людмила Витальевна Ерохина
Кузьмин против России
(Kuzmin v. Russia)
33841/13 Василий Николаевич Кузьмин
Дубнов против России
(Dubnov v. Russia)
60291/08 Лев Семенович Дубнов
Федков и другие против России
(Fedkov and Others v. Russia)
46679/07,
48405/07,
52651/07
Владимир Васильевич Федков,
Антон Александрович Чалов,
Артем Юрьевич Березин

Дата принятия Решений: 09 декабря 2014 года.

Дата публикации Решений: 15 января 2015 года.

Выводы ЕСПЧ: жалобы исключены из списка подлежащих рассмотрению дел на основании подпункта А пункта 1 статьи 37 Конвенции, то есть в связи с выводом о том, что заявители более не намерены добиваться рассмотрения своих жалоб. Заявители по делам Миронова, Ивановой и Ерохиной, Кузьмина и Федкова и других, представители заявителей по делам Демяненко, Зеленцова и Дубнова получили направленные им – в т.ч. заказными письмами – уведомления о том, что власти представили свои письменные отзывы и необходимо представить письменные отзывы заявителей, однако не ответили на них, по причине чего был сделан вывод об утрате заявителями интереса к поданным ими жалобам.

Продолжить чтение…

Внук Сталина проиграл дело о “кровожадном людоеде”: Решение ЕСПЧ

Наименование дела на русском языке: Джугашвили против России.

Наименование дела на английском языке: Dzhugashvili v. Russia.

Имя заявителя: Евгений Яковлевич Джугашвили.

Номер жалобы: 41123/10.

Дата принятия Решения: 09 декабря 2014 года.

Дата публикации Решения: 15 января 2015 года.

Выводы ЕСПЧ (единогласно): жалоба объявлена неприемлемой в полном объеме.

О содержании жалобы, публикаций, которых она касается, и решений национальных судов по данному делу можно прочитать здесь.

ЕСПЧ указал, что если расценивать жалобу как поданную в защиту права на уважение личной и семейной жизни Иосифа Сталина, то заявитель не имеет права на подачу такой жалобы, поскольку эти права, гарантированные статьей 8 Конвенции, являются непередаваемыми.

Что касается указанных прав самого заявителя, то ЕСПЧ отметил, что при некоторых условиях личная жизнь и идентичность лица может быть затронута репутацией умершего члена его семьи, что дает возможность ссылаться на статью 8 Конвенции, как это признано в Постановлении ЕСПЧ по делу “Путистин против Украины” (Putistin v. Ukraine, жалоба N 16882/03) от 21 ноября 2013 года, касающемся публикации в СМИ информации об участии отца заявителя в “Матче смерти”, что могло быть интерпретировано как его сотрудничество с Гестапо. Однако, хотя обе спорные публикации по делу Евгения Джугашвили так или иначе касались его деда, ЕСПЧ указал, что в данном случае он не готов проводить параллели с делом Путистина. Оно касалось репутации частного лица, футболиста, по воле судьбы оказавшегося участником “Матча смерти”, чья роль в соответствующих событиях не только не была лидирующей и ограничивалась лишь простым участием, но и не имела прямого влияния на его политическую, военную или иного рода публичную карьеру. В отличие от настоящего дела, касающегося репутации всемирно известной публичной персоны. В связи с этим следует различать оскорбительные нападки на частных лиц, чья репутация является составляющей репутации членов их семей, остающейся под защитой статьи 8 Конвенции, и правомерную критику публичных фигур, которые, занимая руководящие позиции, подвергают себя тем самым повышенному общественному вниманию. 

Первая публикация, которой касается настоящее дело, вносит вклад в общественную дискуссию относительно событий в Катыни и затрагивает, среди прочего, вопрос о роли бывшего советского руководства, которую оно предположительно сыграло в них. Вторая публикация содержит по сути авторскую интерпретацию решения суда, касающегося той же темы и, таким образом, представляет собой продолжение той же самой дискуссии.

Исторические события огромной важности, затрагивающие судьбы множества людей, как и исторические личности, вовлеченные в них и ответственные за них, неминуемо остаются открытыми для тщательного исторического изучения и критики по стороны общества, поскольку представляют собой предмет интересов общества.

Принимая во внимание, что дела, подобные этому, требуют соблюдения баланса между правом на уважение личной жизни и свободой выражения мнения, ЕСПЧ напомнил, что составляющей этой свободы, гарантированной статьей 10 Конвенции, является поиск исторической истины. И ЕСПЧ не предназначен для разрешения продолжающихся среди историков споров о соответствующих исторических событиях. В противном случае речь шла бы о юридическом вмешательстве в исторические дебаты, что неминуемо перенесло бы споры историков с публичных площадок в залы судебных заседаний.

Кроме того, по настоящему делу национальные власти провели сравнение конкурирующих прав и свобод в соответствии с критериями, выработанными ЕСПЧ. А потому для замены своей точкой зрения позиции национальных судов требуются очень веские причины. В этой связи ЕСПЧ отметил, что национальные суды приняли во внимание вклад публикаций в общественную дискуссию, привлекающую большое общественное внимание, роль соответствующего лица и предмет спора, содержание, форму и информационную ценность публикаций. Во-первых, суды исходили из того, что публикации внесли свой вклад в спор о фактических обстоятельствах события исключительной общественной значимости и исключительного общественного интереса. Во-вторых, суды установил, что историческая роль предка заявителя предполагает более высокую степень терпимости к общественному вниманию и критике его личности и поступков. Наконец, что касается содержания и формы, национальные суды отметили высокую эмоциональную окраску отдельных утверждений, однако сочли, что они находятся в пределах допустимой критики. При этом суды прямо и явно приняли во внимание применимую практику ЕСПЧ, включая разграничение между утверждениями о фактах и оценочными суждениями.

Соответственно, ЕСПЧ посчитал, что национальные суды обеспечили соблюдение справедливого баланса между журналистской свободой выражения мнения и правами заявителя, гарантированными статьей 8 Конвенции. Поэтому жалоба заявителя является неприемлемой как явно необоснованная.

Продолжить чтение…

Нарушение процессуальных обязательств в отношении умершего пациента: Постановление ЕСПЧ

Наименование дела на русском языке: Беленко против России.

Наименование дела на английском языке: Belenko v. Russia.

Имя заявительницы: Татьяна Александровна Беленко.

Номер жалобы: 25435/06.

Дата оглашения Постановления: 18 декабря 2014 года.

Выводы ЕСПЧ (единогласно):

  • объявить жалобу приемлемой в части, касающейся статей 2 и 3 Конвенции, а в остальной части – неприемлемой;
  • признать, что нарушение статьи 2 Конвенции по существу допущено не было, поскольку согласно заключениям экспертов врачи, оказывавшие помощь дочери заявительницы, страдавшей от редкой формы шизофрении и скончавшейся из-за связанным с этим отека головного мозга, усугубленного пневмонией, следовали всем применимым правилам и процедурам, использовали одобренные препараты и оборудование, в то время как ошибочная оценка ситуации медицинскими работниками или небрежная координация усилий с их стороны недостаточны, чтобы повлечь ответственность государства по статье 2 Конвенции;
  • признать нарушение статьи 2 Конвенции в процессуальной части, поскольку две проверки по заявлению о сообщении о преступлении и расследование по уголовному делу, которое прекращалось семь раз и вновь возобновлялось, длились с 2003 по 2011 годы, при этом каждый раз органы прокуратуры и суды усматривали основания признать прекращение уголовного дела незаконным, и хотя сама по себе отмена постановления о прекращении уголовного дела не свидетельствует о нарушении, количество таких отмен говорит в пользу того, что цель установить истину по делу не преследовалась, при этом, в частности, после признания судом незаконным одного из постановлений расследование не возобновлялось два с половиной года, кроме того, в конце концов были потеряны ключевые доказательства по делу – образцы тканей дочери заявительницы и медицинские документы, что сделано невозможным проведение новой экспертизы, и хотя проблемы с расследованием сами по себе также еще не свидетельствуют о нарушении статьи 2 Конвенции, в данном случае утрата названных доказательств фактически сделала невозможной прибегнуть к средствам защиты, не связанным с уголовным преследованием;
  • присудить справедливую компенсацию морального вреда в размере 15000 евро (компенсация должна быть выплачена в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в силу; за все время просрочки выплаты, если таковая будет иметь место, также должны быть выплачены проценты в размере, равном предельной ставке рефинансирования Европейского центрального банка, применяемой в период просрочки, плюс три процентных пункта);
  • отказать в удовлетворении требований о справедливой компенсации в оставшейся части.

Продолжить чтение…

Отказ в ВУД по заявлению о жестоком обращении – нарушение: Постановление ЕСПЧ

Наименование дела на русском языке: Хисматуллин против России.

Наименование дела на английском языке: Khismatullin v. Russia.

Имя заявителя: Эдуард Шамильевич Хисматуллин.

Номер жалобы: 33469/06.

Дата оглашения Постановления: 11 декабря 2014 года.

Выводы ЕСПЧ (единогласно):

  • объявить жалобу приемлемой в части, касающейся статьи 3 Конвенции, а в остальной части – неприемлемой;
  • признать нарушение статьи 3 Конвенции в процессуальной части в связи с тем, что не было проведено эффективного расследования по заявлению о жестоком обращении с заявителем со стороны сотрудников милиции, которое, с его слов, привело к перелому тела грудины, поскольку в возбуждении уголовного дела было отказано, а проверка по заявлению о совершении преступления сама по себе не является достаточно эффективной;
  • признать, что не было допущено нарушения статьи 3 Конвенции по существу (т.е. в связи с собственно предполагаемым жестоким обращением с заявителем со стороны сотрудников милиции);
  • присудить справедливую компенсацию морального вреда в размере 5000 евро (компенсация должна быть выплачена в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в силу; за все время просрочки выплаты, если таковая будет иметь место, также должны быть выплачены проценты в размере, равном предельной ставке рефинансирования Европейского центрального банка, применяемой в период просрочки, плюс три процентных пункта);
  • отказать в удовлетворении требований о справедливой компенсации в оставшейся части.

Продолжить чтение…

Ссылка властей на толкование УПК, опровергнутое КС РФ по делам заявителей: Постановление ЕСПЧ

Наименование дела на русском языке: Бирюченко и другие против России.

Наименование дела на английском языке: Biryuchenko and Others v. Russia.

Дата оглашения Постановления: 11 декабря 2014 года.

Выводы ЕСПЧ (единогласно):

  • объединить жалобы;
  • исключить жалобу Степанова из списка подлежащих рассмотрению дел (т.к. он скончался, а никто из его близких не выразил желания продолжать поддерживать поданную жалобу);
  • объявить жалобы приемлемыми в части, касающейся содержания заявителей под стражей без судебного решения, длительности содержания под стражей, недостатков судебного контроля применительно к Бирюченко и Ойнасу и нарушения презумпции невиновности в отношении Леонтьева и Пономарева, а в остальной части – неприемлемыми;
  • признать нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции по всем делам;
  • признать нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции в отношении Бирюченко и Ойнаса;
  • признать нарушение пункта 4 статьи 5 Конвенции в отношении Бирюченко и Ойнаса;
  • признать нарушение пункта 2 статьи 6 Конвенции в отношении Леонтьева и Пономарева;
  • присудить каждому заявителю справедливую компенсацию морального вреда в размере 3000 евро (компенсация должна быть выплачена в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в силу; за все время просрочки выплаты, если таковая будет иметь место, также должны быть выплачены проценты в размере, равном предельной ставке рефинансирования Европейского центрального банка, применяемой в период просрочки, плюс три процентных пункта);
  • отказать в удовлетворении требований о справедливой компенсации в оставшейся части.

Постановление вынесено по делам-клонам, т.е. по жалобам на нарушения, применительно к которым имеется устоявшаяся практика ЕСПЧ. При этом Бирюченко и Ойнас являются теми лицами, по жалобам которых Конституционный Суд РФ принял известное Постановление от 22 марта 2005 года N 4-П. Причем их жалобы в ЕСПЧ касаются, в частности, той же самой проблемы, которой касалось их обращение в Конституционный Суд РФ: толкования УПК РФ как допускающего содержание под стражей после передачи дела в суд в течение шести месяцев без вынесения решения о продлении этой меры пресечения после истечения избранной ранее. Как ни парадоксально, российские власти при рассмотрении жалоб Бирюченко и Ойнаса в ЕСПЧ ссылались на имевшее место ранее толкование подобным образом УПК РФ. Однако Страсбургский Суд указал, что Конституционный Суд РФ именно по жалобам заявителей указал, что УПК РФ не предполагает возможности содержания обвиняемого под стражей без соответствующего судебного решения после направления уголовного дела для рассмотрения в суд по завершении предварительного расследования. Продолжить чтение…

Выдворение из России (в Узбекистан) было бы нарушением: Постановление ЕСПЧ

Наименование дела на русском языке: Фозил Назаров против России.

Наименование дела на английском языке: Fozil Nazarov v. Russia.

Имя заявителя: Фозил Акбарович Назаров.

Номер жалобы: 74759/13.

Дата оглашения Постановления: 11 декабря 2014 года.

Выводы ЕСПЧ (единогласно):

  • объявить жалобу приемлемой;
  • признать, что принудительное возвращение заявителя в Узбекистан представляло бы собой нарушение статьи 3 Конвенции;
  • продолжить указывать государству-ответчику в соответствии с Правилом 39 Регламента ЕСПЧ, что в интересах надлежащего производства по делу желательно не выдворять заявителя и не высылать его принудительно из России в Узбекистан или иную страну в другом порядке до вступления настоящего Постановления в силу или иного указания;
  • признание нарушения представляет собой достаточную справедливую компенсацию морального вреда.

Продолжить чтение…

Возврат отцу похищенной матерью дочери – не в интересах ребенка: Постановление ЕСПЧ

Наименование дела на русском языке: Хромадка и Хромадкова против России.

Наименование дела на английском языке: Hromadka and Hromadkova v. Russia.

Имя заявителей: Зденек Хромадка и Анна Валерия Хромадкова.

Номер жалобы: 22909/10.

Дата оглашения Постановления: 11 декабря 2014 года.

Выводы ЕСПЧ (единогласно):

  • объявить жалобу приемлемой;
  • признать нарушение статьи 8 Конвенции – применительно к периоду с апреля 2008 года, когда – после начала судебного разбирательства в Чехии между заявителем (гражданином Чехии) и его супругой (гражданкой России) о разводе и определении, с кем останется их ребенок – заявительница (гражданка Чехии, получившая позже также гражданство России) – супруга заявителя без его ведома вывезла заявительницу в Россию, и до июня 2011 года, когда чешский суд принял решение оставить заявительницу с заявителем, – в связи с тем, что российское законодательство препятствовало заявителю в установлении контактов со своей дочерью, которым мешала мать ребенка, что привело к неисправимому ущербу для их отношений, поскольку обеспечительная мера чешского суда, в соответствии с которой до конца разбирательства по делу заявительница должна была оставаться с заявителем, не подлежала исполнению в России, т.к. это не предусмотрено сохраняющим свою силу Договором между СССР и Чехословацкой Социалистической Республикой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1982 года, а наличие разбирательства в чешском суде согласно тому же Договору лишало заявителя возможности удовлетворения российским судом требования об установлении контактов с заявительницей; также признать нарушение статьи 8 Конвенции применительно к периоду с июня 2011 года, поскольку, несмотря на убедительные доказательства того, что мать заявительницы вместе с заявительницей по меньшей мере с лета 2012 года проживала в селе Нюксеница Вологодской области, представители властей были направлены по ее адресу лишь однажды и не сразу после того, как об этом стало известно (в результате мать заявительницы там уже не нашли), бабушка заявительницы бала опрошена о месте жительства матери заявительницы с задержкой в несколько месяцев, соседи и коллеги матери заявительницы в селе Нюксеница вообще не опрашивались, а в связи с неустановлением места жительства матери заявительницы оказались неэффективными другие меры, к которым пытался прибегнуть заявитель: привлечение ее к административной ответственности, подача и июне 2012 года заявления о принятии мер по организации или обеспечению эффективного осуществления прав доступа согласно статье 21 Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей 1980 года в первый день ее действия применительно к отношениям России и Чехии, обращения к региональным и федеральному уполномоченным по правам детей, – все это свидетельствует о том, что власти не предприняли всех мер, которые разумно ожидать, чтобы заявители могли поддерживать и развивать семейную жизнь друг с другом, следствием чего стал разрыв эмоциональной связи между отцом и дочерью; при этом отказ исполнить решение чешского суда, принятое в июне 2011 года, со ссылкой на то, что мать заявительницы не принимала участия в разбирательстве по делу, не был признан нарушением статьи 8 Конвенции, поскольку, по мнению Судей Страсбургского Суда, возврат заявительницы заявителю противоречил бы интересам ребенка, вывезенного в Россию в трехлетнем возрасте и проживающего в России уже шесть лет, в течение которых заявительница сначала имела очень ограниченные контакты с отцом, а с мая 2011 года – никаких; при этом ЕСПЧ фактически не стал рассматривать претензии заявителя, касающиеся оформления российского гражданства заявительницы ее матерью и признал, что Конвенция 1980 года не была прямо применима к взаимоотношениям между Россией и Чехией в имеющий значение период времени, на чем настаивал заявитель;
  • признать, что отсутствует необходимость рассмотрения жалобы на нарушение статьи 13 Конвенции;
  • присудить справедливую компенсацию морального вреда в размере 12500 евро и издержек в размере 3375 евро (компенсация должна быть выплачена в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в силу; за все время просрочки выплаты, если таковая будет иметь место, также должны быть выплачены проценты в размере, равном предельной ставке рефинансирования Европейского центрального банка, применяемой в период просрочки, плюс три процентных пункта);
  • отказать в удовлетворении требований о справедливой компенсации в оставшейся части.

Продолжить чтение…