Прекращение дел из-за утраты заявителями интереса 18.11.14: Решения ЕСПЧ

Названия дел Номера жалоб Имена заявителей
Шутов против России
(Shutov v. Russia)
2512/06 Андрей Владимирович Шутов
Евдокимова против России
(Yevdokimova v. Russia)
31946/12 Наталья Леонидовна Евдокимова
Сорокин против России
(Sorokin v. Russia)
45803/08 Игорь Иванович Сорокин
Чуварков против России
(Chuvarkov v. Russia)
1374/07 Юрий Александрович Чуварков
Цветов против России
(Tsvetov v. Russia)
10426/07 Сергей Алексеевич Цветов
Жабкин против России
(Zhabkin v. Russia)
66401/12 Александр Владимирович Жабкин

Дата принятия Решений: 18 ноября 2014 года.

Дата публикации Решений: 11 декабря 2014 года.

Выводы ЕСПЧ: жалобы исключены из списка подлежащих рассмотрению дел на основании подпункта А пункта 1 статьи 37 Конвенции, то есть в связи с выводом о том, что заявители более не намерены добиваться рассмотрения своих жалоб. Представителю заявителя по делу Сорокина было сообщено о необходимости представить письменный отзыв (меморандум) заявителя, в т.ч. заказным письмом, однако оно вернулось из-за выбытия адресата. По остальным делам заявители лично уведомлялись о том же самом, в т.ч. заказными письмами, которые были ими получены и на которые они не ответили.

Продолжить чтение…

Ст. 1069 ГК защищает от бездействия приставов, гл. 25 ГПК — нет: Решение ЕСПЧ

Наименование дела на русском языке: Смагилов против России.

Наименование дела на английском языке: Smagilov v. Russia.

Имя заявителя: Владимир Николаевич Смагилов.

Номер жалобы: 24324/05.

Дата принятия Решения: 13 ноября 2014 года.

Дата публикации Решения: 04 декабря 2014 года.

Выводы ЕСПЧ: Жалоба объявлена неприемлемой в полном объеме.

В части предполагаемого отказа властей – в лице судебных приставов – оказать содействие в исполнении судебного решения в пользу заявителя другим частным лицом, за которое государство ответственности не несет, жалоба объявлена неприемлемой в связи с выводом о неисчерпании внутреннего средства правовой защиты. Таковым ЕСПЧ посчитал обращение в суд на основании статьи 1069 ГК РФ, предусматривающей возмещение за счет казны вреда, причиненного в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц. Заявитель к подаче такого иска надлежащим образом не прибегнул. Оспаривание же бездействия приставов, к которому заявитель, напротив, прибегнул, причем успешно, будучи декларативным, не представляет собой, по мнению ЕСПЧ, параллельного или альтернативного эффективного компенсаторного средства правовой защиты. При этом Страсбургский Суд указал, что если бы в рамках оспаривания суд отказался признать бездействие приставов незаконным, то шансы заявителя на получение компенсации значительно уменьшились, однако в данном случае это не имело места. Следует ли из данной оговорки, что подача иска на основании статьи 1069 ГК РФ может и не быть признана эффективным средством правовой защиты, если оспаривание бездействия приставов не привело к признанию его незаконным, с достаточной степенью определенности сказать сложно. Однако обратите внимание, что в любом случае речь идет о случаях, когда решение суда должно быть исполнено частным лицом, а не государством в лице тех должностных лиц, органов и организаций, за которые оно несет ответственность.

Жалоба на нарушение права на доступ к суду в связи с отказом рассматривать иск заявителя о взыскании компенсации с судьи, отказавшего в принятии мер, направленных на обеспечение исполнения решения суда в отношении другого частного лица, была признана ЕСПЧ неприемлемой по предмету (ratione materiae): в связи с тем, что на соответствующее разбирательство гарантии статьи 6 Конвенции не распространяются, без чего вытекающее из нее право на доступ к суду не могло быть нарушено. Страсбургский Суд пришел к такому выводу сразу по двум причинам. Во-первых, в связи с тем, что право на получение компенсации от судьи национальным законодательством не предусмотрено, в то время как статья 6 Конвенции в “гражданской” части гарантирует справедливость судебного разбирательство спора только о гражданских правах, признаваемых на национальном уровне. А во-вторых, из-за того, что, подавая такой иск, заявитель практически пытался переложить на судью бремя исполнения решения суда другим частным лицом, то есть в данном случае не имел места подлинный и серьезный спор, в то время как разрешение других споров, даже если бы речь шла о гражданских правах и обязанностях, гарантиями статьи 6 Конвенции не охватывается.

В оставшейся части, по мнению ЕСПЧ, жалоба не касается нарушений Конвенции и Протоколов к ней.

Продолжить чтение…

Для исполнения решения суда частным лицом предъяви исполнительный лист: Решение ЕСПЧ

Наименование дела на русском языке: Попов и другие против России.

Наименование дела на английском языке: Popov and Others v. Russia.

Дата принятия Решения: 04 ноября 2014 года.

Дата публикации Решения: 27 ноября 2014 года.

Выводы ЕСПЧ: жалобы объявлены неприемлемыми в полном объеме.

В части, касающейся предполагаемых нарушений статьи 6 Конвенции в связи с предположительно чрезмерно длительным и неэффективным исполнением вступившего в законную силу решения суда, согласно которому заявителям должна была быть выплачена компенсация за гаражи, решение о сносе которых было принято тем же судебным актом, жалобы объявлены неприемлемыми как явно необоснованные. Речь идет о необходимости исполнения решения суда не государством, а другим частным лицом (осуществляющим по договору с муниципальными властями застройку соответствующей территории). А в таких случаях заявители не освобождаются от обязанности инициировать исполнительное производство, активно участвовать и сотрудничать с властями. Однако они предъявили исполнительные листы только через полтора года после вступления решения суда в силу (т.к. пытались отменить его как не устраивающее их в части собственно сноса). А после предъявления исполнительных листов компенсация была выплачена им в течение всего трех месяцев и без какого-либо промедления в оказании содействия этому со стороны судебных приставов.

В части, касающейся предполагаемых нарушений статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с принятием судом решения о сносе гаражей заявителей, жалобы также объявлены неприемлемыми как явно необоснованные. Решение о сносе преследовало правомерные общественные интересы, поэтому вопрос заключается лишь в том, получили ли заявители адекватную компенсацию за свои гаражи (добавляю от себя, что также имеет значение вопрос законности решения о сносе, но, вероятно, он не ставился, т.к. ЕСПЧ даже не упоминается). При этом решение национального суда в части размера компенсации (каждому из заявителей была присуждена сумма, соответствующая 8000—8500 евро) не только не является произвольным, но представляется весьма мотивированным. Требования же заявителей в части размера компенсации были сформулированы без учета того, что ими внесены не являющиеся необходимыми изменения в конструкцию своих произведенных промышленным способом металлических гаражей без получения необходимых разрешений, т.е. незаконно, а также без учета того, что они не являлись собственниками земли, на которой были установлены гаражи.

Применительно к остальным сформулированным в жалобах претензиям признаков нарушений Конвенции и Протоколов к ней не усматривается.

Номер жалобы ФИО заявителя
20347/09 Владимир Георгиевич Попов
20375/09 Ирина Алексеевна Чичинкина
20378/09 Игорь Васильевич Евстратов
20382/09 Олег Эдуардович Никитин
20385/09 Сергей Геннадьевич Солодягин
20388/09 Анастасия Алексеевна Кобатова

Продолжить чтение…

Неэффективное расследование насильственного исчезновения (Чечня): Постановление ЕСПЧ

Наименование дела на русском языке: Хараева и другие против России.

Наименование дела на английском языке: Kharayeva and Others v. Russia.

Имена заявителей: Роза Хараева (Бугаева), Айнди Бугаев и Зайна (Зайнап) Малуева.

Номер жалобы: 2721/11.

Дата оглашения Постановления: 27 ноября 2014 года.

Выводы ЕСПЧ (единогласно):

  • объявить жалобу приемлемой в части, касающейся статьи 2 Конвенции и статьи 13 Конвенции, взятой в сочетании со статьей 2, а в остальной части – неприемлемой;
  • признать, что нарушение статьи 2 Конвенции по существу не было допущено в отношении брата заявителей – Андарбека Бугаева;
  • признать нарушение статьи 2 Конвенции в связи с тем, что не было проведено эффективного расследования обстоятельств исчезновения Андарбека Бугаева;
  • признать, что отсутствует отдельный предмет разбирательства по жалобе на нарушение статьи 13 Конвенции, взятой в сочетании со статьей 2;
  • присудить заявителям совместно справедливую компенсацию морального вреда в размере 20000 евро и издержек в размере 850 евро (компенсация должна быть выплачена в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в силу; за все время просрочки выплаты, если таковая будет иметь место, также должны быть выплачены проценты в размере, равном предельной ставке рефинансирования Европейского центрального банка, применяемой в период просрочки, плюс три процентных пункта);
  • отказать в удовлетворении требований о справедливой компенсации в оставшейся части.

Продолжить чтение…

Прекращение дел из-за утраты заявителями интереса 04.11.14.: Решения ЕСПЧ

Названия дел Номера жалоб ФИО заявителей
Бюских против России
(Byuskih v. Russia)
36028/07 Леонид Дмитриевич Бюских
Мохаммад Хан против России
(Mokhammad Khan v. Russia)
2137/12 Джалил Ахмад Мохаммад Хан
Елканов против России
(Yelkanov v. Russia)
11745/13 Артур Эльбрусович Елканов
Дикарев против России
(Dikarev v. Russia)
41952/04 Сергей Владимирович Дикарев
Шавкунов против России
(Shavkunov v. Russia)
30458/07 Леонид Иванович Шавкунов

Дата принятия Решений: 04 ноября 2014 года.

Дата публикации Решений: 27 ноября 2014 года.

Выводы ЕСПЧ: жалобы исключены из списка подлежащих рассмотрению дел на основании подпункта А пункта 1 статьи 37 Конвенции, то есть в связи с выводом о том, что заявители более не намерены добиваться рассмотрения своих жалоб.

Шавкунов получил направленное ему заказным письмом требование представить письменный отзыв, но не ответил на него. Елканову аналогичное требование было доставлено заказным письмом по указанному им адресу, и также осталось без ответа. Дикарев не ответил на полученное им заказное письмо с требованием представить письменный отзыв (меморандум) заявителя на официальном языке ЕСПЧ. Представитель сестры скончавшегося заявителя по делу Бюских, которая выразила желание продолжать поддерживать жалобу после смерти брата, оставил без ответа полученное им заказное письмо с требованием представить письменный отзыв (меморандум). Мохаммад Хан сообщил Европейскому Суду по правам человека об утрате им интереса продолжать поддерживать поданную жалобу.

Продолжить чтение…

Для длящегося нарушения статьи 5 § 3 достаточно одной жалобы: Постановление ЕСПЧ

Наименование дела на русском языке: Новокрещин против России.

Наименование дела на английском языке: Novokreshchin v. Russia.

ФИО заявителя: Александр Николаевич Новокрещин.

Номер жалобы: 40573/08.

Дата оглашения Постановления: 27 ноября 2014 года.

Выводы ЕСПЧ (единогласно):

  • объявить жалобу приемлемой в части, касающейся содержания заявителя под стражей в период с 11 ноября 2005 года по 29 апреля 2010 года, а в остальной части – неприемлемой;
  • признать нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции;
  • присудить справедливую компенсацию морального вреда в размере 5000 евро (компенсация должна быть выплачена в течение трех месяцев; за все время просрочки выплаты, если таковая будет иметь место, также должны быть выплачены проценты в размере, равном предельной ставке рефинансирования Европейского центрального банка, применяемой в период просрочки, плюс три процентных пункта);
  • отказать в удовлетворении требований о справедливой компенсации в оставшейся части.

Это Постановление Комитета по клоновой жалобе, поэтому по существу оно не представляет интереса, выходящего за рамки данного конкретного дела. Однако Постановление отчасти интересно мотивировкой, по которой отклонено заявление российских властей о неприемлемости жалобы применительно к периоду, следующему за охватываемым последним постановлением о продлении срока содержания под стражей, на которое заявитель сослался в поданной им 06 июня 2008 года жалобе.

Страсбургский Суд напомнил, что еще в 1968 году он  отклонил подобный аргумент австрийских властей, поскольку речь идет о длящемся нарушении, и требовать от заявителя каждый раз подавать новую жалобу после продления срока содержания под стражей или оставления без удовлетворения ходатайства об освобождении представляло бы собой чрезмерный формализм. ЕСПЧ также напомнил российским властям о 6 своих Постановлениях, 4 из которых вынесены по жалобам против России, из которых следует, что если заявитель находится под стражей на момент коммуницирования его жалобы, то ЕСПЧ вправе рассмотреть его жалобу на весь период нахождения под стражей до освобождения. ЕСПЧ также назвал еще 6 своих Постановлений, 5 из которых были приняты по жалобам против России, из которых следует, что если на момент коммуницирования жалобы заявитель находился под стражей, но затем был осужден (надо полагать, если речь не идет об освобождении в связи с этим из-под стражи), то ЕСПЧ праве рассмотреть жалобу на весь период содержания под стражей вплоть до момента осуждения. 7 других названных ЕСПЧ Постановлений, 4 из которых “российские”, показывают, что если заявитель находится под стражей и на момент коммуницирования жалобы, и на момент вынесения Постановления ЕСПЧ, то жалоба рассматривается на весь период содержания под стражей до вынесения такого Постановления. Обратите внимание, что во всех этих случаях речь идет о жалобах на нарушения пункта 3 статьи 5 Конвенции. В отношении других нарушений, в т.ч. статьи 5 Конвенции, даже если они длящиеся, подходы ЕСПЧ могут быть совершенно иными.

Что же касается исчерпания внутренних средств правовой защиты в отношении периода, следующего за подачей жалобы, то данный вопрос может возникнуть только в случае вывода, что на момент подачи жалобы срок содержания под стражей не превысил разумного. В противном случае очевидно, что если на момент подачи жалобы срок содержания под стражей уже превысил разумный, то такой же вывод – по общему правилу – должен быть сделан и в отношении последующего содержания под стражей. Что ЕСПЧ констатировал еще в своем Постановлении 1969 года по делу Stögmüller. Продолжить чтение…

Пересмотр приговоров не лишил статуса жертв провокаций: Постановление ЕСПЧ

Наименование дела на русском языке: Еремцов и другие против России.

Наименование дела на английском языке: Yeremtsov and Others v. Russia.

Дата оглашения Постановления: 27 ноября 2014 года.

Выводы ЕСПЧ (единогласно):

  • объединить жалобы в одно производство;
  • объявить жалобы приемлемы в части, касающейся признания заявителей виновными в совершении преступлений, которые были спровоцированы, и жалобу Никитина в части, касающейся невозможности допроса свидетелей обвинения, а в остальной части – неприемлемыми;
  • признать нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции в связи с провокациями преступлений;
  • признать, что отсутствует необходимость в рассмотрении жалобы Никитина на нарушение подпункта D пункта 3 статьи 6 Конвенции;
  • присудить справедливую компенсацию морального вреда в размере 3000 евро каждому из заявителей и издержек в размере 1200 евро Мордвинову (компенсация должна быть выплачена в течение трех месяцев; за все время просрочки выплаты, если таковая будет иметь место, также должны быть выплачены проценты в размере, равном предельной ставке рефинансирования Европейского центрального банка, применяемой в период просрочки, плюс три процентных пункта);
  • отказать в удовлетворении требований о справедливой компенсации в оставшейся части.

Как почти любое другое Постановление Комитета, в части, касающейся собственно нарушений, оно не представляет интереса, который выходил бы за рамки рассмотренных дел. Однако Постановление примечательно выводом о сохранении двумя заявителями – Мордвиновым и Кузнецовым – статуса жертвы, несмотря на то, что их уголовные дела были пересмотрены: приговоры в отношении Мордвинова и Кузнецова были отменены в части, касающейся преступлений, выявленных в ходе второй проверочной закупки, с прекращением производства по делу в этой части за отсутствием состава преступления, а в отношении Мордвинова наказание за совершение преступления, выявленного по результатам первой проверочной закупки, были смягчено в связи с переквалификацией из-за вступления в силу более мягкого уголовного закона и применения ч. 3 ст. 30 УК РФ (покушение), которая изначально не была применена. В Постановлении ЕСПЧ написано, что приговор в отношении Кузнецова в части, касающейся преступления, выявленного в ходе первой проверочной закупки, также был смягчен, однако это не так (по этому эпизоду ему как было, так и осталось назначенным наказание в виде лишения свободы сроком на 5 лет; другое дело, что в итоге он получил меньше по совокупности приговоров). В связи с этим российские власти заявили об утрате заявителями статуса жертвы, наличие и сохранение которого является одним из критериев приемлемости жалобы. Однако Страсбургский Суд не согласился с ними. Он указал, что жалобы заявителей на провокацию при новом рассмотрении дел содержательно не рассматривались: применительно к тем преступлениям, которые были выявлены в ходе первых проверочных закупок, суды просто воспроизвели соответствующие части приговоров. Суды не высказались относительно доводов заявителей о проведении в отношении них оперативно-розыскных мероприятий в отсутствие надлежащих оснований, не истребовали никаких материалов, касающихся проведения проверочных закупок, ограничившись ссылками на показания оперативных сотрудников. Поэтому заявители сохранили статус жертвы провокаций преступления, выявленного в ходе первой проведенной в отношении каждого из них проверочной закупки. Продолжить чтение…

Получивший компенсацию за длительное неисполнение остался жертвой: Постановление ЕСПЧ

Наименование дела на русском языке: Панчишин против России.

Наименование дела на английском языке: Panchishin v. Russia.

ФИО заявителя: Андрей Игоревич Панчишин.

Номер жалобы: 45291/05.

Дата оглашения Постановления: 27 ноября 2014 года.

Выводы ЕСПЧ (единогласно):

Дело примечательно тем, что применительно к длительному неисполнению одного из судебных решений заявитель получил на национальном уровне компенсацию по Федеральному закону “О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок”, однако, по мнению ЕСПЧ, все равно не утратил статус жертвы соответствующего нарушения, поскольку, во-первых, после получения этой компенсации само судебное решение, о длительности неисполнения которого идет речь, оставалось неисполненным еще в течение более года, а во-вторых, заявителю было присуждено менее половины от того, что при сравнимой продолжительности задержки исполнения присуждает ЕСПЧ: в декабре 2010 года ему было присуждено 30 тыс. рублей за длительное неисполнение решения, вступившего в законную силу в июле 2003 года, предусматривающего выплату немногим более 20 тыс. рублей. Продолжить чтение…

Жестокое обращение с больным экс-мэром Махачкалы Амировым: Постановление ЕСПЧ

Наименование дела на русском языке: Амиров против России.

Наименование дела на английском языке: Amirov v. Russia.

ФИО заявителя: Саид Джапарович Амиров.

Номер жалобы: 51857/13.

Дата оглашения Постановления: 27 ноября 2014 года.

Выводы ЕСПЧ (единогласно):

  • объявить жалобу приемлемой;
  • признать, что в нарушение статьи 34 Конвенции Россия не выполнила обеспечительные меры, примененные ЕСПЧ 16 августа 2013 года в соответствии с Правилом 39 Регламента, согласно которым власти государства-ответчика должны были немедленно провести независимое медицинское обследование заявителя с целью установления того, соответствовало ли лечение, получаемое им в период нахождения под стражей, состоянию его здоровья, совместимы ли с этим состоянием условия, в которых он содержится, и требуется ли помещение заявителя в больницу. В ответ на эти меры власти представили два документа, подготовленных 17 июля и 17 августа 2013 года врачами больницы N 20, в которых не содержалось ответов на вопросы ЕСПЧ и которые фактически ограничивались ответом на вопрос о том, страдает ли заявитель заболеваниями, входящими в Перечень тяжелых заболеваний, препятствующих содержанию под стражей подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений, утвержденный Постановлением Правительства РФ от 14 января 2011 года N 3. Вместе с этим власти представили подготовленные ими самостоятельно – а не независимыми медицинскими работниками – ответы на поставленные ЕСПЧ вопросы. Страсбургский Суд 29 августа 2013 года напомнил властям о том, что приняты обеспечительные меры, неисполнение которых может привести к выводу о нарушении статьи 34 Конвенции. Однако в ответ был получен лишь перевод на английский язык данных ранее ответов властей на вопросы ЕСПЧ;
  • признать нарушение статьи 3 Конвенции в связи с бесчеловечным и унижающим достоинство обращением с прикованным к инвалидной коляске заявителем, страдающим параличом нижних конечностей, а также большим числом заболеваний, влияющих на его нервную, мочевыделительную, мышечную и эндокринную системы, оставленным без жизненно необходимого лечения, без должного ухода и медицинского наблюдения, без тщательной оценки его состояния и адекватной диагностики все увеличивающегося числа проблем со здоровьем, в отношении которого медицинские сотрудники мест содержания под стражей не следовали рекомендациям медиков, к которым обращался заявитель, что было усугублено его содержанием в нестерильных и антисанитарных условиях и созданием тем самым дополнительного риска, принимая во внимание нагрузки на иммунную систему;
  • признать, что не было допущено нарушения пункта 3 статьи 5 Конвенции;
  • присудить справедливую компенсацию морального вреда в размере 15000 евро и издержек в размере 850 евро (компенсация должна быть выплачена в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в силу; за все время просрочки выплаты, если таковая будет иметь место, также должны быть выплачены проценты в размере, равном предельной ставке рефинансирования Европейского центрального банка, применяемой в период просрочки, плюс три процентных пункта);
  • отказать в удовлетворении требований о справедливой компенсации в оставшейся части.

Со ссылкой на статью 46 Конвенции в описательно-мотивировочной части Постановления Страсбургский Суд – в целях оказания содействия государству-ответчику в исполнении настоящего Постановления – также указал индивидуальные меры, которые следует предпринять для этого: помещение заявителя в специализированное медицинское учреждение, где он находился бы под постоянным медицинским контролем и получал бы необходимые ему медицинские услуги. При этом, как указал ЕСПЧ, ничто в настоящем Постановлении не должно толковаться как препятствующее его помещению в медицинское учреждение пенитенциарной системы, если таковое способно гарантировать предоставление необходимого медицинского надзора и ухода. Властям также следует регулярно проверять состояние заявителя, в т.ч. с привлечением независимых медицинских экспертов. Продолжить чтение…

Отказ в ВУД по факту смерти в ИВС – уже нарушение статьи 2: Постановление ЕСПЧ

Наименование дела на русском языке: Карсакова против России.

Наименование дела на английском языке: Karsakova v. Russia.

ФИО заявителя: Ольга Николаевна Карсакова.

Номер жалобы: 1157/10.

Дата оглашения Постановления: 27 ноября 2014 года.

Выводы ЕСПЧ (единогласно):

  • объявить жалобу приемлемой;
  • признать нарушение статьи 2 Конвенции по существу в связи с неоказанием брату заявительницы – Михаилу Тимину – адекватной медицинской помощи в период его нахождения в ИВС, несмотря на то, что он жаловался на головные боли, колики, страдал – предположительно после 10-дневного запоя – от абстинентного синдрома и интоксикации, ему дважды вызывали скорую помощь, и хотя после первого вызова по рекомендации прибывшей бригады он был доставлен в больницу, где ему была оказана помощь, аналогичная рекомендация, данная и во второй раз, была проигнорирована, в результате чего брат заявительницы провел двое суток в одиночной камере без медицинской помощи, пока не скончался;
  • признать процедурные нарушение статьи 2 Конвенции в связи с тем, что уголовное дело по факту смерти брата заявительницы в период его нахождения под стражей не было возбуждено, что само по себе уже свидетельствует о неэффективности расследования;
  • признать, что отсутствует отдельный предмет разбирательства по жалобе на нарушение статьи 13 Конвенции, взятой в сочетании со статьей 2;
  • присудить справедливую компенсацию морального вреда в размере 25000 евро (компенсация должна быть выплачена в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в силу; за все время просрочки выплаты, если таковая будет иметь место, также должны быть выплачены проценты в размере, равном предельной ставке рефинансирования Европейского центрального банка, применяемой в период просрочки, плюс три процентных пункта);
  • отказать в удовлетворении требований о справедливой компенсации в оставшейся части.

Продолжить чтение…