ВС РФ: Решение о выдаче зависит от обжалования отказа по беженству

Со ссылкой, в частности, на статьи 3 и 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод Верховный Суд РФ отменил постановление суда, которым жалобы на постановление заместителя Генерального прокурора РФ об удовлетворении запроса о выдаче были оставлены без удовлетворения, поскольку суду было известно, что решение УФМС об отказе в признании выдаваемого беженцем также было обжаловано в судебном порядке, пусть и после вынесения названного постановления заместителя Генерального прокурора РФ, и при этом процедура его обжалования на момент рассмотрения жалоб на постановление заместителя Генерального прокурора РФ завершена не была.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 18 ноября 2014 г. по делу N 11-АПУ14-50 

(Извлечения)

По смыслу ст. 464 УПК РФ выдача лица не допускается, в частности, если лицу, в отношении которого поступил запрос иностранного государства о выдаче, предоставлено убежище в Российской Федерации по указанным в законе основаниям.

Как видно из материалов дела, Саттаров Б.Н. обратился в УФМС России по Республике Татарстан с ходатайством о предоставлении ему статуса беженца 26 декабря 2013 года <…>.

Решением от 20 марта 2014 года по итогам рассмотрения указанного ходатайства гражданину Республики Узбекистан Саттарову Б.Н. в признании беженцем на территории Российской Федерации отказано <…>.

На решение УФМС России по Республике Татарстан Саттаров Б.Н. в ФМС России подал жалобу, которая была рассмотрена 27 июня 2014 года. Решение УФМС России по Республике Татарстан признано правомерным и Саттарову Б.Н. в удовлетворении жалобы было отказано <…>.

10 июля 2014 года заместитель Генерального прокурора Российской Федерации вынес постановление, которым удовлетворил запросы Генеральной прокуратуры Республики Узбекистан о выдаче Саттарова Б.Н. <…>.

Отказывая Саттарову Б.Н. и его защитнику в удовлетворении жалоб на указанное постановление, [Верховный суд Республики Татарстан] сослался на ст. 463 УПК РФ, указав, что вопрос о законности и обоснованности решения о выдаче разрешается исходя из обстоятельств, существовавших на момент принятия такого решения. Обжалование Саттаровым Б.Н. решения УФМС России не является основанием для признания постановления о выдаче незаконным и необоснованным, поскольку не обусловливает в дальнейшем фактическую передачу до окончания процедуры обжалования. Это означает, по мнению суда, что до завершения процедуры обжалования решения УФМС России от 27 июня 2014 года фактическая передача (выдача) Саттарова Б.Н. властям Республики Узбекистан не может быть осуществлена.

Между тем, в постановлении заместителя Генерального прокурора Российской Федерации от 10 июля 2014 года о его выдаче Республике Узбекистан для привлечения к уголовной ответственности не содержится указаний на тот счет, что до завершения процедуры обжалования решения УФМС России от 27 июня 2014 года фактическая передача (выдача) Саттарова Б.Н. властям Республики Узбекистан не может быть осуществлена. Более того, в постановлении указано, что препятствий к выдаче Саттарова Б.Н., предусмотренных международными договорами и законодательством Российской Федерации, не установлено и дано поручение Федеральной службе исполнения наказаний организовать передачу Саттарова Б.Н. представителям компетентных органов Республики Узбекистан после вступления в законную силу решения о его выдаче.

Принимая решение о законности постановления о выдаче Саттарова Б.Н., суд первой инстанции не учел, что по смыслу статьи 463 УПК РФ вопрос о законности и обоснованности решения о выдаче разрешается исходя из обстоятельств, существовавших на момент принятия такого решения. В связи с этим обращение лица в компетентные органы с ходатайством о предоставлении ему временного или политического убежища, статуса беженца после принятия решения о выдаче не должно влечь за собой отложение рассмотрения жалобы на решение о выдаче, поскольку признание судом такого решения законным и обоснованным не обусловливает в дальнейшем фактическую передачу лица запрашивающему государству до разрешения соответствующего ходатайства либо до окончания процедуры обжалования при наличии отказа в удовлетворении такого ходатайства (статья 14 Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 года, статья 33 Конвенции о статусе беженцев, статьи 3 и 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод).

В данном же случае Саттаров Б.Н., как указано выше, обратился в компетентные органы с ходатайством о предоставлении ему статуса беженца до принятия решения о его выдаче. Суду первой инстанции было известно, что решение УФМС России по Республике Татарстан Саттаров Б.Н. обжаловал в судебном порядке, а его жалоба 25 августа 2014 года сопроводительным письмом N <…> из ФКУ СИЗО<…> УФСИН РФ по Республике Татарстан направлена в Басманный районный суд г. Москвы. (л.д. 145).

Как вытекает из Конвенции о защите прав человека и основных свобод, каждый, чьи права и свободы, признанные в этой Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве (ст. 13).

В соответствии со ст. 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод, а решения органов государственной власти и должностных лиц могут быть обжалованы в суд.

В противном случае, как это следует из решения суда, надлежит признать, что жалоба на постановление о выдаче подлежит судебному рассмотрению независимо от того, обжаловало ли в обычном порядке это лицо решение компетентных органов об отказе в предоставлении ему статуса беженца или нет, что из требований закона не вытекает.

При таких условиях постановление [Верховного суда Республики Татарстан] от 24 сентября 2014 года не может быть признано законным и оно подлежит отмене.

При новом судебном разбирательстве суду надлежит установить, использовал ли Саттаров Б.Н. в полной мере свое право на судебное обжалование решения об отказе в признании беженцем, завершена ли процедура судебного обжалования решения УФМС России по Республике Татарстан, а если нет, то не препятствует ли это рассмотрению судом первой инстанции его жалобы на постановление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации о выдаче в случае, если Саттаров Б.Н. обратился в компетентные органы с ходатайством о предоставлении статуса беженца до принятия решения о выдаче и процедура обжалования до настоящего времени не завершена, и принять решение исходя из фактически установленных обстоятельств.

ВС РФ: Обеспечительные меры ЕСПЧ приостанавливают выдворение

Извлечение из Обзора судебной практики Верховного Суда РФ,
утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 24 декабря 2014 г.

ВОПРОС 4. Обязан ли судья приостановить исполнение постановления о назначении административного наказания в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации в случае принятия Европейским Судом по правам человека обеспечительных мер, предписывающих Российской Федерации воздержаться от выдворения привлеченного к административной ответственности лица?

ОТВЕТ. В силу ст. 31.6 КоАП РФ судья, орган, должностное лицо, вынесшие постановление о назначении административного наказания, приостанавливают исполнение постановления в случае принесения протеста на вступившее в законную силу постановление по делу об административном правонарушении до рассмотрения протеста, а также в иных случаях, предусмотренных названным кодексом.

При этом КоАП РФ не предусматривает возможности приостановления исполнения постановления о назначении административного наказания в виде административного выдворения за пределы Российской Федерации в случае принятия Европейским Судом по правам человека обеспечительных мер, предписывающих Российской Федерации воздержаться от выдворения привлеченного к административной ответственности лица.

Вместе с тем согласно ч. 2 ст. 1.1 КоАП РФ указанный кодекс основывается на Конституции Российской Федерации, общепризнанных принципах и нормах международного права и международных договорах Российской Федерации. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законодательством об административных правонарушениях, то применяются правила международного договора.

В соответствии с правилом 39 Регламента Европейского Суда по правам человека (в редакции от 1 июля 2014 г.) по обращению стороны в деле или любого другого заинтересованного лица либо по своей инициативе Палата или, в соответствующих случаях, председатель секции или дежурный судья вправе указать сторонам на обеспечительные меры, которые следует принять в интересах сторон или надлежащего порядка проведения производства по делу. Согласно Практическому руководству по применению обеспечительных мер (правило 39 Регламента Европейского Суда по правам человека), изданному Европейским Судом по правам человека, указанные меры являются обязательными для государства, в отношении которого эти меры были приняты.

В силу ст. 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. государства-участники обязываются воздерживаться от любого действия или бездействия, которое может воспрепятствовать эффективному осуществлению права на индивидуальную жалобу в Европейский Суд. Неисполнение государством обеспечительных мер может представлять собой нарушение ст. 1, 34 названной конвенции.

Европейский Суд придает особое значение обеспечительным мерам. Их цель, подчеркивается Европейским Судом, не только в осуществлении эффективного рассмотрения жалобы, но также в обеспечении эффективной защиты, предоставляемой заявителю Конвенцией; такое указание впоследствии позволит Комитету Министров контролировать исполнение окончательного постановления Европейского Суда. Следовательно, указанные меры позволяют соответствующему государству соблюдать свое обязательство исполнять окончательное постановление Европейского Суда, которое имеет обязательную силу в соответствии со ст. 46 Конвенции. Решающее значение обеспечительных мер дополнительно подкрепляется тем фактом, что Европейский Суд указывает на них, как правило, в исключительных случаях на основании тщательного рассмотрения всех относимых обстоятельств. В большинстве подобных случаев заявители сталкиваются с реальной угрозой жизни и здоровью и последующей реальной угрозой тяжкого невосполнимого вреда в нарушение ключевых положений Конвенции. Эта важная роль обеспечительных мер в конвенционной системе не только подкрепляет правовое влияние на заинтересованные государства, как установлено последовательной прецедентной практикой, но также придает максимальное значение вопросу о соблюдении государствами-участниками указаний Европейского Суда в этом отношении (пп. 212 -213 постановления от 25 апреля 2013 г. по делу «Савриддин Джураев против Российской Федерации».

Таким образом, исходя из ч. 2 ст. 1.1 КоАП РФ и с учетом международно-правовых обязательств Российской Федерации, в случае принятия Европейским Судом по правам человека согласно правилу 39 Регламента обеспечительных мер, предписывающих Российской Федерации воздержаться от любых действий по высылке или выдаче или иному принудительному перемещению заявителя в третье государство, судье следует приостановить исполнение постановления о назначении административного наказания в виде административного выдворения.

ВС РФ: Судья не может повторно рассматривать уголовное дело в силу ст. 6 Конвенции

Президиум Верховного Суда РФ указал, что в силу, в частности, статьи 6 Конвенции повторное участие судьи в рассмотрении уголовного дела – поскольку таковое было бы связано с оценкой уже исследовавшихся ранее с его участием обстоятельств по делу – является недопустимым вне зависимости от того, было или не было отменено вышестоящим судом ранее принятое с участием этого судьи решение, т.е. в любом случае.

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 4 июня 2014 г. N 77-П14 

(Опубликовано в Бюллетене Верховного Суда РФ N 10 за 2014 г.;
на сайте Верховного Суда РФ этот номер Бюллетеня пока не опубликован;
полный текст постановления на сайте Верховного Суда РФ не опубликован)

(Извлечение)

По приговору Красноярского краевого суда от 26 апреля 2013 г. П. осужден по пп. “ж”, “з” ч. 2 ст. 105 и п. “в” ч. 4 ст. 162 УК РФ (в ред. Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ).

П. осужден за разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору с А., с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего С., и за его убийство, сопряженное с разбоем, совершенное группой лиц по предварительному сговору с А.

Апелляционным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 31 октября 2013 г. приговор оставлен без изменения.

Осужденный П. и его адвокат в надзорных жалобах просили об отмене судебных решений ввиду того, что в составе суда апелляционной инстанции в нарушение требований ст. 63 УПК РФ принимал участие судья, который ранее участвовал в кассационном рассмотрении данного дела в отношении А., признанного судом соучастником убийства.

Президиум Верховного Суда РФ 4 июня 2014 г., рассмотрев уголовное дело по надзорным жалобам, отменил апелляционное определение по следующим основаниям.

Согласно ч. 2 ст. 63 УПК РФ судья, принимавший участие в рассмотрении уголовного дела в суде второй инстанции, не может участвовать в рассмотрении этого уголовного дела в суде первой инстанции или в порядке надзора, а равно в новом рассмотрении того же дела в суде второй инстанции после отмены приговора, определения, постановления, вынесенного с его участием.

Между тем в силу общепризнанных принципов справедливого, независимого, объективного и беспристрастного правосудия (ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах) и положений ст. 63 УПК РФ в их конституционно-правовом истолковании, повторное участие судьи в рассмотрении уголовного дела (поскольку оно было бы связано с оценкой ранее уже исследовавшихся с его участием обстоятельств по делу) является недопустимым вне зависимости от того, было или не было отменено вышестоящим судом ранее принятое с участием этого судьи решение.

В противном случае высказанная судьей в процессуальном решении позиция о наличии или отсутствии события преступления, обоснованности вывода о виновности в его совершении обвиняемого, достаточности собранных доказательств ограничивала бы его свободу и независимость при дальнейшем производстве по делу и постановлении приговора или иного судебного решения и таким образом могла бы поставить под сомнение объективность и беспристрастность судьи.

Судом установлено, что разбой и убийство потерпевшего С. были совершены группой лиц по предварительному сговору в составе П. и А.

П. в соответствии с постановлением следователя от 14 сентября 2006 г. был объявлен в розыск, в последующем уголовное дело в отношении него было выделено в отдельное производство.

26 апреля 2013 г. Красноярским краевым судом был постановлен обвинительный приговор в отношении П., по которому он осужден по совокупности преступлений, предусмотренных пп. “ж”, “з” ч. 2 ст. 105, п. “в” ч. 4 ст. 162 УК РФ.

А. по приговору Красноярского краевого суда от 20 февраля 2007 г. был осужден, в том числе, по пп. “ж”, “з” ч. 2 ст. 105, п. “в” ч. 4 ст. 162 УК РФ – за разбой и убийство С., совершенные группой лиц по предварительному сговору с лицом, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство.

19 июня 2007 г. Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ по итогам рассмотрения уголовного дела в кассационном порядке указанный приговор в отношении осужденного А. был оставлен без изменения.

При этом в составе суда кассационной инстанции, сформулировавшей в кассационном определении свои выводы относительно фактических обстоятельств, установленных судом первой инстанции, о мотивах и содержании умысла соучастников преступлений, действовавших в соответствии с распределением ими ролей, об оценке в приговоре имеющихся в материалах уголовного дела доказательств, принимал участие судья Верховного Суда РФ, который 31 октября 2013 г. участвовал в рассмотрении апелляционных жалоб на приговор от 26 апреля 2013 г., вынесенный по выделенному уголовному делу в отношении П., осужденного за те же преступления – разбой и убийство С., совершенные группой лиц по предварительному сговору с ранее осужденным А.

Между тем 19 июня 2007 г. в кассационном рассмотрении уголовного дела в отношении осужденного А. в составе Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ участвовал данный судья, уже была выражена позиция по всем тем вопросам (о фактических обстоятельствах, об оценке доказательств и др.), которые подлежали проверке и соответствующей оценке с его участием по итогам рассмотрения в апелляционном порядке выделенного уголовного дела в отношении осужденного П.

Таким образом, требования ч. 2 ст. 63 УПК РФ о недопустимости повторного участия судьи, ранее принимавшего участие в рассмотрении уголовного дела и высказавшего по нему свое мнение, при рассмотрении в апелляционном порядке выделенного уголовного дела в отношении осужденного П. были нарушены.

На основании изложенного Президиум Верховного Суда РФ отменил апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 31 октября 2013 г. в отношении П. и уголовное дело передал на новое апелляционное рассмотрение.

Верховный Суд: Об учете практики ЕСПЧ при истребовании жилья

Президиум Верховного Суда РФ утвердил 01 октября 2014 года “Обзор судебной практики по делам, связанным с истребованием жилых помещений от добросовестных приобретателей, по искам государственных органов и органов местного самоуправления”.

В нем, в частности, написано:

“При рассмотрении дел указанной категории суды руководствуются положениями <…> международных договоров, в первую очередь, Конвенции о защите прав человека и основных свобод, учитывают правовые позиции, содержащиеся в <…> решениях Европейского Суда по правам человека <…>. Продолжить чтение…

Обзор практики Верховного Суда РФ за I полугодие 2014 г.: решения ЕСПЧ

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ
ЗА ЯНВАРЬ-ИЮНЬ 2014 ГОДА

(утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 01 сентября 2014 г.)

(Извлечение)

ПРАКТИКА ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

Извлечения из постановлений

Уголовно-правовые аспекты

1. В постановлении по делу “Зимин против России” от 6 февраля 2014 г. (далее – постановление) Европейский Суд по правам человека (далее – Европейский Суд) не установил нарушения российскими властями п. 3 ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция) и отклонил жалобу заявителя на неоднократное продление срока его содержания под стражей. Продолжить чтение…

Обзор практики Верховного Суда РФ за IV кв. 2013 г.: решения ЕСПЧ

(утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 04 июня 2014 г.)

(Извлечение)

ПРАКТИКА ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

Извлечения из постановлений

1. В постановлении по делу “Хлюстов против России” от 11 июля 2013 г. Европейский Суд по правам человека (далее – Европейский Суд, Суд) признал нарушение пунктов 2 и 3 статьи 2 Протокола N 4 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция) в связи с необоснованным вмешательством в право заявителя на выезд из страны. Продолжить чтение…

Обзор практики Верховного Суда РФ за III кв. 2013 г.: решения ЕСПЧ

(утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 05 февраля 2014 г.)

(Извлечение)

ПРАКТИКА ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

Извлечения из постановлений

1. В постановлении по делу “Роменский против России”от 13 июня 2013 г. Европейский Суд по правам человека (далее – Европейский Суд, Суд) признал нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция) в связи с нарушением судом принципа беспристрастности.    Продолжить чтение…

Обзор практики Верховного Суда РФ за II кв. 2013 г.: решения ЕСПЧ

(утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 20 ноября 2013 г.)

(Извлечение)

ПРАКТИКА ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА Продолжить чтение…

ВС РФ: проверочная закупка на основании лишь рапорта – провокация

По мнению Верховного Суда РФ, сам по себе рапорт сотрудника органа внутренних дел о том, что лицо занимается незаконным сбытом наркотических средств, который ничем иным не подтвержден, не может служить достаточным основанием для вывода о том, что это лицо занимается незаконным сбытом и совершило бы данное преступление без вмешательства оперативного сотрудника, а из требований статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод следует, что общественные интересы в борьбе против наркоторговли не могут оправдать использование доказательств, полученных в результате провокации правоохранительных органов. Продолжить чтение…

Требовал ли ЕСПЧ пересмотра дела Пичугина?

Если я правильно понимаю, в настоящее время известно только то, что Верховный Суд РФ отказал в передаче дела Пичугина на новое судебное рассмотрение. Полная и точная мотивировка этого решения неизвестна.

При этом многие СМИ* уже объявили, что Верховный Суд РФ отказался выполнить Постановление ЕСПЧ. Речь о Постановлении делу “Пичугин против России” (Pichugin v. Russia, жалоба N 38623/03) от 23 октября 2012 года. Им Страсбургский Суд признал, в частности, нарушения права Пичугина на справедливое судебное разбирательство по предъявленному ему уголовному обвинению: права на публичное разбирательство дела и права на предоставление адекватной и эффективной возможности подвергнуть сомнению показания одного из ключевых свидетелей обвинения – К. (Игоря Коровникова).

Конечно, каждый может самостоятельно судить о том, свидетельствует ли то или иное решение государственного органа о том, что этот орган (а в его лице и государство в целом) отказывается исполнить Постановление ЕСПЧ. И сегодняшнее решение Верховного Суда РФ по делу Пичугина не является исключением.

Однако мне хотелось бы, чтобы читатели приняли во внимание, что Постановление ЕСПЧ по делу Пичугина не содержит требования передать его дело на новое судебное рассмотрение. Поэтому при неизвестности мотивировки решения, принятого Верховным Судом РФ, а также в отсутствие решения Комитета Министров Совета Европы – органа, который действительно имеет право делать вывод, свидетельствует ли то или иное решение национальных властей или отказ принять таковое о неисполнении Постановления ЕСПЧ, вывод об отказе Российской Федерации в лице Верховного Суда РФ исполнить Постановление ЕСПЧ представляется преждевременным.

Продолжить чтение…